Непростая жизнь у пропагандистов нашего времени. Особенно если они пропагандируют за Порошенко или за Путина. Первым приходится из кожи вон лезть, чтобы продемонстрировать обещанное предвыборным Порошенко повышение эффективности т.н. АТО, представить массовые убийства дончан делом их же рук, объяснить многократное «взятие» одних и тех же населённых пунктов, в два десятка раз занизить потери. Только не вяжутся их россказни с реальным размахом боёв, с огромным количеством раненых в госпиталях Юго-востока, с безумным планированием операций украинским командованием. Чего только стоит распыление сил одновременно на безнадёжный штурм Донецка через пригороды и попытки окружить его далеко на востоке сразу в двух местах, невзирая на огромные потери по каждому из направлений! Не вяжется миф о бескомпромиссной войне нынешнего украинского руководства против российского вторжения с поездкой Порошенко в Минск, с попытками выторговать себе новую скидку на российский газ, с безропотным принятием путинских поставок оружия из Крыма до начала июля, наконец, с только что объявленным им перемирием.

Не лучше обстоят дела у пропагандистов запутинских. Первая их цель – та же, что и у пропагандистов украинских: доказать, что Путин во главе РФ ведёт войну на уничтожение украинства и собирание русских земель. Однако три с половиной месяца поставки бесплатного газа и горы бесплатного оружия киевской хунте, признание её законной властью Украины, призывы вернуться к анахронизму единоукраинства и отказ вовремя помочь становлению Новороссии плохо стыкуется с образом великодержавного шовиниста-великоросса, решившего «унасекомить» страну гопака и солов’їної мови.

А в последнее время с доказательствами «антиукраинства» Путина стало совсем неважно. Не отвечает версии о решительно воюющем Путине его самоуничижительное блеяние в Минске, его призыв к ополчению выпустить карателей из окружения, повторное предложение Украине 100-долларовой скидки на газ и рассрочки по погашению задолженности, очередная отправка на Украину безнаказанными ушедших в РФ карателей, которых за несколько часов до этого решили было, согласно международному законодательству, интернировать. Очередные намёки Пескова-Путина на федерализацию, характеристика Порошенко как «партнёра, с которым можно вести диалог», заверения, что слово «Новороссия» не означает признания, что Новороссия должна остаться в составе Украины и начать с нею «инклюзивный процесс» требуют подлинного мастерства интерпретации с обоих полюсов пропаганды.

И на фоне этого напора фактов никому не интересны жалкие потуги рядовых блоггеров представить призыв Путина выпустить украинских военнослужащих как относящийся только к призванным солдатам. Все видели, что выпускали и бойцов добровольческих карательных батальонов, включая Парасюка, что только организованные ополчением «недоразумения при исполнении на местах» позволили перемолоть значительную их часть при попытке выйти из окружения с оружием и знамёнами, как об этом договорились киевский и московский президенты. Никому не интересны потуги блоггеров более высокого ранга представить большим достижением то, что Новороссии от отпущенных карателей досталось много оружия: все понимают, что при нормальном ведении войны оружие должно постоянно поступать своё, а противника из окружения просто не выпускают, чтобы он не мог участвовать в войне потом.

Высший пилотаж пропаганды представляет другое объяснение: вообще-то, каратели добровольческих батальонов заслуживают смерти и поэтому их надо отпустить восвояси, ведь в Киеве они «наведут шороху» и помогут свергнуть Порошенко. А что к власти придёт ещё более фашистский режим – тем больше будет у России поводов с ним покончить. Правда, что делать с этим полчищем тотон-макутов в случае их победы, уже не обсуждается, только раздаются обещания чинить над ними потешные заочные трибуналы с участием четырнадцатилетних судей. Хотя в случае воцарения бандеровцев именно они и будут чинить трибуналы, совсем не потешные. Далее, как ни в чём не бывало, идёт резкая критика Ходаковского за то, что, слегка избив и подержав у позорного столба, отпустили украинскую активистку-провокаторшу, в отличие от карателей, никого напрямую не убивавшую. И более мягкая критика ДНР за разгильдяйство, в связи с которым предположительно вырвался из окружения раненый сотник Парасюк, «Фейсбук» которого ежедневно пестрел свидетельствами совершённых им зверств. Хотя по недавно выстроенной теории того же эксперта именно Парасюка и надо было выпустить безнаказанным в Киев, чтобы он сверг Порошенко.

И только настоящий агитпроповский профессионализм позволяет экспертам лихо отбиться от собственного поста, в котором согласие ДНР на единство с Украиной представлено гениальным ходом, якобы заранее известным мастеру постфактумного политологического анализа.

