Итоги 2012 года оказались откровенно удручающие – если ещё в 2011г. хотя бы у кого-то оставались надежды на то, что модель «экономики трубы» способна поддерживать хоть какие-то приемлемые темпы роста и обеспечивать социальную стабильность, то в 2012г. стало окончательно понятно, что «нефтяной бобик» помер. И лишь присосавшиеся к его телу «блохи» в лице коррумпированных чиновников, сырьевых олигархов и спекулянтов по инерции, наотрез отказываясь заниматься модернизацией экономики и бороться с коррупцией, изо всех сил пытаются удерживать его на ногах.

И чем дольше они будут пытаться удерживать на ногах нежизнеспособную и откровенно паразитическую модель «экономики трубы», превратившую Россию в сырьевую колонию глобального бизнеса и рынок сбыта для ТНК, тем масштабней будет финансово-экономический, а затем и общесистемный кризис. И тем острее будут вспыхивать очаги социального протеста и нестабильности – брызги «нефтяного дождя» перестают долетать до простых россиян, не успевая за безудержно разрастающимися аппетитами коррупционеров, олигархов, монополистов и спекулянтов.

По мере сжатия размера «нефтяного» и «бюджетного» пирога, неизбежного в условиях сползания мировой экономики в рецессию и стагнации цен на нефть, властные группировки и сформировавшийся вокруг них бюджетный бизнес, не готовые умерить свои аппетиты и старающиеся вырвать кусок у конкурента, начинают забирать последние крохи у остальных социальных групп – пенсионеров, рабочих, учителей, врачей и законопослушных предпринимателей.

Уходящий 2012г. со всей очевидностью продемонстрировал дефолт ресурсно-сырьевой модели «роста без развития» и слом проводившейся на протяжении последних лет политики проедания нефтедолларов и паразитирования на доставшемся в наследство от Советской эпохи производственном и научно-техническом потенциале. Впервые за долгие годы российская экономика, а с ней промышленность, строительный сектор грузоперевозки и даже доходы населения России перестали реагировать на изменение цен на нефть.

Насколько можно судить, даже стабильно высокие цены на энергоносители, устойчивый спрос на российское минеральное сырьё на внешних рынках и приток иностранных кредитов больше не в силах удерживать на плаву отечественную деиндустриализированную экономику, парализованную судорогой коррупции, произволом монополий, чиновничьим беспределом и откровенно антимодернизационной политикой.

1) Нефть больше не помогает российской экономике

Несмотря на то, что средние цены на нефть оказались на рекордно высоком уровне в 112 долл. за баррель смеси Brent, темпы роста экономики рухнули с 4,9% в начале года до 1,9% по итогам ноября. Одновременно с этим темпы роста промышленного производства сжались с 4,7% в 2011г. до 1,9% в ноябре 2012г., обрабатывающих производств – с 6,5% до 3%, строительного сектора – с 5,1% до 2,1%, а прирост грузооборота транспорта, отражающего реальное положение дел в промышленности, замедлился с 3,4% до 0,4%.

Даже в добывающих отраслях промышленности, которые, судя по финансовой отчётности крупнейших нефтегазовых и угледобывающих компаний, захлёбываются от притока нефтедолларов и просто не знают, куда деть полученные от распродажи невосполнимого минерального сырья деньги, темпы роста производства сжались с 1,9% в 2011г. до 0,3% по итогам ноября.

Всего же по состоянию на ноябрь 2012г. накопленным итогом с начала текущего года ВВП России прибавляет порядка 3,6%, что заметно хуже 4,3% в 2010г. и 6,5-6,7% в среднем в докризисный период. Промышленное производство растёт на 2,7%, что также существенно хуже, чем 8,2% в 2010г. и 7% в среднем в предкризисный период. Обрабатывающие производства прибавляют менее 4,4% (11,8% и 9,5% соответственно),  добывающие производства наращивают производство на 1,2% (3,6% и 4,6% соответственно), грузооборот транспорта растёт на 1,7% (6,8% и 3,4% соответственно), а объём выполненных работ в строительном секторе по итогам января-ноября текущего года прибавляет менее 2,1%.

Хуже того, благодаря приверженности правительства политике «кудриномики»  и накопления «подушки безопасности», превратившейся в «гробовые» деньги на кладбище «банановых республик», отечественная экономика умудрилась потерять свыше 107 тыс. рабочих мест (5,052 млн. выбывших работников на фоне 4,945 нанятых). И это на фоне обещанного президентом в начале текущего года создания «25 млн. инновационных рабочих мест».

11

Отдельного внимания заслуживает тезис о преодолении кризисного состояния в отечественной промышленности и возврате к объёмам докризисного 2007г. Иначе как плохо срежиссированной попыткой выдать желаемой за действительное этот лозунг и не назовёшь. По оценкам того же Росстата, по состоянию на конец 2011г. объёмы выпуска машин и оборудования оказались на 16,3% ниже уровня 2007г., производство электрооборудования, электроники и оптического оборудования не дотягивает до отметок 4-х летней давности более 19%, а выпуск неметаллических минеральных изделий ниже на 14,9%. Одновременно с этим обработка древесины и целлюлозно-бумажное производство сократились на 8,2% и 7,3% соответственно, а выпуск металлургической продукции сжался на 3,5%.

Другими словами, несмотря на непрекращающиеся предвыборные обещания и разговоры о модернизации отечественная обрабатывающая промышленность, задыхающаяся от коррупционных поборов и неподъёмных тарифов монополий по-прежнему вынуждена работать на изношенных на 75% основных фондах и устаревших технологиях, что вкупе с наплывом дешёвого китайского импорта и крайне дорогими кредитами просто уничтожает остатки несырьевой промышленности.

