Час просмотра видео казней – полной гаммы – от страха в глазах жертв до отрезания голов, пуль, отстреливающих затылок – оставляет любое человеческое существо в состоянии катотонического истощения, ступора.

У нас – кошмары. У них – сны. ISIS реализует кошмарные фантазии практически ежедневно. Хорвату отрубили голову в Египте. Смертник ISIS взорвал 70 человек на багдадском рынке. Британские таблоиды, Twitter, Fox, ABC News рисуют нам “Карту ISIS” – старый вздор, поскольку Исламское Государство ничего об этом не говорит. Карта показывает нам, сколько ISIS намерено откусить зараз: Испания, Греция, Югославия, Турция, Левант, Египет, Магриб, половина Африки , вся Индия, Пакистан и хороший кусок Китая.

Но как ISIS выдерживает эти кошмары? Час просмотра видео казней – полной гаммы – от страха в глазах жертв до отрезания голов, пуль, отстреливающих затылок – оставляет любое человеческое существо в состоянии катотонического истощения, ступора.

Жертвы не сопротивляются. Возможно, их души уже умерли от ужаса. Одно из последних видео показывает группу “шпионов”, одетых в робы Гуантанамо, которых топят в клетке палача. Железное сооружение медленно погружается в воды бассейна. Подводные камеры фиксируют финальную агонию.

Ясно, что здесь идет о какой-то ментальной аберрации. Вы в ужасе отшатываетесь от этих непристойных имиджей. Затем вы вспоминаете, что каких-нибудь 200 лет французы толпами собирались поглазеть на гильотину, таращась на то, как она рубит голову врагам революции. Да и мы, британцы, разве не развешивали в клетках трупы разбойников с большой дороги? Существует целая литература о лондонских висельниках – с описаниями предсмертных речей и “Тайборн-джиг” (Тайборн – место в Лондоне, где стояли виселицы).

Мы, конечно же, все одели в пристойные слова. Справедливость. Государственная измена. И, мое любимое “закон должен быть исполнен” – как будто речь идет о суждении, данном не человеком, но богом. И всем этим, к несчастью, оправдывает себя и ISIS, когда режет невинных.

Но во всех этих порнографических видео есть также и некая (жутко писать подобные слова) детскость. Они рекламируют кровищу, и хотя в клипах – реальные люди и реальные пытки они по существу своему инфантильны. Тоже самое – в арабских нашидах –форме колыбельной смерти, которую дитятя слышит и воспринимает в самой извращенной форме. Я бы хотел понять, каким образом сформировался подобный склад ума – но тут получил 12-страничный доклад Яна Эдгара из университета Дурбана, исследующий сны в качестве основы принятия решений ISIS.

“Наука о снах” издавна занимает особое место в исламе – в коране есть три доклада о снах – но особенно она привлекает джихадистские группы, вроде аль-Каиды. Мне однажды самому пришлось пережить описание сна – в исполнении самого Усамы бин Ладена . Он рассказывал о сне одного из “братьев”. В этом сне я, Роберт Фиск (вообразите себе мои ощущения) появился, наряженный в рясу имама, на коне и с мусульманской бородой. О, Господи! Я не знаю, искал ли бин Ладен новообращенного. Но я поспешил ему объяснить, что не являясь потенциальным клириком, и лишь пытаюсь сообщить правду читателям Independent.

Эдгар, однако, исследует “Ночные сны” среди сторонников ISIS, собирая доказательства из неизбежных социальных (в этом случае, скорее, решительно асоциальных) сетей и из собственного журнала ISIS, Dabiq.

Эдгар отмечает частое появление в снах “зеленых птиц” – воинов джихада на пути в Парадиз. Он выражает надежду на то, что “мы не окажемся в том сценарии, где тысячи “дронов-бабочек” будут слушать рассказы о ночных снах за завтраками по всей Азии, только ради того, чтобы отстрелить определенного молодого человека, протирающего глаза после сна, совпавшего с “опасным” алгоритмом”.

