Построенный еще в начале XX в. Панамский канал перестал справляться с резко возросшими объемами морских коммерческих перевозок и утратил былую роль главной тихоокеанско-атлантической артерии. Проводимая в настоящий момент модернизация Панамского канала не сможет коренным образом изменить ситуацию, поскольку и после расширения его пропускная способность будет недостаточной для крупнотоннажных сухогрузов, контейнеровозов и супертанкеров, число которых непрерывно возрастает. В этих условиях внимание деловых, экспертных и политических кругов привлек проект сооружения дополнительного межокеанского канала, с идеей которого выступило никарагуанское руководство.

Центральноамериканский мегапроект

Решение предоставить международную концессию для строительства на территории страны нового канала было оглашено президентом Республики Никарагуа Даниэлем Ортегой в июне 2012 г. Руководство Никарагуа подчеркнуло преимущественно комплементарный, а не альтернативный характер новой межокеанской транспортной артерии по отношению к Панамскому каналу. Аргументы официального Манагуа, с которыми периодически выступают высокопоставленные чиновники, сводятся к следующему:

1.      Панамский канал, являющийся, без сомнения, выдающимся инженерным достижением, был построен и введен в эксплуатацию почти 100 лет назад, а потому физически и морально устарел и не отвечает требованиям динамично развивающейся мировой торговли (особенно после начала внешнеторговой экспансии Китая);

2.      Осуществляемая в настоящее время реконструкция Панамского канала позволит пропускать суда значительно большего водоизмещения (до 170 тыс. т), однако уже сегодня существуют сотни судов, которые не смогут им воспользоваться, а в будущем, с неизбежным развитием технологий судостроения, количество крупнотоннажных судов должно только увеличиваться;

3.      Для новых судов (Post Panamax [1] y Post Suez) и возрастающего объема морского трафика нужен новый, современный морской путь, канал XXI в.;

4.      Строительство и последующая эксплуатация канала на никарагуанской территории дадут возможность в рекордно сжатые сроки беспрецедентно увеличить ВВП Никарагуа (на 15% в 2015 г. и практически удвоить в 2018 г.);

5.      Реализация мегапроекта поможет решить многие застарелые социальные проблемы Никарагуа, поскольку увеличит занятость местного населения и обеспечит приток в государственную казну значительных доходов в виде налоговых и других отчислений от эксплуатации канала.

Таким образом, выдвигая идею сооружения Никарагуанского канала (он уже получил официальное наименование Большой межокеанский канал – БМК), правительство Никарагуа видит в реализации данного проекта способ преодоления социально-экономической отсталости, эффективный инструмент модернизации страны. Это обстоятельство чрезвычайно повышает ставки, сделанные Манагуа на превращение части национальной территории в новый стратегический транспортный узел глобального значения.

Факты из прошлого

Идея строительства Никарагуанского канала изначально принадлежала немецкому ученому Александру фон Гумбольдту. В колониальные времена испанская монархия даже проявила интерес к его проекту, но война за независимость в Латинской Америке отложила эти планы на многие годы.

После введения в эксплуатацию Панамского канала (август 1914 г.) аналогичные проекты на территории других центральноамериканских стран утратили актуальность. Но на рубеже ХХ и XXI вв., когда стало очевидным, что пропускная способность существующего Панамского канала перестала удовлетворять современные потребности мировой торговли и возникла идея его модернизации, оживились и прежние проекты, в том числе возведения Никарагуанского канала. Существует версия, что план строительства «антиамериканского» торгового морского пути на территории Никарагуа, контролируемой правительством Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО), принадлежала президенту Венесуэлы Уго Чавесу, планировавшему наращивать экспорт нефти в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, чтобы ослабить свою зависимость от рынка США.

В Никарагуа о планах строительства помнили при всех правительствах. Еще до прихода к власти сандинистов, в 1999 г. была образована специальная правительственная комиссия, которая к августу 2006 г. разработала детальный проект строительства [2]. Тогда же была определена его ориентировочная стоимость – 18 млрд долл (в ценах 2006 г.), а также намечены альтернативные маршруты прокладки канала (рис. 1).

Канал Никарагуа

Рис. 1.

