В истории Соединенных Штатов период раздельного (сегрегированного) проживания представителей двух рас (черной и белой) занимает бóльшую часть истории — весь XIX и первую половину ХХ века. Юридические основания разделения двух рас не раз менялись, но в целом ситуация оставалась сходной. Сегрегация сохранялась и в армейских частях, куда во время крупных военных кампаний, пережитых США за это время, попадали, разумеется, и чернокожие военнослужащие.

До 1860-х годов сегрегация объяснялась несвободным (рабским) состоянием, в котором находилось 4 млн. негров в южных штатах. В Штатах были также и свободные негры (free negroes). По данным переписи 1860 года, 287 958 из них проживало на Юге и 200 112 на Севере. В северных штатах, вопреки тому, что представляют подчас в России, свободные негры были законодательно весьма жестко урезаны в правах.

Л. Литвак, лауреат премии Пулитцера, в недавнем прошлом президент Ассоциации американских историков, в книге «Север рабства» [1961 год] писал:

«В первой половине XIX века в свободных (т.е. не рабовладельческих) штатах сохранялось не только фактическое неравенство негров, но и происходило постоянное урезание их формальных юридических и политических прав, провозглашенных в революционный период. Практически во всех свободных штатах... местные законодательные собрания разрабатывали постановления, ограничивавшие или вовсе запрещавшие въезд негров на их территорию, на Севере повсеместно запрещались межрасовые браки, для белых и черных устанавливалось раздельное обучение, посещение церквей и т.д. Свободный Север утверждал систему, известную как расовая сегрегация».

Служба негров в армии в те годы, собственно, и не предусматривалась, ибо полнотой гражданских прав — что на Юге, что на Севере — владели лишь белые. Регулярная армия мирного времени была немногочисленной. Так, к 1861 году, когда население Штатов составляло более 31 млн. человек, в их армии насчитывалось всего 15 304 солдат и 1098 офицеров. Когда в том же году, уже после начала мятежа на Юге, живший в Вашингтоне свободный негр Джейкоб Додсон обратился к военному министру США Саймону Камерону, предлагая принять на воинскую службу «300 надежных цветных свободных граждан», то получил ответ, что «в настоящее время министерство не намерено призывать на государственную службу цветных солдат». Понятно, что до мятежа — и подавно не намеревалось.

Во время предыдущих военных конфликтов регулярная армия увеличивалась за счет создаваемых в штатах отрядов добровольцев (Volunteers). Однако служба негров и там не предусматривалась. Согласно принятому Конгрессом 8 мая 1792 года Закону об Ополчении (Militia Act), членом ополчения мог быть лишь «свободный трудоспособный белый мужчина». Так что в ходе войны с Мексикой 1846-1848 годов, когда армия Штатов резко увеличилась (примерно на 100 тыс. человек) за счет ополченцев, негров в рядах ее военнослужащих не было.

«Негры служили [в армии] только в качестве личной прислуги [офицеров]», — писал американский историк Джек Фонер. Многочисленные примеры таких слуг — не учтенных в официальных реляциях, но насчитывавших сотни и сотни — приведены в статье Роберта Мэя «Невидимые люди: Черные и армия США в Мексиканской войне». Как добавляет «Энциклопедия Черной Америки», «служба афро-американцев в Мексиканской войне была ограничена теми, кто служил в командах судов Военно-морского флота, державших морскую блокаду Мексики и Калифорнии».

В начале войны с конфедератами об освобождении и вооружении рабов речи также не шло. Тем не менее, на местах кое-где этим занялись уже весной 1862 года. Генерал Дэвид Хантер, занявший 31 марта 1862 года десантом ряд островов у берегов Южной Каролины, Джорджии и северной Флориды, на которых находились плантации, чьи хозяева бежали, а чернокожие рабы остались, 9 мая 1862 года издал прокламацию о том, что рабы мятежных плантаторов объявляются свободными и призываются в федеральную армию. К июню он сформировал из стекшихся к нему, в том числе с континента, бывших рабов отдельный полк.

Федеральное правительство, с запозданием узнав об этом, 10 августа приказало полк распустить. В конце июля – первой половине августа 1862-го канзасский сенатор Джеймс Лейн, также по своей инициативе, создал негритянский полк, позже влившийся в армию США как Первый канзасский цветной пехотный (1st Kansas Colored Volunteer Infantry Regiment). Эту негритянскую воинскую часть, прошедшую с боями всю Гражданскую войну, принято считать первой таковой в армии США.