(Тут надо уточнить, что донецкий вице-премьер Пургин действительно сделал заявление о готовности сохранить единое пространство с Украиной в обмен на автономию. Такая уж у него роль в ДНР: после падения «Боинга» он тоже поспешил, по указу из Москвы, пообещать перемирие, но был осажен Стрелковым. /Upd.: Пишут, что такого заявления он сделать не мог, другие пишут, что слышали по ТВ прямую речь Пургина с "мутным" высказыванием. Быть может, фразы были обрезаны для ТВ именно так, чтобы создалось нужное впечатление, а может, заявление таким и было. Поэтому пока дезавуируем обвинение, потом посмотрим./ И на этот раз взрыв возмущения из-за объявленной готовности капитулировать – ведь фактически ещё до начала переговоров была заявлена минимальная позиция, абсолютно неприемлемая для ополчения уже в этом виде, – заставил быстро «отыграть назад» и сделать вид, что ничего не было, но официальные СМИ продолжали обмусоливать тему грядущего примирения.

Только на следующий день Пургин сделал уже не капитулянтское, а полукапитулянтское пояснение, что ДНР возвращаться в лоно Украины не будет, но и на земли Новороссии не претендует, остальные русские пусть помучаются в украинской федерации. И куда при таких колебаниях деваться пропагандисту, неспособному предвидеть, самое ли время воспевать единоукраинство, поскольку лавина всеобщей сдачи наконец-то сдвинулась с места, или это очередной фальстарт, как с Кургиняном? Ведь и сама «партия слива» в руководстве России, заведующая агитпропом, не знает, получится ли в этот заход или «клиент ещё не созрел»!)

В общем, толкователям вывален бездонный чан пищи: теперь до скончания времен будут жевать этот силос, от «это Он так хитро предложил сложить оружие – все сдадутся и войны не будет» (вариант: войны не миновать) до «это Он так хитро признал Новороссию – Единоукраине запутинской быть» (вариант: ни за что!). И за добротою непомерной никто не вспоминает о судьбе горящего Донбасса, где и сколько мирного люда перебито, по районам – о них ни слова.

2. Стратегические перспективы наступления

Как-то незаметно настал тот час, когда можно просто отставить в сторону новые кульбиты пропагандистов, противоречащие их же предыдущим построениям, и подвести предварительные итоги кремлёвской линии на «разруливание» конфликта, связываемой большинством обозревателей с именем Суркова. Мы уже разбирали идеологемы, лежащие в основе этой «стратегии», на примере выражавшего их интервью Примакова. Справедливо ли связали происходящее с Сурковым или нет, нам неизвестно (скорее всего, да), но само связывание показательно. Человек, не построивший ни одного завода, не решивший не одной исследовательской проблемы, не организовавший управление ни одним «нераспильным» проектом, всего лишь мастерский создатель фейков, по всем признакам курировал важнейшее направление политики, не котором нужна реальная, а не фейковая, победа над противником, неподвластным российскому госаппарату и не входящим в публику, принимающих сделанные в России фейки за чистую монету! Какой же результат мог случиться от такого кураторства?

Результат таков, что от двойственной политики сидения на многих стульях мы (Россия и русский народ) не получили никаких плюсов, с которыми было бы связано своевременное полномасштабное вмешательство вплоть до оккупации всей Украины российской армией, но получили все те минусы, с которыми было бы связано такое вмешательство, и даже больше. Страна предстала перед миром (Западом и зависимыми от него странами) бандитом и проституткой одновременно, с которой по-человечески ужиться нельзя, которую надо давить до уничтожения. Кампания демонизации России убедила Запад в её огромной опасности, а трусливо-двуличное поведение – в том, что по ней можно наносить безнаказанные удары. Россия получила и санкции, и «легитимно» отошедшую от тесных связей с Россией Украину, и возненавидевших Россию малорусов, и потенциальный плацдарм ударов по России из северного Причерноморья и Слобожанщины (не говоря уже о Малороссии). Бравурные интерпретации пропагандистов о выигрыше Россией информационной войны просто показывают непонимание ими истинных рычагов принятия решений на Западе. То, что Европа отошла от радикальной американской линии и попыталась помирить Путина и Порошенко на минской встрече, не указывает на принятие Европой российской точкой зрения – просто Европу устраивает капитуляция Путина с сохранением его лица, не хочется остаться без газа на зиму, а США бьют путинский режим на уничтожение, им на Европу наплевать (и даже выгодно её подорвать на пару с Россией).

