В последние годы в Германии широкое распространение получили рассуждения о том, что эта страна на самом деле не является суверенным государством. Говорят о загадочных «актах канцлера», которые якобы должны были подписывать все федеральные канцлеры этой страны перед принятием присяги. Гражданам Германии показались подозрительными частные визиты канцлеров в Вашингтон перед вступлением в должность. И недавно эти предположения получили достаточно серьезные подтверждения.

Козырная карта генерала Комоссы

Многие немцы также убеждены в том, что правительство в Берлине не всегда действует в интересах Германии, и для этого есть определенные основания. Подозрение вызывает иммиграционная политика властей, продолжающаяся «исламизация», эмиграция высококвалифицированных специалистов, использование немецких солдат за пределами национальной территории, понижение жизненного уровня народа, а также, по словам одного праворадикального блогера, «усиление просионистских позиций в стране». Вот на таком фоне и происходит смешение исторической правды с многочисленными теориями заговора.

Несколько лет назад в Австрии в малоизвестном издательстве была опубликована книга под названием «Немецкая карта» (Die deutsche Karte), автором которой оказался бывший глава западногерманской военной контрразведки Герд-Хельмут Комосса (Gerd-Helmut Komossa). Вот что он сообщил по поводу «актов канцлера»: «Тайный государственный договор от 21 мая 1949 года получил от Федеральной разведывательной службы (БНД) гриф «Совершенно секретно». В нем были изложены основные ограничения, введенные победителями относительно суверенитета Федеративной Республики Германии до 2099 года, но об этом сегодня мало кому известно. Кроме того, были зафиксированы ограничения в области газет и вещательных средств массовой информации, действующие до 2099 года.

Было также установлено, что по распоряжению союзников каждый федеральный канцлер до принесения присяги должен подписать так называемые «акты канцлера».

Кроме того, золотой запас Федеральной Республики союзники держат у себя в качестве залога».

Следует признать, что Комоссу нельзя считать самым информированным человеком в этом вопросе. Известно также, что его политические взгляды отнюдь не безупречны. Так он, например, считает, что вермахт не совершал никаких преступлений на оккупированных Германией территориях во время Второй мировой войны. Генерал не очень подходит на роль разоблачителя и, скорее всего, он преследует какие-то собственные цели. Но со своих позиций он пытается обратить внимание читателей на явные ограничения национального суверенитета Германии.

Еще одним доказательством существования «актов канцлера» является опубликованная в Германии копия письма сотрудника разведывательной службы Германии в ранге государственного министра, некого «доктора Рикермана» (Dr. Rickermann) на имя неназванного министра. В этом письме его автор сообщает об ограничениях, вводимых союзниками на печать и вещательные средства массовой информации в Германии до 2099 года. Кроме того, в нем подтверждается существование самих «актов канцлера» как официального документа, а также то, что в залоге у союзников по антигитлеровской коалиции находится золотой запас страны.

Следует согласиться с тем, что этот документ вызывает некоторые вопросы. В нем есть орфографическая ошибка, что довольно странно для чиновника подобного ранга. Делопроизводство в Германии традиционно находится на очень высоком уровне, и довольно странно, что у этого документа нет никакой «шапки» и входящего номера. И уж совсем подозрительным представляется указание адресату уничтожить оригинал этого письма.

Тем не менее, генерал Комосса в интервью, опубликованном в газете Junge Freiheit в декабре 2007 года, подтвердил, что при написании своей книги он использовал этот документ, копия которого, по его словам, имеется у него в распоряжении. Он, кстати, считает, что это письмо относится к 1949, а не к 1996 году. Генерал также добавил, что он имел служебный доступ к этому письму во время свой работы в военной контрразведке.

Стоит обратить внимание на еще один интересный комментарий Комоссы. Он утверждает, что его рукопись подверглась существенным сокращениям в издательстве, и поэтому некоторые места в книге остаются не совсем понятными.

Интересно также, что в конце своего письма «доктор Рикерман» рекомендует отрицать наличие «секретного договора» в том случае, если сведения о нем станут достоянием общественности.

Эгон Бар раскрывает тайну

Весьма убедительным доказательством существования «актов канцлера» является интервью Эгона Бара (Egon Bahr) - влиятельного советника Вилли Брандта и очень авторитетного политика в Германии. Вот что он сообщил в статье, опубликованной в еженедельнике Die Zeit:

«Это произошло в один из первых вечеров во дворце Шаумбург после того, как туда переселился Брандт… Я принес Брандту проект письма, которое предстояло отправить его советскому коллеге Алексею Косыгину, которому он хотел предложить неформальный обмен мнениями. Но для Брандта более важным было рассказать о том, что в этот день с ним произошло. Один из высокопоставленных чиновников передал ему на подписание три письма. Они были адресованы послам трех держав – США, Франции и Великобритании – как верховным комиссарам. Подписывая эти письма, он должен был подтвердить те обязательные оговорки, которые военные губернаторы сделали в своем тайном письме относительно Основного закона от 12 мая 1949 года. Как обладатели неотъемлемого права победителей, распространяемого на всю Германию, а также на Берлин, они тем самым приостанавливали, то есть сделали недействительными действие тех статей Основного закона, которые они рассматривали как ограничение своих полномочий. Это распространялось в том числе и на статью 146, которая предусматривала после объединения Германии принятие Конституции вместо Основного закона».

