Нефтегазовая политика России в Средней Азии

Среднеазиатский регион стратегически важен для РФ с точки зрения безопасности. Он играет роль своеобразного буфера между Россией и такими странами, как Афганистан, Пакистан и др., где сильна террористическая угроза. Поэтому хорошие отношения со странами региона, их спокойствие и процветание входит в число важнейших российских интересов. Сотрудничество в нефтегазовой отрасли – мощное средство, чтобы этого достичь.

Как известно, в странах Средней Азии (Казахстан, Киргизстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан) сосредоточены немалые углеводородные ресурсы. Для Туркменистана и Узбекистана добыча и продажа энергоносителей являются основой всей экономики. Для Казахстана эта отрасль также крайне важна, поскольку нефть является его главным экспортным товаром. Таджикистан тоже обладает солидными запасами нефти и газа, однако добыча углеводородов там развита слабо, обеспечивая лишь небольшой процент от собственной потребности страны. Остальное Таджикистан импортирует из России и Узбекистана. Киргизстан свою нефтегазовую отрасль полностью передал в ведение России.

Нефтегазовая отрасль в Средней Азии начала развиваться при СССР, и не удивительно, что после распада Советского Союза основным покупателем местных энергоносителей осталась Россия: ведь имеющаяся инфраструктура (например, знаменитые газопроводы «Бухара-Урал», «Средняя Азия-Центр») была заточена под доставку ресурсов именно в ее направлении, а для создания новой требовалось время. Это помогало в какой-то мере сохранить не только экономические, но и политические связи между постсоветскими государствами.

В 1990-е гг. из-за сложной ситуации в регионе торговля углеводородами перенесла спад, однако с начала 2000-х гг. произошла «перезагрузка». Несмотря на наличие в РФ собственных нефтегазовых ресурсов в достаточном объеме, она продолжила покупать их в Средней Азии. Снабжать южные регионы России среднеазиатским газом было удобно и выгодно. Кроме того, торговля помогала сохранять российское присутствие в этих государствах. При этом те страны региона, которые углеводороды не поставляли, сами стали российскими импортерами.

В 2003 г. были заключены соглашения о нефтегазовом сотрудничестве с Таджикистаном и Туркменистаном, в соответствии с которыми Россия стала покупать туркменский газ и помогать развивать таджикскую нефтегазовую отрасль. По данным на 2004 г., примерно 25% газа, потреблявшегося в РФ, было среднеазиатского происхождения. Основным поставщиком газа был Туркменистан. Также в 2004 г. после длительного перерыва Россия вновь стала покупать газ в Узбекистане. При этом часть узбекского газа шла на обмен с Казахстаном, и еще небольшое количество поставлялось в Киргизию.

Однако со временем старые связи все-таки стали разрушаться. Старая инфраструктура приходила в упадок, и новые экономические условия брали свое. Для России такая торговля постепенно становилась менее выгодной, при этом в Среднюю Азию пришел гораздо более заинтересованный в местных ресурсах Китай. Так, в 2011-2012 гг. Узбекистан значительно увеличил свой газовый экспорт, однако при этом основной прирост составили поставки в КНР. В последующие годы спрос на узбекский газ в России продолжал снижаться, а в Китае расти. Желая сохранить партнерство с Россией, в 2015 г. Узбекистан решил снизить цену своего газа. Это дало результаты: в 2016 г. Россия осталась главным импортером узбекского газа, купив 6,2 млрд кубометров (КНР приобрела 4,3 млрд).

С января 2016 г. РФ перестала покупать газ в Туркменистане, когда его стоимость перекрыла выгоду для России от такого сотрудничества. Теперь главным покупателем туркменского газа является КНР, на втором месте – Иран.

В августе 2016 г. «Газпром» сообщил, что намерен прекратить исследовательские работы на ряде месторождений Таджикистана в связи с их большой стоимостью и неэффективностью. По словам представителей российской компании, разработка таджикских месторождений уже стоила «Газпрому» $170 млн, но удовлетворительного результата так и не дала. Кроме того, дополнительные убытки компания понесла из-за особенностей таджикистанского налогообложения. Для таджикистанской стороны это стало неприятным известием.

По имеющимся данным, газа с разрабатываемых месторождений Таджикистану могло бы хватить на несколько десятилетий, и их успешная эксплуатация могла бы обеспечить его потребности в энергоресурсах и значительно поднять уровень жизни в стране. Тем не менее налоговые льготы, которых требовал «Газпром» от руководства республики, ему предоставлены не были, и российская компания решила отказаться от проекта. Однако некоторые эксперты сохраняют надежду, что Таджикистан еще пересмотрит свою позицию. Иначе ему придется работать практически с одним Китаем, а оставшись без конкурентов, КНР начнет диктовать Таджикистану свои условия, гораздо менее выгодные.

Тем не менее, несмотря на все сложности и то, что Россия прекрасно может обходиться собственными ресурсами, прекращать нефтегазовое сотрудничество со странами Средней Азии она не намерена. Ведь, как упоминалось выше, дело здесь не только в экономических интересах, но и в политическом влиянии. Поэтому в той или иной форме РФ будет продолжать сотрудничество в нефтегазовой отрасли, даже если этого не требуют текущие экономические интересы.

5 апреля 2017 г., во время визита в Москву нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, между российской компанией «Газпром» и правительством Узбекистана был подписан договор, в соответствии с которым «Газпром» в течение 5 лет с начала 2018 г. будет покупать узбекский газ, по 4 млрд кубометров в год. Контракт на 5 лет является среднесрочным. До сих пор РФ закупала узбекскую нефть в основном по краткосрочным договорам на 1 год.

Также стороны подписали договоры, в соответствии с которым «Газпром» окажет помощь узбекской компании «Узбекнефтегаз» в исследовании месторождений, организации работ и подготовке кадров. Многие специалисты считают, что главная цель этих соглашений – общее укрепление российско-узбекских отношений. Как и прежде, узбекский газ, скорее всего, будет поставляться в Казахстан и Киргизстан.

Что касается Киргизстана, то следует напомнить, что с 2014 г. «Газпром» владеет всей его газовой инфраструктурой, купив у киргизского правительства контрольный пакет акций главной нефтегазовой компании страны «Кыргызнефтегаз». Таким образом, вся нефтегазовая отрасль Киргизстана и его снабжение энергоносителями находятся в руках России.

Трудности с Таджикистаном и Туркменистаном, скорее всего, являются временными. Несмотря на прекращение сотрудничества по разработке месторождений, Таджикистан продолжает активно импортировать российские углеводороды. Около 70% всего его нефтегазового импорта приходится на Россию. Что касается Туркменистана, то его уже не устраивают условия торговли с Китаем и Ираном, и в интересах страны вернуть такого покупателя, как РФ. По сообщениям СМИ, этот вопрос может решиться к 2019 г.

Таким образом, можно сказать, что, несмотря на все события последних десятилетий, у России сохраняется контакт в нефтегазовой сфере со всеми странами Средней Азии, и это помогает ей сохранять свое влияние в этом важном регионе.

Источник: https://vk.cc/6BFOwU

Опубликовано 11 мая 2017 в 16:00. Рубрика: Внешняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.