За период 2007-2011гг. едва заметный прирост выпуска продукции зафиксирован лишь в добывающих отраслях промышленности (+5,4%), паразитирующих на безудержном росте цен на минеральное сырьё и вывозе в оффшорные юрисдикции «нефтедолларовых» доходов. А также в связанных с ними единой производственно-технологической цепочкой секторах по выпуску  кокса и нефтепродуктов (+10,4%), а также резиновых и пластмассовых изделий (+47,5%). Помимо этого стоит отметить рост производства кожаных изделий и обуви на 28,4%, что главным образом обусловлено эффектом низкой базы и притоком в отрасль китайского капитала. Однако, даже несмотря на это, объёмы выпуска продукции в данном секторе на 65,5% ниже отметок 1990г. и в лучшем случае сопоставимы с показателями первой половины 1970-х годов.

  1. 2. Дефолт «экономики трубы»

Дело дошло до того, что даже в МЭР были вынуждены признать, что имеет место «устойчивое замедление темпов роста», а министр экономики Андрей Белоусов на совещании у президента открыто заявил, что при сохранении нынешних приоритетов макроэкономической политики темпы роста экономики не будут превышать 2%. Тогда как для реализации предвыборных обещаний Путина в области финансирования социальных программ и стимулирования модернизации инфраструктуры ежегодные темпы роста экономики должны превышать 4,5-5%.

Более того, сам президент во время своего декабрьского послания Федеральному Собранию открыто указал на то, что российская экономика затухает, природно-сырьевая модель «экономического роста без развития» себя исчерпала, а нынешние темпы роста ВВП не позволят исполнить социальные обязательства перед населением и реализовать планы по модернизации.

Безусловно, открытым остаётся вопрос о том, насколько серьёзными вообще являются все предвыборные лозунги властей и воспринимает ли хоть кто-нибудь из окружения президента всерьёз заявленные тезисы об инновациях и социальной ответственности. Как бы там ни было, Путин косвенно признал, что построенная за последние 11 лет «экономика трубы» находится в состоянии дефолта, а для нормального развития России требуются темпы роста экономики свыше 5%, которые категорически не могут быть достигнуты при сохранении нынешних макроэкономических приоритетов.

По большому счёту президент Путин согласился с  результатами исследования лучших отечественных учёных-экономистов, которые ещё в 2005г. с цифрами в руках показали, что для поддержания социальной стабильности в России при нынешней колоссальной имущественной дифференциации населения и архаичной структуре экономики ежегодные темпы роста ВВП должны превышать отметку в 5,5%.

Больше всего опасений вызывает тот факт, что этих темпов роста экономики в России не наблюдается уже больше 5 лет. В 2008г. экономика выросла на 5,2%, в разгар кризиса 2009г. ВВП обвалился на 7,8% (сильнее всех в G-20, БРИКС и нефтеэкспортёрах), а в 2010-2011г. прирост валового внутреннего продукта не превышал 4,3%. По итогам 2012г., даже по самым оптимистичным прогнозам Министерства экономики прирост ВВП России, несмотря на рекордно высокие цены на нефть, с трудом дотянет до 3,6%, что станет худшим показателем с лета 2009г.

Насколько можно судить, брызги от «нефтяного дождя» постепенно перестают долетать на подавляющей части населения России, оседая в карманах сырьевых гигантов, естественных монополий, ЖКХ, спекулянтов и перекупщиков. В значительной степени именно это стало экономическим фундаментом роста недовольства населения правящими  властями, социальных волнений и, как результат, «триумфально-болотоной».

Ситуация усугубляется целенаправленными действиями властей по скрытой приватизации бюджетной сферы и повышению платности базовых социальных, медицинских и образовательных услуг, которые становятся непозволительной роскошью для подавляющей части населения страны. Вслед за приватизацией ЖКХ, разрушение единой энергосистемы, монетизации льгот последовали поправки в ФЗ-83, которые переводят социальные услуги на платную основу.

3) Втягивание России на «титаник» ВТО

Которое поставило крест на самой идее модернизации экономики и лишило правительство возможности оказать поддержку отечественной промышленности накануне новой фазы глобально рецессии. ВТО запрещает повышать общий уровень защищённости экономики и оказывать адресную поддержку отдельным секторам экономики, без чего невозможно обеспечить структурную перестройку экономики, модернизацию производства и развитие научно-технического потенциала.

Негативные последствия либерализации внешнеэкономических отношений не заставили себя долго ждать: Автоваз уже заявил, что прекращает закупать листовой прокат у российских металлургов и будет импортировать сталь из Китая и Индии, где благодаря дешёвой рабочей силе,  доступных кредитов отпускные цены даже с учётом транспортировки в Россию оказываются существенно ниже российских. Крупнейшие отечественные производители сельхозтехники отчитались о беспрецедентном спаде заказов на фоне наплыва импорта и сворачивания инвестиционных программ и капитальных вложений в основные фонды со стороны российских аграриев.

В то время как один из крупнейших производителей лифтового оборудования фирма OTIS уже заявила о закрытии своей производственной площадки на территории России и выводе производства в Китай.  И это неудивительно – в условиях снижения импортных пошлин на промышленную продукцию исчезла всякая необходимость производить лифты внутри России, если это можно сделать с гораздо меньшими издержками в азиатских странах.

На фоне спада инвестиционной активности в АПК и наукоёмкой промышленности, сильнейшего за последние 3 года затухания экономического роста и обвала темпов роста промышленного производства, обрабатывающих отраслей и грузоперевозок наблюдается скачкообразный рост импорта целого ряда товаров. Так, согласно официальным данным Росстата, по итогам ноября текущего года в годовом выражении импорт свинины подскочил на 25,7%, рыбного филе – 29,3%, овощей – на 18%, сахара – на 13,5%, а растительного масла – на 10,7%.

