После обнаружения подпольной ячейки расистов-убийц немецкие неонацисты стали вести себя еще более нагло и развязно

Тысяча шестьсот человек, которые собрались на заснеженной Аммонштрассе в Дрездене, не были участниками неонацистской демонстрации, по крайней мере, не считались таковыми официально. Согласно заявочным документам, поданным в городской совет, это был траурный марш, организованный для того, чтобы почтить память немцев, погибших при бомбардировке Дрездена союзной авиацией 67 лет назад.

Многие скажут, что те, кто сегодня задается вопросом о необходимости ковровых бомбежек, которые за два дня буквально стерли Дрезден с лица земли в феврале 1945 года, необязательно являются правыми экстремистами. То же самое относится и к людям, желающим отдать дань уважения местным жителям, погибшим при пожарах, которые бушевали в городе после бомбардировки.

Однако в этом мероприятии все же ощущался некий подтекст. Горящие факелы вызывали в памяти сцены из фильма Лени Рифеншталь (Leni Riefenstahl) «Триумф воли», документальной картины 1934 года, посвященной съездам нацистов в Нюрнберге; молодые люди, одетые в куртки с капюшонами, несли плакаты с такими слоганами, как, например, «Воля белых» (Weisse Willen); встречались транспаранты, упоминающие «бомбовый холокост», и красно-бело-черные флаги, которыми размахивали нацисты в эпоху Третьего рейха.

Все эти обстоятельства, похоже, объясняют, почему несколько тысяч антифашистов заблокировали улицы вокруг места проведения марша, а 13 тыс. местных жителей построились в живую цепь вокруг восстановленного Собора Богородицы (Frauenkirche), расположенного в центре города.

Столкновения между участниками подобных маршей и их противниками наблюдаются в Дрездене годами. Однако на этот раз напряженность была как никогда высока. Дело в том, что в ноябре прошлого года власти раскрыли подпольную организацию, предположительно являвшуюся неонацистской террористической ячейкой, которую ее члены называли «Национал-социалистическим подпольем». Как утверждают, за 11 лет существования данной группы ее участники убили девять иммигрантов и одного сотрудника полиции.

В четверг канцлер Ангела Меркель приняла участие в траурной церемонии в Берлине, посвященной памяти тех жертв. Совершенные неонацистами преступления она назвала «позором для нашей страны».

За три месяца, прошедшие с момента предания этой сенсационной новости гласности, появились многочисленные данные, позволяющие предположить, что ультраправые в Германии не только не осуждают совершенные преступления, но и торжествуют по их поводу.

Во время марша фашистов в Мюнхене в январе нынешнего года демонстранты запустили через громкоговорители музыку из мультфильма «Розовая пантера» – вполне очевидный намек, ведь именно под эту мелодию участники Национал-социалистического подполья рассказывали об убийствах иммигрантов в выложенном ими видеоролике.

Во время футбольного матча, состоявшегося через несколько недель после того, как двое основных членов группы были найдены мертвыми в автофургоне – предположительно это было двойное самоубийство – болельщики из Цвикау, города, расположенного в восточной части Германии, где преступники жили по подложным документам, скандировали: «Terrorzelle Zwickau – ole, ole, ole!» (Террористическая ячейка Цвикау – оле, оле, оле!). На этом же матче был оштрафован игрок местного футбольного клуба, который, услышав из толпы крик «Зиг!», ответил на него: «Хайль!»

По оценкам немецкого правительства, в 2010 году число правых экстремистов в Германии составляло 9,5 тыс. человек, и все они «были готовы прибегнуть к насилию». В тот год были зарегистрированы 16.375 преступлений, совершенных по мотивам, «связанным с крайне правыми взглядами».

