Основной стратегической ошибкой, порождающей увеличение перспектив десуверенизации и «цветных революций», являлась интеграция России в западноцентричную мир-систему. Чем больше страна интегрирована в ту или иную мир-систему в ее периферийной компоненте, тем больше появляются возможности у центра воздействовать на нее целевым образом. И напротив, чем более страна автаркийна – экономически, политически, когнитивно, тем меньше средств управления общественным процессом в ней из-за рубежа.

СССР и преемственная ему Российская Федерация со второй половины 1980-х годов и до 2012 года последовательно реализовывала стратегию вхождения в западноцентричный мир. Каждый шаг в этом направлении предполагал потерю части национального суверенитета. Наличие государственной идеологии запрещается, как известно, принятой по итогам поражения в «холодной войне» Конституцией 1993 года. В реальности государственная идеология существовала. Это была идеология западничества. Суть ее выражалась формулой – Россия часть Европы и шире – западного мира.

Однако инерционный эффект продолжает сказываться по сей день. Многие государственные структуры по-прежнему действуют исходя из стратагем западноцентричности. Остался на своих местах и тот кадровый состав чиновничеств, который решал задачи прежней идеологической парадигмы. Часть этого чиновничества относится к идейным западникам. Западничество же в современных условиях как идеология объективно выводит на практику «цветных революций».

Каким образом подрывается образование и наука в России
в статье

Как и кто уничтожает образование в России

Западноцентричный вектор развития России предполагал ее десуверенизацию. Отказ от этого вектора целеполагания, напротив, подразумевает ресуверенизацию России. Вернуть Россию в фарватер западничества в сложившихся условиях возможно только посредством «цветной революции». Внешнее принуждение – экономическое или военное применительно к России – крупнейшему государству мира, с наиболее мощной ресурсной базой и одной из двух сильнейших ядерных потенциалов, бесперспективно. Победа на выборах прозападнических партий ввиду известного отношения со стороны фактически невозможно. Примирение президента с Западом нереально уже ввиду превращения его в рамках западной семиосферы едва ли не в главного злодея современности. Остается – революционный захват власти западническим меньшинством. Связка идеология западничества – «цветная революция» оказывается, таким образом, детерминирована.

Соответственно, для лишения «цветной революции» перспектив кооптации идейных адептов должен быть нанесен удар по самой идеологии западничества.

Рассмотрим влияние западнической идеологии и пролонгации технологий «цветной революции» на примере функционирования одного из министерств. Ключевой в этом отношении структурой является Министерство образования и науки.

Приходится констатировать, что Минобрнауки РФ не только не организует такого противодействия, но стоит в авангарде западнических сил. В то время, когда президент обозначил в публичных выступлениях вектор поворота в направлении восстановления суверенных потенциалов России, Министерство даже усиливает и интенсифицирует западнические реформы.

В качестве одного из показателей эффективности высших учебных заведений России Миноборнауки установил выражаемый в денежном эквиваленте критерий международного сотрудничества. В проигрышном положении при таком расчете автоматически оказываются вузы, ориентированные на российский рынок труда. Международные связи становятся самоцелью, вне зависимости нужны ли они реально высшему учебному заведению или нет. А рейтинг эффективности вузов, необходимо напомнить, используется в качестве основания для закрытия неэффективных учебных заведений. Вузы, поддерживаемые из вне, такие как ВШЭ, оказываются в итоге «на коне». Напротив, вузы, традиционно работающие на российские интересы и выражающие российскоориентированную ценностную платформу, отодвигаются на позиции аутсайдеров.

Создаваемый рейтинг российских ученых задает логику несуверенности российской науки. В качестве высшего критерия рейтингования было взято наличие публикаций индексируемых в международных системах «Scopus» и «Web of science». Но круг российских журналов включенных в эти системы незначительный. По гуманитарным наукам, сопряженным с ценностными парадигмами, он особенно мал. Нет, в частности, в них ни одного российского политологического журнала. Доминируют англоязычные и, прежде всего, американские издания.

