Китайская засуха, колебания глобальных цен на пшеницу и революция в Египте могут показаться отдаленными и не связанными друг с другом событиями. Зима 2010-2011 годов, однако, доказала новый уровень взаимозависимости современного мира, и новый уровень угроз, который порождается подобной зависимостью. В то время как мир с замиранием дыхания наблюдал за протестами на площади аль-Тахрир, политические и социально-экономические мотивы протестов бурно обсуждались в прессе.

Сирия - засуха 2008

Сирия - засуха 2008

В то же время, косвенные причины Арабской Весны практически не упоминались. То, что произошло, можно назвать “аварийной глобализацией”. Засуха, подобной которой не было в течение последних ста лет, обрушилась на Китай. В результате система мировой торговли пшеницей была расстроена, создался дефицит пшеницы, и цены взлетели вверх, в том числе и цены на хлеб в Египте – крупнейшем импортере хлеба в мире. Легитимность системы правления в Египте была подорвана протестами, в фокусе которых были нищета, хлеб и политическое недовольство.

Протесты граждан Египта демонстрируют политическую и экономическую неудовлетворенность, включая недовольство высокими ценами на продовольствие. Хлеб является источником трети ежедневного потребления калорий для граждан Египта – страны, где 38% доходов тратится на продукты питания. В чрезвычайно короткий период времени мировые цены на пшеницу удвоились – с 157 долларов за тонну в июне 2010 до 326 долларов в феврале 2011. Это значительно повлияло на систему снабжения страны продовольствием и на доступность продуктов питания.

Сирия - засуха

Карта в полном размере: Сирия - засуха 2009 перед войной

Мировой урожай продовольствия резко снизился в 2010 из-за смены паттернов погоды. Из-за климатических факторов урожай сократился в России на 32,7%, в Украине на 19,2%. Если в Европе сокращение урожаев было вызвано небывалыми засухами, в Канаде урожай сократился на 13,7%, в Австралии – на 8,7% из-за холодных проливных дождей. Одновременно, в Китае урожай сократился на 0,5%, в то время как потребление увеличилось на 1,68%.

Китай, крупнейшие производитель и потребитель пшеницы в мире, пережил сильную засуху на востоке страны, где, главным образом, выращивается пшеница. Страх неурожая и историческая память о голоде (последний – в 1958-1961 годах) вынудили китайское правительство начать скупку пшеницы на мировых рынках. Следует отметить, что лишь небольшая часть от мирового урожая пшеницы (6-18%) попадает на международный рынок. Поэтому любое снижение в снабжении рынка ведет к немедленному и резкому росту цен. Это наглядно продемонстрировано в случае Египта – крупнейшего потребителя зерна в мире (9,8 миллионов тонн в 2010 году).

1

Климатические условия давили на мировые рынки, и это давление было еще более усилено отсутствием осадков в Китае. Засуха угрожала так называемому восточному зерновому поясу Китая, включая три провинции – Шандонг, Хенан и Анхуи, с общим населением в 300 миллионов человек. В этой зоне производится до 22% китайской пшеницы. Прогнозы предсказывали чрезвычайную засуху, подобной которой не случалось в последние сто лет. Из-за засухи произошли серьезные перебои с подачей воды для нужд сельского хозяйства, были закрыты для навигации части реки Янцзы, сократилось производство электроэнергии. Все это повлекло сильную правительственную реакцию ради предотвращения надвигающейся катастрофы. В китайской прессе появились драматические фотографии с премьером Вен Цзябао, поливающим из шланга пшеницу, и подразделениями ракетных войск Китайской Народной Армии, стреляющими по облакам, дабы вызвать дождь.

2

Драма в Китае имела самое непосредственное отношение к Египту – стране, тратящей 3% от ВНП на хлебные субсидии, и пережившей “хле**ую интифаду” 1977 и хлебные бунты 2008. Повышение цен и доступность хлеба в Египте повлияли на формирование движения протестов и косвенно привели к смене режима в стране. Эта цепь событий демонстрирует, как действия двух автократических правительств – и их эффективность (или отсутствие таковой) приводит к противоположным результатам и как в сегодняшнем взаимозависимом мире природные бедствия могут влиять на экономические (цена) , политические (стабильность режима) и техногенные (продовольственные ресурсы) системы в глобальном масштабе.

Климат. Мы достигли той точки, в которой региональное климатическое событие может иметь глобальные последствия. Последствия более не ограничены физическим ущербом в пострадавшем районе. Ущерб может очень быстро превратиться в экономический и политический, и уже стал фактором риска глобализированных систем. Последние природные катастрофы, включая извержение вулкана в Исландии и азиатские цунами, отражают межгосударственный эффект природных бедствий. Гидрометеорологические катастрофы сегодня доминируют и случаются чаще, чем геофизические изменения. Будущие смены климатических паттернов (потепление/похолодание), сезонность (флуктуации в количестве осадков и температуре воздуха), их интенсивность и непредсказуемость повлияют на окружающую среду, сельское хозяйство, водное снабжение и уровень жизни.

