E pluribus unum (лат. «Из многих – единое») Соединенные Штаты, оправдывая свой официальный девиз, состоят из сочетания целого ряда меньшинств, на которые, словно средневековая музыкальная шкатулка, раскладываются при более пристальном взгляде.

Что интересно, на вопрос, какова же крупнейшая составляющая этой «музыкальной шкатулки», к звуку деятельности которой прислушивается уже на протяжении столетия весь мир, – в России скорее всего дадут неверный ответ. Вспомнят англосаксов, потомков первых колонистов. Вспомнят заметные расовые меньшинства – негров (в официальном языке Штатов – African American), латиноамериканцев (hispanics), азиатов (asians). Уделят внимание известным по телевидению и литературе группам в составе белой (white, вполне официальный термин в статистике США, например термин white catholics, отделяющий итальянцев, французов и так далее от латинос) части населения Штатов – итальянцам с Аль Капоне и «Маленькими Италиями» с красочными уютными пиццериями, или ирландцам с их Парадами в день святого Патрика и семейством Кеннеди.

На самом деле, если заглянуть в проходящие каждые 10 лет переписи населения США, можно найти в них такой раздел как ответы переписываемых на вопрос об их этническом происхождении или корнях (ancestry). И по этим более чем авторитетным данным среди населения США десятилетиями устойчиво и с большим отрывом лидировала немецкая этническая группа.

Заглянем, например, в данные переписи 1990 года. О своем немецком происхождении тогда заявило 58 миллионов, или 23% (почти каждый четвертый!) переписанных американцев. И лишь затем шли американцы с ирландскими (39 миллионов), англосаксонскими (33 миллиона), негритянскими (24 миллиона), итальянскими (15 миллионов) и мексиканскими (12 миллионов) корнями. Еще 12 миллионов человек записались в имеющие «американское» происхождение, по аналогии с имевшей место в СССР «советской» национальностью.

Перепись 2000 года, проведенная во все глубже погружающейся в глобализованный и открытый миграции мир Америке, по-прежнему показала лидерство немцев: 43,8 миллионов, или 15,2% (почти каждый седьмой) населения США составляли люди немецкого происхождения, за ними с большим отрывом шли ирландцы (30,5 миллионов), негры (24,9 миллионов), англосаксы (24,5 миллионов), «(просто) американцы» (20,2 миллионов), мексиканцы (18,4 миллионов) и итальянцы (15,6 миллионов).

По переписи 2010 года, отмечает Bloomberg, суммарно взятому латиноязычному сообществу США, многократно увеличившемуся из-за огромной и часто легализуемой миграции, удалось выйти на первое место перед немцами, да и то лишь с небольшим отрывом – 50,5 миллионов против 49,8. Хотя, если отделить кубинцев и пуэрториканцев от мексиканцев, последние с 31,8 миллионов. окажутся лишь на третьем месте после все тех же немцев и ирландцев (35,8 миллионов). Таким образом, несмотря на кардинальные изменения в этнической мозаике США за последние десятилетия, в стране продолжают оставаться на первом месте американцы немецкого происхождения (German Americans).

Особенно наглядно смотрятся эти же данные, распределенные по отдельным штатам, показывая преобладающее там число людей какого-либо этнического происхождения. От немцев ведут происхождение наиболее крупные группы населения большей части Штатов.

Вот карта, составленная по данным переписи 1990 года проводившим ее официальным ведомством, уровень округления данных – штат:

ris1

Не менее впечатляюще смотрится и аналогичная карта из того же источника по данным переписи 2000 года, где округление дано по административным единицам уровнем ниже штата – графствам (country):

США - демография

Карта в полном размере: Этнический состав США
Больше в статье:
Демография США

Англосаксы, которых мы привыкли считать по умолчанию доминирующей этнической составляющей населения Штатов, на самом деле доминируют лишь на Восточном побережье (где когда-то обосновались первые колонисты) и штатах Юта и Айдахо (сюда еще в середине XIX века, еще до подхода основной волны переселенцев из Европы, пришли мормоны).

Оценить процентную долю немцев в различных штатах можно по такой выразительной карте, составленной в Немецко-Американском обществе по данным переписи 1990 года:

ris3

Как видим, население целого ряда штатов Среднего Запада еще каких-то 20 лет назад примерно наполовину состояло из потомков немцев. К 2000 году ситуация изменилась и штатов с долей немецкого населения более 50% уже нет (самый большой результат десять лет назад был в Северной Дакоте со столицей, кстати говоря, в городе Бисмарк – 43,9% немецкого населения, далее шли Висконсин с 42,7%, Южная Дакота с 40,7%, Небраска с 38,6%, Миннесота с 36,7% и Айова с 35,7%), но тем не менее German Americans продолжают доминировать в Северо-Западных центральных штатах США (Средний Запад, один из 4 основных регионов США, делится на промышленный Регион Великих озер и лежащие на равнинах к западу Северо-западные центральные штаты) на фоне всех прочих этнических групп, включая и англосаксов.