В итоге создается такая ситуация, что в иерархии российских ученых на первые позиции выводятся те, кто публикуется в американских журналах. Аутсайдерами оказываются публикующиеся в журналах национальных. Между тем, американцы берут в авторитетные издания только те статьи, которые соотносятся с их идейными и ценностными подходами. Для размещения публикации о России российскому автору следует в той или иной степени продемонстрировать свою оппозиционность государственному режиму в РФ. Обязательным требованием для него будут ссылки на американских же исследователей. Итогом такого рейтингования является раскрутка той части ученого сообщества, которая идеологически ориентируется на Запад.

В гуманитарных науках создаваемые угрозы такого положения очевидны и удивительно, что они не замечаются властью. Но есть эти угрозы и в естественных науках. Важным оказывается не само исследование, а публикация его результатов в ограниченной группе заокеанских журналов. «За рубежом, — свидетельствует, в частности, С.В. Дробышевский из МГУ, — наша антропология почти неизвестна. В немалой степени из-за того, что западные журналы не принимают наши статьи из принципа, только потому, что они из России.

Единственный способ издаться нашему человеку на Западе — провести там много времени, перезнакомиться с их специалистами, а потом, лично написав статью, отдать ее этим специалистам, поставив себя не на первое и даже не на второе место в списке авторов. Понятно, что такого никто из наших не хочет. Замкнутый круг — на Западе не берут к публикации наши статьи и поэтому считают, что у нас антропологии нет, и поэтому не берут наши статьи».

Лабораторией имплементации западнических подходов в России выступает с самого момента своего создания Высшая школа экономики. Фактически ей присвоена роль, с одной стороны, законодателя реформ в образовании, с другой, главной экспертной площадки экономического реформирования. Особый статус ВШЭ поддерживается государством. Туда идут заказы на государственные разработки. Выделяются гранты. Представители ВШЭ неизменно включаются в экспертные группы и комиссии. Заработная плата профессорско-преподавательского состава в Высшей школе экономики принципиально выше, чем в любом другом вузе страны. Она принципиально выше, чем, к примеру, в главном национальном вузе России МГУ.

В ВШЭ преподают в профессорских должностях многие видные участники белоленточного движения, идеологи неолиберального направления. Идеологическая позиция профессорско – преподавательского состава транслируется студенчеству. Известно, что на выборах президента РФ 2012 года студенты ВШЭ голосовали за М. Прохорова. Философия ВШЭ, как идейной площадки, выражают слова ее научного руководителя Евгения Ясина: «Во всем мире идет борьба за то, чтобы подороже «продать» свою страну».

Прямых формулировок антигосударственных, либерально – экстремистских тем спецкурсов или грантовых исследований по мониторингу сайта ВШЭ не обнаруживается, но темы формулируются таким образом, что доминация либерально – западнического контента все равно программируется. В фокусе внимания оказываются вопросы противоречия позиций государства и отдельного человека, управленческая неэффективность традиционных государственных систем, положение меньшинств и их дискриминация, дивиация «малых групп», микромиры, подавляемые большим имперским миром и т.п. Избранные темы целевым образом работают на деструкцию «большой общности», а не на ее сборку. И везде – апелляция к западной гуманитаристике, через «раскрутку» западных ученых – гуманитариев фактическая популяризация западнических ценностей.

Существует утверждаемый на уровне правительства перечень приоритетных направлений науки и техники. Среди них – ни одного гуманитарного направления. Такое положение дел прямо расходится с содержанием последних посланий президента Федеральному Собранию. Можно предположить, что гуманитарные направления исключаются из перечня научных приоритетов сознательно. С одной стороны, такое исключение позволяет удерживать общество от постановки вопроса об артикуляции общенациональной российской идеологии.

Между тем, оценки качества образования, которое дается в ВШЭ со стороны стоящих на нелиберальных позициях ученых, крайне негативные. Так, видный российский экономист, профессор МГИМО, председатель Русского экономического общества В.Ю. Катасонов дает ВШЭ следующую характеристику: «У меня нет достоверных данных по поводу Высшей школы экономики, но можно говорить о том, что она является некоей «законодательницей моды», источником определенных тенденций.

Там создаются стандарты экономического образования и экономического мышления. Но если сейчас посмотреть на структуру ВШЭ, то мы увидим там и политологию, и историю, и международные отношения. Я лично слышал выступления Ярослава Кузьминова. Они, конечно, совершенно чужды нашему русскому менталитету и нашей системе ценностей. Я не знаю, где он проходил обучение и повышение квалификации, но, очевидно, что это менталитет человека не русского, я бы определил это как протестантское мышление.