Эгон Бар также сообщил о том, что немецкие федеральные канцлеры, естественно, пытались скрыть подобного рода договоренности с союзниками и в первую очередь с Соединенными Штатами.

Брандт был возмущен тем, что от него требовали подписать такое «унизительное письмо». Ведь, в конечном счете, он был избран федеральным канцлером и у него, как он считал, были определенные обязательства, связанные с принятой им служебной присягой. Он сомневался в том, что послы могут сместить его с этого поста. Затем ему было сообщено, что Конрад Аденауэр подписал эти письма, а затем то же самое сделал Людвиг Эрхард, а после него и Курт Георг Кизингер… Спустя некоторое время он сказал: «Я их тоже подписал» - больше он к этой теме не возвращался».

Германия, по мнению Бара, получила суверенитет только после подписания 15 марта 1991 года договора «два плюс четыре».

Некоторые эксперты, оспаривающие существование «актов канцлера», считают, что никаких прав относительно контроля над средствами массовой информации у западных союзников не было и нет. Однако не подлежит сомнению, что подобные права в определенный период, несомненно, существовали, особенно тогда, когда ФРГ как государства вообще не было, и поэтому не могло быть и речи о каком-то суверенитете западных оккупационных зон Германии.

Западные союзники настаивали на сохранение за ними существовавших прав, ограничивавших суверенитет ФРГ, которая стала после 1955 года уже их союзником.

Брандт, кстати, признавал тот факт, что Основной закон ФРГ не был принят самостоятельно. «Этот Основной закон американцы нам, если осторожно сформулировать, настоятельно рекомендовали. И можно сказать, что навязали».

Следует также отметить, что в октябре 2011 года Эгон Бар в интервью газете Junge Freiheit еще раз подтвердил все то, что он говорил об «актах канцлера» в статье, опубликованной в еженедельнике Die Zeit.

Некоторые аналитики обращают внимание на то, что американцы по условиям подписанного «мирного договора» сохраняют за собой право в любой момент ввести свои войска на территорию Германии. Кстати, вовсе не обязательно, что избранные немецкие канцлеры перед приведением к присяге совершают частный визит в Вашингтон для того, чтобы что-то подписать. Возможно, им просто показывают действующие соглашения или напоминают о них в устной форме.

В любом случае военные базы, размещенное на территории Германии атомное оружие и золотой резерв – это серьезные аргументы в руках американцев.

Многие эксперты считают, что некоторые ограничения суверенитета Германии продолжают существовать, поскольку в Уставе ООН еще не отменены статьи 23 и 107, в которых говорится о враждебных государствах. Можно согласиться с тем, что так называемый договор «два плюс четыре» формально лишил союзные державы права на военную интервенцию. Тем не менее, Германия была вынуждена отказаться от обладания ядерным оружием, а также лишена финансового суверенитета.

Немецкий золотой запас в Нью-Йорке

Большой интерес представляет история с немецким золотым запасом. Следует отметить, что по этому показателю Германия уступает только Соединенным Штатам. Соглашение относительно немецкого золота было подписано в свое время бывшим главой Центрального банка Германии Карлом Блессингом (Karl Blessing). Он был вынужден подписаться под обязательством Германии в отношении золотого запаса, хранящегося теперь в Соединенных Штатах. Условия этого «залога» таковы, что Германия не имеет права забрать свой золотой запас (около 120 миллиардов евро), пока на ее территории находятся американские военные базы.

Нет никаких оснований говорить о том, что американцы собираются когда-либо уйти из Германии. Обычно они приходят навсегда. Это означает, что рассчитывать в ближайшее время на получение своего золота немцами не приходится. В 1971 году, незадолго до своей смерти, Блессинг в интервью журналу Der Spiegel заявил, что, к его сожалению, положения подписанного им «письма» продолжают действовать. Они продолжают действовать и в настоящее время. В результате американцы весьма заинтересованы в сохранении своих военных баз в Германии не только по военно-политическим соображениям, но и по финансовым причинам. Кроме того, в принятой в 1999 году концепции НАТО говорится о том, что размещенные в Европе американские ядерные средства являются «важнейшим политическим и военным связующим звеном» между европейскими и североамериканскими членами альянса.

Задача НАТО – подавлять Германию

Интересное признание сделал хорошо известный американский генерал Уильям Одом (William Odom), входивший в Совет национальной безопасности при Картере и работавший советником по военным вопросам у Збигнева Бжезинского. Он также возглавлял разведку в Генеральном штабе сухопутных войск при Рейгане, а затем и Агентство национальной безопасности.