4) Затухание промышленности – нефть больше не поможет

Ещё тяжелей обстоит ситуация в промышленности, темпы роста которой сжались с 4,7% в 2011г. до 4% в 1-м квартале 2012г. и 2,5% по итогам 3-го квартала. Хуже того, осенью затухание отечественного производственного сектора лишь усилилось – темпы роста сжались до минимальных отметок с кризисного 2009г. - 1,8% в октябре и 1,9% в ноябре. Более того, за последние полгода трижды наблюдалось помесячное снижение объёмов выпуска продукции как в промышленном секторе в целом, так и в сегменте обрабатывающей промышленности (на 0,5-0,7%) с учётом сезонного и календарного факторов, что свидетельствует о скатывании экономики в рецессию.

Не лучше складывается ситуация в обрабатывающих производствах – темпы роста сжались с 11,8% в 2010г. до 6,5% в 2011г. и 4,4% по итогам января-ноября 2012г. При этом в октябре темпы роста едва дотянули до 3%, а по итогам ноября ускорение до 4% практически целиком и полностью обусловлено статистическим эффектом низкой базы предыдущего года.

В настоящий момент темпы роста промышленного производства в 2,5 раза ниже, чем в докризисный период 2003-2007гг. (7%), тогда как в обрабатывающем секторе прирост отстаёт от динамики 5-летней давности более чем в 3 раза (9,5%).

2

Сложно назвать оптимистичной ситуацию в добывающем секторе экономики, который, по логике, должен был стать главным бенефициаром превращения России в «сырьевую колонию» и извлекать сверхприбыли от стабильно высоких цен на сырьевые товары. Тем не менее, имеет место затухание производственной активности и в этом сегменте. Если ещё в 2010г. прирост выпуска продукции в добывающем секторе составлял порядка 3,6%, а в среднем в докризисный период превышал 4,6-5%, то к концу 2011г. сжался до 1,9%, а по итогам первых 10-ти месяцев текущего года едва превысил 1,2%. Более того, по итогам ноября годовая прибавка составила менее 0,3%, а в месячном выражении и вовсе зафиксирован спад на 2,2%, что вызывает серьёзные опасения.

Отдельного внимания заслуживает тезис о преодолении кризисного состояния в отечественной промышленности и возврате к объёмам докризисного 2007г. На самом деле, по состоянию на конец 2011г. объёмы выпуска машин и оборудования оказались на 16,3% ниже уровня 2007г., производство электрооборудования, электроники и оптического оборудования не дотягивает до отметок 4-х летней давности более 19%, а выпуск неметаллических минеральных изделий ниже на 14,9%. Одновременно с этим обработка древесины и целлюлозно-бумажное производство сократились на 8,2% и 7,3% соответственно, а выпуск металлургической продукции сжался на 3,5%.

Другими словами, несмотря на непрекращающиеся предвыборные обещания и разговоры о модернизации отечественная обрабатывающая промышленность, задыхающаяся от коррупционных поборов и неподъёмных тарифов монополий по-прежнему вынуждена работать на изношенных на 75% основных фондах и устаревших технологиях, что вкупе с наплывом дешёвого китайского импорта и крайне дорогими кредитами просто уничтожает остатки несырьевой промышленности.

За период 2007-2011гг. едва заметный прирост выпуска продукции зафиксирован лишь в добывающих отраслях промышленности (+5,4%), паразитирующих на безудержном росте цен на минеральное сырьё и вывозе в оффшорные юрисдикции «нефтедолларовых» доходов. А также в связанных с ними единой производственно-технологической цепочкой секторах по выпуску  кокса и нефтепродуктов (+10,4%), а также резиновых и пластмассовых изделий (+47,5%). Помимо этого стоит отметить рост производства кожаных изделий и обуви на 28,4%, что главным образом обусловлено эффектом низкой базы и притоком в отрасль китайского капитала. Однако, даже несмотря на это, объёмы выпуска продукции в данном секторе на 65,5% ниже отметок 1990г. и в лучшем случае сопоставимы с показателями первой половины 1970-х годов.

Серьёзные опасения вызывает ухудшение ситуации в сфере транспортных перевозок, которая традиционно воспринимается в качестве весьма репрезентативного и надёжного опережающего индикатора, отражающего положение дел в реальном, т.е. производственном секторе экономики.

Согласно всё тем же данным Росстата, темпы роста грузооборота коммерческого транспорта сжались с 6,8% в 2010г. до 3,4% в 2011г. и едва заметных 1,7% по итогам января-ноября текущего года. Более того, в октябре и ноябре 2012г. годовой прирост грузооборота сжался до откровенно пугающих 0,1% и 0,4%, что вызывает ещё больше опасений, учитывая тот факт, что в аналогичные месяцы предыдущего года прирост активности на транспорте сжался до минимальных отметок за год (0,9-1,1%). Однако даже статистический эффект низкой базы не смог оказать поддержку грузоперевозкам.

И это притом что по итогам 2011г., несмотря на широко разрекламированные в СМИ «экономические успехи властей», в целом грузооборот транспорта оказался на 20% ниже отметки 1990г. При этом на железнодорожном транспорте объём грузоперевозок ниже отметок 21-летней давности на 20,3%, на автомобильном - в 1,5 раза, на внутреннем водном – в 4 раза, а на морском транспорте спад превышает 5 раз. Даже в трубопроводной системе, обслуживающей интересы нефтегазового сектора и являющейся столпом деиндустриализированной «экономики трубы», наблюдается снижение грузооборота за последние 21 год на 7,5% - с 2,575 до 2,382 млрд. т/км.

