Начиная разговор о добыче урана, о горняках и аборигенах Австралии и Канады, я бы хотел вначале рассказать о Габоне, о бабочках, о грибах и о железобетонных панельных домах.

Ведь нити, связывающие наше мироздание, важны все и каждая — и невозможно выдернуть одну из них и сказать: "Вот, именно на ней держится весь мир".

Нет, мир держится не на трех китах и не на черепахе.

Да, в конце рассказа я покажу Вам и канадских китов, и австралийскую черепаху — но, на самом деле, это будут лишь скучные цифры, за которыми стоят люди и нити, связывающие их воедино.

И ещё — единого Запада не существует. Это абстракция. Абстракция удобная, но не всегда правильная.

Начнём с Габона. И с неожиданной недостачи урана на французском обогатительном заводе.

История №1. Продаю ядерный реактор в Габоне. Протерозой, спросить Меня.

Хотели увидеть активную зону ядерного реактора? Вот она — жёлтенькая.

Была Атлантида или не была в истории человечества — это нам пока неизвестно — а вот первый ядерный реактор задолго до возникновения людей  на Земле уже работал. Эдак пару миллиардов лет тому назад. И работал где-то около миллиона лет. В Африке, там где сегодня государство Габон. Какая же цивилизация его сработала? Тогда-то и приматов ещё не было, да и многоклеточных, судя по всему — тоже...

Так или иначе, но в 1972 году в Пьерлате (на заводе "Евродиф", который мы обсуждали здесь), там, где французы обогащают свой уран, обнаружилась недостача 235U в гексафториде урана. Французы схватились за голову, и выяснили, что неправильный уран идет из месторождения Окло в Габоне. При детальном анализе они схватились за голову еще раз: содержание 235U в природном уране обязано быть 0.7202 % — вынь да положь, как в аптеке, если, конечно, поставки идут из природных источников, а не из чьих-то обогатительных хвостов.

А из Габона шла руда с содержанием изотопа 235U в 0.7171 %! Скажу лишь, что такой косяк тогда был столь же необъясним, как внезапное увеличение земных суток на минуту за период года. Ядерная изотопная бухгалтерия была запущена французами по полной программе. Тщательная ревизия показала, что иногда из Габона шла руда, где было вообще 0.440% 235U. Назревало "опровержение устоев".

Законы ядерного распада, пусть в них и есть количественно не столь хорошо известные места, такого не допускают. Тут, к чести французов, голова у них заработала в правильном направлении — своего "ядерного вора" они вычислили быстро, и уже 25 сентября 1972 года Франсис Перрен объявил, что на месторождении Окло в Габоне работал ядерный реактор. Что, естественно, было встречено с универсальным скепсисом, но французы тут же раздали образцы руды для анализа во все заинтересованные лаборатории мира, в частности, и в СССР. Открытие естественного реактора было подтверждено.

В Габоне было уникальное месторождение, где слой урановой руды лежал между слоями песка. В исходной руде двуокись урана была как всегда рассеянной, но были "самородки" (жилки) в несколько метров размером практически чистого урана — именно они видны ярким жёлтым цветом на верхнем фото. И в четырех из них шла ядерная реакция. На разрез месторождения можно посмотреть хотя бы здесь.

И те два миллиарда лет тому назад  (запомните этот срок!) сквозь месторождение протекала подземная река, которая обеспечивала замедление нейтронов в этих самородках. Начиналась цепная реакция, мощность реактора была около 100 киловатт, вода вскипала, замедление переставало работать, чернобыльских операторов для управления реактором тогда не было — и так оно продолжало мигать каждые два с половиной часа.  Порядка миллиона лет он работал, пока 235U не подвыгорел, а заодно и тектонические процессы не выдавили руду наверх из подземной реки.