В этом докладе показано, как серия засух и дождей в 2011 воздействовала на политические экономические события в странах, находившихся в тысячах миль от эпицентра природного несчастья. Подобные последовательности, как правило, оцениваются в случае, когда события влияют на цены на нефть, голод, миграцию или терроризм – например, в случае войны в Ираке, засухи в странах Африканского Рога и т.п. Подобные сценарии, скорее всего, будут повторяться вместе с ростом населения, неустойчивостью климата и борьбой за ресурсы, которые приведут к расстройству мировых рынков и, возможно, политической нестабильности.

География. География двух государств внесла свою лепту в их зависимость от климатических факторов. И Египет и Китай находятся преимущественно в зоне засух. Египетский климат ограничивает способность страны расширить посадки зерновых для удовлетворения потребностей растущего населения. По всему региону Нила идет борьба за обрабатываемые земли и воду между городскими центрами и сельскохозяйственными интересами, а также между производителями выгодных экспортируемых культур – манго и цветов и производителями продовольствия. Неспособность удовлетворить внутренний спрос оставляет Египет уязвимым для воздействия внешних сил и заставляет его полагаться на международные товарные рынки.

Север и запад Китая очень сух – большая часть сельскохозяйственного производства сосредоточена на юге и востоке. В настоящий момент этот район имеет достаточно земли, воды и технологий для удовлетворения внутреннего спроса на зерновые. В то же время, водные ресурсы сосредоточены, главным образом, на юге. Необходимы сильные финансы и постоянное правительственное усилие для развития сельского хозяйства в альтернативных районах для устранения зависимости от одного производящего региона.

Обе страны пытались сбалансировать сельское хозяйство, финансы и продовольственные ресурсы. В 2011 Китай в этом преуспел, в то время как бывший египетский режим с этой задачей справиться не сумел.

Будущие осложнения

Влияние климатических катастроф 2010-2011 годов – потрясающий пример того, как природные бедствия, сельское хозяйство, экономика и политика переплелись в сложный узел. В контексте бунтов и протестов на Ближнем Востоке и в Северной Африке стоит изучить процентную долю доходов, тратящихся на продовольствие и средний возраст населения в основных странах– импортерах зерна.

3

Поразительно, но 9 главных импортеров расположены на Ближнем Востоке. В семи из них произошли широкомасштабные протесты, вызванные ростом цен на продовольствие, которые привели к жертвам среди демонстрантов. Средний расход на продукты в странах, которые охватили беспорядки, составляет более 35% от доходов семьи. Это резко контрастирует со статистикой развитых государств. В США и Британии расходы на продукты питания составляют менее 10% от дохода семьи. Подобные условия отражают зависимость арабских государств от импорта продовольствия и их уязвимость перед колебаниями цен на всемирном рынке продовольствия.

В то время как цены на продовольствие удвоились, внутренние цены на хлеб в этих странах возросли, и вместе с ними – давление недовольного населения на правительства. Высокий уровень импорта товаров, низкий уровень доходов на душу населения, высокая доля расходов на продовольствие, вместе привели к резкому ухудшению продовольственной, безопасности и социальной защиты. В двух ближневосточных странах подобных протестов не было – в Израиле и в ОАЭ. Оба государства имеют высокий уровень доходов на душу населения, низкий уровень расходов на продовольствие, и способность адаптироваться к изменениям цен на мировом рынке. Рост населения является дополнительным фактором: в то время как средний возраст жителей Китая составляет 34,2 года, половина населения ближневосточных стран, в том числе, Сирии и Египта – моложе 25 лет.

В Китае уровень нищеты постоянно падал на протяжении последних 30 лет, и в настоящее время не превышает 13%. Это – результат быстрого экономического развития. В то же время, уровень нищеты в Египте постоянно растет, и в 2010 , по официальным данным египетского центрального агентства статистики, превысил 25%. В реальности уровень нищеты может оказаться гораздо выше.

Более того, у Китая – три триллиона долларов во внешних активах, что позволяет правительству тратить любые суммы в случае возникновения чрезвычайной ситуации – на покупку пшеницы, как в данном конкретном случае, или на инвестирование в водную инфраструктур в районах, подверженных засухе. Египетская система, напротив, не в состоянии ни понять, ни удовлетворить даже самые элементарные потребности населения. Это отражается и в настроениях общества. Если в 2010 83% китайцев выражали оптимизм относительно будущего своей страны, то 73% египтян накануне падения Мубарака выражали пессимизм.

http://postskriptum.me/2013/03/17/drought/