Политического и идеологического упорядочения не произошло. Политические, военные, экономические и общественные институты республик до настоящего времени развиты слабо. В реальности они почти не связаны с населением и не отражают интересы людей.

В ЛНР и ДНР не создана работоспособная и устойчивая политическая система.

Негативное влияние при этом на настроения населения оказывает всё большая криминализация экономических и финансовых процессов в регионе (деятельность группы «Юры Енакиевского», младшего Януковича, Ляшко, Колесникова, Арбузова и других, а также их представителей во всех ведомствах и министерствах ЛДНР).

Возникают всё новые теневые схемы для контроля финансовых потоков с целью их масштабного «криминального освоения». Именно так осваиваются потоки гуманитарной помощи, кроме них появляются всё новые каналы контрабанды.

В регионе считают, что главный координатор из Москвы Сурков В.Ю. инициирует данный процесс, а его «кураторы», известные как Сергей Чайка и «Патриот», являются непосредственными исполнителями. Эти лица обеспечивают ему консолидированное управление процессами упорядочивания теневых потоков. Данная группа лиц во главе с Сурковым умело манипулирует докладами в Администрацию Президента Российской Федерации, вводя всех в заблуждение (хотя всем по сути все-равно, если было нужно - давно все выяснили).

Социальная обстановка

В регионе формируются две параллельные друг другу социальные реальности.

Первая – это население, почти целиком состоящее из «социально незащищенных слоев». Эта часть существует на российские и украинские деньги и не имеет своего «политического класса», кроме небольших сетей активистов, которые обеспечивают примитивную коммуникацию (раздача гуманитарной помощи, проведение местных акций).

Вторая – это прежняя региональная элита, использующая российскую помощь для расширения криминальной составляющей своего бизнеса в регионе. Эта часть формируется из криминальных авторитетов, бывших силовиков, наемников и вовлеченных в теневые схемы российских «кураторов». Это новое и непрозрачное для населения и большинства ополченцев социальное пространство.

Государственное управление, коррупция

Власть фактически была вручена в руки Плотницкого и Захарченко и их окружения. Но они действуют в качестве некой ширмы для закулисных махинаций с финансовыми потоками.

Инструментов для решения реальных проблем в регионах создано не было.

Коррупция в регионе, таким образом, продолжила прежние украинские реалии – те же схемы и те же люди, та же реальность деятельности Януковича, Ахметова и им подобных. Но вину за эту ситуацию люди в ЛДНР теперь уже переносят на руководство России.

Экономика, криминал

Работа по созданию экономической основы для выживания ЛДНР фактически провалена.

Усиливаются позиции в регионе криминальных групп и элементов. В ДНР постепенно набрал силу склонный к криминальной деятельности министр налогов и сборов ДНР Тимофеев (позывной «Ташкент»), имеющий в подчинении ополченцев в количестве 800 человек. Фактически у него с отрядом монополия в экономической и финансовой сфере. Подразделение этого министра создано при поддержке людей Януковича (руководитель регионального отделения Партии Регионов Донецкой области Бобков).

Данное министерство стало оплотом для защиты бизнес-интересов семьи Януковича в регионе, и теперь оно вызывает самое большое раздражение у населения. Взыскания налогов министерством больше похоже на поборы в виде сборов наличных денег (особенно это касается малого и среднего бизнеса). Отсутствуют четкие правила работы фискальных органов. Это ведет к закрытию предприятий, которые даже в условиях боевых действий готовы были работать. «Ташкент» все больше погружается в передел объектов торговли.

Вопросы развития производственной базы ЛДНР никак не решаются. Большинство предприятий не работают, производственные связи оборваны. Переориентация на Россию не проводится - статус для легальной деятельности на территории РФ предприятиям ЛДНР не предоставлен. В республиках работают только городские предприятия, замкнутые на экономику самого Донецка и Луганска. Большой проблемой для перезапуска промышленности ЛДНР (включая наукоемкие предприятия ОПК) стал отток кадров.

Крайне негативное воздействие на настроения населения в ЛДНР оказали криминальные действия, связанные с поставками газа и нефтепродуктов (контроль был передан в руки бывшего украинского олигарха Курченко, приближенного Януковича). Ситуация была использована киевской пропагандой. Опубликованные сведения о преступных схемах поставок газа в начале октября 2015 года взбудоражил регион.