Между тем, к тому моменту юридическое обоснование для формирования частей из негров, включая беглых рабов, уже имелось — принятый Конгрессом 17 июля 1862 года новый Militia Act. Однако лишь 25 августа 1862 года юридический советник военного министра США Эдвин Стэнтон, близкий соратник Авраама Линкольна, передал «военному губернатору Юга» генералу Руфусу Сакстону приказ сформировать из беглых черных рабов из Южной Каролины, Флориды и Джорджии (в том числе остатков незадолго до этого распущенной части Хантера, около 100 человек из которой остались на службе при генерале) части общей численностью не более 5000 человек.

В начале 1863 года уже созданные полки из негров-добровольцев официально вливаются в федеральную армию, а 22 мая 1863 год был утвержден официальный порядок призыва чернокожих, а при Военном министерства США создано Бюро цветных частей (Bureau of Colored Troops), занятое формированием негритянских полков. По современным данным, опубликованным в США, к концу войны в негритянских полках числилось 178 975 человек (10% от численности всей федеральной армии), еще 19 тысяч негров служило во флоте.

В советских изданиях названы близкие данные — 186 тысяч в рядах армии плюс 250 тысяч в тыловых частях. Потери негритянских частей Севера советские и американские издания также называют одни и те же — 36 847 негритянских солдат и еще около 3200 моряков. Однако американские издания содержат важное уточнение — из 36 847 погибших негритянских солдат только 7189 (19,5%) погибли непосредственно в бою или от полученных там ран, а 29 658 (80,5%) погибли от болезней. Дело в том, что в основном негритянские части задействовались не в боях, а во вспомогательных работах.

«Даже зачисленных в вооруженные силы, негров во многих случаях ставили только на гарнизонные и хозяйственные работы», — говорится в одной из современных официозных американских публикаций. «Из-за предрассудков в их отношении, черные части не были использованы в боях так широко, как могли бы быть. Тем не менее, они отличились в ряде сражений», – констатируется в другой, не менее официозной.

Один из наиболее известных примеров воинской доблести негритянских подразделений, популяризированный американским киноматографом (фильм «Слава», 1989 год), — штурм 54-м Массачусетским добровольческим полком укрепленного форта Вагнер под Чарлстоном 18 июля 1863 года, когда негритянский полк в ожесточенном бою потерял до половины своего состава.

Расовая сегрегация в армии Севера была весьма последовательная. Неграм не разрешалось служить в одних частях с белыми, из них были созданы отдельные части, в которых основные офицерские должности занимали белые. Черные также подвергались дискриминации при присвоении офицерских и унтер-офицерских званий. Так, офицерские чины к концу Гражданской войны получили лишь около 80 негров — из более чем 200 тысяч служивших в федеральных вооруженных силах.

Стоит отметить, что в ходе Гражданской войны негры (рабы и свободные) воевали и в рядах конфедератов. Упоминания о том, что уже в 1862 году в частях Конфедерации фиксировались крупные — до нескольких тысяч — группы вооруженных негров, приводятся во многих американских изданиях, которые, впрочем, признают, что определить число воевавших на стороне Юга негров сложно.

Путем экстраполяций некоторые эксперты получают цифры в 65 или 100 тысяч негров в рядах конфедератов. Но это уже напоминает скорее спекуляции на тему «еврейских солдат Гитлера». По оценке современного историка Джона Стауффера, в рядах армии Юга состояли от 3 до 10 тысяч солдат и еще от 20 до 30 тысяч вспомогательных рабочих. А это составляло менее 1% чернокожего населения Юга. При этом известно, что 125 тысяч — примерно 60% чернокожих солдат Севера — были беглецами из южных штатов.

Впрочем, многочисленные негритянские полки, созданные в федеральной армии в ходе затяжной войны с Югом, после ее окончания были расформированы. Двухмиллионная армия, собранная под ружьем Севером к концу войны, в мирное время была не нужна.

Из личного состава существовавших в годы войны негритянских частей 1 августа 1866 года было создано шесть новых полков: 9-й и 10-й кавалерийские и 38-й, 39-й, 40-й и 41-й пехотные полки. Кавалерийские полки, а также 39-й и 40-й пехотные были отправлены в Техас, а 38-й и 41-й размещены в оккупационных гарнизонах в южных штатах. В 1869 году на основе 38-го и 41-го пехотных полков был создан один — 24-й, размещенный в Новом Орлеане, в следующем году переведенный в Сан-Антонио, штат Техас, а на основе 39-го и 40-го полков — 25-й, находившийся в Форт-Кларк в том же штате.

Негритянские кавалерийские полки в 1875 году были переброшены в Нью-Мексико и Колорадо на шедшую там войну с чейеннами и апачами. Здесь эти части, состоявшие в основном из бывших рабов, неграмотных и не имевших профессии, оказались востребованы и в последующие десятилетия получили 17 Медалей Почета (Medal of Honor), являющимися высшими наградами США.

