В декабре прошлого года ИА REGNUM отмечало в своих публикациях новую тенденцию на нефтяных рынках Китая — стремительное вытеснение Россией, буквально ворвавшейся на азиатские рынки, Саудовской Аравии с казалось незыблемого первого места на рынках КНР.

Тогда, в декабре, мировые аналитические агентства, специализирующиеся на рынках углеводородов, обратили внимание, что в то время как в Китае импорт нефти в первые 10 месяцев 2015 года вырос на 8,9% по сравнению с 2014-м годом — до 274,98 млн. тонн — объем импорта из Саудовской Аравии вырос всего на 3,1%, а китайский импорт нефти из России вырос на 29% за тот же период, что позволило России сократить разрыв с лидером.

Сейчас, в мае 2016-го, можно утверждать — тренд стал долгосрочным: несколько раз за эти месяцы России уже удавалось занимать первое место в текущих накопленных объемах поставок, и, по прогнозам аналитиков, до конца года ее лидерство на китайском рынке будет неоспоримым.

При этом до прошлой недели механизм достижения Россией прорыва оставался для аналитиков загадкой. На газовом рынке лидерство России обеспечивается совместными инфраструктурными проектами — в первую очередь, четырьмя магистральными газопроводами от сибирских месторождений — в Западный Китай через Горно-Алтайск, а также три отдельных трубопровода на Дальнем Востоке (в Благовещенске, Дальнореченске и Владивостоке). Рокадной связкой этих трубопроводов служит самый масштабный инфраструктурный проект в мировой газовой отрасли — трубопровод «Сила Сибири». Сотни миллиардов долларов инвестиций, планирование на десятилетия вперед, десятки тысяч человек задействованы по обе стороны границы уже сейчас.

На нефтяном рынке ничего подобного нет — рынок нефти устроен иначе, он куда маневренней газового, и даже самые масштабные инфраструктурные проекты не гарантируют лидерства, если только ваша цена окажется менее выгодной, чем у оппонента — хоть в ведрах привезут, на телегах, запряженных быками. При этом аналитики не заметили, чтобы Россия демпинговала бы против саудитов на китайском рынке — цена, которую русские запрашивали за свою нефть, была вполне рыночной. Торговали не в убыток себе, не в пример тем же монархиям залива.

Так где же Россия сумела «отжать» китайский рынок? Сообщения прошлой недели дали ответ. Сообщения не из Москвы или Пекина, а из Эр-Рияда. Нефтяная секция Сингапурской товарной биржи 27 апреля вышла с новостью, немедленно вставшей с пометкой «срочно» на все экономические новостные ленты мира.

Саудовская Аравия впервые в истории заключила фьючерсный контракт на поставку нефти частному китайскому нефтепереработчику. Государственная «Сауди Арамко», крупнейший в мире экспортер нефти, продала 730.000 баррелей сырой нефти с поставкой в июне на китайский НПЗ «Шаньдун Чемброд Кэмикал», один из примерно 20 независимых нефтеперерабатывающих заводов в Китае.

До сих пор надменные монархи Залива считали ниже своего достоинства торговать с «самоварами» — это наиболее близкий русский контекстный перевод слова teaspot из жаргона нефтетрейдеров. И русский самовар, и американский чайник-термос (teaspot) представляют собой небольшие устройства постоянного цикла для поддержания воды в горячем состоянии. Маленькие нефтеперегонные заводы постоянного цикла работают по тому же принципу. Вот только русские первыми заметили, что они давно уже не «маленькие», и сумели стать лидерами на этом сегменте китайской нефтепереработки — а теперь, когда сегмент вырос, становятся вместе с ним лидерами всего китайского рынка. Теперь обо всем по порядку.

Госкорнцерн «Арамко», неповоротливый и чопорный, как, пожалуй, все госкорпорации в мире, «Арамко» обычно продает свою нефть через контракты сроком не менее чем на год в рамках официальной продажной цены (OSP), а не через механизм спотовых торгов. Рынок знает только единичные примеры спотовой продажи для европейских и индийских переработчиков, и связаны они всегда были не со стратегическими планами, а с оперативным маневрированием загрузки мощностей переработки.

В ситуацией с китайским рынком все совсем не так. Аналитики выяснили, что на Окинаве саудиты в срочном порядке разворачивают крупномасштабную базу хранения сырой нефти, чтобы иметь возможность быстро реагировать на скачки краткосрочного спроса и в качестве защиты от перебоев с поставками. Это миллиардные инвестиции, и скорость, с которой они совершаются, говорит о панике — «Арамко» явно опаздывает.

О том же говорит и факт, что нефть на НПЗ «Чемброд Кэмикал» будет поставлена с дисконтом к базовой цене «Оман/Дубай», сообщил Азия Таймс источник, знакомый с ситуацией. Это же подтвердили и Рейтерс в своих сообщениях. «Саудовцы показывают небывалую для себя гибкость для того, чтобы использовать какую угодно возможность в борьбе за свою долю рынка…» — так отозвался о сделке Вирендра Чаухан, аналитик энергетических рынков биржи Сингапуре.

Только в прошлом году «самоварам» было разрешено импортировать нефть — до этого они имели право покупать ее только на внутреннем рынке КНР. Эти нефтепереработчики, 80% из которых расположены в провинции Шаньдун, сегодня составляют примерно четверть общего нефтеперерабатывающих мощностей страны. И вот эта четверть всего объема закупок нефти КНР вдруг сменила оператора — с государственного на «самовары» и их владельцев.

Русские были к этому готовы и взяли себе едва ли не весь этот спрос. Аналитики отмечают, что этому способствовала отмобилизованность нефтетрейдеров, работающих с русской нефтью в КНР (не только русских, но и китайских, и сингапурских), привыкших вырывать у саудовцев из-под носа любой, даже самый маленький контракт и не рассчитывающих, как газовые трейдеры, на лоббирование первых лиц государства. Они не скупились на выстраивание крепких связей с чиновниками провинции, первыми узнали об изменениях в правилах доступа на внешний рынок закупок и сумели заранее обеспечить контрактную среду.

Картина перевернулась — теперь Саудовская Аравия любыми способами хочет отнять долю рынка, уже занятого русскими. Однако трейдерам, торгующим русской нефтью, успех нужно закрепить. Прежде всего, Иран, в январе 2016 освободившийся от парализующих его санкций, уже через месяц одним рывком увеличил экспорт на 24,6% до 1,28 миллиона баррелей в сутки, сразу став одним из четырех крупнейших поставщиков нефти в Азии. Пока это неофициальные данные, а не показатели фрахта танкеров. Учитывая, что сегодня общая добыча в Иране всего 1,9 миллиона баррелей в сутки, и планируется рост до 4 миллиона баррелей в сутки — легко представить, сколько нефти хлынет на китайский рынок.

Русским удалось занять лучшее место у китайских «самоваров». Но лучше крепко за него держаться.

http://alex-leshy.livejournal.com/782754.html