Но почему только два миллиарда лет тому назад, и почему сегодня эти реакторы не работают? Дело в том, что для работы реактора с легководным замедлителем нейтронов (читай — с обычной природной водой) требуется концентрация 235U в 3-4 процента, что уже упоминалось здесь. И тут стреляет ядерная физика: 235U распадается разиков в шесть быстрее, чем 238U. И если его сегодня в естественном уране те самые 0.7 процента, то 2 (ну, или точнее 1.7)  миллиарда лет тому назад было как раз требуемые 3 процента! И самородки по сегодняшним реакторным стандартам были в самый раз — около 6 тонн 235U. В пике работы реактора он разогревался на нескольких сот градусов. Вот такая шутка Господня трудилась в Габоне, когда наши одноклеточные предки ещё только обзаводились митохондриями...

Три самородка французы на ура выкопали, а один оставили как музейный экспонат прямо в руднике. И чуток ядерной химии. Ну ладно, растрату 235U ревизия установила. Но дело-то было 2 миллиарда лет тому назад, и вся радиоактивная грязь распалась так, что даже экологам-антиядерщикам из "Беллоны" там делать уже сугубо нечего. Но цепочка любых ядерных распадов заканчивается изотопами стабильных ядер, концентрация которых в месте работы реактора получается аномальной по сравнению с, так сказать, общемировой.

Так, в неодиме реакторного происхождения будет недостача неодима-142, и избыток неодима-143. Так оно и оказалось. Ровно также, должен быть избыток рутения-99, и наоборот, недостача рутения-100. Снова попадание в десятку. Кроме того, по естественным причинам, в габонском природном реакторе был наработан, конечно же, и плутоний. Который весь распался. Но и следы его в виде нужных изотопов сохранились.

Так вот, когда за все эти самородки с новым пониманием их роли взялись, то неожиданно обнаружили, что уцелевшие стабильные изотопы реакторного происхождения как лежали рядом с самородком, так и лежат. За эти полтора-два миллиарда лет их унесло буквально на сантиметры. Это и есть экспериментальное доказательство, что при грамотном захоронении радиоактивных остатков они из наших водопроводных кранов не потекут. Такие дела.

Два миллиарда лет тому назад, миллион лет работы реактора, подземная река через самородки, никакого тебе корпуса из высокопрочной стали, тектонически стабильного места и специальных контейнеров — а изотопы радиоактивной "грязи" — тут как тут. Лежат себе целёхонько рядом с реактором. Антиядерщики из "Беллоны" идут лесом и изучают эксперимент Господа Бога.

История №2. Мирный атом — в каждый дом!

Все начиналось, как в голливудском триллере: радиоактивный источник случайно попадает на переплавку, а из выплавленного металла изготавливают арматуру и 20 лет люди живут в домах с радиоактивными стенами. Когда спохватились, более 10000 человек уже получили дозу до нескольких зиверт или 400 мЗв на рыло в среднем. К слову, несколько зиверт за раз — лучевая болезнь, а в в районах, где доза 400/20=20 мЗв/год, японцы уже эвакуировали население на Фукусиме. Казалось бы, скандал, смерть и расчлененка…

Но, в 2006 году, после выяснения данного непотребства, было проведено независимое медицинское исследование, и оказалось, что уровень смертности от рака у облученных жителей данных "заражённых" крупнопанельных домов примерно в 20 раз ниже, чем в среднем у остального населения.

При учёте данного факта, понятное дело, успешно катится в тартарары линейная беспороговая концепция, которая утверждает, что любое облучение вредно,  а законодатели чешут репу и думают, как с этим жить.

А настоящие ученые смеются над фриками от политики и  уже давно говорят в курилках, что умеренные дозы скорее полезны, чем вредны.

Ну а дополнительный цимус данной ситуации придаёт тот факт, что крупнопанельные дома были построены не в тоталитарной России, как уже подумали было некоторые, а в весьма таком капиталистическом и демократичном Тайване.

История №3. Лицо покорителя космоса.

Его держат за колючим забором. Власти скрывают...

Много кто на данный момент слышал, что открыты бактерии, способные легко выдерживать ударные дозы ионизирующего излучения в 5000 Гр (Для сравнения, человека в могилу надежно укладывают 5 Гр).