При этом 9-й и 10-й кавалерийские полки были полностью укомплектованы белыми офицерами, как из-за дискриминационной политики, так и ввиду отсутствия военного образования у чернокожих. Позже в этих частях появились и черные офицеры — в 10-м кавалерийском полку первым небелым офицером стал в 1877 году лейтенант Генри О’Флиппер, первый в истории США чернокожий выпускник (1872 год) военной академии в Вест-Пойнте.

Эти пограничные негритянские полки получили название «солдат буффало» (Buffalo soldiers), позже буйвол стал символом черных частей американской армии, ограниченных, впрочем, этими кадровыми частями, размещенными на самых задворках страны, а также частью «негро-семинольских индейских скаутов» (Seminole-Negro Indian Scouts), также созданной на индейском пограничье в 1870-х годах. Последнюю часть укомплектовали из числа черных рабов, освобожденных из рабства у семинолов на индейской территории.

Кроме того, негры несли службу на флоте, но в основном на вспомогательных должностях. Так, из 260 американских рядовых военных моряков, погибших при взрыве броненосца «Мэн» 15 февраля 1898 года на рейде Сантьяго-де-Куба — что стало поводом для начала американо-испанской войны — 22 были чернокожими.

Что касается правового положения чернокожих, то оно стало формально свободным на всей территории Штатов в 1865 году, когда после разгрома конфедератов была принята 13-я Поправка к Конституции, отменявшая рабство, а затем началась «реконструкция» Юга, обеспечиваемая его оккупацией федеральными войсками. Закончилось это официальным компромиссом демократов и республиканцев в начале 1877 года, когда голоса южных выборщиков-демократов обеспечили победу кандидату в президенты от республиканцев Резерфорду Хейсу, а тот вывел последние федеральные части, еще стоявшие в не до конца «реконструированных» Луизиане, Южной Каролины и Флориды, и передал контроль за назначением чиновников на юге демократам, бывших «партией южан».

Вскоре в южных штатах появляются законы о раздельном проезде в поездах для черных и белых, запрете на межрасовые браки и т.д., и Вашингтон этому не препятствовал. Так, в 1882 г. Верховный суд узаконил запреты на межрасовые браки, введенные в Южной Каролине, Луизиане, Миссисипи и других штатах Юга. В 1896 году Верховный суд, разбирая дело Плесси против Фергюссона, вынес прецедентное решение о том, что закон штата Луизиана от 1890 года о сегрегации в поездах не нарушает 13-й поправки к Конституции, ибо речь в данном случае шла, как заявил суд, о «равном, но раздельном» существовании двух рас. Позже аналогичные законы появились и в других штатах Юга, и почти на всем Западе.

«Солдаты буффало», все 4 полка, приняли участие в высадке американского десанта на Кубу и в ожесточенных боях там, в том числе в решающей битве при высотах Сан-Хуан 1 июля 1898 года. Теодор Рузвельт, штурмовавший тогда испанские укрепления во главе набранных им на Западе «лихих наездников» (Rough Riders), попал под мощный огонь испанских орудий и был спасен лишь молниеносной атакой негритянской кавалерии.

В книге о негритянских частях американской армии, вышедшей в 1919 году с предисловием самого Рузвельта, отмечается:

«9-й и 10-й кавалерийские полки, негритянские части регулярной армии США, спасли на высотах Сан-Хуан “лихих наездников” полковника Рузвельта, обеспечив ему большую часть добытого в битве почета и славы. Знаменитый клич этих черных солдат, бросившихся к испанским укреплениям с пением “Жарко будет в старом городе сегодня вечером”, знаком всем [в США]». По итогам недолгой кампании на Кубе – продолжавшейся с высадки первого десанта 22 июня по капитуляцию испанских войск 16 июля 1898 года – Медалей Почета удостоились пять негритянских военнослужащих.

Также с началом войны с Испанией Военное министерство санкционировало создание 4 новых добровольческих пехотных (U.S. Volunteer Infantries) полков из негров — 7-го, 8-го, 9-го и 10-го, общей численностью около 3 тысяч человек. Эти негритянские части в основном имели белых офицеров, впрочем, были и исключения. Например, 18-летний Бенджамин Дэвис, ставший в 8-м пехотном полку временным первым лейтенантом и в 1899 году после расформирования части продолживший службу в «солдатах буффало», а завершивший ее уже в 1940-х годах в звании бригадного генерала, будучи единственным на тот момент чернокожим в армии США в этом звании.