Эксперты пришли к выводу, что оптимальным является маршрут с выходом на Isla del Venado в Карибском море (трасса № 3). По их мнению, данный вариант обеспечивает наилучшие геологические, топографические, гидрологические и экологические характеристики, а также наименьшие затраты. Сандинистам после прихода к власти в 2006 г. оставалось лишь наполнить проект реальным содержанием и найти подходящее время для его реализации. Этот момент пришелся (в силу разных обстоятельств) на 2012 г.

Продвижение мегапроекта

Национальная ассамблея (парламент) Никарагуа 4 июля 2012 г. утвердила внесенный правительством «Закон о юридическом статусе Большого никарагуанского межокеанского канала и создании управляющей структуры канала» (закон № 800). Он учреждал Управление Большого никарагуанского межокеанского канала, призванное представлять никарагуанское государство в компании, которая, как предусматривалось, будет заниматься сооружением канала и его последующей эксплуатацией. Управление занялось международным продвижением идеи строительства. В результате предпринятых усилий был найден инвестор – им стала компания «Empresa Desarrolladora de Grandes Infraestructuras S.A.» (EDGISA).

Управление БМК и EDGISA договорились о взаимодействии с китайской компанией «HK Canal Development Investment», с которой 5 сентября 2012 г. был подписан меморандум о взаимопонимании, а 31 октября – соглашение о сотрудничестве. По этому документу «HK Nicaragua Canal Development Investment» получила исключительное право на развитие проекта и управление каналом и всеми сопутствующими объектами. (О компании известно лишь, что она была зарегистрирована 20 августа 2012 г. под номером 178894 в статусе частной компании – общества с ограниченной ответственностью в Hong Kong enterprise database [3]).

В соглашении о сотрудничестве с «HK Nicaragua Canal Development Investment» от 31 октября 2012 г. предусматривалось создание специального юридического лица (оператора проекта) для взаимодействия с акционерами. Такая компания под названием «HKND Group Holdings Limited» («HKND Group») была зарегистрирована на Каймановых островах 7 ноября 2012 г.

Заметим, что по поводу этих двух компаний в СМИ царит полная путаница, которую проясняет лишь внимательное изучение заключенных договоров и соглашений. «HKND Group» ‒ частная международная компания по развитию инфраструктуры, с главным офисом в Гонконге и офисами в Манагуа. В соответствии с информацией, размещенной на сайте компании, ее персонал «имеет значительный опыт по развитию инфраструктуры и управлению строительством». Бизнес-целью компании «является реализация проекта строительства никарагуанского канала ‒ важного инфраструктурного проекта, способного изменить глобальную торговлю и превратить Никарагуа в главную логистическую и транспортную ось» [4].

«HKND Group» возглавляет китайский предприниматель Ван Цзин, 1972 г.р., проживающий в Пекине и обладающий, как уверяют в правительстве Никарагуа, двадцатилетним опытом создания успешных компаний. Однако в никарагуанской прессе утверждается, что Ван Цзин по профессии адвокат, а не бизнесмен, в настоящее время занимает должность директора компании мобильной связи «Xinwei Telecom Enterprise Group», которая не так давно получила от никарагуанского государственного регулятора телекоммуникационной связи TELCOR [5] лицензию на деятельность в Никарагуа, формально выиграв безальтернативный тендер.

По сообщениям информационных агентств, предпринимающих усилия по изучению деятельности компании «Xinwei», в 12 из 20 стран, указанных в качестве площадок для ее бизнеса, не было обнаружено никаких следов крупных и успешно реализованных бизнес-проектов. Скорее наоборот. Например, в Камбодже работы «Xinwei» заморожены, в Зимбабве она ассоциирована с местной фирмой, в судебном порядке лишенной лицензии и имущества [6]. В прессе превалирует мнение, что концессию на руководство строительством Никарагуанского канала Ван Цзин получил благодаря протекции сына президента Никарагуа, Лауреано Ортеги Мурильо.

Для подведения законодательной базы под отношения с китайскими партнерами 7 июня 2013 г. президент Д. Ортега представил в Национальную Ассамблею еще два документа: проект закона № 840 под названием «Специальный закон о развитии инфраструктуры и транспорта, связанных с никарагуанским каналом, о зоне свободной торговли и прилегающей инфраструктуре» и рамочное соглашение о концессии и строительстве Никарагуанского канала, включающее в себя проекты развития отношений между Никарагуа и «HK Nicaragua Canal Development Investment».

