Несырьевой экспорт в регионах нуждается в институциональной поддержке, включая информационную, техническую и патентную.

Минэкономразвития РФ призвал регионы наращивать несырьевой экспорт. «Текущие макро­экономические условия, в первую очередь курс рубля, повысили конкурентоспособность российской продукции на внешних рынках, — заявил директор департамента координации, развития и регулирования ведомства Денис Трефилов. — Необходимо использовать сложившуюся ситуацию для капитализации наших возможностей и сконцентрировать имеющийся потенциал финансовой и нефинансовой поддержки для реализации этой цели».

Минэк подготовил предложения: субсидирование процентной ставки по экспортным кредитам через Внешэкономбанк и Росэксимбанк, а также выделение средств на капитализацию Росэксимбанка, которые позволят повысить его финансовую устойчивость и привлечь необходимое фондирование для предоставления экспортных кредитов. Плюс запуск доппрограмм поддержки экспорта, таких как компенсация затрат экспортеров на патентование, сертификацию, лицензирование продукции на внешних рынках. Кроме того, участие в специализированных международных мероприятиях для проведения маркетинговых исследований рынков зарубежных стран.

Особые надежды Минэк связывает с Российским экспортным центром (РЭЦ, создан в апреле 2015-го на базе Внешэкономбанка). В его собственность переданы «дочки» ВЭБа — Экспортное страховое агентство России (ЭКСАР) и Росэксимбанк (предоставляет экспортные гарантии). Функционал РЭЦ определил 5 февраля постановлением федеральный кабмин: организация финансовой поддержки экспорта, содействие продвижению российской продукции за рубежом, информационная и консультационная поддержка экспортеров.

То есть РЭЦ должен обеспечить экспортерам через «одно окно» финансовую (кредитование, страхование, госгарантии) и нефинансовую (юридическую, информационную, образовательную, рекламную) поддержку, чтобы компаниям не приш­лось для согласования экспортных контрактов бегать по отраслевым министерствам и разного рода регуляторам, от ФАС и ФТС до Минпромторга.

http://www.acexpert.ru/public/content/files2/p10_1_08.jpg

Задача на 2016 год — рост доли несырьевого экспорта на 6% (по итогам 2015-го — 4,1%). В этом году центр планирует вывести на зарубежные рынки примерно 1 тыс. малых и средних компаний несырьевого сектора, в том числе региональных. Большого товарооборота на первых порах не ожидается, никаких мегаконтрактов: средняя стоимость вряд ли превысит 1 — 3 млн долларов, при этом нижнего предела не существует. В портфеле РЭЦ есть сделка на 87 тыс. рублей о поставке в Монголию графитовых стержней для местных железных дорог.

В феврале РЭЦ отправился в регионы (начал со Свердловской области в рамках выездной сессии Петербургского международного экономического форума «Регионы России: новые точки роста»), чтобы сверить с бизнесом программу поддержки экспорта, рассказать об основных ошибках, которые допускают региональные власти, продвигая продукцию местных компаний за рубеж.

Охват шире

Около 70% экспортеров ставят на первое место нефинансовые проблемы — поиск партнеров за рубежом, рынков сбыта, прод­вижение товаров и их сертификацию. Такую статистику привел директор по региональному развитию РЭЦ Андрей Поляков: «Оказалось, что главное не деньги, они на третьем-четвертом месте, а информация, анализ рынков, адаптация продуктов».

В подтверждение тезиса специалисты Всероссийского научно-исследовательского института металлургической теплотехники (ВНИИМТ, Екатеринбург; разрабатывает высокоэффективные теплотехнические агрегаты, экономичные и экологически чистые технологии в металлургии, машиностроении и других топливопотребляющих отраслях) рассказали, что институт не имеет возможности объехать всех потенциальных заказчиков за рубежом: «Специального центра по продвижению за границу научной продукции в России нет. Раньше эти функции выполнял Тяжпромэкспорт, но сегодня он сам нуждается в помощи».