В начале испанской кампании 6 тысяч негров вступили в формируемые части Национальной гвардии, составив там 8 отдельных полков — 3-й Алабамский, 8-й Иллинойский, 1-й Индианский, 23-й Канзасский, 6-й Массачусетский, 3-й Северно-Каролинский, 9-й Огайский и 3-й Виргинский. Два из них, 8-й Иллинойский и 23-й Канзасский, были отправлены на Кубу, где несли гарнизонную службу и охраняли испанских пленных. 6-й Массачусетский полк выполнял аналогичные функции был отправлен в Пуэрто-Рико. В боях эти части не участвовали, а по окончании войны все они были расформированы.

А «солдаты буффало» были вновь разбросаны по самым отдаленным участкам Штатов — 9-й кавалерийский полк был отправлен в Калифорнию (и занимался в том числе охраной Йосемитского национального парка), 10-й кавалерийский полк — в Техас, 24-й пехотный — в Юту и Вайоминг, 25-й пехотный — в Аризону и Нью-Мексико. Когда в конце 1898 – начале 1899 годов на Филиппинах вспыхнуло восстание против американской оккупации, среди прочих туда были также направлены бойцы 24-го и 25-го пехотных полков, несшие службу на островах до 1902 года.

В 1906 году мы застаем 25-й пехотный полк у Форт-Брауна на крайней южной оконечности Техаса, во время громкого «Браунсвиллского дела» (Brownsville Affair), когда негритянские солдаты были обвинены в нападении на полицию.

Также у границы с Мексикой, в Форт-Кларк, вплоть до 1914 года стояли и «негро-семинольские скауты». И неудивительно. Граница регулярно в те годы подвергалась набегам мексиканских повстанцев (вспомним рейд Панчо Вильи на Колумбус в 1916 году) и просто бандитов. В 1906-1908 годах негритянские части регулярной армии вновь находятся на Филиппинах, воюют с местными повстанцами из числа «мавров» (Moros), как называют местных темнокожих мусульман.

В то время нишей чернокожих в армии США оставались только такие отдельные «контр-партизанские» части для действий на «далеком фронтире», некий аналог британских гуркхов.

2 апреля 1917 года президент Вудро Вильсон объявил, что США находятся в состоянии войны с Германией, что 4 апреля было подтверждено Сенатом и 6 апреля – Конгрессом. Этот шаг и намеченная вслед за ним отправка миллионного экспедиционного корпуса в Европу в то время, когда страны Антанты были обессилены бойней, перемоловшей за несколько лет сотни тысяч солдат, обеспечивали США входной билет в клуб вершителей судеб послевоенного мира.

Но на пути этих грандиозных планов неожиданно встало слабое желание американцев участвовать в европейской бойне. Если в XIX веке с началом войны – с Великобританией ли, с Мексикой или Испанией – десятки тысяч добровольцев вступали в армию, то теперь этого не произошло. «Через десять дней после объявления о вступлении США в войну генеральный штаб рассчитывал иметь 700 тысяч добровольцев, а их насчитывалось всего 4355», – отмечает историк Андре Каспим. Между тем армия США насчитывала в мае 1916 года всего 108.399 солдат и офицеров, что было явно недостаточно для участия в мировой войне. В связи с этим 18 мая 1917 года Конгресс принял закон о всеобщем призыве, хотя оговорив его «селективное» (выборочное) применение – призвать первоначально планировалось до конца войны миллион человек из всех потенциальных призывников (позже это число, разумеется, было заметно превышено).

Это была первая мобилизация в США со времен Гражданской войны 1861 – 1865 годов. Проводился этот «селективный» призыв несколько своеобразно – ввиду нежелания многих белых американцев идти в армию для войны за океаном (многие из них даже брались за оружие) образовался определенный «перекос» в сторону увеличения призыва чернокожих. Составляя 10% населения США, при этом в призыве 1917-1918 годов они составили 13%.

Правда, негры, подвергавшиеся жесткой расовой сегрегации и бессудным расправам, называемых «судом Линча» (в 1916 году в США было зафиксировано 66 таких случаев), меньше всего хотели воевать за ущемлявшую их в правах страну. Позиция негритянского движения в военном вопросе хорошо иллюстрируется редакторской статьей одного из его лидеров Уильяма Дюбуа, вышедшей в августе 1918 года в его журнале «Кризис». Дюбуа прямо заявлял, что когда это будет «наша страна», вот тогда это и будет «наша война».

Поэтому лидеры США во время войны озвучивали самые радикальные заявления о том прекрасном будущем, которое ждет чернокожее население страны после победы в войне, в которой их звали принять участие. «В этой войне мы утверждаем новый дух всеобщего равенства и братства, – заявлял, например, военно-морской министр США Джозефус Дениэлс. – Слишком долго Америка была порабощена, слишком долго у власти стояла каста».