К началу августа стало понятно, что заявление Стрелкова о неспособности ополчения стратегически выстоять против регулярной украинской армии без прямого вмешательства российских вооружённых сил (после упущения критического периода мая-июня) соответствует истине. Кризис в Красном Луче и Миусинске, чуть было не отрезавший Донецкую агломерацию от границы, поставил Новороссию на грань военной катастрофы. Для сдерживания и перелома ситуации ближе к 20-м числам августа пришлось уже в большом количестве посылать подготовленные в России формирования из российских военнослужащих с российским (а не отбитым у хунты) вооружением. Были ли это регулярные части или наспех сколоченные ЧВК из временно «ушедших в отпуск» военнослужащих, уже не играет такой роли на фоне основного факта. Выходит, Кремлю всё равно пришлось вводить на Украину войска, теперь уже не для спасения Новороссии, которая ему до лампочки, а для спасения правящего в Москве режима, который рисковал крушением вслед за падением Донбасса. Но и войска введены в мягкой полускрытной манере, малыми дозами, так что и быстро дойти до западных границ не выйдет, и раздразнить Запад получится максимально.

Пошедшая по сетям волна эйфории по поводу контрнаступления Новороссии является симметричным отражением недавней эйфории украинствующих по поводу почти окружённого Донецка и почти взятого Луганска. И там, и там упущено, что для прогнозирования войны нельзя так просто продлевать текущую тенденцию. Противник не равнодушно смотрит, как его уничтожают по твоим заранее составленным планам, а норовит спасать себя от гибели, принимать принципиально новые меры и наносить ответные удары, пока твоя die erste Kolonne marschiert, а die zweite Kolonne неторопливо готовится к манёвру согласно диспозиции! Даже если сорвётся запланированный кремлёвской «партией слива» сговор об автономии Донбасса в статусе, близком к приднестровскому или гагаузскому, армия Новороссии не сможет долго наступать на Украину прежними темпами. Чем дальше на запад будет уходить линия фронта, тем сильнее будут голоса «партии войны» в Североатлантическом блоке. У какой-то черты НАТО наверняка окажет Украине военную помощь, вплоть до засылки своих войск в виде миротворцев или скоростной организации символических баз, что поставит точку на возможностях России ввести дойти до западной границы СССР без прямой войны с НАТО.

Поэтому совершенно невозможно понять, на чём основана уверенность адептов Путина, что нынешний полусекретный ввод войск позволит России продвинуться дальше, чем полноценный. Представление, будто Запад будет менее раздражён и поэтому не будет принимать ответных шагов, не выдерживает критики. Отнять у Запада возможность ответных шагов могли бы российские войска на польской и венгерской границах, переступая которые, НАТО вступал бы в прямой конфликт с Россией непосредственно у своих земель. Отсутствие же российских войск на западной границе б.УССР, вместе с медленным продвижением их с далёкого востока – это, наоборот, прямое приглашение к войскам НАТО как можно скорее ввести войска и «застолбить» за собой максимум территории, получая возможный конфликт и выжженную землю где-то на Днепре, а не непосредственно у своих границ.

В свою очередь, идущие из разных источников сообщения о прибытии в Киев многочисленных военных США (пока в гражданском) подтверждают, что американцы не будут равнодушно смотреть, как гибнет столь дорогое им двадцатитрёхлетнее детище, которое как раз дошло до призывного возраста и вполне может повоевать против России, если его только научать лучше драться и больше убивать. Запад принимает враждебные меры к России не в ответ на какие-то враждебные шаги с её стороны, а в ответ на возможность безнаказанно принимать эти враждебные меры! Российский императив внешней политики «действуй к другим так, как хочешь, чтобы действовали к тебе» не работает абсолютно!

Так кого мы обманываем своей формулой «войск России на Украине официально нет», кроме самих себя? Нельзя недооценивать противника! Американцев в этом вопросе не обманешь, и если они не торопятся предъявить свои доказательства, то только потому, что либо намерены отплатить той же монетой «гибридного конфликта», только в большем масштабе и более искусно, либо намерены выложить свидетельства в более удобный для них момент, как когда-то выложили фотографии советских ракет на Кубе сразу после официального советского заявления об их отсутствии. Пока невозможно предсказать, каким именно будет ответ США, когда и если над самим существованием отдельной от России Украины нависнет реальная угроза. Но он наверняка будет, и поэтому мечты о захвате армией Новороссией Киева на основе принятой стратегии «официального невмешательства» малореальны. Сказки же записных пропагандистов, неоднократно пойманных на лжи и единоукраинстве, о демонстративном потакании России со стороны США забудутся после первого же серьёзного удара либо после замирения на принципах «Хасавюрта» по границам двух областей. Возможность последнего варианта косвенно подтверждается как окапыванием ВСУ на границе Харьковщины и ЛНР, так и заявлением Порошенко о перемирии.