«Мы в Корее, Японии и Германии навсегда, - заявил он в телевизионном интервью 25 апреля 1999 года, - и это дело стоит свеч. Если вы посмотрите назад и осознаете, что в последние годы произошло, то вы поймете, что мы становились все богаче, богаче и богаче».

«НАТО было создано, вопреки мнению большинства людей, не как оборонительный союз для защиты от военной угрозы со стороны Советского Союза. Французы даже не упоминали Советский Союз в дебатах по этому вопросу. Они хотели, чтобы НАТО занималось Германией. А англичане хотели того, чтобы американцы присутствовали в Европе. Нет, НАТО было образовано как инструмент, направленный против Германии», - отметил генерал.

Он также сказал: «Расширение НАТО произошло по тем же причинам – немецкий вопрос в отношении Польши, Чехословакии и Венгрии не является больше актуальным, если над ними имеется крыша НАТО».

Но существуют и довольно экзотические объяснения стратегического характера, свидетельствующие о германофобском характере НАТО. Так, например, в 1994 году британский министр иностранных дел Дуглас Хэрд (Douglas Hurd) якобы сказал о том, что лучше иметь дело с русскими в районе Адриатики, чем с немцами. А первый генеральный секретарь НАТО так описал главную роль этой организации: «Держать американцев внутри, русских вовне и подавлять немцев».

Некоторые немецкие политики время от времени «проговариваются» относительно ограниченного суверенитета Германии.

Вот что, к примеру, пишет известный политик Оскар Лафонтен: «Когда Вашингтон ведет в Персидском заливе войну, Германия постоянно в этом участвует, поскольку она является «авианосцем» Соединенных Штатов в Европе. Мы не являемся суверенным государством».

Примерно в этом духе высказался и третий федеральный канцлер Курт Георг Кизингер: «Фактически мы являемся протекторатом Соединенных Штатов».

Безусловно, есть такие вещи, которые не требуют никаких доказательств и связаны они в первую очередь с добровольным отказом Германии от части собственного суверенитета. Сюда относятся членство в НАТО и в Евросоюзе.

Даже если можно будет доказать, что американцы не требуют от немецких руководителей подписывать какие-то «акты канцлера», контроль на средствами массовой информации ФРГ в той или иной форме все равно осуществляется, и отрицать это невозможно. Вот только формы контроля время от времени меняются.

Следует сказать, что в современном мире активно используются и так называемая «мягкая сила».

Многие немцы обратили внимание на то, что некоторое время назад федеральный канцлер Ангела Меркель чуть ли каждый день встречалась с бывшим президентом Радио Свобода/Свободная Европа Джеффри Гедмином (Geffrey Gedmin), и его стали даже называть неофициальным советником федерального канцлера. Говорят, что в свое время он возглавлял хор в Госдепартаменте США, но, очевидно, что в разговорах с Ангелой Меркель затрагивались не только музыкальные темы.

Большое влияние в Германии имеет и государственный министр в аппарате федерального канцлера Экарт фон Кледен (Eckart von Klaeden), брат которого возглавляет в концерне Springer отдел по отношениям с правительством. Сам концерн является также активным проводником американского влияния в стране, а Джеффри Гедмин, например, до недавнего времени регулярно публиковал на страницах влиятельной шпрингеровской газеты Welt свои комментарии. Что касается Экарта фон Кледена, то он является также членом организации Atlantik-Bгuecke e.V., основная цель которой состоит в укреплении тесных связей Германии с Соединенными Штатами. В его задачу входит также поддержание личных контактов немецких политиков с представителями американского истеблишмента.

«Атлантический мост» («Atlantik-Bruecke») проводит регулярные встречи с представителями американского военного командования в Европе. Встречи носят преимущественно закрытый характер (по 500 членов с каждой стороны).

Atlantik-Bruecke также тесно сотрудничает с Бильдербергским клубом, который регулярно проводит свои конференции, в том числе и в Германии.

На них приглашаются известные политики, военные, журналисты, представители профсоюзов и высшей школы. Это секретные встречи, и информация о них не предоставляется.

Самым тесным образом Atlantik-Bruecke сотрудничает с еще одной влиятельной организацией - Американским советом по Германии (American Counsil on Germany). Этот список можно продолжить.

В 2007 году федеральному канцлеру Ангеле Меркель на ее специальном сайте был задан вопрос по поводу упомянутых в книге генерала Комоссы «актов канцлера». Вопрос был сформулирован так: «Вы должны были подписывать акты канцлера?» Вместо Ангелы Меркель ответ был дан сотрудниками отдела информации ведомства федерального канцлера: «Упомянутый вами «тайный договор» следует отнести к области легенд. Такого договора не существует».

Все это немного напоминает важное решение премьер-министра Великобритании в одной из книг о Гарри Поттере. Размышляя о существовании министерства магии после разговора с министром этого ведомства, он ловит себя на мысли, что он никогда и никому об этом не расскажет, в том числе и своему преемнику.

http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/nezavisima_li_germanija_452.htm