«С тысячами ваших сынов, находящихся в [военных] лагерях и во Франции, – обращался к чернокожим президент Вудро Вильсон, – по завершении войны вы должны ожидать не меньшего чем получения полных гражданских прав, – таких же, какими пользуются все прочие граждане [США]».

В итоге, даже тот же Дюбуа в июле 1918 года выступил в «Кризисе» с редакторской статьей «Сомкнуть ряды», призывая в ней своих братьев напрячь силы в войне с Германией.

«Для нас, цветной расы, исход [этой войны] является немаловажным, – писал Дюбуа. – Представим победу Германии – это означало бы конец устремлениям негров и других темных рас к равенству, свободе и демократии. Не сомневайтесь! После этой войны будут излечены ваши обиды, так что сомкнем наши ряды плечом к плечу с нашими белыми гражданами и единой нацией устремимся в бой за демократию».

Другие видные лидеры негритянского движения – такие, например, как журнала «Посланник» Чэндлер Оуэн и Филипп Рэндольф, агитировавшие негров против поддержки войны, – в 1918 году были заключены в тюрьму Нью-Йорка по принятому 15 июля 1917 году закону о шпионаже. По этому закону подвергались преследованиям и выступавших с пацифистских позиций социалисты – один из лидеров Социалистической партии Америки и Индустриальных рабочих мира Юджин Дебс в июне 1918 года был осужден за антивоенное выступление на 10 лет тюрьмы.

На 10 лет был отправлен в Ливенуортскую тюрьму в том же году другой видный лидер Индустриальных рабочих мира негр Бен Флетчер. Всего во время войны в США по закону о шпионаже – который трактовался весьма широко – по данным Андреа Каспи, было арестовано 2168 человек, из которых 1055 были осуждены на различные сроки.

Что касается непосредственно военной службы негров на фронтах Первой мировой, то к августу 1918 года, когда Американский экспедиционный корпус вступил в полноценные боевые действия во Франции, из миллиона его солдат около 200 тыс. составляли негры. Их использование во многом было похоже на то, что было во времена Гражданской войны. Ряд черных полков блестяще проявил себя в бою – бойцы 369-го, 370-го, 371-го и 372-го пехотных полков получили сотни французских «Военных крестов» (Croix de Guerre) и американских «Крестов за выдающиеся заслуги» (Distinguished Service Cross). При этом из 200 тысяч негритянских солдат во Франции только «42 тысячи ...несли строевую службу, а остальные строили и ремонтировали дороги, разгружали суда, рыли окопы, готовили пищу и сжигали тела убитых. Все это негры выполняли под наблюдением специально назначенных белых офицеров, о которых было известно, что они «умеют обращаться» с черными». «Лишь один из пяти черных солдат, прибывших во Францию, участвовал в бою, в то время как в целом в Американском экспедиционном корпусе двое из трех солдат приняли участие в бою», – пишет американский историк Дэвид Кеннеди.

Выразительна и статистика потерь негритянских военнослужащих американской армии на европейских фронтах Первой мировой: «К черным солдатам из 92-й и 93-й дивизий [а только эти негритянские части и участвовали в боевых действиях] относятся 773 из 52.947 погибших в бою военнослужащих Американских экспедиционных сил, менее чем 2% [точнее, даже чуть менее 1,5%] от всех потерь... 4408 из 202.628 американских раненых составили негры [около 2%]». И это при том, что негры составляли, как уже говорилось выше, до 20% состава Американского экспедиционного корпуса во Франции.

В целом о том, как военное командование США видело возможность задействовать чернокожих призывников, говорят документы, исходившие из Управления оперативного планирования Генерального штаба США. Глава управления полковник Андерсон 16 мая 1918 года издал «Распоряжении о черных призывниках», прямо заявив в нем, что «черные призывники не могут быть использованы против войск противника». Он отмечал, что «в основном негры призваны из южных штатов», и, как правило, не имеют ни образования, ни специальности, занимаясь там неквалифицированным трудом – «каждый южный штат имеет негров в синих комбинезонах, работающих киркой и лопатой». В связи с этим он рекомендовал «устроить черных призывников в [военных] лагерях вблизи их домов, организовать в трудовые батальоны и использовать для работы... таким образом, черные призывники, облеченные в синие комбинезоны, продолжат работать киркой и лопатой так же, как делали это до этого». Аналогичным было отношение в американской армии во Франции к находившимся там черным солдатам. Как пишет Дэвид Кеннеди, «почти все белые офицеры старших званий презирали находившихся под их командованием... черных солдат часто отвлекали во Франции летом 1918 года от обучения в лагерях и отправляли работать грузчиками или чернорабочими».