Приблизительно аналогичная ситуация складывается в строительном секторе – темпы роста выполненных строительных работ в денежном выражении с учётом инфляции замедлились с 5,1% в 2011г. до 2,1% по итогам первых 10-ти месяцев 2012г. Тогда как прирост ввода новых жилых домов сжался с 6,6% в 2011г. до 4,9% в январе-ноябре текущего года. Принимая во внимание, что в расчёте на душу населения (0,43 кв. метра) в России вводится в 1,5-2,5 раза меньше жилья, чем в том же самом Китае, а средняя цена на недвижимость (55 тыс. рублей за кв. метр) более чем в 2 раза превышает среднюю заработную плату населения (которую не получает свыше 65% работников), можно смело говорить о том, что строительный сектор обслуживает интересы 10-15% россиян.

5) Принятие антимодернизационного и антисоциального бюджета на 2013-2015гг.

В рамках которого только с учётом официальной оценки инфляции расходы на национальную экономику подлежат сокращению на 17,9%, на образование - 21,7%, на здравоохранение – на 43,2%, на культуру – на 13,1%, на физическую культуру – на 52,1%, а на находящееся в аварийном состоянии ЖКХ – на 43,8%.

При этом попытки компенсировать сокращение бюджетного финансирования из федерального центра за счёт региональных бюджетов не выдерживают никакой критики – 85% субъектов федерации имеют хронические многолетние дефициты бюджетов, залезают в долги и в значительной степени сами зависят от дотаций, субвенций и субсидий из федерального центра. С таким бюджетом можно смело забыть не только про предвыборные обещания Путина относительно модернизации экономики и создании «25 млн. рабочих мест» в инновационном секторе экономики. С таким бюджетом в принципе невозможно обеспечить поддержание даже нынешних затухающих на глазах темпов роста экономики, профинансировать предвыборные обещания президента и элементарно обеспечить поддержание социальной стабильности. Не говоря уже о модернизации экономики.

Дело дошло до того, что даже в МЭР были вынуждены признать, что имеет место «устойчивое замедление темпов роста», а министр экономики Андрей Белоусов на совещании у президента открыто заявил, что при сохранении нынешних приоритетов макроэкономической политики темпы роста экономики не будут превышать 2%. Тогда как для реализации предвыборных обещаний Путина в области финансирования социальных программ и стимулирования модернизации инфраструктуры ежегодные темпы роста экономики должны превышать 4,5-5%.

Более того, сам президент во время своего декабрьского послания Федеральному Собранию открыто указал на то, что российская экономика затухает, природно-сырьевая модель «экономического роста без развития» себя исчерпала, а нынешние темпы роста ВВП не позволят исполнить социальные обязательства перед населением и реализовать планы по модернизации.

Безусловно, открытым остаётся вопрос о том, насколько серьёзными вообще являются все предвыборные лозунги властей и воспринимает ли хоть кто-нибудь из окружения президента всерьёз заявленные тезисы об инновациях и социальной ответственности. Как бы там ни было, Путин косвенно признал, что построенная за последние 11 лет «экономика трубы» находится в состоянии дефолта, а для нормального развития России требуются темпы роста экономики свыше 5%, которые категорически не могут быть достигнуты при сохранении нынешних макроэкономических приоритетов.

По большому счёту президент Путин согласился с  результатами исследования лучших отечественных учёных-экономистов, которые ещё в 2005г. с цифрами в руках показали, что для поддержания социальной стабильности в России при нынешней колоссальной имущественной дифференциации населения и архаичной структуре экономики ежегодные темпы роста ВВП должны превышать отметку в 5,5%.

Больше всего опасений вызывает тот факт, что этих темпов роста экономики в России не наблюдается уже больше 5 лет. В 2008г. экономика выросла на 5,2%, в разгар кризиса 2009г. ВВП обвалился на 7,8% (сильнее всех в G-20, БРИКС и нефтеэкспортёрах), а в 2010-2011г. прирост валового внутреннего продукта не превышал 4,3%. По итогам 2012г., даже по самым оптимистичным прогнозам Министерства экономики прирост ВВП России, несмотря на рекордно высокие цены на нефть, с трудом дотянет до 3,6%, что станет худшим показателем с лета 2009г.

Насколько можно судить, брызги от «нефтяного дождя» постепенно перестают долетать на подавляющей части населения России, оседая в карманах сырьевых гигантов, естественных монополий, ЖКХ, спекулянтов и перекупщиков. В значительной степени именно это стало экономическим фундаментом роста недовольства населения правящими  властями, социальных волнений и, как результат, «триумфально-болотоной».

6) Принятие поправок в ФЗ-83 и курс на дальнейшую приватизацию бюджетной сферы.

Это лишний раз подтвердило приверженность властей ультралиберальной  политике «рыночного фундаментализма», неизбежным следствием которого станет ещё более существенное повышение платности социальных услуг и снижение доступности образования, здравоохранения и социального обеспечения для 75% россиян, чьи душевые доходы не дотягивают до среднего показателя по России (24,2 тыс. рублей).

На протяжении последних лет услуги дошкольного, среднего, высшего и профессионального образования, а также здравоохранения, амбулаторной помощи и прочих социальных услуг ежегодно дорожали на 13-17%, существенно опережая официальный средний рост цен  экономике.

Насколько можно судить, власти осознанно продолжают курс на людоедскую «монетизацию льгот» и перекладывание социальных расходов с государственного бюджета, захлёбывающегося от притока нефтедолларов, на плечи простых россиян, 60% которого относится Институтом Социологии РАН к бедным и нищим слоям населения. Вкупе с введением ЕГЭ, Болонской системы и подписанным в конце декабря президентом законом об образовании это ознаменовало не только существенное повышение платности образования, но также катастрофическое падение его качества.