Поскольку большинство в Национальной ассамблее принадлежит правящей партии «Сандинистский фронт национального освобождения», внесенные президентом законопроекты были одобрены уже 13 июня практически без обсуждения. Многие аналитики (как никарагуанские, так и зарубежные) отмечали, что с точки зрения национальных интересов Никарагуа закон № 840 был шагом назад в сравнении с законом № 800, который гарантировал 51% акций никарагуанскому государству. (В соответствии с законом № 840 осуществление проекта будет полностью находиться в руках частных инвесторов.)

Условия контракта

БМК – самый грандиозный строительный и инфраструктурный проект за всю историю не только стран Центральной Америки, но и латиноамериканского региона в целом. Предусматривается, что будущий канал соединит Атлантический и Тихий океаны в дополнение к Панамскому каналу и более чем в три раза превзойдет последний по протяженности и пропускной способности. По данным, предоставленным «HKND Group», сооружение будет иметь 286 км в длину (в том числе 80 км по озеру Никарагуа), 520 м в ширину и 22 м в глубину, что позволит пропускать суда большого водоизмещения.

Канал Никарагуа

Рис. 2.

Источник: http://www.eluniverso.com/noticias/2013/06/26/nota/1075746/

«Проект имеет большой потенциал и способен изменить мировую торговлю, принести большие экономические и социальные дивиденды Никарагуа, ее соседям и всей Латинской Америке. Он предназначен для перевозки сырья, например нефти, сжиженного природного газа, стали, из США в Азию или железной руды из Бразилии. Есть большая потребность в новом канале, построенном по последнему слову в инженерии, чтобы дополнить Панамский канал и пропускать большие суда», – считает пресс-секретарь «HKND Group» Роналд Маклейн-Абароа [7].

В соответствии со статьей 3 закона № 840, Никарагуа предоставляет эксклюзивную концессию в пользу инвестора и его партнеров на 50 лет. Срок будет отсчитываться с начала коммерческой деятельности по проекту и может быть продлен по желанию одной стороны – инвестора ‒ еще на 50 лет. Концессионер («HK Canal Development Investment») получает право уступать, заменять одно обязательство другим, передавать или обременять все или отдельные права и обязательства по отношению к субпроектам. Помимо сооружения самого канала, закон предусматривает строительство двух портов и двух зон свободной торговли (со стороны Тихого и Атлантического океанов), так называемого сухого канала для прокладки железнодорожных путей, международного аэропорта и нефтепровода.

По условиям рамочного соглашения, заключенного между Никарагуа и «HK Nicaragua Canal Development Investment», инвесторы обязуются провести необходимые исследования и построить канал, а также возвести соответствующую инфраструктуру, предусмотренную в субпроектах, в десятилетний срок (начав работы в 2015 г.). Проект БМК имеет две главные составляющие: а) создание инфраструктуры канала, включая всесторонние предварительные исследования, финансирование строительства и последующее управление каналом; б) восстановление, сохранение и развитие окружающей среды в зоне строительства и прохождения канала. Оценочный бюджет проекта составлял (на момент подписания закона № 840) порядка 40 млрд долл.

Условия рамочного соглашения предусматривают, что инвестор выплачивает Управлению БМК годовые взносы наличными в размере 10 млн долл. США в течение 10 лет (всего 100 млн долл.) и часть доходов от каждого субпроекта в размере 1% на начальном этапе, с последовательным увеличением суммы выплат до 99%. Кроме того, он передает оборудование и инфраструктуру субпроектов (после завершения периода действия концессии), а также акции предприятия по схеме последовательного увеличения от 1 до 99% на протяжении всего максимально допустимого срока концессии (сто лет). Таким образом, никарагуанское государство не вкладывает собственные финансовые средства в реализацию проекта, но через 50 лет Манагуа получит в свое распоряжение 51% концессии, а еще через полвека станет практически полноправным собственником канала.

В середине августа 2013 г. в Никарагуа прибыла группа китайских экспертов в количестве 52 человек для анализа информации, которую к этому моменту собрали специалисты подключенных к работе над проектом консалтинговых фирм (австралийской «Mining Engineering Consultants», бельгийской «Studiebureau voor Bouwkunde en Expertises», английской «Environmental Resources Management»). Эксперты встречались с представителем государственного Агентства по продвижению инвестиций Л. Ортегой Мурильо, который, по-видимому, играет ключевую роль в реализации проекта с никарагуанской стороны. В октябре Л. Ортега в составе делегации никарагуанских чиновников и бизнесменов совершил ознакомительную поездку в Китай для налаживания контактов между бизнес-сообществами обеих стран и продолжения диалога с концессионером канала.