СПРАВОЧНО

Указом Захарченко от 18.09.2015 г. "О проведении проверки ООО "Донецкоблгаз " (поставщик), ГП "Донбасстрансгаз" (транзитер) и ГП "Донецкоблгаз" (потребитель)". Миндоходам было поручено ввести госуправление на предприятиях энергетического комплекса. Активное противодействие в проверке предприятий оказал Тимофеев (министр Налоговых доходов и сборов), который лично выезжал на место проверки и препятствовал проведению ревизии, угрожал ревизорам и проверяющим. Проверкой были установлены факты нарушения бухгалтерского учета, схема работала за счет движения наличных денег, приходные и расходные ордера не оформлялись.

Все мероприятия сопровождались комментариями Захарченко в СМИ о том, что объявлена война Курченко С., ссылаясь на то, что Курченко не выполнил договоренности по обеспечению республики газом и ГСМ. Ситуация вокруг исполнения указа привела к напряженным межличностным отношениям в руководстве ДНР. В результате Тимофеев («Ташкент») во все государственные предприятия, связанные с газоснабжением, завел на руководящие посты своих людей.

Параллельно в ЛНР ситуация вокруг "энергетического" вопроса развивалась в другом русле: МГБ арестовало министра топлива и энергетики Лямина (он был обвинен в хищении 45 млн рублей), скандал приобрел публичный характер (Лямин действовал под руководством Цыпкало, обеспечением безопасности которого занимался лично Плотницкий). Характерным штрихом всего "газового" вопроса являлось то, что распределительная станция, через которую осуществлялась поставка газа в ЛДНР, находится на территории ЛНР (задвижка).

Физический контроль этой станции осуществлялся ЛНР, а финансовые вопросы по оплате поставок были завязаны на ДНР (на ООО Донецкоблгаз). Основными потребителями газа на территории Донецкой области являлись население и предприятия, подконтрольные Ахметову: металлургические комбинаты "им. Ильича" и "Азовсталь" (Мариуполь), Авдеевский КХЗ, Енакиевский метзавод, сбыт продукции которых происходил через территорию, контролируемую Киевом. Оплата налогов производилась в бюджет Украины.).

В результате "газового" конфликта ситуация с теплообеспечением в ДНР усугубилась: в октябре-декабре 2015 года теплоснабжение населения было минимальным.

Ситуация в сфере снабжения газом и ГСМ также кризисная: отсутствуют стабильные поставки автомобильного топлива, дефицит привел к спекуляциям - верхний ценовой предел по бензину достигал 62 рублей за литр АИ-95, пропан-бутан - 36 рублей за литр).

Оптово-розничный потребительский рынок в регионе также фактически перешел под контроль Януковича (контроль у Автономова Д.- руководителя фонда «Возрождение Донбасса», связи ныне покойного В.Януковича).

Не принято никаких серьезных мер по стабилизации финансового положения ЛДНР. Более того, ситуация в республиках в этой сфере деградирует. Объем финансового рынка Донбасса по-прежнему зависит от интенсивности военных действий и формируется следующими поступлениями. До миллиона человек получают украинские и российские пенсии (около 90 тысяч – и российские, и украинские одновременно). Пенсии очень низкие. Значительным источником собственных доходов бюджетов остаются фактически выплаты бюджетникам.

Часть населения получает украинские зарплаты (около 20 тысяч человек) на металлургических и угольных предприятиях, в том числе на предприятиях Ахметова. Только на Снежнянском заводе «Мотор-Сич» работают около 2700 сотрудников и по прежнему получают зарплату на Украине. Некоторые доходы дает «таможенная» надбавка на товары первой необходимости в размере 20-30%. Власти ЛДНР также зарабатывают на наценке на уголь для населения (во многих населенных пунктах уголь – единственный способ отопления), на частичной продаже гуманитарной помощи и лекарств через торговые сети, контролируемые лидерами ЛДНР, на торговле ГСМ (в распоряжении бенефициаров остаются до 30-40 рублей с литра). Увеличивается контрабанда и легальная отгрузка угля на Украину.

Отгрузка по железной дороге из ДНР грузополучателям на территории Украины, по сравнению с довоенным уровнем, сократилась всего на 7%. Но деньги за уголь фактически получают только те, кто в состоянии обеспечить безопасность перевозок. В случае с национализированными шахтами деньги достаются той же группе, контролирующей финансовые потоки.