Этот «массив» немецкого присутствия на севере американского Запада оформился уже к началу ХХ века (смотреть карту 1914 года):

ris4

Отметим, кстати, что уже тогда зона компактного расселения немцев приходилась на регионы, где продолжали пасти стада коров легендарные американские ковбои – Техас (о немцах в нем пойдет речь далее) и Средний Запад вплоть до Небраски (носящие название «страны ковбоев») и Канзас.

Не в этом ли, кстати, стоит искать отгадку того, что немцы в США не так уж заметны в популярных фильмах и литературе этой страны? Культурная жизнь США кипит либо на Атлантическом, либо на Тихоокеанском побережье в крупных мегаполисах, отражая при этом прежде всего историю или настоящее тамошнего населения, а вот глубинка Штатов попадает на широкие экраны даже в этой же стране разве что как экзотика[1].

Несмотря на огромный ковбойский киноэпос, своих «Банд Нью-Йорка» (об историческом противостоянии ирландцев с англосаксами в Филадельфии в середине XIX века) Средний Запад так и не дождался. Амбициознейшая эпопея Майкла Чимино «Врата рая» о жизни европейских переселенцев конца XIX века в Висконсине в 1980 году громко провалилась в прокате, напрочь разорив при этом одну из крупнейших кинофирм США того времени Carolco. А ковбойское кино в итоге с Клинтом Иствудом и его «Непрощенным» пошло к формату психологических триллеров, порожденных еще итальянскими «спагетти-вестернами», для которых просторы и история Среднего Запада или Техаса не более чем лишь фон для режиссерских задумок.

Отдельный показательный фактор, характеризующий жизнь этнических меньшинств из числа граждан США, – число тех из них, кто даже дома в быту пользуется не английским, а родным языком. По данным переписи 2000 года, 2 миллиона граждан Штатов предпочитали говорить дома на китайском языке, 1,6 миллионов – на французском, 1,4 миллионов – на немецком, 1,2 миллионов – на тагальском (язык одного из народов Филиппин), по 1 миллиону – на вьетнамском и итальянском, 0,9 миллионов – на корейском, по 0,7 миллионов – на русском и польском, 0,6 миллионов – на арабском. Если исключить совсем уж недавних иммигрантов из Тихоокеанского региона, Ближнего Востока и Восточной Европы, и учесть, что среди франкоязычных могли быть помимо франко-американцев и переселенцы из бывших французских колоний в Западной Африке, то масштабы распространения немецкого языка поражают.

А за полвека до этого, как отмечается в одном из исследований, немецкий язык был крупнейшим неанглийским родным языком среди американцев – на нем говорило тогда 6 миллионов человек (на итальянском – 4 миллиона, на французском – 2,5 миллиона)[2]. На этом языке в XIX веке преподавали и во многих государственных школах на Среднем Западе: «1 миллион учащихся города Цинциннати (штат Огайо) обучался на английском и немецком языках с 1839 по 1919 годы. К 1880 году 80% населения города Сент-Луиса (штат Миссури) занималось на немецком»[3]. Изменение в билингвальном подходе произошло в 1917 году со вступлением США в войну против Германии, когда обучение на немецком языке было запрещено даже в частных школах.

А культурные следы немецкого присутствия в США? В том же Цинциннати это сформировавшийся в середине XIX века квартал, названный «За Рейном» (over-the-Rhine). И сегодня, когда немцев там осталось уже не так уж много, его архитектура – высокие башенки со шпилями и готические соборы – заставляют подумать, что находишься где-то в южной католической Германии.