Складывается впечатление, что целенаправленное проведение политики дебилизации населения вкупе с ограничением доступности образовательных, медицинских и прочих социальных услуг призвано окончательно разрушить систему «социальных лифтов» и предотвратить саму возможность возникновения конкуренции правящей «оффшорной аристократии» и их детей с обездоленными и люмпенизированными массами, загнанными в беспросветную нищету. Иначе как попыткой коррумпированных чиновников и сросшихся с ними олигархов оградить своих детей от риска утраты неправедно приобретённых активов и закрепить свою власть такого рода действия властей и не назовёшь.

7) Россиянам не помогает даже дорогая нефть

Однако больше всего опасений вызывает то, что высокие цены на нефть перестали оказывать позитивное влияние на доходы населения. В 2011г. цены на нефть смеси Brent выросли практически на 40% и достигли отметки в 120 долл. за баррель. Тем не менее, на протяжении 8-месяцев предыдущего года реальные располагаемые доходы населения не только не росли, но даже снижались на 0,5-1,5%. И лишь благодаря беспрецедентному и бесконтрольному вливанию 3 трлн. бюджетных рублей (большая часть которых осела в карманах чиновников, монополистов и «бюджетного» бизнеса) в разгар предвыборного сезона в ноябре-декабре 2012г. удалось обеспечить рост доходов на 0,8% по итогам года.

В 2012г. ситуация несколько улучшилась – по итогам января-ноября реальные располагаемые доходы населения выросли на 4%. Во многом этому способствовало расширение профицита внешней торговли с 143,9 до 150,4 млрд. долл. вкупе с масштабными бюджетными вливаниями в социальную сферу в разгар парламентских и президентских выборов. Политику задабривания электората никто не отменял.

Однако надо учитывать, что реальная «социальная инфляции» для 75% россиян, чьи ежемесячные душевые доходы не превышают среднего показателя по стране, достигает 12-15% (в связи с ускоренным ростом цен на услуги естественных монополий, ЖКХ, транспорт и продукты питания). В таком случае получается, что вместо увеличения реальных располагаемых доходов населения практически на 5% по итогам неполных 2 лет (как это фиксирует Росстат) произошло их снижение на 3-4%. Тогда как 52% россиян, чьи душевые доходы не дотягивают до 15 тыс. рублей (т.е. до реального прожиточного минимума), стали беднее в реальном выражении на 5-7%. А 37% граждан с доходами ниже 10 тыс. рублей утратили как минимум 10% своей покупательной способности за последние 2 года.

8) Усиление деградации структуры экономики и архаизации производства.

Мало того, что буквально на глазах происходит стремительное затухание российской экономики, которой не в силах больше помочь даже стабильно высокие цены на нефть и расширяющийся профицит внешней торговли, так ещё и наблюдается деградация самой структуры экономического роста и примитивизация отечественной экономики. Которые лишь усиливают деградацию научно-технического потенциала и подрывают конкурентоспособность России на мировом рынке.

Напомним, что, согласно официальным данным Росстата, ВВП России по итогам первых 9-ти месяцев текущего года вырос на 3,9% (в 3-м квартале рост едва превысил 2,9%). Однако в глаза бросается скачкообразный рост добавленной стоимости в целом ряде непроизводительных секторов экономики, которые не создают реального продукта, никоим образом не связаны с модернизацией экономики и лишь прокручивают поступающие в страну нефтедоллары, спекулятивный капитал и иностранные кредиты.

Так, прирост добавленной стоимости в сфере финансовых операций превысил 16%, в оптово-розничной торговле – 7%, а в операциях на рынке недвижимости достиг 6,6%. Притом что не получается объяснить наблюдаемый скачок активности в фиктивном секторе экономики эффектом низкой базы – при средних темпах роста экономики на 4,2% в январе-сентябре 2011г. прирост в финансовых спекуляциях достигал 5%, в оптово-розничной торговле  - на 4,5%, а на рынке недвижимости – на 3,1%.

Лишь восстановительный рост в обрабатывающей промышленности, рухнувшей на 15,2% в разгар кризисного 2009г. ввиду перетока выделенной антикризисной господдержки на валютный рынок, превышал средние темпы роста по экономике в целом и составлял порядка 6,7%. Также на 12,1% выросло сельское хозяйство, обвалившееся на 10,3% в 2010г. на фоне катастрофической засухи, лесных пожаров и преступной халатности чиновников, не обращавших внимания на пожары больше половины лета.

Одновременно с этим темпы роста добавленной стоимости в обрабатывающих производствах сжались с 6,7% в январе-сентябре 2011г. до 3,3% в аналогичном периоде 2012г. В строительстве – с 3,6% до 1%, в системе государственного управления и обеспечения безопасности – с 2 до 0,5%, в здравоохранении и предоставлении социальных услуг – с 3,6% до 0,2%, а в деятельности домашних хозяйств – с 7,8% до 4,9%.

При этом прирост добавленной стоимости в добыче полезных ископаемых не превышает 1,5%, в производстве электроэнергии, газа и воды составляет менее 1%, а в транспорте и связи опустился до 3,1%. Хуже всего то, что в системе образования, являющейся опорой модернизации экономики и развития инновационного потенциала, снижение добавленной стоимости на 0,8% в январе-сентябре 2011г. сменилось чуть менее чувствительным, но всё же сокращением на 0,4%. А едва заметный и с трудом отличимый от статистической погрешности рост на 0,3% в предоставлении коммунальных и социальных услуг сменился снижением на 1,6%.

На этом весьма неблагоприятном макроэкономическом фоне весьма настораживающим выглядит увеличение налоговой нагрузки на отечественную экономику со стороны государства. Несмотря на практически двукратное торможение темпов роста ВВП за период с начала текущего года при стабильно высоких ценах на нефть (превышающих заложенные в бюджете 100 долл. за баррель), правительство продолжает усиливать налоговое давление.