Предыдущие исследования продемонстрировали, что джихади придают большое значение снам – вплоть до того, что принимают их в расчет при принятии личных или стратегических решений.

Эта статья исследует, верно ли данное утверждение в отношении Исламского Государства. Используя данные из социальных сетей и публикаций ISIS, я рассмотрел рассказы о снах членов Исламского Государства и его сторонников, их главные темы и восприятие снов широкой аудиторией. Как и другие джихади, активисты ISIS рассматривают сны в качестве потенциального окна в будущее и используют их для того, чтобы понять и объяснить окружающий мир, оправдать решения и выдвинуть претензии на авторитет.

Как мы увидим, члены ISIS придают большое значение снам. Как и для других джихадистских групп, для них характерны обильные дискуссии о снах, и активисты выражают уверенность в предсказательном потенциале снов.

В первой части этой статьи мы рассмотрим отношение к снам в исламе.

Для того, чтобы понять уважение джихадистов к снам, следует осознать общую важность снов в исламе. Традиция интерпретации “правдивого сна” (ар-руйя) является фундаментальной характеристикой исламской теологии. В Коране можно найти три сообщения о снах, и два из них – о снах пророка Мухаммеда. Один из них связан с решающей битвой при Бадре между мусульманами и курейш в 624 году. Сура Йусуф в Коране описывает переживания во сне пророка Йусуфа (Йосефа), в котором он видел семь толстых и семь тощих коров. Традиция “истинных снов” более экстенсивно описана в хадисах. Хадисы Бухари и Муслима Салиха , включают в себя отдельные части с учением об истинных снах, посылаемых аллахом, в исполнении пророка Мухаммеда. Исламская традиция различает три типа снов: правдивый сон (ар-руйя), фальшивый сон, посылаемый шайтаном и и бессмысленный обычный сон (хульм). Истинные сны скорее приснятся набожным мусульманам, но потенциально любой мусульманин может получить такой сон. Существует обширная литература, посвященная искусству интерпретации сна, и наука толкования снов насчитывает более тысячи лет.

В современном мусульманском мире сны также порождают большой интерес среди народа. Арабские телевизионные каналы переполнены программами толкования снов. Мои антропологические исследования – на протяжении многих лет , на четырех континентах показывают, что истихара, ритуал культирования снов в качестве направляющей силы в реальной жизни широко распространен во многих, если не в большинстве исламских стран. Во время полевых исследований, в особенности, в Пакистане, Турции, Боснии и Британии, я редко сталкивался с мусульманином, который не относился бы к снам как к потенциальному божественному порталу. Более того, эта традиция снов разделяется всеми основными ответвлениями ислама: суннитами, шиитами, салафитами, суфиями, а также меньшинствами: алевитами и ахмедийя. В то время как суфии традиционно уделяют наибольшее внимание снам, склонные к буквальному толкованию традиции салафиты все более и более интересуются ими в последнее время.

Салафитская интерпретация сна выглядит следующим образом: “Традиции толкования снов и видений имеют глубокие корни в исламе, и они унаследованы от сподвижников пророка. И в самом деле, они унаследованы от пророков, и любая инсинуация о том, что салафиты каким-то образом выступают против подобных толкований будет совершенно неверной”.

Сны имеют совершенно различный статус в исламском и западном мире. Давняя христианская традиция, берущая начало в 4-м веке рассматривает сны в качестве суеверия, возможно с целью предотвращения того, чтобы наиболее харизматичные мечтатели могли, с помощью снов, бросить вызов авторитету Церкви. Позднее, психоанализ Фрейда рассматривал сны в качестве зеркального отражения , сборки заново, кодирования персональных переживаний в прошлом. По контрасту, исламская интерпретация содержит в себе важный компонент взгляда в будущее. Ламурье пишет: “Интерпретация снов предлагает мусульманам королевскую дорогу , которая ведет не внутрь, но наружу, предоставляет возможность понять не психику индивида, но тайные пружины мира. Коротко: цель толкования сна не диагноз, но ворожба”.

