Навальный в роли членоуловителя

Политрук поневоле не раз писал и про ЖКХ, и про навальновский РосЖКХ. Раскрывал и «в чем сама проблема», и «почему то, что впаривают за панацею — и не новинка, и не решение».

Не суть важно. Судя по созданию профильного министерства, проблемы ЖКХ в стране все-таки будут решать централизовано. А относящийся к категории «мастрид» скандал с настоящим создателем «РосЖКХ» развился вообще по другим основаниям.

Поводом к нему стало одно весьма расслабленное интервью создателя «Дом.Двор.Дороги» журналу «Афиша» (сей рупор передового городского протеста, кстати, по итогу данной публикации благодарные читатели уже обвинили в прокремлевской агитации):

— Как произошел переход от «Дом. Двор. Дороги» к Навальному? Это он пришел к тебе или ты к нему?
— Мы с подругой, когда сайт делали, всем рассылали письма — от Навального до Путина. Просто Навальный откликнулся. И у него уже был готовый проект «РосЖКХ».
— Готовый?
Ну, мне пришлось перекроить почти все, что там было, потому что там многое было неправильно.
— Какое у тебя впечатление вообще от работы с Навальным?
— Все очень расслабленно.
— Это все впечатления? А про Навального самого ты понял что-нибудь?
— Ну, что по некоторым вопросам он зависит от кого-то. Я не говорю, что он кремлевский проект, конечно, но бывают моменты, когда кто-то просит его что-то делать или не делать... Ну то есть — когда я начал сотрудничать с «Открытым правительством» и с Абызовым, был жесткий разбор полетов в том смысле, что этого делать не стоило. А потом буквально через месяц Навальный уже сам к ним ходил на встречи и круглые столы. С правительством Москвы, с их сайтом dom.mos.ru мы тоже хотели сотрудничать — но в итоге даже не начали.
— То есть политика шла впереди?
— Да. А мне скорее именно гражданским активизмом хотелось заниматься, а не политикой.
— А в чем разница?
— В активизме первостепенная задача — помочь гражданам.
— То есть дилемма Капкова-Гессен тебя не волнует в этом смысле?
— Ну волнует, конечно. Да, я пишу про велодорожки, а кто-то пишет про Госдеп. Но меня это уже не смущает, плевать. Я увидел, что и у Навального все не так сказочно. Что нет никаких идеальных структур, где не было бы давления Кремля или подковерных интриг. Понимаешь, технически-то разницы между «Нашими» и Навальным нет никакой — просто раньше, если ты активный, ты приходил к «Нашим», а сейчас приходишь к Навальному. Это вопрос места, где можно применить свои политические амбиции.
— То есть надо просто делать свое дело?
— Ну да, и зарабатывать деньги. И наслаждаться моментом. Вообще, знаешь... Когда был «Дом. Двор. Дороги», мы бесконечно давали какие-то комментарии журналистам, что-то предпринимали, на другой конец города ехали, чтобы что-то сделать. А в последнее время все настолько надоело и ничего не хочется... Ты понимаешь, что все, что ты делаешь, бессмысленно, но по инерции продолжаешь встречаться с журналистами. А реально-то никаких мыслей на этот счет у меня нет. Точнее, мысль такая: поскорее бы все это закончилось — и уехать.
— Ого. То есть здесь уже ничего не исправить?
— Абсолютно. Но не из-за власти и из-за кровавого режима, а из-за людей. И я не готов уже тратить время, чтобы их менять, образовывать, что-то им доказывать. Понимаешь, была теория, что я наведу порядок в своем доме, научу коммунальщиков работать, а дальше буду постепенно расширять зону влияния — и весь город станет идеальным, потому как все привыкнут, что нужно отрабатывать деньги, которые ты им платишь за счет своих налогов. Но в итоге так не работает. Здесь навел порядок — там испортилось. Там навел — опять здесь проблемы. Ты просто захлебываешься в огромном количестве проблем и жалоб. И никаких новых активистов не появляется.
— Вот как получается. Был активный тщеславный мальчик, который хотел что-то изменить к лучшему, а теперь, выходит, ты хочешь уехать в Таиланд и...
— Доживать свой век. Так и есть. Да просто все одно и то же... Что пироги эти, что все остальное — запуск нового проекта, пиар, посты в фейсбуке, поход на «Стрелку». Одно и то же. Даже если еда — это новое какое-то увлечение, все равно тут повторяется уже знакомый сценарий. Ты просто встраиваешься в систему и никаких новых эмоций не получаешь.
— Тебя самого-то не пугает твой настрой? Вся жизнь вроде впереди, тебе всего-то 20 с небольшим.
— Вся жизнь впереди — для чего? Чтобы что? Вот ты 10 лет работаешь в «Афише», у тебя что-нибудь меняется?
— Да, вполне. Но интервью-то все-таки я у тебя беру. Вот ты хочешь уехать — для чего? Чтобы что?
— Смотреть сериалы и пить вино.
— Получается, смысл в жизни — в гедонизме?
— Получается так. Я уже сделал свое дело, помог людям, меня благодарят за чистые подъезды. Хватит.