Постоянно говорят, что ВШЭ живет за счет грантов, но я не располагаю какими-то конкретными данными, тем не менее, знаю, что зарплата преподавателей этого учебного заведения существенно выше, чем в других вузах, то есть не менее 100 тысяч в месяц. Это, очевидно, какие-то внебюджетные источники финансирования. А известно, что кто платит, то и заказывает музыку. Ту «музыку», которую исполняет ВШЭ, мы слышим, но про заказчиков ее знаем гораздо меньше. Судя по музыке, заказчики, конечно, западные. Не знаю, насколько нынешнее законодательство позволит избавиться от таких иностранных грантодателей, может, ВШЭ перестанет быть грантоедом западных доноров.

Научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин. Мне приходилось дискутировать с этим господином, могу сказать, что он меня очень разочаровал в плане своей интеллектуальной подготовки. Он оперирует достаточно ограниченным набором штампов и, наверное, понимает, что его статус зависит от того, насколько он энергично и регулярно будет эти штампы экономического либерализма воспроизводить на разных уровнях и в разных аудиториях. Тесного общения с ВШЭ у меня нет, но могу сказать, что отдельные магистранты, которые учатся в МГИМО, выпускники ВШЭ. Должен сказать, что им достаточно сложно учиться у нас, потому что уровень подготовки у них крайне невысокий. Они в высшей степени идеологизированы, но слабо знают конкретику, что затрудняет работу с такими студентами».

Западнический фильтр установлен и в системе лифтинга научных кадров. Традиционно для России этот лифтинг реализуется через защиту кандидатских и докторских диссертаций. Фильтрация соответственно может быть здесь введена на уровне Высшей Аттестационной Комиссии. И действительно, в составах экспертных комиссий ВАК по гуманитарным и общественным наукам оказывается достаточно широко представлена группа ученых, связанная с западнической мировоззренческо-ценностной платформой. При этом россиецентричная группировка фактически не идентифицируется.

Наличие латентной тенденции установленного фильтра проявилась, в частности, в резонансном диссертационном скандале. Известно, что такого же рода скандал в Венгрии использовался в политических целях. Он разразился именно тогда, когда правящая партия ФИДЕС включилась активно в борьбу за восстановление суверенности венгерского государства. Среди прочих вопросов поднималась тема об огосударствлении Центрального Банка. И тут разгорается скандал, суть которого состояла в том, что защищенная за двадцать лет до того диссертация президента Венгрии Пала Шмита являлась плагиатом. Шмит в итоге уходит в отставку. Скомпрометированная ФИДЕС на время отступает, смягчает радикализм требований.

Примерно с тем же целевым прицелом развертывался диссертационный скандал в России. В фокусе скандала оказался ряд представителей власти и представителей патриотического сектора общественности. Несмотря на то, что явление оценивалось как системное, либералов-западников скандал не затронул. По отношению ко многим фигурантам скандала обвинения основывались на интерпретациях, подсчетах в качестве плагиата используемых цитат и т.п. Но даже недоказанные обвинения подрывали авторитет соответствующих лиц и властной элиты в целом.

Между тем, «Time» связывает в своей публикации научную нечистоплотность российской элиты с обвинением в плагиате диссертации В.В. Путина. Кольцо логически замыкается. Общий замысел развернувшийся кампании «охоты на ведьм» становится очевидным. Но важно в данном случае зафиксировать инициирующее участие в нем Минобрнауки. Непосредственно инициировал процесс заместитель министра, выпускник Университета Северной Каролины (США), сотрудник ВШЭ Игорь Федюкин.

Защищаются вместе с тем диссертации на грани и даже выходящие за грань россиефобии. Формальных оснований по отклонению их в положениях о ВАК нет. Неформальные же основания не применяются. Для иллюстрации сошлемся на автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Дама Ибрагима «Проблема бюрократии в условиях политических изменений в постсоветской России: концептологический подход», защищенной в совете «Южного федерального университета» (Ростов – на – Дону).

Работа была защищена в 2015 году, т.е. уже после начавшегося поворота в направлении ресуверенизации. Вот характерные положения защищенного исследования: «В истории России власть соединила христианство с ордынством и стала социальным эксплуататором. Главным принципом русской власти является чекизм. Современная организованная преступность в России есть следствие генезиса русской бюрократии как военно-служило-родственной корпорации… Важнейшей характеристикой русской власти стала дистанционность, придающая ей метафизические и мистические черты.