Для моего предыдущего исследования о снах аль-Каиды я погрузился в изучение книг, сообщений в газетах, репортажей в интернете, описания снов в протоколах судов, чтобы понять – существует ли особый, джихадистский сон. Я нашел много интересного. Сам бин Ладен рассказал нам о снах в одном из первых видео, показанных после 9/11. Я также нашел массу отчетов о снах известных джихади, включая Ричарда Райда, двух главных организаторов 9/11 Рамзи бин аш-Шибхаи и Халеда Шейха Мухаммеда, предполагаемого двадцатого угонщика 9/11 Закариуса Муссауи, и нескольких заключенных в Гуантанамо. По биографиям и автобиографиям различных деятелей аль-Каиды разбросаны описания ночных снов – которые используются в качестве оправдания дневных решений о кровавом джихаде. Известный джихадистский сайт www.azzam.com содержит список шахидов с примерами снов о мученичестве и иллюстрациями грядущего блаженства в парадизе, или же рассказы павших воинов, описывающих во снах товарищей райскую жизнь.

Я также провел обширные полевые исследования в Пакистане, Турции и на Северном Кипре. В апреле 2015 я взял большое интервью у Рахимуллы Юсуфзаи, бывшего журналиста BBC (ныне редактор Pakistan News International). Он, возможно, был единственным журналистом, которому несколько раз удалось взять интервью у муллы Омара, основателя и лидера Талибана. Юсуфзай подтвердил значение снов и для воодушевления, и для стратегического планирования среди командиров и лидеров Талибана.

Я много раз слышал о том, что мулла Омар не допускал проведения никаких крупных военных операций в случае, если он не получал о них инструкций во сне. Юсуфзай рассказывает: “Мулла Омар сказал мне, что ему поручена миссия, священная миссия объединения Афганистана, с тем, чтобы спасти его от распада, восстановить порядок и ввести шариат”.

И не только в горах Афганистана радикалы обсуждают свои сны. Три года назад на конференции по безопасности офицер западной разведки рассказал мне: “Каждый за кем мы наблюдаем считает сон важнейшей вехой на пути к финальному решению о том, следует ли присоединиться к джихаду”.

Конечно, не все мусульмане, которые поверили в то, что им приснился “истинный сон” о джихаде или шахидах идут воевать. Но для некоторых радикализованных индивидов такой сон или серия снов может стать катализатором.

Не все сны так ясны и подробны, как инструкции муллы Омара. Часто смысл сна туманен или метафоричен. Его необходимо интерпретировать. Это может сделать тот, кому он приснился, или он может обратиться за помощью к одной из книг толкования снов ( такой, как хорошо известная средневековая работа ибн Сирина), к члену семьи, имаму – или же через сайт толкования снов. В радикальных кругах толкование зачастую осуществляется товарищами-активистами, и потому является объектом или пристрастной интерпретации, или прямого манипулирования.

Сны Конца Света

“И действительно, Аллах купил у правоверных их жизни и их собственность в обмен на то, что они окажутся в раю. Они будут воевать за дело Аллаха, и потому они будут убивать и их будут убивать. Это истинное обещание, и оно есть и в Торе, и в Евангелиях, и в Коране. И кто более верен своему обещанию, нежели сам Аллах? Так возрадуйтесь же той сделке, которую вы с ним совершили. И это великое приобретение”

Сны членов Исламского Государства и их сторонников

Многие фаны исламского Государства обсуждают свои сны в твиттере. Раньше это делалось через ныне не функционирующий аккаунт End of Time Dream (@entimdrms). Он служил в качестве брокера между теми, кому эти сны приснились и третьей стороной – предположительно авторитетными религиозными партиями, толковавшими сны с позиций ISIS. Имя аккаунта связано с хадисом, в котором предсказывается, что конец света наступит тогда, когда сны правоверных превратятся в быль.