Наиболее наглядно об этом свидетельствует ускорение темпов роста так называемых чистых налогов на продукты с 4,5% в январе-сентябре 2011г. до 5,8% в аналогичном периоде текущего года. Вместо того, чтобы давать стимул для развития несырьевых секторов экономики, активизировать производственную и инвестиционную активность в контуре наукоёмких отраслей современного технологического уклада и создавать налоговые механизмы поощрения модернизации, власти занимаются сокращением поддержки отечественного производства и наращивают фискальный пресс.

Собственно говоря, неудивительно, что удельный вес ничего не создающего финансового секторе в структуре ВВП России подскочил с 4,3% в 3-м квартале 2011г. до 4,5% в аналогичном периоде текущего года, оптово-розничной торговли – с 18,8 до 19,1%, операций с недвижимостью - с 11,6 до 11,9%, государственного управления – с 6,1 до 6,9%, а добычи сырья – с 10,8% до 11%.

Закономерным результатом политики самоустранения государства от управления экономикой в угоду антинаучным тезисам «государственного невмешательства» стало снижение веса обрабатывающих производств в структуре экономики с и без того неадекватно низких 16% до 15,6%, сельского хозяйства – с 4 до 3,4%, транспорта и связи – с 9,1 до 8,9%, строительного сектора – с 5,9 до 5,8%, а производства электроэнергии, газа и воды – с 3,8% до 3,4%.

Другими словами, имеет место расцвет тех секторов экономики, которые вообще никоим образом не связаны с реализацией планов по модернизации экономики и инновационному развитию. Стремительно растёт вес добычи сырья, занимающейся распродажей невосполнимого минерального сырья, и торгово-спекулятивных секторов, обеспечивающих прокручивание нефтедолларов и иностранного капитала.

9) Кредитный пузырь – последняя подпорка «экономики трубы»

Насколько можно судить, российская экономика либо уже находится в состоянии рецессии (если очистить макроэкономические показатели от статистических манипуляций, приписок и занижения инфляции), либо уверенно скатывается в кризисное состояние. С высокой долей вероятности уже по итогам 2012г. даже крайне политкорректный Росстат, испытывающий на себе давление властей, был бы вынужден зафиксировать снижение ВВП, если бы ему на руку не играл один крайне значимый фактор.

На фоне стагнирующих доходов населения единственным механизмом, обеспечивающим расширение потребительской активности россиян и, как следствие, поддержание на плаву российской экономики, является надувание пузыря на рынке потребительского кредитования. И именно это происходит на протяжении всех последних лет.

3

Только за период с января по октябрь 2012г. совокупная задолженность российских граждан перед кредитными организациями подскочила на 32,2% (с 5,227 до 6,913 трлн. рублей), а в годовом выражении выросла на 46,4%. При этом суммарная задолженность  россиян по банковским кредитным картам увеличилась практически на 75%, а по ипотечным кредитам выросла практически на 37,1%.

Именно благодаря надуванию кредитного пузыря и втягиванию в большинстве своём бедного населения в долговую петлю экономическим властям удалось удержать на плаву российскую экономику и предотвратить соскальзывание в рецессию. Неудивительно, что в нынешнем году органами статистики зафиксировано расширение потребительской активности населения на фоне затухания экономического роста, промышленного производства и грузоперевозок.

Так, тРемпы роста конечного потребления домашних хозяйств ускорились с 6,1% в январе-июне 2011г. до 6,6% в аналогичном периоде текущего года на фоне снижения темпов роста потребления со стороны органов государственного управления с 1,5% до 0% за аналогичный промежуток времени и смены роста экспорта на 2% его снижением в размере 1,4%. Совершенно очевидно, что именно разбухание потребительского спроса за счёт расширения долговой нагрузки на домашние хозяйства является основным механизмом удержания на плаву российской экономики.

Закономерным результатом безудержного наращивания потребительского кредитования со стороны банков, риски потерь по которому существенно перекрываются высокой реальной эффективной ставкой, стало ускорение темпов роста просроченной задолженности с 3,1% в 2011г. до 11,9 млрд. в январе-октябре текущего года. В 2013г., по оценкам коллекторов, прирост составит не менее 30-35%. Всего же доля просроченных кредитов населения в структуре предоставленных займов подскочила с 8,3% в начале 2012г. до 9,9% по итогам ноября. Особенно тяжёлая ситуация наблюдается в сегменте потребительских кредитов, которые стали наиболее рентабельным видом деятельности для большинства банков – доля «плохих» долгов в данном сегменте выросла с 9,3 до 11%.

10)  Масштабное бегство капитала – благо для коррумпированных чиновников и «либеральных сектантов»

Несмотря на крайне благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру и сохранение среднегодовых цен на нефть смеси Brent на рекордно высоких отметках в 112 долл. за баррель, из России продолжает утекать капитал. Несмотря на это, в течение целых 4 лет Банк России вообще отказывался замечать вывоз частным сектором 362 млрд. долл. за рубеж, а затем сразу два заместителя министра финансов (Сергей Сторчак и Алексей Моисеев) расценили вывоз капитала как благо для российской экономики.

Так как хронически недофинансированная российская экономика, пребывающая благодаря засевшим в правительстве «младореформаторам»  в многолетнем инвестиционном кризисе, с износом основных фондов в обрабатывающем секторе и инфраструктуре в размере 75-80%, по их мнению, «не способна переварить поступающие в страну нефтедоллары».  И бегство капитала избавляет Минфин от головной боли – ему не приходится бороться с «избыточным денежным навесом» и ростом инфляции.

Только за период с начала текущего года частным сектором было вывезено порядка 60 млрд. долл., а за период с сентябрьской «рокировочки» Путина и Медведева в 2011г. банки и компании  вывезли из России свыше 105 млрд. долл. При этом около 91,3 млрд. долл. было вывезено нефинансовыми организациями, и лишь 1,4 млрд. долл. со стороны банковского сектора.