Мнения противников и сторонников

Принятие закона № 840 и перевод планов реализации проекта БМК в практическую плоскость вызвали заметный интерес и породили волну обсуждений и споров не только в Никарагуа, но и за рубежом. Мнения по поводу строительства новой водной артерии разделились.

Значительная часть претензий критиков проекта относится к правовой стороне вопроса. В частности, при анализе содержания закона № 840 эксперты обнаружили неоднократные нарушения положений конституции Никарагуа. В результате в Верховный суд уже поступило более тридцати жалоб от различных организаций в связи с нарушением 24 статей основного закона страны. Чтобы выполнить все требования китайской стороны, считают эксперты-конституционалисты, потребуется его пересмотр [8]. Серьезные опасения связаны с тем, что в зоне сооружения канала и прилегающих к нему инфраструктурных объектов может быть нанесен невосполнимый материальный ущерб проживающему в данных районах населению. Например, в соответствии с законом № 840 все постройки и другая собственность, принадлежащие гражданам, будут фактически экспроприированы, а компенсация будет выплачиваться владельцам по кадастровой стоимости, а не по рыночной [9].

Наиболее активными противниками строительства канала являются местные экологические организации, проявляющие беспокойство по поводу неизбежного (по их мнению) непоправимого урона окружающей среде. Особую озабоченность вызывает судьба озера Никарагуа, по которому, как предполагается, пройдет значительная часть трассы БМК. Это самое большое озеро в Центральной Америке уникально по своим природным характеристикам. Оно имеет тектоническое происхождение, находится на высоте 32,7 м над уровнем моря. Озеро Никарагуа – единственный в мире пресноводный водоем, где водятся серые (бычьи) акулы и пилорылые скаты (рыба-пила).

В соответствии с законами страны oзеро рассматривается как «национальный резервуар питьевой воды и приоритетный объект национальной безопасности». Берега здесь слабо населены, главный город – Гранада. Озеро связано с Карибским морем судоходной рекой Сан-Хуан, что превращает приозерный город Гранада в атлантический порт, хотя географически он находится ближе к Тихому океану. В случае сооружения канала возникнет угроза нарушения естественной среды существования озера, в воде повысится количество токсичных веществ. В итоге, по минимальным оценкам специалистов, могут лишиться нормального орошения 600 тыс га плодородных земель. Таким образом, главным аргументом противников строительства канала является опасность разрушения уникального природного заповедника и уменьшение запасов питьевой воды [10].

На стороне защитников проекта, помимо представителей власти, большая часть никарагуанского бизнес-сообщества, в первую очередь – местные строительные компании, не без оснований рассчитывающие на получение беспрецедентных (по никарагуанским меркам) подрядов. Так, Бенхамин Лансас, возглавляющий Строительную палату Никарагуа, считает, что не надо терять время на исследования по проекту, так как возможность сооружения межокеанского канала в Никарагуа изучается уже более ста лет. По мнению предпринимателя, не следует учитывать точки зрения экономистов и экологов ‒ противников строительства, преследующих, как правило, свои политические интересы.

Отражая позицию деловых кругов, Б. Лансас подчеркивает, что этот проект обеспечит «светлое социально-экономическое будущее» Никарагуа, позволит «вытащить» сотни тысяч ее граждан из бедности и нищеты, превратит страну из аграрной окраины в мировой транспортно-логистический хаб, поставщика востребованных на международном рынке услуг. Никарагуанские бизнесмены считают, что проект БМК может быть успешно реализован в сравнительно сжатые сроки, определенные подписанными соглашениями. У бизнеса имеется ответ и на широко распространенные опасения по поводу того, что сооружение канала нанесет непоправимый ущерб окружающей среде. По утверждению адептов проекта, существуют необходимые инструменты, чтобы не допустить разрушения природы, а в крайних случаях – заставить строителей исправить нанесенный вред [11].