На момент написания статьи другой подобный акканут, @entdrm13, активен и дает советы нуждающимся. Автор постов распространяет положительные ожидания в связи с наступлением ISIS в Сирии и Ираке. Некоторые сны и толкования также предсказывают грядущие присоединения других джихадистских групп к ISIS.

Например:

11 июля: много снов о курдах. Следите за Кобани и Тель-Абайяд.

11 июля: у одного из братьев сон: Хасака освобождена в Рамадан и ISIS марширует на курдов.

Вот примеры “провидческих” и “истинных” снов:

11 июля: слухи о том, что аш-Шабаб даст байя ISIS

и снова сны о Египте:

Сон: Я видел аз-Заркауи. Он говорил и высказывал сожаление. А я дал байя (присягу верности) эмиру земель между двух рек (Ирак) и Сомали.

Интерпретация: Если сон станет явью, то Заркауи принесет присягу ISIS, после того, как муджахеддины Аш-Шабаб присоединятся к Исламскому Государству, но Аллах ведает лучше.

Тут мы видим, как классическая тема в снах бросает свет на возможное будущее. Подобные посты, скорее всего, служат тому, чтобы усилить среди боевиков веру в то, что Аллах на их стороне, и они идут верной тропой джихада. Они полагают, что будущее известно только Аллаху, но в него можно заглянуть через “правдивые сны”.

Недвусмысленные сны: пророк критикует

Следующее описание взято из социальных сетей и его источником является русскоязычный джихади. Сон был распространен через аккаунт @pravdaig в твиттере. Сон приснился в период трудных битв с курдской милицией YPG в июне-июле 2015 года, закончившихся потерей ключевого пункта логистики ISIS на севере Сирии – Тель-Абайяд.

Сон одного брата

Ассалям алейкум мусульманские братья и сестры и мужахеддины! Недавно одному из братьев Исламском Государстве приснился сон. Во сне он видел, как коммунистические курды берут Тель-Абайяд и прорываются аж до Айн Исса. И он увидал пророка мира над ними, и пророк бросил свою саблю на землю. И братья сказали ему: воюй с нами против них! А пророк ответил: не буду я воевать. И они его спросили почему. И он ответил: вы разбазариваете еду, и не даете ее бедным, и вы не встаете утром на намаз. Пусть Аллах вас благословит!

Тут перед нами, по всей видимости, образ пророка Мухаммеда. Все идет, как предписано хадисами для правдивых снов. Просьба правоверных о помощи пророком отвергнута, потому что боевики ISIS не выполняют заповедей о благотворительности и помощи бедным. Боевики должны давать больше продуктов нуждающимся и чаще молиться.

Туманные сны: Лев, дерево и лицемер

Другой чеченский боевик описывает сон “брата Абу Юсефа” в котором тому явился Умар аш-Шишани. Шишани очень уважают в среде русскоязычных джихадистов. Воевать вместе с Шишани считается большой честью. Боевик, описывающий сон Абу Юсефа уверяет, что ему потом тоже приснился подобный сон.

Брату-муджахиду Абу Юсефу приснился сон: “Я стою на линии фронта, охраняю братьев. Среди них по-моему, был брат Адам. И точно – брат Умар аш—Шишани. Неожиданно, я слышу лай собак. Неожиданно, стало темно. Неожиданно, все братья, и брат Шишани спят. А я настороже, смотрю во все стороны. Вдруг вижу крупное животное, вроде льва, с темной серой шерстью. И с ним – какой то человек в маске. Одет как другие братья, а те балуют льва.

Я пошел к Умару и говорю: Умар, там лев и подозрительный человек в маске.