Сегодня потенциальных преступников не так легко распознать, как это было в 1990-х годах, когда Уве Мундлоса (Uwe Mundlos) и Уве Бёнхардта  (Uwe Böhnhardt), двух членов руководящего «треугольника» Национал-социалистического подполья, сфотографировали во время марша неонацистов. Парни разительно отличались от обычных людей: их головы были обриты наголо, они носили куртки-пилоты, высокие ботинки с белыми шнурками и красно-бело-черные подтяжки.

В нынешние времена ультраправых легче всего определить по одежде марки Thor Steinar, немецкого бренда, использующего нордические мотивы в качестве источника вдохновения, чьи магазины постоянно пикетируют антифашисты.

Ранее немецкие неонацисты предпочитали футболки британской марки Lonsdale. Они надевали их под куртки так, что видны были только четыре буквы логотипа бренда – NSDA. В результате получалась аббревиатура, за исключением одной буквы «Р» соответствующая названию нацистской партии Гитлера, полное название которой звучало, как «National Sozialistische Deutsche Arbeiter Partei» или NSDAP (национал-социалистическая рабочая партия Германии).

Однако марка Lonsdale уже давно вышла из моды среди ультраправых. Причиной этого стал плакат, созданный в рамках рекламной кампании бренда. На нем были изображены чернокожие футболисты и красовалась надпись: «Lonsdale любит все цвета!» - явная попытка фирмы дистанцироваться от наиболее лояльных своих потребителей.

Во время марша, состоявшегося в начале этого месяца, все, с кем беседовали журналисты Guardian, утверждали, что не являются неонацистами, и не называли своих имен из страха получить такой ярлык. «Я – просто патриот», - заявил один 29-летний парень, пряча свое лицо под капюшоном и шарфом.

Однако немецкие неофашисты не всегда ведут себя столь осторожно. В Интернете гуляют так называемые «черные списки», в которых фигурируют имена левых политиков, названия определенных заведений и социальных проектов, подлежащих уничтожению. По оценкам антирасистского Фонда им. Антонио Амадеу, с 1990 года, когда произошло объединение Германии, в стране зарегистрированы 182 убийства на почве правого экстремизма. Правда, в декабре прошлого года правительство говорило всего о 47 таких преступлениях, однако власти отдельных земель, сверившись с архивами, сегодня пересматривают цифры в сторону увеличения.

Нетерпимость растет и в целом среди населения. Результаты исследования, проведенного социологом Вильгельмом Хайтмайером (Wilhelm Heitmeyer) в 2011 году, показали: каждый второй немец считает, что в Германии живет слишком много иностранцев, а для 53% коренных жителей страны переезд в район, где проживают преимущественно мусульмане, является нежелательным (с 2004 таких людей стало на 6% больше).

В этой обстановке скрытого расизма совсем не удивительно, что полицейские детективы, похоже, даже не рассматривали ультраправый экстремизм в качестве мотива для 10 совершенных убийств, утверждает Катина Шуберт (Katina Schubert), эксперт по расовым отношениям из партии «Левые» (Die Linke).

«Совершенно ясно, что многие сотрудники полиции и спецслужб являются расистами до мозга и костей, - рассказывает женщина, - с самого начала правоохранительные органы придерживались только одной версии, а именно той, что восемь турок и один грек были убиты членами их же иммигрантских общин. Кроме этого, полиция сразу же обвинила погибших в незаконной торговле наркотиками и других преступлениях».

Вплоть до момента обнаружения неонацистской группы в ноябре прошлого года эти преступления называли в Германии не иначе, как «кебабными убийствами», т.е. считалось, что все погибшие были продавцами кебаба или шаурмы. Среди немцев бытует стереотип о том, что все турки занимаются в Германии только этим.

Выступая в Берлине в четверг, Ангела Меркель принесла свои извинения семьям убитых иммигрантов. «Что особенно тягостно, в течение нескольких лет родственники погибших находились под подозрением, - заявила канцлер, - прошу простить нас за это».