Международный ракурс

Планы сооружения в Никарагуа нового межокеанского канала, по мере их реализации, окажут воздействие на отношения Манагуа с другими странами мира и повлияют на геополитические расклады. Уже сейчас ясно просматривается линия разлома: с одной стороны выступают государства, заинтересованные в БМК, открыто или завуалированно поддерживающие инициативу никарагуанского президента, с другой – государства, опасающиеся ощутимых финансовых потерь в случае введения канала в строй. В числе первых – крупные страны-экспортеры, планирующие наращивать поставки своих промышленных и сырьевых товаров в глобальном масштабе и готовые активно использовать центральноамериканский межокеанский маршрут: Китай, Япония, Южная Корея, Тайвань, Венесуэла, Бразилия, Аргентина, Тринидад и Тобаго, Уругвай и др. В числе вторых (потенциальных проигравших) фигурируют, в частности, Панама, Мексика, другие центральноамериканские страны и, вероятно, США.

Панама пока воспринимает проект БМК с известной долей иронии. Министр иностранных дел этой страны Фернандо Нуньес Фабрегас до подписания никарагуано-китайских соглашений выражал мнение, что «легче достичь Луны, чем построить канал в Никарагуа» [12]. Однако в случае реализации проекта Панама может отреагировать на ситуацию весьма болезненно, учитывая угрозу нынешнему монопольному положению своего канала и получаемым от него прибылям. Соседние с Никарагуа центральноамериканские государства опасаются, что Никарагуанский канал «оттянет» на себя основные инвестиционные потоки, направляемые в этот район Латинской Америки, и окончательно отодвинет их на обочину социально-экономического развития.

Что касается других государств региона, то Венесуэле, например, строительство БМК позволило бы переориентировать значительную часть своего нефтяного экспорта с американского рынка на азиатские. Мексиканский исследователь Хосе Луис Леон Манрикес уверен, что в первую очередь канал послужит интересам торговли нефтью между Венесуэлой и Китаем. «Одной из причин того, что торговля между Китаем и Венесуэлой росла медленными темпами, было отсутствие адекватного прохода в Тихий океан», – считает эксперт [13].

Мексика может понести существенный урон из-за утраты нынешней роли международного перевалочного пункта, когда ее морские порты на тихоокеанском побережье и в Мексиканском заливе используются для перемещения торговых потоков из Азии в Европу. Строительство канала может оказать негативное воздействие на развитие портовой инфраструктуры Мексики, ее экономическое развитие и торговлю, заявил мексиканский экономист Алехандро Диас Баутиста [14]. К тому же и Мексика, и некоторые другие центральноамериканские страны (например, Гватемала и Гондурас) имели собственные планы сооружения межокеанских каналов, и теперь мексиканцы выражают готовность вернуться к отложенным национальным проектам.

В довольно сложной ситуации могут оказаться США. Во-первых, с самого начала Вашингтон остался «не у дел», и мощные американские строительные компании практически не имеют шансов участвовать в проекте и получать многомиллиардные подряды. Данное обстоятельство резко контрастирует с той доминирующей ролью, которую США играли в сооружении и эксплуатации Панамского канала. Во-вторых, строительство БМК позволит Венесуэле переориентировать значительную часть своего нефтяного экспорта с американского рынка на азиатские, что может отрицательно сказаться на экономике США. В-третьих, неизбежно произойдет эскалация экспортной экспансии Китая и других азиатских «тигров» на латиноамериканские рынки. По существу, успешная реализация никарагуанского мегапроекта жестко зафиксирует факт ослабления роли Вашингтона в Латинской Америке и ознаменует выход на экономическую и политическую авансцену в этом районе мира других глобальных игроков.

Однако пока американские власти сравнительно спокойно реагируют на известие о подписании китайско-никарагуанских соглашений. Профессор Артуро Крус Секейра из Центральноамериканского института управления компаниями (INCAE) объясняет это спокойствие общностью интересов США и КНР. «Отношения между США и Китаем очень тесные. Вместе на них приходится 33% мирового ВВП. Китайцы понимают, что эти отношения являются стратегическими для их будущего. В перспективе канал может послужить общим интересам и объединить обе страны еще больше», – утверждает эксперт, отвечая на вопросы BBC Mundo [15].

Одним из существенных вопросов является участие (или неучастие) в проекте китайского правительства. Часть аналитиков считает, что официальному Пекину пока рано заявлять о своем акцентированном интересе или участии (в том или ином виде) в строительстве БМК, но позже его присутствие может возникнуть «за спиной» китайских компаний, участвующих в проекте. СМИ отмечают, например, что охрану китайского бизнесмена, являющегося «лицом» проекта, осуществляют службы безопасности китайского государства.