Он пошел со мной и говорит: Покажи мне

Я его спрашиваю: Может пристрелим его? А Умар говорит: Минуту, давай на него посмотрим

Но тут этот человек в маске увидел нас первым , и бежит быстро ко мне и говорит: ну теперь я тебя убью!

Я спросил Умара, могу ли я стрелять

А Умар, вместо того, чтобы ответить – молчит. Человек в маске уже очень близко подбежал. Я уж хотел стрелять, да забыл снять с предохранителя оружие. Но Умар, защищая меня, открыл огонь. И я тоже стал стрелять, так вместе мы его и убили. Но лев то жив остался. Умар мне говорит: вон дерево, лезьте на него. И все братья на дерево попрыгали. А мы с Умаром на земле остались стоять.

Умар говорит, что львы умеют по деревьям лазить, так что надо быть осторожным.

Полезли мы тоже на дерево. А лев – за нами и говорит мне по-человечески: Если я тебя поймаю, убью. И прыгает из стороны в сторону. А я себе говорю: Я боюсь только Аллаха, не тебя. И прыгнул за ним, схватил за голову, туда-сюда покрутил и убил.

Машалла’х и мне реально такой же сон приснился. Мы объяснили сон по корану и сунне: лев – тагхут, человек в маске – мунафик (лицемер), а дерево – Исламское Государство”.

Здесь перед нами – контрастные сны чеченских боевиков ISIS, в которых мы видим классическое различие между ясным и туманным сном. Первый сон осуждает разбазаривание продуктов и требует чаще молиться. Второй сон более метафорчен и нуждается в интерпретации. Это различие напоминает о фрейдистской манифестного и латентного содержания сна. Первый сон не нуждается в толковании, а скорее дает немедленную команду и объясняет неудачу. При объяснении второго сна утилизируют ссылки на коран, что является общим местом для исламской литературы интерпретации снов. Второй сон также показывает нам героического Шишани, спасшего своих людей от того, чтобы их пожрал вражеский лев.

Здесь также есть интригующее замечание о том, что рассказчик пережил такой же сон. Как представляется, это должно прибавить важности значению сна. По мнению Бухари, “пятым свойством правдивых снов” является тот факт, что они снятся разным людям. Мы знаем, что бин Ладен был весьма обеспокоен тем, что перед 9/11 нескольким его соратникам приснился сон о самолетах, врезающихся в высотные здания.

Джихадистский журнал Dabiq посвящен, главным образом, успехам ISIS на поле боя и эффективному управлению на захваченных территориях. В нем, однако, также нашлось место для снов, для оправдания хиджры ( в данном случае – в Исламское Государство) приводится сон в известном хадисе Сахина Муслима:

“Когда пророк и ат-Туфайл ибн Амр ад-Давайси и человек его племени мигрировали в Медину последний очень не полюбил это место из-за болезней и климата. Он так страдал, что в конце концов, схватил большой наконечник стрелы, пробил себе пальцы, кровь потекла ручьем и он помер. Ат-Туфайл спросил его: А что ты сделал ради того, чтобы Аллах помиловал тебя? Он ответил: Аллах даровал мне прощение потому что я сделал хиджру с его пророком, Ат-Туфайл спросил: А что ж ты тогда прячешь свои руки? Тот ответил: Мне сказали, что не исправят то, что я повредил. Ат-Туфайл пошел и рассказал это пророку. И пророк помолился и попросил Аллаха: О Аллах, прости ему и его две руки”.

Смысл вышеприведенного рассказа – в прощении всех грехов , совершенных до хиджры. В том же хадисе пророк говорит: “Вы что, не знали, что ислам стирает все предыдущие грехи? Что хиджра стирает все предыдущие грехи? Что хадж стирает все предыдущие грехи?”

Во сне также можно увидеть Парадиз.