В то же, что черных солдат можно использовать в бою, в Генеральном штабе США верили мало. И дело тут было не только в популярных в то время расовых предрассудках. Полковник Андерсон достаточно развернуто изложил свои доводы в письме генеральному инспектору войск США бригадному генералу Литлу Брауну, занимавшему пост главы отдела дивизионного планирования в Управлении военного планирования Генерального штаба США:

«Огромный процент чернокожих является невежественным и неграмотным, занятым на поденной работе. Эти люди не имеют, в огромном числе случаев, моральной стойкости противостоять трудностям и воздействию среды полевой службы, особенно во Франции с ее влажными холодными зимами. Представители низших социальных слоев негритянского населения из лесной глубинки не имеют моральной стойкости и крепости выстоять на линии фронта против немецких войск, которые укомплектованы людьми с высоким уровнем образования и отлично подготовленными [для войны]. Враг постоянно ищет слабое место в линии [фронта] и он может найти его в той части линии [фронта], которую удерживают войска, собранные из отбросов из числа представителей цветной расы, и он может сконцентрировать все [силы], которые имеет, против них» для прорыва фронта».

Действительно, если немецкая армия в очень значительной степени состояла из промышленных рабочих, по работе привычных к организованному труду и современной технике, приобретших огромный опыт за время войны, то только что прибывшие и получившие некоторую общую военную подготовку в лагерях негры из южной глубинки этим похвастать не могли и представляли собой «слабое звено» американской армии.

Исключение составлял ряд негритянских частей, сформированных до войны в составе Национальной гвардии и приобретших там определенную выучку. Среди них наиболее известен 369-й пехотный полк (369th Infantry Regiment), известный также как «Гарлемские адские бойцы» (Harlem Hellfighters), созданный в 1913 году в Нью-Йорке как 15-й полк национальной гвардии. Аналогичную предысторию имели и упомянутые выше 370-й, 371-й и 372-й пехотные полки, отличившиеся в ходе военных действий во Франции. Многие из них также носили выразительные прозвища – так, солдат 370-й именовали «Черными дьяволами» (Black Devil). Эти армейские части имели и чернокожих офицеров вплоть до высшего звена. «Необходимо отметить, что 370-м полком, изначально 8-м Иллинойсским полком Национальной гвардии, командовал полковник Франклин А. Дэнисон, негр, и все имевшиеся в полку офицеры были неграми... и в 369-м полку практически все офицеры были неграми», исключая командира полка, полковника Хейвуда.

Однако в ходе войны пропорция в 92-й пехотной дивизии, в которую входили 369-й, 370-й, 371-й и 372-е полки, изменилась: «В 92-й дивизии в начале войны 82% офицеров составляли чернокожие, к концу войны их было 58%». В значительной степени это происходило из-за политики замещения чернокожих офицеров белыми со стороны военного начальства. В частности, 12 июля 1918 года со своего пост был смещен командир 370-го полка полковник Дэнисон, затем еще целый ряд черных офицеров этого же полка был заменен белыми.

В годы войны офицеров для армии массово готовили специальные офицерские школы, ряд из которых специализировался на подготовке чернокожих командиров. Открытие и деятельность этих школ была обязана полковнику Чарльзу Янгу, первому чернокожему в этом звании в армии США, начинавшему в 1890-е годы службу в кавалерийских «частях буффало».

Первая из таких школ начал работать весной 1917 года в Форт Хуачука в Аризоне, с июня 1917 года действовала школа в Форт Де-Мойн в Айове, выпустившая 15 октября 1917 года 639 чернокожих лейтенантов и капитанов (из 1250 поступивших в нее кандидатов). Это был единственный выпуск школы в Де-Мойне, впрочем, еще около 700 чернокожих офицеров было подготовлены за время Первой мировой войны в других аналогичных центрах. Учитывая, что общее число офицеров в армии США к моменту окончания войны 11 ноября 1918 года составляло 203.786 человек, так что негров среди них, как выходцев из Национальной гвардии и «частей буффало», так и произведенных в ходе войны, было чуть более половины процента.

Боевому применению 92-й негритянской дивизии способствовало то, что в апреле 1918 года она перешла под командование французской армии, задействовавшей ее на фронте с туземными частями из французских колоний. Французы, несмотря на свою жесткость в захвате и управлении заокеанскими колониями и изрядный европейский снобизм, тем не менее, видели в своих цветных подданных людей (чем и объясняется то, что в годы Второй мировой едва ли не большую часть формирований «Свободной Франции» первоначально составили колониальные части, боровшиеся за освобождение своей метрополии).