По другой версии, отсутствие дипломатических отношений между Никарагуа и Китаем (Манагуа до сих пор поддерживает связи с Тайванем) является трудно преодолимым препятствием для публичного заявления о поддержке проекта со стороны КНР. Пекин не раз подчеркивал, что китайское правительство будет сотрудничать исключительно с теми государствами, которые не признают независимости Тайваня (в Центральной Америке это только Коста-Рика). Однако, по данным осведомленных источников, между Манагуа и Пекином уже начались переговоры об установлении дипломатических отношений при одновременном разрыве отношений Никарагуа с Тайванем, как того требует КНР [16]. Участие Китая в проекте способно совершенно изменить преобладающее ныне скептическое отношение к самой возможности строительства БМК.

БМК и российско-никарагуанские отношения

В сложившемся международном контексте положение Российской Федерации представляется весьма непростым. В начале 2000-х годов, после шестнадцатилетнего перерыва, во время которого наши прежние тесные торгово-экономические связи с Никарагуа были серьезно ослаблены (а по некоторым позициям – сведены на нет) [17], возобновился двусторонний диалог. Был подписан Договор об основах отношений между Российской Федерацией и Республикой Никарагуа от 18 сентября 2002 г. Полностью урегулирована проблема задолженности Никарагуа по кредитам бывшего СССР. Эти два фактора, по мнению специалистов Института Латинской Америки РАН, обусловили «начало современного этапа в российско-никарагуанских отношениях» [18].

Победа Д. Ортеги на президентских выборах 2006 г. привела к стремительному наращиванию многосторонних связей между двумя странами. Москва предоставила Манагуа крупную безвозмездную помощь, что облегчило тяжелое хозяйственное положение Никарагуа и повысило престиж России в Центральной Америке. «В рамках российской доктрины многополярности, – отмечают эксперты, – страны Центральной Америки воспринимаются как неотъемлемый элемент формирующегося «латиноамериканского полюса» международных отношений» [19].

Особенно интенсивно российско-никарагуанские контакты стали развиваться после того, как в 2008 г. президенты двух стран – Д.А. Медведев и Д. Ортега –  встретились сначала в Каракасе, а затем в Москве, куда президент Никарагуа прибыл с официальным визитом. По итогам переговоров были подписаны совместное заявление и восемь межведомственных документов, которые  придали дополнительный импульс развитию всего комплекса российско-никарагуанских отношений, особенно в торгово-экономической области. Республика Никарагуа вошла в число очень немногих стран мира, которые признали независимость Абхазии и Южной Осетии. Руководство России приняло решение безвозмездно передать вооруженным силам Никарагуа современную летную технику и разработало планы по оказанию стране финансовой помощи.

«Сближение между Москвой и Манагуа отвечает стратегическим интересам Кремля, который стремится усилить свое политическое, экономическое и военное влияние в Центральной Америке. В свою очередь, Даниэль Ортега заинтересован в том, чтобы заручиться поддержкой политического курса страны со стороны международного сообщества», – считает руководитель аргентинского центра стратегических исследований Федерико Хевел [20].        

В результате предпринятых обеими сторонами  усилий российско-никарагуанское сотрудничество приобрело новую динамику, стали прорисоваться контуры долгосрочного взаимовыгодного партнёрства. Значимость Никарагуа как стратегического партнера России отражают визиты российских государственных деятелей, а также подписанные многочисленные двусторонние документы. В 2009 г. состоялся визит в Никарагуа заместителя Председателя правительства РФ И.И. Сечина, во время которого, по сообщению МИД Никарагуа, российской стороной был проявлен интерес к возможности участия в строительстве межокеанского канала для крупнотоннажных судов и возобновлению проектов по возведению объектов гидроэнергетики в центральной части страны, которые были заморожены после распада СССР [21].

В ходе визита был также подписан меморандум о намерениях по сотрудничеству в нефтяной сфере между российским Национальным нефтяным консорциумом и никарагуанской компанией Petronic и парафировано (предварительно подписано) соглашение о сотрудничестве в области рыболовства между Росрыболовством и министерством рыбного хозяйства Никарагуа.