Идеологическая литература ISIS переполнена описаниями того, как воины халифата, погибшие на полях сражений отправляются в специальное место, зарезервированное для них в раю. Dabiq так описывает результаты совершения хиджры:

“Потому что хиджра – дело Аллаха и значит для него очень много, Аллах открыл нам рай… Аллах доволен теми, кто совершает хиджру, а они довольны аллахом, и он приготовил для них сады с реками вокруг, где они будут жить вечно. Это огромный успех”.

“Халиф” аль-Багдади в недавнем аудиобращении рассказал о будущем райском состоянии тех, кто падет на джихаде:

“И Он (да будет прославлен) сказал: те, кто будет убит на джихаде за дело Аллаха – никогда не забудет он об их подвигах. Он поведет их, и исправит их положение, и примет их в Парадиз, и он поставил их об этом в известность. И действительно, Аллах купил у правоверных их жизни и их собственность в обмен на то, что они окажутся в раю. Они будут воевать за дело Аллаха, и потому они будут убивать и их будут убивать. Это истинное обещание, и оно есть и в Торе, и в Евангелиях, и в Коране. И кто более верен своему обещанию, нежели сам Аллах? Так возрадуйтесь же той сделке, которую вы с ним совершили. И это великое приобретение”.

Вера в невидимый Парадиз

Исходя из этого неудивительно, что многим джихади снится Парадиз. В исламской традиции единственный способ персонального предварительного переживания рая или ада – через правдивый сон или видение. В девятой части хадисов Бухари – описание снов пророка Мухаммеда о Парадизе, дающие его последователям представление о том, что их ждет.

Исторически в исламе сны рассматривались в качестве “коммуникационной технологии” между живыми и мертвыми. Различаются два вида таких снов: сны, подчеркивающие вознаграждения для набожных мусульман, и сны в которых мертвец отвечает на вопросы живущих о процессе умирания, или о том подвиге, за который положено наибольшее вознаграждение. Оба вида снов служат одной общей этической цели – а именно обучению правильным нормам поведения. В первом виде снов иллюстрируются специфические вознаграждения в виде “великолепных садов и дворцов, и прекрасных женщин в ожидании мужчин”.

Описаниями подобных снов наполнены биографии множества падших джихади. Один из наиболее широко известных примеров – “письмо угонщика 9/11”, в котором террористов инструктируют о том, что им нужно делать в последние дни жизни: “Вы должны знать, что что сады Парадиза украшены для вас , и что гурии взывают к вам: О друг, Аллаха, приди, и одеты они в самые изысканные одежды”.

Подобные верования широко распространились среди радикальных исламистов. Так, например похищенный в 2012 сирийскими джихади журналист Sunday Times вспоминает: “Тот кто меня охранял, рассказывал: Нам читают проповеди из Корана. Когда мы умрем, нас заберет в Парадиз зеленые птицы. Мы увидим Аллаха и его трон, в доме, сделанном из золота и серебра. Наши семьи встретят нас там. И у каждого будет по 72 жены”.

Мотив “зеленых птиц” – обычен для подобных мечтаний о мученичестве. Например, 21 июля Guardian сообщила о смерти в бою британского джихади, 21-летнего Риада Хана из Кардиффа: “В социальных сетях аккаунт, принадлежащий, предположительно, британской джихадистке сообщает о том, что Рияд Хан “потерян”. Применив термин, используемый джихади для описания убитых товарищей, она описывает его в качестве “зеленой птицы”.

Дэвид Кук проследил связь сна с героической смертью на полях сражений джихада вплоть до 7 века. Тогда мусульмане также сообщали о снах про мученическую смерть, как сообщает Абу ад-Дунья. Кук создал базу данных, в которой собраны более 5 тысяч исламских снов на протяжении всей истории религии.

Кук пишет: “Речь идет об общих, на протяжении всей истории исламской традиции снах. Главные их темы – подтверждение статуса шахидов после их смерти, демонстрация удовлетворенности их судьбой, и воздействие на других с тем, чтобы те следовали их примеру”.

Выводы Кука о ранних исламских шахидах и их снах близко коррелируют с моими собственными относительно современных джихадистов.