Критики утверждают, что немецкая полиция «ослепла на правый глаз». «В Нюрнберге, городе, где я живу, неонацисты избили 17-летнего паренька до полусмерти, однако полицейские не отнеслись к этому серьезно», - вспоминает 19-летняя студентка Идиль (Idil), участница антифашистского марша, состоявшегося в Дрездене в начале нынешнего месяца. Этот парень-курд, который является ее другом, пострадал за то, что отпустил какое-то замечание по поводу аксессуара марки Thor Steinar у подруги одного из нападавших.

Между тем, не все правые экстремисты скрываются в тени. Некоторые из них заседают в законодательных собраниях земель в качестве представителей Национал-демократической партии (НДПГ). Органы внутренних дел общегосударственного и местного уровня рассматривают в настоящее время возможные последствия запрета на деятельность НДПГ. Данная идея появилась после того, как два бывших ее члена были арестованы по подозрению в том, что помогали Национал-социалистическому подполью в течение всех 11 лет деятельности этой организации.

Руководители НДПГ, конечно, отрицают факт наличия связей с террористами. Тем не менее, они даже не стараются скрыть своих симпатий к нацистам. Как указали авторы статьи, недавно опубликованной в журнале Der Spiegel, изображение германской руны «альгиз» (Elhaz), бывшей в Третьем рейхе символом программы, предписывающей рожать только расово-чистых арийских детей, красуется прямо над входом в офис партии.

В Германии не так трудно найти отъявленных неонацистов, просто нужно знать, где искать.

Как-то раз мне рассказали об одном любопытном эпизоде, произошедшем недавно. Вечером в одном из берлинских пивных баров некий посетитель, сидевший с дюжиной друзей, пригласил за свой столик американца. Это было после 5 часов вечера, когда пол-литровая кружка светлого пива стоит всего 1,5 евро. «Эй, Нью-Йорк, подгребай к нам», - крикнул одетый в черное завсегдатай пивной  «Zum Henker» (У палача), расположенной в восточной части немецкой столицы.

После недолгой беседы любители пива подняли бокалы. «Prost! (Ваше здоровье!)» - сказал американец. Он стукнул своей кружкой о бокал соседа, ожидая, что немец сделает то же самое. Однако вместо этого его новый знакомый вдруг выбросил вперед правую руку в нацистском приветствии и оглушительно проревел «Зиг хайль!», чем немало позабавил посетителей пивной, молодых парней лет двадцати с небольшим.

Пивной бар «Zum Henker» часто упоминают как место в Берлине, которые правые экстремисты облюбовали для своих встреч. Его хозяин, урожденный британец по имени Пол Баррингтон (Paul Barrington), дородный мужчина с обритой головой и хорошо подвешенным языком, встретил журналистов Guardian в своем заведении, одетый в футболку с надписью «Combat 18» - названием британской неонацистской террористической организации. Нет никаких доказательств того, что кто-то из членов Национал-социалистического подполья когда-либо посещал эту пивную, или что Баррингтон, родившийся в юго-восточном районе Лондона и переехавший в Германию 20 лет назад, связан с какой-то террористической организацией.

Однако, как утверждают антифашисты, та уверенность, с которой Баррингтон и клиенты его пивной демонстрируют свою симпатию к нацистам, сама по себе свидетельствует о том, что немецкие ультраправые уже не прячутся в тени, а смело вылезают на свет божий.

Возьмите хозяина пивной. Восемь лет назад на Баррингтона завели дело за то, что он вывесил на своем сайте постер с изображением тайного агента полиции и надписью «Эта пуля для тебя!». Сегодня британец утверждает, что надпись являлась всего лишь цитатой из «популярной песни».