В 2010 г. Манагуа посетил с визитом глава МИД России С.В. Лавров, подписавший межправительственное соглашение о взаимной защите секретной информации. В последние годы было подписано еще несколько важных двусторонних документов: об отмене визовых требований при взаимных поездках граждан Российской Федерации и граждан Республики Никарагуа; о поощрении и взаимной защите капиталовложений; о сотрудничестве в сфере повышения квалификации кадров в области контроля за оборотом
наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

Значительных масштабов достигло российско-никарагуанское сотрудничество в военно-технической области, растет взаимодействие в сфере безопасности, в борьбе с терроризмом и незаконным оборотом наркотиков, осуществляются поставки в Никарагуа российской сельскохозяйственной техники, продукции автопрома. Подтверждением высокого уровня взаимопонимания между странами стало участие в августе 2013 г. российского гвардейского ракетного крейсера «Москва» Черноморского флота в праздновании 33-й годовщины создания никарагуанских ВВС [22]. В конце октября в Манагуа побывал секретарь Совбеза РФ Патрушев.  В ходе встреч с президентом Д. Ортегой были затронуты вопросы безопасности, борьбы с терроризмом, наркоторговлей и торговлей людьми.

Высокая степень вовлеченности России в никарагуанские дела, безусловно, влияет на отношение Москвы к планам сооружения БМК. Различные представители российского руководства позитивно высказывались по данному поводу. Подобного мнения придерживаются и отдельные эксперты. «Несомненно, принять участие в работе международного консорциума инвесторов по строительству Никарагуанского канала необходимо и России. Это позволит укрепить российско-никарагуанские отношения и закрепить наше экономическое присутствие в Латинской Америке», – считает обозреватель РИА «Новости» Юрий Николаев [23].

В самом деле, опираясь на уже достигнутый уровень межгосударственного взаимодействия, российские бизнес-структуры имели бы неплохой шанс на получение подрядов и заказов в ходе строительства нового межокеанского канала. Очевидны экономические и политические дивиденды, которые может получить Москва от такого участия. Вместе с тем нельзя сбрасывать со счетов разнообразные риски, связанные с недостаточной проработанностью проекта и наличием проблем, пока не имеющих ясного решения.

В первую очередь речь идет о финансовых рисках. Отдельные консультанты сомневаются в экономической рентабельности проекта. «Разве серьезные инвесторы дадут 40 млрд долл. незнакомцу с каким-то опытом в области телекоммуникаций на проект в стране, где подвергается сомнению транспарентность финансовых сделок?» ‒ задается вопросом Эван Эллис, эксперт в области безопасности Университета национальной обороны США [24]. Судя по месту Никарагуа в рейтинге инвестиционной привлекательности Всемирного банка (124-е в 2013 г.), страна является площадкой для операций со спекулятивным качеством инвестиций.

Многие эксперты признают, что пока не замечали сигналов, свидетельствующих о реальном интересе инвесторов к данному проекту. Альфонсо Гусман, управляющий компании «Castalia Strategic Advisors», считает, что его трудно рассматривать как жизнеспособный с экономической точки зрения бизнес-план. «Единственный способ сделать его рентабельным ‒ это если кто-то, лучше всего правительство Китая, предоставит достаточно гарантий и средств, чтобы снизить себестоимость проекта и сделать проход по новому каналу более выгодным, чем по Панамскому», – отмечает предприниматель [25].

В свою очередь, советник фирмы «IHS Fairplay» Грег Миллер уверен, что Никарагуанский канал никогда не будет построен. По его мнению, извлечь финансовую выгоду из этой задумки смогут только консалтинговые фирмы. «Вполне возможно, – развивает свою мысль эксперт, – что после того, как консалтинговые фирмы и их местные партнеры получат прибыли, строительство не начнется вовсе или будет отложено на длительный срок, и в конце концов никакой канал построен не будет» [26].

Существует немало факторов, которые могут замедлить сроки строительства или привести к увеличению сметы: от геологических и экологических до политических (например, протесты со стороны индейских сообществ). Активность инвесторов может также сдерживаться опасением, что впоследствии не исключена экспроприация канала этим или следующим никарагуанским правительством националистического и популистского толка. «Учитывая политический характер режима Ортеги, есть риск национализации канала по окончании строительства», – указывает эксперт по финансовым проектам в Латинской Америке Кристофер Эркерт [27].