Сны и видения, скорее всего, занимают особое место в идеологии Исламского Государства. Ядром ее является роль сна в создании образа будущего Парадиза и места для павших камрадов, и такие сны считаются ключом к невидимому, и предположительно небесному знанию.

Собранные доказательства указывают на то, что сны чрезвычайно интересуют Исламское Государство и представляют собой значительную часть религиозного опыта. Но имеет ли это значение? Порождают ли эти спиритуальные переживания какие-либо политические последствия?

ISIS. Сны и принятие решений

Вполне возможно, что в недалеком будущем спецслужбы будут использовать рассказы о снах в предсказательной технологии, различающей ту черту, которая разделяет замысел и действие. Надеюсь, что мы не увидим сценария в котором тысячи “дронов-бабочек” будут слушать утренние рассказы о снах за столами в определенных частях Азии – только ради того, чтобы укокошить некоего трущего глаза молодого человека, сон которого совпал с “опасным алгоритмом”.

Предыдущие исследования продемонстрировали, что некоторые джихади принимают в расчет, или, по меньшей мере, утверждают, что принимают в расчет сны – при вступлении в группу, присоединении к джихаду, при принятии решения о добровольном участии в операциях, или же ( в случае военных лидеров) при выборе целых военных стратегий. Есть несколько примеров того, как джихади приняли решения базируясь исключительно на снах. Относительно ISIS таких свидетельств гораздо меньше, чем в отношении других джихадистских групп, но есть два важных примера, которые мы изучим ниже.

Сон аль-Багдади о Мосуле

Первый – очень интересный, хотя и не особенно достоверный отчет о лидере ISIS Абу Бакре аль-Багдади, принявшем стратегическое решение на основании сна. В марте 2015 года СМИ, настроенные против ISISсообщили, что Багдади приснился сон, в котором пророк Мухаммед приказал ему вывести его силы из Мосула. Веб-сайт курдской Демократической Партии сообщил: “Багдади приказал своим силам покинуть город, после того, как это ему приказал пророк Мухаммед, явившийся к Багдади во сне”. В это время иракская армия взяла Тикрит, и распространились спекуляции о том, что следующей целью станет Мосул. Курды интерпретировали известие о сне Багдади как “страх, распространяющийся среди джихади из-за предсказания об освобождении Мосула”.

Данная история ни в коей мере не является убедительной относительно того значения, которое имеют сны в нынешнем состоянии Исламского Государства. В то же время, такой сон был вполне возможен – с учетом того, что в прошлом джихадистские лидеры, такие как мулла Омар, принимали решения, основываясь целиком на снах. В подобных случаях никогда нельзя быть уверенным, было ли решение военного лидера принято на основании сна, или все сфабриковано. При этом следует учитывать, что в исламе считается серьезным грехом наврать про сон: в аду отведено специальное место для подобных грешников. Даже если репортаж был сфабрикован курдами, он показывает, как сны становятся частью пропагандистской войны на Ближнем Востоке.

Сон Элтона Симпсона

Второй сон – Эрика Симпсона, одного из двух участников атаки выставки карикатур на пророка Мухаммеда в Гарланд, Техас, в мае 2015 года. Амарнат Амарасингам изучил заявления и переписку Симпсона, его декларацию о переходе в ислам. Он полагает, что Симпсон решил действовать после того, как ему приснился соответствующий сон.

“Согласно отчетам некоторых близких ему людей, когда миграция в Сирию стала невозможной, несколько факторов сложились вместе, и подтолкнули Симпсона к действиям. С одной стороны, призывы Исламского Государства к молодежи, которая не имеет возможности приехать в Сирию, действовать в своих странах звучали все настойчивее. Во-Вторых Симпсон узнал о том, что в Техасе анти-исламская активистка Памела Геллер организует выставку карикатур на Мухаммеда. С учетом того, какой вид ислама на этот момент принял Симпсон, с его точки зрения, речь шла о легитимной цели, подвернувшейся как раз вовремя.