Еще один оформившийся в середине XIX веке район компактного расселения немцев – центральный Техас. В 1846 году бароном Отфридом Гансом фон Мейзенбахом здесь был основан город Фредериксберг, по сей день сохранивший немецкую архитектуру, вывески и собственно немцев. Здесь регулярно проходят и натуральнейшие Октоберфесты:

Впрочем, не только в Фредериксберге. Побывавшая недавно в Штате одинокой звезды и описавшая увиденное в популярном сообществе в Живом Журнале россиянка отмечает: «В Техасе очень большой процент населения – потомки немцев. Каждая вторая фамилия – немецкая. Осенью практически в каждом городе проводят Октоберфест». (На западных форумах можно найти и фотографии Wurstfest’ов, «колбасных фестивалей», в Техасе). Октоберфест, в традиционных костюмах, с пивом и колбасками, с меню и вывесками на немецком, празднуют и в других немецких городках, разбросанных по всем Штатам – вплоть до гористого Вашингтона на берегу Тихого океана.

Топонимы же с одинаковым названием Germantown («немецкий город») разбросаны по всему пространству США. В Филадельфии (в одноименном штате) и Нэшвилле (Теннеси) это городские кварталы, в штатах Мэрилэнд, Огайо и Кентукки – местности, и так далее.

Важнейший момент, который еще требует своего осмысления. «Притирка» различных этнических компонентов населения США друг к другу происходила обычно мучительно и кроваво. С одной стороны – недоверие коренного (native, то есть «туземец» – исторический термин, которым «природные американцы» отделяли себя от европейских иммигрантов в середине XIX века[4]) населения к новому, необычному легко выливалось в погромы. В 1830-1840-е годы «сознательные граждане» расправились с мормонами (чей «пророк» Джозеф Смит был убит прямо в тюрьме), в 1840 – 1850-е годы на Восточном побережье и на Среднем Западе массово громили и убивали ирландцев[5], а в 1910-е годы там же взялись за негров.

Суд Линча обращался и против итальянцев – крупнейшее массовое линчевание произошло 14 марта 1891 года в Новом Орлеане именно против них (разгневанная толпа вытащила из тюрьмы и повесила то ли 9[6], то ли 11, арестованных иммигрантов с Сицилии). Да и сами иммигранты часто противопоставляли себя местному населению – вспомним наводившие ужас на общество банды вроде ирландской «Молли Магвайрс» в Пенсильвании в 1870-е и итальянские «матрангас» в Новом Орлеане в 1890-е годы, или же не раз описанные в литературе и кино итальянские, ирландские и еврейские банды 1920-1930-х годов.

Негры учиняли полномасштабные погромы в Нью-Йорке в 1935, 1943 и 1991 годах и в Лос-Анджелесе в 1992 году, не считая расовых бунтов в других штатах (все это тема для отдельной статьи).

Однако в американской истории не было ни немецкой мафии, ни погромов немцев или немцами, ни создания закрытых сообществ в компактно заселенных немцами местах (к чему тяготеют негры, латинос и азиаты). Крупнейшая этническая община США ХХ века оказалась в этом моменте удивительно неконфликтной (что тоже, кстати, повлияло на ее отсутствие в кинематографе – не было среди немцев ярких образов вроде Аль Капоне или Багси Сигела). «Родившийся в Америке немец делается настоящим американцем и по своим привязанностям и по своим наклонностям», – отмечал в известном исследовании о США конца ХIХ века «Американская республика» англичанин Дж. Брайс.

И даже на призыв Vaterland’а во время его войны с США, ни при кайзере, ни при фюрере German Americans не откликнулись. Зато из их рядов вышли генерал, а затем президент Дуайт Эйзенхауэр, время правления которого считают едва ли не «золотым периодом» истории Штатов; еще один генерал – командующий силами НАТО во время операции «Буря в пустыне» в 1991 году – Норман Шварцкопф, финансист Дональд Трамп, актрисы Мерил Стрип и Сандра Баллок и так далее.


[1] Вспомним хотя бы недавний фильм «Замерзшая из Майами»: момент, когда героиня вынуждена по работе отправиться в один из северных штатов, практически идентичны обычному в американском кино образу «заснеженной России». Кстати, помимо проблем со снегом и льдом на каждом шагу у героини возникают проблемы и элементарного общения с местными, словно они из разных миров.

[2] Hughes R.O. Pennsylvania. Past and present. Boston, 1947, p. 138.

[3] Данилова М. В. От американизации до культурного плюрализма: дети иммигрантов и реалии образовательной политики США // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. № 83. СПб. 2009, с. 88.

[4] См.: Прилуцкий В. В. Движение американских националистов-нативистов. 1830 – 1860-е гг. // «Вопросы истории», 2011, № 7, с. 121 – 134.

[5] Мальцев В. Католики перед судом Линча // «НГ-Религии», 15.02.2012.

[6] Старцев С. Народ невидимых рабов // «Московские новости», 21.08.2012.

http://terra-america.ru/nemeckie-shtati.aspx