Критики проекта обращают внимание и на технические риски, которые таит в себе его реализация. Высказываются даже мнения о практической невозможности сооружения Никарагуанского канала. Пожалуй, в ряду самых сложных (по мнению некоторых экспертов – тупиковых) проблем – глубина озера Никарагуа. Представление о рельефе дна озера дает батиметрическая карта 1972 г. (более поздние данные отсутствуют). Согласно ей, 60% озера имеет глубину до 9 м, 37% – от 9 до 15, менее 3% – более 15 м. За прошедшие сорок лет, по мнению большинства экспертов, озеро могло стать еще мелководнее. А для того, чтобы пропускать суда дедвейтом 250 тыс. т (как супертанкеры, так и контейнеровозы), у которых осадка превышает 22 м,  нужна глубина как минимум 25 м.

Существуют и другие проблемы (большая их часть еще недостаточно изучена), которые могут помешать реализации проекта БМК. Например, есть данные о том, что перепад между уровнями двух океанов у берегов Никарагуа составляет около 20 футов (6,1 м). Многие инженеры находят такое препятствие трудно преодолимым технически или непомерно удорожающим строительство. Кроме того, территория Никарагуа подвержена землетрясениям и штормам, что также усложняет дело.
Примечания:

[1] Максимальный размер судна, которое могло пройти по Панамскому каналу до реконструкции, стал фактически стандартом в судостроении, получив название Panamax.

[2] Comisión de Trabajo del Gran Canal. Perfil del Proyecto. Agosto de 2006. Gran Canal Interoceánico por Nicaragua. - Canal-x-nicaragua.pdf

[3] Hong Kong enterprise database. ‒ http://www.hkent.biz/1788941.html

[4] HKND Group Holding Limited. ‒ http://hknd-group.com/

[5] El Instituto Nicaragüense de Telecomunicaciones y Correos (TELCOR). – http://www.telcor.gob.ni/

[6] La Prensa. Managua. 30. 08.2013.

[7] Canal de Nicaragua transformara economía del país y la región. – El 19 digital. Managua. 9.06.2013.

[8] HKND aplazada en transparencia. ‒ Confidencial. Managua. 18.08.2013.

[9] Fiasco de HKND en AMCHAM. ‒ Confidencial. 18. 08.2013.

[10] El Cocibolca, un regalo para Wang Jing. ‒ Confidencial. 20. 08.2013.

[11] Este canal va a cambiar Nicaragua. ‒ Confidencial. 9. 06.2013.

[12] BBC Mundo. 29. 07.2013.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] ¿Qué gana China con el Canal de Nicaragua? ‒ BBC Mundo. 14.06. 2013

[16] Wang: ¿empresario privado o actor del gobierno? ‒ Confidencial. 26. X.2013.

[17] Двусторонние связи между Манагуа и Москвой имеют давнюю историю. В советскую эпоху сандинисты под руководством Даниэля Ортеги, которые пришли к власти в 1979 г., свергнув диктатуру Сомосы, стали для Москвы основным звеном влияния СССР в регионе. После распада Советского Союза и поражения на выборах сандинистов в 1990 г. отношения между странами были приостановлены. В Манагуа закрылись все российские учреждения, кроме посольства. Торгово-экономические связи до начала ХХI в. были практически свернуты. В области военного сотрудничества сохранялось взаимодействие в виде присутствия малочисленной группы специалистов, занятых техническим обслуживанием советской военной техники, закупленной еще в 80-е годы.

[18] Подробно см.: Никарагуа: сандинисты снова у власти. М., ИЛА РАН. 2008, с. 47.

[19] Там же, с. 49.

[20] Fuerte asistencia de Rusia a Nicaragua. ‒ El nuevo diario Nicaragua. Managua. 15.05.2013.

[21] Никарагуанский канал. Россия поможет Чавесу торговать с Китаем. ‒ Мировая политика и ресурсы. 22.09.2008.

[22] Rusia pisa fuerte en Nicaragua. ‒ Rusia hoy. 14.05.2013.

[23] Николаев Ю. Никарагуанский канал: мечты и реальность. ‒ Иносми. Россия. 10.06.2013.

[24] El canal de Nicaragua y la transformación de América Latina. – Infobae. Buenos Aires.26.06.2013.

[25] Construcción de canal de Nicaragua genera dudas. – El Universo. Quito. 26.06.2013.

[26] Quien quiere apostar por el canal de Nicaragua? ‒ Infolatam. Madrid. 21.06.2013.

[27] Construcción de canal de Nicaragua genera dudas. ‒ El Universo. 26.06.2013.

http://www.perspektivy.info/oykumena/politika/nikaraguanskij_kanal_bolshaja_igra_2013-11-25.htm