И потом был этот сон. Как некоторые члены его он-лайн семьи рассказали мне, несколько месяцев назад Симпсон увидел сон. Женщина в хиджабе смотрела с неба на него, а он стоял на дороге. Для тех, кто оказался на тропе джихада такой сон часто значит, что гурии Парадиза ждут его. Другими словами, мученическая смерть близка. Симпсон следовал знакам, которые, как он полагал, были посланы ему, и действовал в соответствии с ними. Для его семьи бакийя это было настоящим шоком. Он не оставил никаких ключей, и ничего с ними реально не обсуждал. Он оставил только клятву верности Исламскому Государству в твиттере. Один из он-лайн друзей сказал: “Этот брат великолепен. Мы всегда обменивались с ним хадисами и шутили. Мне будет его не хватать Я хотел бы ему сказать, как я его сильно люблю, ради Аллаха”.

Стоит отметить тот факт, что упомянутый выше твиттер-аккаунт End of Time Dreams вел диалог с Симпсоном и за несколько дней до атаки интерпретировал его сон.

Как представляется, Симпсон был эмоционально привязан к этому сну о гурии из Парадиза, и этот сон мог подтолкнуть его к действиям. Мы не можем определить, насколько важен был сон, по сравнению с другими факторами, но нельзя исключить того, что сон сыграл свою роль.

Следует отметить, что мы – на самом раннем этапе изучения снов, как феномена ISIS. Мы много знаем о пропаганде группы, ее военной тактике, административных усилиях, но у нас – самые рудиментарные знания персональной траектории жизни боевиков и лидеров Исламского Государства.

Правдивые сны могут трансформировать интерпретацию поражения правоверным. Оно будет восприниматься как воля всевышнего и призыв к большей набожности. Сны могут предсказать победу, легитимировать поражения и поднять дух деморализованных армий. Сны и их интерпретация – стратегические военные товары, и ими можно стратегически манипулировать: сны подтверждают и легитимируют членство в джихадистской группе, показывают тропу джихада, и указывают на вход в Парадиз, где все грехи будут прощены. Сны – разновидность метафизической валюты, которой можно сообща владеть и конвертировать ее в конкретные акции.

Исламское Государство следует традициям Талибана и аль-Каиды, пидающим важнейшее значение исламской стране снов. Примеры, описанные здесь отражают традиционное исламское разделение на сны – ясные сообщения и метафорические сны, предлагающие некоторую информацию о будущих райских царствах. И сны могут оказываться критическими переломными моментами, как это произошло в случае Элтона Симпсона.

Тем не менее, эта статья представляет собой не более, чем предварительное исследование, и необходимо сделать гораздо больше, разобраться в ключевых проблемах: роль снов в рекрутинге, вдохновении, ежедневной активности членов ISIS. Кто более подвержен влиянию снов – “одиночные волки” на Западе или боевики на полях сражений Ближнего Востока? Являются ли специфические последовательности имиджей во снах главными, вторичными или вспомогательными толчками радикализации? Сняться ли боевикам их командиры, как аль-Багдади и аш-Шушани, и если да, то каковы результаты этого?

Вполне возможно, что в недалеком будущем спецслужбы будут использовать рассказы о снах в предсказательной технологии, различающей ту черту, которая разделяет замысел и действие. Надеюсь, что мы не увидим сценария в котором тысячи “дронов-бабочек” будут слушать утренние рассказы о снах за столами в определенных частях Азии – только ради того, чтобы укокошить некоего трущего глаза молодого человека, сон которого совпал с “опасным алгоритмом”.

http://postskriptum.org/2015/08/20/dreamology/

http://postskriptum.org/2015/08/22/dreams1/

http://postskriptum.org/2015/08/24/dreams2/

http://postskriptum.org/2015/08/29/dreams3/