— Менеджеры РЭЦ готовы решать нефинансовые вопросы уже на этапе проработки экспортного проекта, — обратилась к бизнесу руководитель по сопровождению экспортных проектов РЭЦ Мария Зазулинская. — Главное — дайте знать, что у вас есть товар и вы готовы его экспортировать. Позвоните, напишите в РЭЦ. С вами свяжется менеджер и начнет формировать план действий. Мы поможем выбрать и проанализировать потенциальный рынок, сформировать пул заинтересованных клиентов, отправить им коммерческое предложение. Если они готовы встречаться, организуем целевую поездку экспортера за рубеж. Окажем помощь при переговорах, в юридическом сопровождении контракта, в решении воп­росов патентования. Успешные кейсы уже есть — один из них связан с Евразом. Мы помогаем группе заходить с высокотехнологичной продукцией (новые виды железнодорожных колес для грузовых вагонов) на рынки Болгарии, ЮАР и Египта.

http://www.acexpert.ru/public/content/files2/p10_2_08.jpg

В нефинансовый контур поддержки РЭЦ входят и отношения с торгпредствами. С середины 2016 года начнут работу пилотные торговые дома России в Таджикистане, Китае, Вьетнаме, Иране и Аргентине. «Это самые перспективные страны для экспортеров, — считают в РЭЦ. — К этой пятерке можно добавить еще и Индию». Торгпредства будут оказывать сервисные услуги для российских фактических или потенциальных экспортеров в области логистики, предоставления складских и офисных помещений, организации выставок и переговорного процесса, юридического сопровождения. Пока у России 52 торгпредства — половина от того количества, что было в 2003 году. Реформировать их работу начали еще десять лет назад. Бизнес винил их в неэффективности: они не способствовали завоеванию зарубежных рынков. РЭЦ намерен усилить торгпредства своими сотрудниками.

Мария Зазулинская обратила внимание бизнеса на большой потенциал поставок в Иран:

— У нас уже контракты с ним по зерну, машиностроению и АПК. Кто бы там что ни говорил, Иран мы не потеряли. Они непростые переговорщики, но договариваться с ними можно и нужно.

По данным Центра международной торговли Москвы (ЦМТ), в 2015 году лидирующее место в рейтинге основных стран российского экспорта после логистического хаба в Голландии (в Роттердаме находится крупнейший логистический центр, откуда продукция многих российских экспортеров направляется по всему миру) занимают Китай, Турция, Казахстан, Италия. Из страновых объединений основной партнер — ЕС. По итогам 2015 года, на него приходится почти 43% (76,3 млрд долларов) несырьевого экспорта (в 2014-м — 47,1%).

— Несмотря на то, что мы стали активнее взаимодействовать с партнерами на востоке и продолжать интеграционные процессы в рамках ЕАЭС, Европейский союз и Северная Америка остаются нашими партнерами, — говорит Денис Трефилов. — В 2015 году нам удалось не опустить ситуацию ниже точки невозврата, сохранить большинство деловых связей и проектов, несмотря на санкционную политику. В целом мы видим робкое, но движение навстречу.

http://www.acexpert.ru/public/content/files2/p10_3_08.jpg

По словам Андрея Полякова, сейчас в работе РЭЦ находится 633 запроса от компаний:

— Из них около 20 пришли из УрФО. Наиболее востребованные уральскими предпринимателями направления для развития экспорта — Юго-Восточная Азия, Ближний Восток, страны СНГ и Восточной Европы. В УрФО основное внимание сосредоточено на крупных производствах. Например, первый партнер РЭЦ в этом регионе — Русская медная компания (РМК). В декабре прошлого года РМК и Росэксимбанк подписали кредитное соглашение. Компания получила финансирование в размере 40 млн долларов сроком на два года для реализации экспортного контракта по поставкам высокотехнологичной продукции — медной катанки.

— Ставка прежде всего на высокотехнологичный экспорт, например, машиностроение, в том числе энергетическое. Это то, что нужно странам Латинской Америки, куда поставлялось российское энергетическое оборудование в советские годы, — утверждают специалисты РЭЦ. — Сейчас модернизации требуют и несколько ТЭС в Иране. Кроме того, это наземный транспорт — те же вагоны, которые производит Уралвагонзавод. Большой интерес сейчас в странах Латинской Америки и к российским трубам.