Однако и в настоящее время ему также нравится играть словами и цифрами. Одним из самых популярных напитков, подающихся в его заведении, является коктейль под названием «Himla», в состав которого входит малиновый ликер. Здесь явно прослеживается аналогия с именем шефа тайной полиции нацистской Германии Генриха Гиммлера (Heinrich Himmler). Если использовать хорошо известный шифр, в котором каждая буква заменяется цифрой, соответствующей ее порядковому номеру в алфавите, то цифры на его футболке можно прочитать, как первые буквы имени «Адольф Гитлер» (Adolf Hitler) [A=1, H=8]. В пятницу Баррингтон устроит одно из самых популярных своих мероприятий, когда напитки будут стоить всего 88 [«Хайль, Гитлер!» (Heil Hitler), если читать по тому же принципу] центов за дозу. «Это – рекламный ход, попытка привлечь людей, у которых остается мало денег в конце месяца», - объясняет хозяин бара.

Да, признает он в электронном сообщении, «напиток под названием «Himla» может кому-то показаться провокацией, однако людям запомнилось это название, а коктейль стал одним из самых популярных в Берлине». Баррингтон также советует нам «не забывать о том, что речь идет о пивной, а не об офисе политической партии, поэтому не стоит уделять столько внимания политкорректности». Что касается выкриков «Зиг хайль!» (Sieg Heil), пишет он, то разве мы не могли ошибиться? Ведь посетитель, наверное, воскликнул «Schmeckt geil!" (Превосходный вкус!), не так ли?

Мы задали Баррингтону вопрос о том, осуждает ли он убийства иммигрантов. Его ответ говорит сам за себя – «Без комментариев».

Что запрещено законами Германии

• Произносить/выкрикивать/писать каждый из следующих слоганов – «Ein Volk, ein Reich, ein Führer» (девиз нацистов, означающий «Один народ, один рейх, один фюрер»); «Blut und Ehre» (девиз Гитлерюгенда, означающий «Кровь и честь»); «Meine Ehre heisst Treue» (девиз СС, означающий «Моя честь – это верность»)

• Выставлять на всеобщее обозрение статуэтки, бюсты или картины, изображающие Гитлера. Исключение делается только для учебников истории, музеев и тех случаев, когда это делается в образовательных целях

• Татуировки или граффити в виде свастики

• Руна в виде двух молний (Doppelsigrune), символ СС

• Размахивать красно-бело-черным флагом с изображением свастики (Reichskriegsflagge), который использовали нацисты.

• Выбрасывать вперед руку в нацистском приветствии и произносить «Зиг хайль!» (Sieg Heil!) или «Хайль, Гитлер!» (Heil Hitler!).

• Публично петь нацистские песни или использовать их в качестве сигнала вызова на мобильном телефоне.

• Иметь во владении книгу Гитлера «Моя борьба» (Mein Kampf).

Что не запрещено законами Германии

• Все незаконные символы, приветствия и слоганы можно использовать, если вы делаете это с добрыми намерениями и в достойных уважения целях. Например, надевая футболки с изображением свастики, перечеркнутой или выброшенной в мусорный ящик, антифашисты не преступают закон. Также не запрещается использовать подобные вещи в музеях, учебниках истории, произведениях искусства или карикатурах.

• Следующие нацистские символы и аббревиатуры: FG – Fuhrer's Geburtstag (день рождения фюрера); 18 – Адольф Гитлер/Adolf Hitler (A=1, H=8); 88 – Хайль, Гитлер/Heil Hitler; 192 – Адольф вернулся/Adolf is back (A, I, B - 1, 9 и 2 буквы алфавита соответственно).

• Иметь во владении скульптуры, бюсты или картины, изображающие других нацистских лидеров, например Рудольфа Гесса (Rudolf Hess) или Генриха Гиммлера (Heinrich Himmler).

• Ходить гусиным шагом без вытянутой вперед руки.

• Петь нацистский национальный гимн (Das Deutschlandlied), который и сегодня является национальным гимном Германии, однако в нынешней версии используется только третий куплет, а наиболее известная строка «Deutschland, Deutschland über alles» (Германия превыше всего) опущена.

http://rus.ruvr.ru/2012_02_24/66796735/