4

По сути дела, и без того обескровленная экономика России, пребывающая в состоянии многолетнего хронического инвестиционного кризиса, уже 4 года живёт с разорванными артериями. И это не вызывает совершенно никакого беспокойства у высокопоставленных чиновников Минфина, Банка России и МЭР.

11)  Банк России и Минфин держат удавку на шее России

Одновременно с этим российский банковский сектор уже полтора года пребывает в коматозном состоянии на фоне разрастания кризиса ликвидности, что провоцирует удорожание кредитных ресурсов для экономики и усиливает инвестиционный кризис в наукоёмких секторах обрабатывающей промышленности. Ставки на межбанковском рынке по краткосрочным кредитам на 1 день выросли с 2,5% в 2011г. до 6 в начале 2012г. и 6,5% в конце декабря текущего года.

И это притом что средние цены на нефть превышают 110 долл. за баррель, бюджет захлёбывается от притока нефтедолларов, а госкомпании и банки рапортуют о рекордных прибылях.

В середине декабря Банк России провёл рекордный за все годы своего существования аукцион по операциям РЕПО на 2,63 трлн. рублей, а общая сумма задолженности банков только по этим операциям уже давно превысила 2 трлн. рублей. Ещё порядка 350 млрд. рублей составляет задолженность банков перед Центральным Банком по однодневным кредитам, а 670 млрд. – в рамках обеспеченных активами и поручительствами кредитов.

По большому счёту, это является закономерным результатом целенаправленного отказа Банка России исполнять функции кредитора последней инстанции, ключевого эмиссионного центра и инструмента рефинансирования экономики. Насколько можно судить, Центральный Банк РФ превратился в филиал ФРС США и свёл всю полноту денежно-кредитной политики к операциям валютного обменника, реализуя колониальную по своей сути политику «валютного правления» (currency board).

Вкупе с повышением ставки рефинансирования на 0,25% в сентябре текущего года до 8,25%, общим ужесточением денежно-кредитной политики и укреплением курса рубля это лишь усилило и без того острый дефицит денег в экономике.

12) Монополисты и перекупщики разгоняют инфляцию

Мало того, что буквально на глазах происходит радикальное затухание производственной активности российской экономики на фоне крайне благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Не меньше опасений вызывает тот факт, что российские чиновники в очередной раз провалили борьбу с инфляцией, которая, насколько можно судить, так никогда и не начиналась.

Судя по всему, тезис о необходимости борьбы с инфляцией стал крайне удобным инструментом для оправдания хронического нежелания правящей касты бюрократов заниматься модернизацией экономики, не бороться с беспрецедентным оттоком капитала (свыше 362 млрд. долл. за последние 4 года),  поддерживать дефицит денег в экономике, кредитовать США и прочих стратегических конкурентов за счёт налогоплательщиков (через Резервный фонд и Фонд национального благосостояния). Неудивительно, что сделанные ещё в самом начале 2000-х годов обещания властей снизить инфляцию до 2-2,5% к 2010г. так и остались красивым предвыборным лозунгом и ни к чему не обязывающей «маниловщиной».

На протяжении последних месяцев наблюдается раскручивание инфляционной спирали, основной вклад в который вносят монополисты, задирающие цены на свои услуги, а также скачкообразный рост цен на ГСМ и услуги ЖКХ вкупе с произволом перекупщиков, которые, почувствовав безнаказанность во время пожаров 2010г. и создав искусственный дефицит зерновых на прилавках магазинов, насколько можно судить, занимаются любимым занятием и сегодня.

Если ещё в начале 2012г. годовые темпы роста потребительских цен в силу предвыборной кампании правящих властей по заморозке отпускных цен на бензин и перенос сроков индексации тарифов естественных монополий (цен на газ, электроэнергию, транспорт и т.д.) с 1 января на 1 июля не превышали 2,5-3%, то к концу текущего года инфляция ускорилась до 6,5-7%. По весьма приукрашенным оценкам Росстата, за период с начала текущего года и по состоянию на 17 декабря накопленный прирост потребительских цен составляет 6,3%, что заметно хуже 6% годом ранее.

Согласно официальным оценкам всё того же Росстата, по состоянию на 17 декабря 2012г. цены на пшеничную муку подскочили более чем на 27,3%, хлеб подорожал на 11,9%, куры выросли в цене на 15%, цены на картофель выросли на 8,1%, белокочанная капуста стала дороже аж на 45,6%. Одновременно с этим услуги ЖКХ подорожали в среднем на 9,2%, холодное водоснабжение - на 11,3%, горячее – на 11,6%, отопление – на 9,9%, плата за жильё в домах государственного и муниципального фондов – на 10,1%, тогда как проезд в трамвае и на троллейбусе стали дороже на 10,3% и 7,6% соответственно. Не лучше обстоят дела в «отреформированной» социальной сфере – услуги образования выросли в цене на 10,4%, услуги культурных организаций и спорта – на 8,7% и 7% соответственно, а санаторно-оздоровительные услуги и услуги дошкольного воспитания подскочили в цене как минимум на 6,1-6,3%.

Чиновники наотрез отказываются ограничить аппетиты монополистов, снизить масштабы воровства и коррупции, а также ужесточить контроль за деятельностью разного рода перекупщиков и посредников, задирающих цены на десятки процентов. Вместо этого финансово-экономический блок правительства, плотно оккупированный «рыночными фундаменталистами» продолжает предпринимать изначально бесперспективные и крайне вредные для экономики попытки борьбы с инфляцией издержек монетарными методами. Благодаря действиям Банка России и Минфина за период с января по начало ноября 2012г. объём денежной массы по агрегату М2 вырос на едва заметный 1%. В годовом выражении прибавка составляет менее 15,7%, что существенно ниже 25-35% в середине и конце 2010г.