Эти бактерии доказано имеют способность переносить условия даже открытого космоса (возили на орбиту и проверяли). А внутри обледеневшей каменюки они запросто способны перенести межпланетное путешествие. Поэтому, если на Марсе (или, скажем, в астероидном поясе) вдруг обнаружат бактерий, это не таким уж и сюрпризом для науки будет. Сюрпризом будет принципиально другая жизнь, у которой, например, в ДНК будет какие-нибудь другие нуклеотидные основания, кроме наших земных.

Но этот пост не о бактериях. Не далее как в 2007 в ходе рутинного мониторинга в саркофаг Чернобыльской АЭС был отправлен робот, который обнаружил на внутренних стенках странную черную гадость, каковой раньше вроде бы там не было.

Ученые взяли пробу черной дряни, которая при ближайшем рассмотрении оказалась живой, а конкретно плесенью.

Черноту ей придавал пигмент меланин, тот же самый, который делает людей загорелыми а негров черными Первая идея была, что грибок загорел с той же целью, что и негры, то есть для защиты от излучения, но дело оказалось намного хитрее.

Пока еще не выясненным способом хитрожопый гриб растет под радиацией (и с меланином) лучше, чем без. Пока неясно, научился ли он использовать гамма-излучение, как растения свет для фотосинтеза (радиосинтез - это трюк был бы невиданный до сих пор в природе), то ли просто использует энергию ионизации для ускорения обычного гетеротрофного питания. Плесень до сих пор мучают в лабораториях. Но она не признается.

Если первая гипотеза оправдается хоть частично - это докажет возможность существования жизни в дальних ебенях космоса вдали от светил. (то есть даже там, где темно, как у президента США в известном месте и единственным источником энергии является радиоактивный распад/ космическое излучение.)

Даже если оправдается лишь вторая, это изрядно подкрепит возможность высокоразвитой жизни (a не несчастные бактерии) независимо от светила (нужен лишь достаточно радиоактивный булыжник плюс органический субстрат, какого например дохрена в атмосфере комет). А кометы, на минуточку, запросто перелетают из одной звездной системы в другую.

Не менее интересным встает вопрос, откуда у сраной казалось бы плесени вообще взялись такие гены, если в природных условиях Земли столь высоких уровней радиоактивности не бывало уже черт-те сколько миллионов лет.

Ну и под конец фото нашего скромного героя:

Всмотритесь в это мужественное лицо. В его мицелии дремлют задатки покорителя космоса.

Кроме того, как показывает опубликованное год назад исследование, хитрый гриб таки умудряется добывать энергию из радиации. Думаю, реактор стоило взорвать хотя бы ради этого.

Кроме далеко идущих теоретических последствий это означает, что если примотать организм такого типа к куску урана, высморкаться пару раз сверху и запулить этот "космический зонд" куда-то на Альфу Центавра, то зараза имеет шанс долететь. Через тысячу лет, но живой и здоровой. А потом вернуться с межгалактическим ударным флотом и отомстить.

В общем, весело, неожиданно, свежо и уникально.

История №4. Баобабочки.

Инда взоперли озимые. Первое поколение мутантиков. А может и не первое, но руки до козявок дошли только сейчас.

Полюбоваться на прогрессивную эволюционную роль мирного атома можно тут.

Впрочем, ничего пока сверхординарного не выросло, что не удивительно. Из наиболее интересных моментов налицо имеем раздвоенные антенны и хитиновую петлю на бедре (похоже — тоже результат сдваивания):

Учитывая чернобыльский опыт, ничего интересного на макроуровне не образуется. Видообразование так быстро не идет.

Истории рассказаны Добряком с "Авантюры", сайтом "Дёрти.ру" и ЖЖ-пользователем zloradskij. За что им чисто человеческое спасибо.

Так что — хотим мы того или нет — тяжёлые ядра были, есть и будут рядом с нами. И только от нашего разума зависит, будут ли они нам друзьями — или врагами.

В общем, прочитайте Желязны. Там всё сказано.

Кто видит будущее — всегда увидит в нем друзей. Будущего боятся только те, чей взор закрыт туманом неведения.

http://crustgroup.livejournal.com/29019.html