Такого рода отношение французов к чернокожим солдатам, а особенно к офицерам оказалось для белых американцев необычным. Генерал Джон Першинг, командующий Американским экспедиционным корпусом во Франции, 7 августа 1918 года издал специальное секретное руководство для французов о том, как, по мнению американского командования, нужно правильно вести себя с чернокожими, в том числе и имевшимися в этих полках, как уже говорилось выше, чернокожими офицерами. Этот документ, опубликованный в мае 1919 года в негритянском американском журнале «Кризис», стоит ввиду обстоятельности в нем разъяснений привести полностью:

«Французской военной миссии, находящейся в американской армии.

Секретная информация, касающаяся негритянских американских частей.

Эта [директива] важна для французских офицеров, назначенных командовать черными американскими войсками, или живущими в тесном контакте с ними, дабы иметь точное представление о месте, которое занимают негры в Соединенных Штатах. Изложенная в данной директиве информация должна быть доведена до сведения этих офицеров, и в их интересах, чтобы эта информация была изучена и распространена [ими] далее. Она будет передана также французским военным через гражданские власти, дабы информировать по этому вопросу французов, живущих в военных городках, занимаемых американскими чернокожими войсками.

1. Американское отношение к негритянскому вопросу может быть дискуссионным для многих французов. Но мы, французы, полезем со своим уставом в чужой монастырь, если начнем обсуждать то, что кто-то именует «предрассудками». Американское общественное мнение единодушно в негритянском вопросе и не допускает какого-либо [его] обсуждения.

Возрастающее число негров в США (около 15 миллионов) создало бы для белой расы в республике угрозу вырождения, если бы не непроходимая пропасть между ними.

Так как эта опасность отсутствует для французского народа, французская публика привыкла к с дружественному и снисходительному обращению с неграми.

Эти снисходительность и дружественное отношение являются вопросами, которые огорчают американцев. Они считают это оскорблением их национальной политики. Они боятся, что контакт с французами пробудит в черных американцах чаяния, которые для них [белых] являются неприемлемыми. Крайне важно, чтобы действия [французов] не входили в глубокое противоречие с американским общественным мнением.

Несмотря на то, что чернокожий является гражданином Соединенных Штатов, он рассматривается как существо, уступающему белому человеку, с которым возможны лишь отношения по работе. Черные постоянно порицаемы за недостаток у них интеллекта и их хитрость, и за их склонность к неуместному сближению отношений [с белыми].

Пороки негров являются постоянной угрозой для [белых] американцев, которые должны строго их подавлять. Так, нахождение черных американских войск во Франции породило уже столько же жалоб на попытки изнасилования, как и на все остальные армии. И это несмотря на то, что черные солдаты, направленные нами [во Францию], были отборными по физическим и нравственным параметрам, а в целом число отбракованных [черных] при мобилизации было непропорционально большим.

Заключение:

1. Мы должны предотвращать увеличение любой близости между французскими офицерами и чернокожими [американскими] офицерами. Мы можем быть вежливыми и любезными с последними, но мы не должны общаться с ними так же, как с белыми американскими офицерами, так как это глубоко ранит последних. Мы не должны есть вместе с ними [с чернокожими], не должны пожимать им руки, стремиться говорить с ними или встречаться вне обязанностей по военной службе.

 2. Мы не должны оценивать чернокожих солдат слишком хорошо, особенно в присутствии белых американцев. Является верным признавать их хорошие качества и исполнение ими своих обязанностей, но только в умеренных выражения и строго в соответствии с истиной.

3. Считайте обязательным для себя предотвратить местное население от «порчи» негров. [Белые] американцы приходят в ярость от любого публичного выражения близости между белой женщиной и черной мужчиной. Недавно у них вызвал публичные протесты шедший в кинотеатре Vie Parisienne фильм «Дети пустыни», в котором показана [белая] женщина в «приватном кабинете» с негром. Дружеские отношения белых женщин с темнокожими мужчинами также являются причиной глубоких переживаний для наших [французских] опытных колониальных служащих, которые видят в этом грядущую угрозу престижу белой расы во [французских колониях].

Военная власть не может прямо вмешиваться в этот вопрос, но она может через органы гражданской осуществлять определенное влияние на население».

Стоит отметить, что Джон Першинг в 1890-е годы служил в 10-м кавалерийском полку, одной из немногочисленных кадровых негритянских частей американской армии, в числе так называемых «частей буффало», отличившихся во время военных действий против индейцев и испанцев, приобретя за это в Вест-Пойнте прозвище «Черный Джек». Так что опыт командования чернокожими солдатами он имел и в какой-то степени опирался на него во время Первой мировой, когда даже присвоил одной из двух негритянских дивизий во Франции ту же символику черного буйвола, что и у «солдат буффало» на индейском пограничье. (Собственно «части буффало» в Первой мировой войне не участвовали – они несли службу на территории США.)