Тем не менее, кроме формирования кризиса ликвидности в банковском секторе, роста стоимости кредитных ресурсов, сворачивания инвестиционных программ со стороны несырьевой обрабатывающей промышленности, роста издержек производства и, как следствие, роста цен на конечную продукцию ужесточение денежно-кредитной политики со стороны Банка России не обеспечило. Более того, в силу того, что никто из чиновников не решается назвать реальные причины высокой инфляции в России и ограничить аппетиты коррупционеров, монополистов, перекупщиков и сырьевого лобби, наблюдается ускорение темпов роста потребительских цен.

Достижения года

К огромному сожалению, таковых практически не  наблюдается. А те, что имеют место быть, либо являются «достижениями» лишь на первый взгляд. Либо на деле таковыми не являются вовсе.

  1. Благодаря благоприятной ценовой конъюнктуре на рынке нефти правительству удалось нарастить «подушку безопасности», которая на фоне целенаправленного отказа властей от финансирования модернизации превращается в «гробовые деньги». В борьбе за спокойствие и стабильность российские чиновники, ссужающие российские нефтедоллары под 1,5-2%, а затем занимающие их под 7-9% для российских компаний и банков, забыли, что самое тихое и спокойное место находится на кладбище.

Благодаря дорогой нефти федеральный бюджет России по итогам января-ноября текущего года составил 1,4% ВВП, размер Резервного Фонда подскочил в 2,4 раз и приблизился к 2 трлн. рублей, ЗВР достигли 525 млрд. долл., а неиспользуемый остаток средств Минфина на счетах в Банке России и коммерческих банках достиг 7,2 трлн. рублей. И на этом фоне Минфин умудрился занять на внутреннем долговом рынке порядка 480 млрд. рублей, в результате чего благодаря политике «двойной стерилизации» денежной массы лишь усугубил дефицит денег в экономике и кризис ликвидности.

  1. Срыв планов правительства по приватизации наиболее лакомых кусков государственной собственности. Администрация президента всеми силами затягивает процесс формирования списка подлежащих приватизации госкомпаний и госбанков и расширяет список стратегически значимых предприятий с тем, чтобы не допустить передачу наиболее рентабельных компаний в нефтегазовом, банковском и военно-промышленном секторе в руки ТНК и транснационального капитала.

Другое дело, что, насколько можно судить, принципиальных разногласий между администрацией президента и сконцентрировавшимися вокруг неё «силовиками» с одной стороны и оккупировавшими правительство либералами, с другой, не существует. По крайней мере, именно об этом свидетельствует декабрьское послание президента Федеральному Собранию, в котором Путин чётко указал, что Россия не строит госкапитализм, а частный собственник априори является более эффективным управленцем, нежели государство.

Насколько можно судить, все попытки Государственно-правового управления президента замкнуть распоряжение государственным имуществом и процесс приватизации наиболее лакомых объектов государственной собственности лично на Путина в обход правительства нацелено исключительно на перераспределение финансовых потоков и властных полномочий в пользу так называемых «силовиков» и подрыв финансовой базы либерального клана.

Продолжающийся на протяжении последних нескольких лет открытый конфликт между «серым кардиналом» российского ТЭК Игорем Сечиным и превратившимся в «мальчика для битья» вице-премьером Аркадием Дворковичем. Апогеем которого стало написание последним открытого письма на имя президента Путина в обход формального начальника в лице председателя правительства Медведева, лишь подтверждает наличие острого управленческого кризиса в системе государственной власти и усиление борьбы олигархических группировок за контроль над наиболее рентабельными секторами экономики.

И те и другие, как представляется, стремятся получить легитимность от США и ЕС, на территории которых они хранят свои активы. Однако, если либералы готовы просто сдать остатки отечественной экономики в руки глобального бизнеса в обмен на вхождение в предбанник глобального управляющего класса (разумеется, на правах «мальчиков на побегушках»), то окружение Путина интересует не только материальное, но также статусное потребление. Они хотят сохранить за собой контроль над стратегически значимыми секторами экономики (в данном случае речь идёт о Газпроме, Роснефтегазе, ВПК, электроэнергетике) и иметь возможность сохранить хотя бы минимальную независимость от глобального бизнеса.

Отдельного внимания заслуживает недавно озвученная Путиным  инициатива выделить 100 млрд. рублей из Фонда национального благосостояния на поддержку российского фондового рынка. На самом деле, если власти решили поддержать российских спекулянтов, госбанки и сросшихся с ними коммерческими, а зачастую и семейными, связями чиновников, то это блестящая идея. Если же речь идёт о модернизации находящейся в аварийном состоянии базовой технологической инфраструктуры (ЖКХ, транспорт, энергетика, дороги и т.д.), то за счёт кармана налогоплательщиков поддерживать надо не спекулянтов, а реальный сектор экономики.

В противном случае получится повторение ситуации с выделением «антикризисной помощи» в 2008-2009гг. – вместо оказания поддержки отечественной промышленности выделенные государством триллионы рублей из кармана налогоплательщиков утекли на финансовый рынок и были пущены на спекуляции на фондовом и валютном рынках.

В этом плане показательным является Китай, который в разгар глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009гг. запустил масштабную программу капитальных вложений в жизнеобеспечивающую инфраструктуру и дал стимул для технологического перевооружения национальной промышленности. А затем продлил эту программу.

У Минфина без дела лежит практически 7,2 трлн. рублей в виде нераспределённого остатка средств, которых при желании вполне хватило бы на финансирование модернизации изношенной на 80-85% базовой технологической инфраструктуры (электроэнергетика, ЖКХ, транспорт и т.д.). Которая вкупе с коррупционными поборами, произволом монополий и недоступными кредитными ресурсами является главным ступором развития российской экономики.

http://kprf.ru/roscrisis/114063.html