Процент ниже

Бизнес настаивает: главное, чего он ждет от властей, — финансовые механизмы поддержки. То есть кредитование, страхование, госгарантии. Например, Китай в прошлом году направил на поддержку экспорта через льготные кредиты 58 млрд долларов, Южная Корея и Германия — по 14 миллиардов, Россия — 1 миллиард. По словам генерального директора ЦМТ Владимира Саламатова, доступ к кредитам прямо влияет на конкурентоспособность экспортеров.

В России пока нет конвейерного финансового механизма, систематически поддерживающего экспорт, причем малого и среднего бизнеса, говорят предприниматели. От РЭЦ, ЭКСАР и Росэксимбанка бизнес ждет льготного рефинансирования экспортных кредитов (ключевая ставка ЦБ минус 3 — 4%), увеличения сроков рефинансирования с двух лет до трех и более, расширения лимита рефинансирования, а также рефинансирования валютных кредитов.

http://www.acexpert.ru/public/content/files2/p11_1_08.jpg

— Чтобы компании получили доступ к дешевым деньгам на продолжительный срок, мы создаем пакетные решения вместе с банковскими структурами, — объясняет Андрей Поляков. — Например, если экспортер обращается за содействием в ЭКСАР, агентство совместно с банками помогает ему получить ставку, адекватную экономике экспортного проекта. В 2015 году мы реализовали такие кредитно-страховые решения совместно с 18 банками в 15 регионах.

У ЭКСАР, которое в прошлом году помогло 160 компаниям выйти на глобальные рынки, два базовых механизма поддержки. Первый — это когда российский экспортер продает что-то за рубеж с отсрочкой платежа. В этом случае страхуется возникающая дебиторская задолженность. Если иностранный покупатель не заплатит российскому продавцу, ему заплатит ЭКСАР, который затем будет взыскивать задолженность с этого покупателя. Второй механизм — когда российский или иностранный банк выдает кредит иностранному покупателю, чтобы он купил российскую продукцию. ЭКСАР страхует банку риски невозврата — и тела кредита, и процентов.

Если иностранный должник, он же покупатель российской продукции, не заплатил вовремя проценты или не вернул кредит, ЭКСАР возвращает его банку, а потом взыскивает деньги с должника. В 2015 году сумма страхового возмещения, выплаченная клиентам ЭКСАР, составила около 30 млн рублей. У ЭКСАР есть продукт и для сегмента малого и среднего предпринимательства, когда заемщиком выступает не иностранный покупатель, а само предприятие, ведущее бизнес в России.

Действует упрощенная схема. Коммерческим банкам не интересно заниматься кредитованием экспортера, когда сумма сделки невелика, не превышает 100 — 150 тыс. долларов: процедура сложная, риски большие, а маржа скромная. Для таких случаев ЭКСАР разработало стандартизированную программу поддержки сегмента, и в 2015 году агентство поддержало около сотни экспортеров на сумму 196 млн долларов. Размер страховки фиксированный — 1,5% годовых от суммы застрахованной задолженности по кредиту.

http://www.acexpert.ru/public/content/files2/p11_2_08.jpg

Росэксимбанк, по словам Андрея Полякова, в 2015 году предлагал беспрецедентные конкурентные условия на зарубежных рынках благодаря программе по субсидированию процентных ставок, которая реализовывалась совместно с Минпромторгом:

— Если говорить об уровне ставок, то когда мы финансируем иностранного покупателя в валюте — а это самый востребованный продукт в странах, которые поддерживают своего национального экспортера, — то процентная ставка составляла от 2% годовых в долларах и 1,5% в евро. Думаю, что сейчас такие ставки не может предложить ни одна крупная финансовая компания в мире, а если и может, то уж точно не ниже. Росэксимбанк поддерживает только высокотехнологичный экспорт — есть соответствующий перечень кодов товарной номенклатуры, подпадающих под эту программу. Надеюсь, что программа будет продолжена и в 2016-м.