Власть — это то, что невозможно потрогать. Она и ее посланцы внушают страх, мистический ужас твари перед ее демиургом. Чекизм — оборотная сторона дистанционности, фундаментальный принцип дистанционной власти. В русской системе чекизм занимает такое же место, какое в капиталистической системе — институционализм, институты. Чекизм и институционализм суть два совершенно разных принципа и способа управления… Властепопуляция – конечный пункт развития русской системы, после которого она уже не может эволюционировать». Работа получила положительные отзывы «специалистов». Выдвинутые россиефобские положения, ввиду факта состоявшейся защиты, могут считаться научно доказанными.

Западническая парадигма по-прежнему определяет содержание учебных программ. Возьмем для рассмотрения перечень дидактических единиц примерной программы основного общего образования по всеобщей истории. Что изучается в рамках исторической дисциплины в школе? Почти 73 % дидактических единиц это история Запада, около 10 % — мир в целом, т.е. по сути дела тоже история западной цивилизации. Таким образом, история мира излагается как западноцентричная версия мировой истории. Российские школьники в рамках всеобщей истории изучают историю одной из цивилизаций – конкретно западной. Через эту доминацию закладывается в сознание матрица исторического превосходства Запада.

То, что наряду с российской литературой, должны изучаться в школе и лучшие зарубежные литературные произведения, не вызывает возражений. Но возникает вопрос о распределении этих произведений по языкам? Почти половина выделяемых часов приходится на англоязычных авторов. Есть также немецкоязычная, франкоязычная компоненты… Однако, помимо европейских языков другие языки, представляющие незападные цивилизации в программе изучения мировой литературы не представлены.

Последнее время широкое распространение получили различные рейтинги, относящиеся к сфере культуры. Западноцентричность проявляется в них еще более акцентировано. В индексах цитирования безоговорочно лидируют западные авторы. В индексах успешности университетов абсолютно доминирует западное высшее образование. Обратимся для примера к рейтингам, отражающим место русской литературы в мировом литературном творчестве. Известно, что ее роль трудно переоценить. Однако в международных рейтингах она на третьих ролях. Доля русской литературы в мировой находится в международных рейтингах в среднем на уровне 1,9 %. Легитимизируется, по сути, культурное превосходство Запада. Принимая западноцентричную модель, мы принимаем соответственно и вторичность российской культуры, отказываемся от цивилизационно-ценностного первородства, отказываемся от своего идейного позиционирования в мире.

Среди преподаваемых в высшей школе гуманитарных дисциплин, есть такие, как, например, политология, фактически транслирующие западный политический и ценностный контент. Ситуацию в преподавании политологии иллюстрирует подсчет по персоналиям политологов и политиков, представленных в соответствующих учебных изданиях. В одном случае для анализа был взят энциклопедический словарь по политологии, в другом – учебник по политологии МГИМО. Западные (главным образом, американские) персоналии составляю более 80 % фигурантов учебника и более 90 % словаря.

Что в таком случае, исходя из полученных данных, представляет из собой российская политология, та самая дисциплина, которая готовит государственно-управленческие кадры для России? Получается, что это подготовка кадров на основе западной истории, западного политического опыта, западного политического ценностного багажа.

Целесообразно напомнить в этой связи и уроки истории. Они свидетельствуют о том, что когнитивная и культурная экспансия всегда предшествует военной. Воевать России приходилось именно с тем, кто служил до этого объектом преклонения. Вначале осуществлялось ментальное подчинение, а за ним реализовывались попытки подчинения военного.

Возникает вопрос: почему ресуверенизационный поворот не распространился Министерство образования и науки Российской Федерации? Почему образование и наука продолжают форсировано двигаться в направлении принятых четверть века назад западнических ориентиров? Почему не свернуты до сих пор западнические реформы в образовательной сфере по модели «болонизации»?

Министерство образования и науки – это только один из бастионов западничества в России. Таких бастионов множество. Реальная ресуверенизация страны не возможна без их взятия.

http://vbagdasaryan.ru/ministerstva-obrazovaniya-i-nauki-bastionyi-zapadnichestva-v-rossii/