«Черные» операции с продажей сырья всё более криминализируют рынок в ЛДНР. Кроме угля на Украину и в Россию из Донбасса вывозится много металлолома. Разбираются металлоконструкции, режется оборудование. Поскольку металлолом и уголь вывозятся через позиции ополченцев и украинской армии, одним из главных игроков на этом рынке оказываются сами полевые командиры. Ради заработка они не останавливаются даже перед демаскировкой своих позиций.

Ситуация с промышленным производством товаров в республиках всё более ухудшается. Украинские товары, а как следствие, и гривна с территорий ЛДНР постепенно вытесняются, но рынки России для товаров, производимых в республиках, фактически закрыты. Установленная система товарооборота исключает возможности для развития экономики республик, и рубль используется только как инструмент поддержания социального равновесия, но не как оборотное средство.

Фактически имеет место взращивание в республиках криминальных элит, вызывающие неприязнь и отторжения у населения. Происходит это следующим образом. По различным оценкам, через Донбасс проходит около 250 миллионов долларов в месяц. Рента с этих финансовых потоков распределяется в пользу политической и военной элиты республик.

Борьба за эту ренту – базовая повестка дня и основной механизм формирования элит.

Институциональная структура ЛДНР строится вокруг преимущественно криминальных доходов. По мере становления этой системы, совмещение бизнеса, политического статуса и связи с каким-то вооруженным отрядом превращается в правило. Бизнесмены, торгующие топливом или углем, стараются получить должность главы администрации района, руководителя государственного предприятия или какого-нибудь департамента правительства. Лучше всего, если эта должность дает доступ к силовым ресурсам. В частности, в ДНР выработана система личного обогащения всех заинтересованных лиц как в регионе, так и в России. Используется бесконтрольный доступ к ресурсам, поступающим из России, а также монополизация административного контроля над товарными потоками. В эту общую систему мздоимства со стороны государственных структур встроена и МГБ ДНР.

Правоохрана и государственная безопасность

В целом должного внимания организации работы блока безопасности и правоохраны не уделяется. В деятельности МГБ можно отметить, что оперативное перекрытие территории отсутствует, слабо проводятся контрразведывательные мероприятия. Приоритеты деятельности не выделены, созданы условия только для показушной работы.

Коррупционная составляющая остается высокой. Зеркальная ситуация имеет место в органах прокуратуры и суде, где она усугубляется несовершенством уголовного и процессуального законодательства.

Межведомственное взаимодействие в сфере правоохраны сохраняется лишь там, где остались довоенные личные отношения. Такая ситуация усугублена еще и тем, что руководители ведомств подчиняются разным кураторам и получают иногда противоположные установочные задачи, сохраняя конкуренцию.

Обратная связь населения с государственной властью России

Поступление объективной информации в Россию в целом затруднено. В ЛДНР также имеет место ситуация, когда, в известной мере, все правящие группы в Луганске и Донецке находятся в состоянии информационной блокады, не имея необходимой для них обратной связи в Москве. Невозможно донести до руководства России объективную информацию. Поэтому элита в ЛДНР не знает точной позиции Москвы, не понимает текущих и стратегических целей и задач (скорее всего их и нет вовсе).

Люди теряют ощущение жизненной перспективы, быстро пропадает мотивация дальнейшей поддержки ополчения внутри региона. За прошедшие после начала войны на Донбассе полтора года население так и не начало воспринимать власти непризнанной ЛНР и ДНР как свои. Люди на улицах и даже рядовые сотрудники администраций начали говорить про руководство, служащих и силовиков республик как про внешних к местному населению агентов: «они», «ДНР-овцы», «ЛНР-овцы». Такие настроения всё успешнее поощряются киевской пропагандой.

Между администрациями Донбасса и населением остается политическая пустота – нет общественных институтов, нет истории делегирования полномочий по реализации общественных интересов. Есть только история рекрутинга местных жителей в ополчение.

Не формируется «политический класс», который мог бы стать посредником между административно-силовой элитой и населением. Это главное, что препятствует не только нормальному функционированию государственных институтов, но и любому взаимодействию военной администрации и населения.

Персональный состав органов государственной власти во многом связан с криминальной деятельностью и коррупцией при Януковиче. Многие из этих лиц до сих пор не определились между сторонами конфликта. При этом нынешняя правящая группа в значительной степени состоит из второго этажа так называемых «донецких» – контингента, который еще до конфликта не вызывал особенного доверия и уважения. Одним из поводов к недовольству является избирательное сохранение активов представителями «старых» элит.

http://dezibal.livejournal.com/5638.html