Квалификация выше

Особое внимание РЭЦ уделит развитию региональной инфраструктуры поддержки экспорта (Центры поддержки экспорта, финансируемые Минэкономразвития, территориальные органы Минпромторга, региональные отделения ТПП). Свердловская и Челябинская области вошли в число 15 пилотных регионов, где будет реализован образовательный проект РЭЦ. Он направлен на обучение экспортеров, в основном из чиссла малого и среднего бизнеса, основам экспортной деятельности, и на повышение квалификации сотрудников институтов развития субъектов РФ.

— Сейчас регионы практически не координируют усилия по продвижению товаров и услуг за рубеж, — рассказали в РЭЦ. — Они могут проводить исследования по одним и тем же рынкам и не знать этого. Бывает, что субъекты РФ организуют бизнес-миссии в одни и те же страны, хотя можно было бы объединиться. Такие поездки иногда осуществляются без предварительного анализа, какая именно продукция там будет востребована.

Ситуацию можно исправить: Минэк, РЭЦ и регионы приступили к разработке единого механизма, который позволит объединить деятельность всех подразделений региональной инфраструктуры поддержки экспорта под координацией РЭЦ с целью расширения функционала этих цент­ров, унификации спектра услуг, решения тех задач, которые ставят экспортеры МСП в регионах.

Создано единое пространство в интернете, где субъекты инфраструктуры могут обмениваться исследованиями. Мы готовы консолидировать работу и по маркетинговым исследованиям, и по формированию единых бизнес-миссий из нескольких регионов. Важно, чтобы точкой входа для экспортера на территориях оставались региональные центры поддержки экспорта, подразделения ТПП. РЭЦ будет отвечать за результаты и координировать работу.

Лучше, чем в Норвегии

Базовый план Минэка предполагает, что к 2020 году несырьевой экспорт РФ достигнет 467 млрд долларов, а число экспортеров утроится. Предпосылки для этого есть. Согласно данным Центра международной торговли Москвы (ЦМТ), предоставленным «Э-У», с 2014 года объем несырьевого экспорта (в долларовом выражении) превышает объемы сырьевого. В 2015 году объем несырьевого экспорта составил 178 млрд долларов (51,8%), сырьевого — 165 миллиардов.

— Мы привыкли к утверждениям о том, что основную долю в российском экспорте занимают нефть и сырье, — рассказывает генеральный директор ЦМТ МосквыВладимир Саламатов. — Но наш анализ демонстрирует: мнение о том, что Россия в основном сырьевая страна — ошибочное. В 2014 году вклад российского экспорта несырьевых товаров в ВВП страны составил 13,9%, а вклад в ВВП экспорта сырьевых товаров — 12,8%. По итогам 2015 года эти показатели выросли до 17,5% и 16,3% соответственно. В сравнении, например, с Норвегией, у которой вклад в ВВП экспорта несырьевых товаров — 11,7%, а сырьевых — 16,9%, это хороший результат. Кстати, в Норвегии доля углеводородов и нефтепродуктов в экспорте составляет 58%, а в России — 50,7%.

ЦМТ обращает внимание на еще один важный показатель — соотношение так называемых первого и последующих переделов в несырьевом экспорте. Несырьевой экспорт первого передела составляет 39,4%, тогда как последующие переделы 60,6% или 107,9 млрд долларов. Для понимания: нити — первый передел, а ткани, одежда — последующий. Физические объемы несырьевого экспорта последующего передела показывают рост на протяжении 2012 — 2015 годов. Но темпы роста сокращаются: с 7,6% в 2014 году, до 3,8% в 2015 году.

По итогам последних четырех лет в несырьевом экспорте (без первого передела) можно выделить более 3 тыс. позиций, по которым есть стабильный рост поставок. Эксперты ЦМТ определили точки роста: бульдозеры, лазеры, суставы искусственные, рентгеновское медоборудование, бытовые стиральные машины.

— Производимые в России искусственные суставы экспортируются в Литву, Швейцарию, Латвию. Рост экспорта по сравнению с 2012 годом — 320%, — анализирует Владимир Саламатов. — Во многие страны экспортируются произведенные на территории России стиральные машины. Рост экспорта за тот же период — 102%.

http://expert.ru/ural/2016/08/chto-vyi-gonite/