Да, нельзя не отметить, что негры не только служили в отдельных полках, но и то, что эти полки во Франции были объединены в отдельные негритянские дивизии (92-ю и 93-ю пехотные), явно для того, чтобы минимизировать контакты с белыми солдатами. В ходе Гражданской войны негритянские полки, кстати, также сводились в отдельные дивизии – например, в 1864 году при осаде Петерсберга в Виргинии.

Американское командование, вероятно, задумывалось и о последствиях скорого окончания войны, когда сотни тысяч негритянских солдат вернутся обратно в Штаты. У многих в памяти были радикальные заявления президента Вильсона о том, что после окончания войны негры получат те же права, что и белые. Кроме того, убивая на фронтах в Европе белых же солдат, чернокожие американцы могли утерять ощущение покорности господству белых и веру в его незыблемость. Кстати, после возвращения черных солдат в Штаты там действительно начали возникать военизированная негритянская самооборона – например, в июле 1919 года такие отряды отбили нападения белых солдат и матросов на черные кварталы в Вашингтоне и даже взяли под контроль федеральную столицу!

1919 год заслужил в истории Штатов название «кровавого». C июня по декабрь по 25 городам прокатились расовые беспорядки, жертвами которых стали 120 чернокожих. При этом примечательно, что крупнейшие из них происходили не на Юге, где еще была сконцентрирована основная масса негров, а на Западе и Севере. Отчасти это объяснялось переселением сюда в годы войны полумиллиона чернокожих из южных штатов, занявших места ушедших на войну белых рабочих. Крупнейшими из расовых беспорядков 1919 года был чикагские, продолжавшиеся с 27 июля по 3 августа, в которых погибло 25 негров (около 20% от всех их жертв от погромов в том году) и 10 белых. Этот промышленный центр США пережил перед этим наибольший наплыв негров с Юга – в 1910 – 1920 годах белое население города выросло лишь на 21%, а черное – в 2,5 раза.

Реакцией на необходимость «указать неграм их место» в двадцатые годы стал резкий рост численности Ку-Клукс-Клана, возрожденного в 1915 году. В 1923 – 1924 годы новый Клан объединил в своих рядах около 2 млн. американцев. 8 августа 1925 года в центре Вашингтона, прямо перед Капитолием, прошел самый грандиозный парад «клансменов» в их пугающей униформе, собравший, по разным оценкам, от 50 до 200 тыс. человек. При этом, что немаловажно, если первый Клан действовал в 1860-1870-е в южных штатах, то второй базировался на Среднем Западе и был популярен и на Севере, в него вступали преимущественно жители крупных городов. Так, в одном только Чикаго в 1920-е годы в Клане состояло 50 тысяч человек – столько же, сколько во всем штате Луизиана, одной из цитаделей Глубокого Юга. В Нью-Йорке тогда имелось 16 тысяч «клансменов», 36 тысяч – в Филадельфии, тогда как в одной из столиц Юга, Атланте, – 20 тысяч.

К ужесточению сегрегационной политики перешли и власти – не только на Юге, но и на Западе. «Когда черные начали массово переселяться в города Индианы в 1920-е годы, белое население отреагировало политикой ограничений [т.е. сегрегации]... К 1929 году школы [столицы штата] Индианаполиса были полностью сегрегированы. Не все северные города проводили политику, аналогичную индианаполисской. Некоторые города, подобно Чикаго, официально избегали сегрегации, но... школы были де-факто сегрегированы». На Юге сегрегация усиливалась благодаря принятию «расовых законов», таких, например, как принятый 10 марта 1924 года Генеральной ассамблеей Виргинии «Закон о расовой целостности» (Virginia's Racial Integrity Act of 1924), вводившей во все документы штата обязательную запись о расовом происхождении человека. Также закон устанавливал, что «все смешанные браки белых и цветных относятся к запрещенным этим законом», причем «по этому закону, термин «белый человек» применяется только к человеку, не имеющему ни капли какой-либо крови, кроме европеоидной; белыми людьми должны считаться и люди, имеющие 1/16 или менее крови американских индейцев и не имеющие примеси другой, неевропеоидной крови».

Можно сказать, что в какой-то степени США вернулись в расовой политике к уровню середины XIX века.

http://www.terra-america.ru/rasovaya-segregaciya-v-armii-usa-part-1.aspx

http://www.terra-america.ru/rasovaya-segregaciya-v-armii-usa-XIX-pervaya-polovina-XX-vekov-part-II.aspx