Текст, значимый дважды: как портрет героя и как документ эпохи.

Третью ценность, — вскрытия покровов, — ему вскоре добавила кинувшаяся обсуждать медийная тусовочка:

1

Речь тут идет вот о чем: г-н Левенец на самом старте своей «политической карьеры» попал к «Нашим», а потом — к Каспарову, и совсем уж потом — к Навальному (последовательность опыта, способная любого пламенного борца превратить в циника).

Вот как он об этом сам рассказывает:

— То есть издавал газету — а потом придумал «Дом. Двор. Дороги»?
— Ну как. Я еще курьером в «Афише» поработать успел. (Cмеется.) На «Каспаров.ру» поработал, на The Village новостником. Еще было молодежное движение «Наши».
— Ой.
— Ну да, я был его комиссаром какое-то время, съездил даже на Селигер. Я себя оправдываю тем, что, когда я туда пошел, интернета у меня толком не было. А был Первый канал. И казалось, что есть только они, и если ты хочешь чем-то заниматься — то это к «Нашим». Меня ничего в этом тогда не смущало — здорово, замечательно, вперед! Ну я ничего особо не делал там, надо сказать, — максимум мы ходили по разным школам и давали там уроки дружбы; рассказывали, что людей, которые на тебя не похожи, бить не надо. Но на эти встречи ходили адекватные ребята в основном, которые и так понимали, что не надо. А на Селигере были просто нормальные лекции крутых чуваков, мы их слушали и отдыхали, только и всего. Другое дело, что потом так сложилось, что я попал в «Каспаров.ру» и понял, что на самом деле все не так, как рассказывают на Первом канале.

2

3

Ну, дальше по тусе понеслось понятное: охота на ведьм пополам с исполненным ЧСВ сарказмом и «я же говорил».

4

5

6

7

Отдельно показательна формулировка у Милова:

8

---

Ну и об обещаном членоуловителе.

Говорят, чтобы понять назначение предмета, необходимо проанализировать область его применения.

Проводя параллель между Навальным и Росмолодежью, колллективный Кашин-Левенец и другие герои твиттера походя вскрыли механику политической роли Навального этапа 2011-2013.

9

Навальный оказался универсальным политическим членоуловителем для актуального поколения.

Экспериментальной моделью широкого спектра применения. В дизайне для среднего класса, возрастной категории 20-35.

А само по себе устройство-то не новое.

В 90-91 аналогичную роль выполнял Жириновский (ЛДПР — известный проект 5 управления, цель которого — аккумулировать и, в зависимости от качества, интегрировать или канализировать потенциальный политический актив; даже Лимонов прошел через ЛДПР; сё многих славных путь). В 91-94 устройством аналогичного назначения (модель «Баркашов», артикул РНЕ) был успешно уловлен потенциал националистического процесса (базовая модель оказалась успешной, поставлена на поток, ее версии «Демушкин-Тор» применяются и поныне). Для левых (крайне опасный сектор) все 90е эту роль (все менее и менее убедительно подмахивая) играл Зюганов, а кому из социалистов казалось не страшно пойти в последний решительный бой — тем развешивали всюду в медиаполе клетки с сидящими соколами Лимонова.

В нулевые общая сексуально-политическая активность населения упала (слишком хорошо стали кушать), и власть на несколько лет почти перестали задалбывать. Для улавливания и сублимации уличного протеста в этот период использовали старье: кроме чучела разных экстремистов, гоняли под хвост и в гриву порядком потрепанного, в нескольких местах рваного, засаленного, но еще вполне импозантного Немцова. Более стадных осеменителей пытались собирать под знамена «Наших».

Но в какой-то момент подросло поколение новых, голодных и глупых пассионариев.
Эти молодые самцы не захотели влезать на столь почтенных «дам».
Не влились в болото Немцова, игнорировали ритуальный гон на Триумфальной.

Это значило, что пришла пора заменить членоуловители новыми.

Тут же состоялся смотр. На трибуны Болотной был спешно вывален весь ассортимент: от бульварной литературы — до гламура и КВНа, от Акунина и Быкова — до семейства Шацев и Ксении Собчак.

Сегодня, после 2 лет ходовых испытаний, стало ясно, что из всех членоуловителей Навальный оказался изделием наиболее убедительным...

Настолько, что в него по разу «вложили» самые старые самцы нашего зоопарка.

Но от масштаба вложений Навальный не перестает быть политическим членоуловителем. Отсюда и такая гибкость стана — по всем пунктам, от игры на выборах, и до интриги вокруг Русского Марша.

Впрочем, членоуловитель — это достойная социальная функция для человека, стремящегося прожить хорошую жизнь.

Лучше быть имитационным гондоном, чем настоящим диктатором. Много меньше мороки.

http://wonderbull.livejournal.com/255595.html

Опубликовано 16 Янв 2018 в 10:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.