Состоявшийся частичный ввод российских войск на Украину является продолжением всё той же попытки усидеть на многих стульях в надежде получить выгоды от каждого из них и не получить наказания ни от одного. Как правило, не получается ни то, ни другое. А риски от этой стратегии намного больше любого из крайних решений! Чем более мягко Москва будет вводить войска на Украину и демонстрировать своё миролюбие, тем вероятнее самая жёсткая реакция НАТО, тем хуже для России будет проходить демаркационная линия и сильнее окажутся последствия санкций. Именно сейчас, когда американцы размещают в Эстонии свои ВВС, а натовцы шлют на Западную Украину (официально) тысячу военнослужащих якобы для учений, и пригодились бы весенние покатушки российских войск вдоль границы, которые, быть может, вернули бы западных лидеров к опасной реальности, но их-то как раз и нет! И сейчас разворачивается худший из вариантов: мы получим полноценный ответ на так и не осуществлённую агрессию. Кремль, словно угрожавший женщине импотент, и удовольствия не получит, и сядет за изнасилование. Смогут ли власти предержащие объяснить населению сдачу НАТО Киева, а то и Харькова или Одессы? Осознают ли запутинские пропагандисты, что это они помогали бросить миллионы русских людей под оккупацию радикальных бандеровцев и НАТО?

Пока что все признаки указывают на то, что творцы частичного ввода войск, в отличие от пропагандистов, и не планируют победный марш на Киев. Разгром украинских карателей на Донбассе сделан ровно таким, чтобы принудить киевский режим к миру и заставить его пойти на «Хасавюрт», признание де-факто устоявшейся границы по линии фронта или по бывшим административным границам областей. Не больше и не меньше. Запад потому и не торопится кричать «Караул», что армия Новороссии не выходит за пределы Донбасса. Исход препаскудный, но вполне лежащий в русле обычной линии Кремля на замыливание конфликтов вместо их разрешения, на перевод противостояния во многолетний вялотекущий режим, обессиливающий обе стороны. Другое дело, что планам, пожалуй, не суждено сбыться. Даже если радикалы не сорвут замирение этой осенью, полученная пауза будет использована США для создания боеспособной украинской армии и подготовки к новой большой войне. Изменение формата российского участия в конфликте с тайной помощи и посылки добровольцев на полномасштабные военные действия с огромными потерями практически неизбежно. Украина может превратиться в полигон для отработки новых военных технологий, а российская армия и гражданское население Украины будут их на себе испытывать.

3. Попытка конспирологической реконструкции

Остальной информационный поток прошедшей недели следует рассматривать через призму раскола между разными группировками как в Москве, так и на Западе либо на Украине. В Москве это Партии быстрого и медленного слива плюс партия войны, приподнявшая голову на полном провале ПМС и её «блестящей» дипломатии; на Западе – преимущественно европейская партия согласия на почётную капитуляцию Путина с временным сохранением России и преимущественно американская партия борьбы на полную аннигиляцию путинского режима и быструю дезинтеграцию России. Украинские же партии не стоит перечислять, поскольку прямо сейчас они ничего не определяют и, разве что, смогут направить события по какому-то из русел в моменты развилок, как это сделал сотник Парасюк на Майдане 21 февраля.

Заявление Пургина – свидетельство того, что Партия быстрого слива пошла напролом и попыталась его устами напрямую, через голову лидера ПМС Путина, пользуясь влиянием в структурах ДНР, предложить Западу полную капитуляцию. Резко поднявшаяся волна возмущения, моментальный гнев Донецка похоронили на какое-то время мерзкую затею, и ей какое-то время предстоит полежать в мёрзлой могиле, расшатывая пока своим существованием границы допустимого и дожидаясь своего часа. Когда надо, раскопают.

Одновременно крепнет взаимопонимание кремлёвской Партии медленного слива с европейской верхушкой. ПМС в очередной раз убедилась в невозможности быстрой капитуляции, а европейцы ужасаются нахрапистости американцев, перегибание которыми палки может «сорвать гайки» в России и привести там ко власти действительно патриотические силы, которые не побоятся вести войну. Поэтому европейский истеблишмент хочет позволить Путину выйти из конфликта с сохранением лица, пусть даже ценою смены киевского режима и временного выхода Донбасса из-под фактического контроля Украины, лишь бы Россия догнила под нынешним режимом спокойно и не дёргаясь. Но радикалы с обеих сторон – американцы на Западе и партия поддержки Новороссии в России – до последнего мешают замирению. Патриотические силы в России, в отличие от ПБС, не имеют мощнейшего источника легитимности на Западе и слаженной, быстро действующей организации внутри страны, не имеют возможности проводить поддержанные всеми СМИ «вбросы» вроде заявления Пургина, но у них есть система вязкого саботажа капитулянтских решений и возможность апеллировать к народу в критический час.

По этой причине ПМС развернула более реалистичную, чем у ПБС, политику многосторонней длительной подготовки капитуляции на основе компромиссных сговоров, поэтапной адаптации планов, «обработки напильником» общественного мнения. В последней задаче и пригодились разномастные пропагандисты. Перед ними не стоит цели обеспечить всеобщее одобрение идущему сговору: достаточно изобилием ошибочных объяснений разрушить консенсус вокруг фундаментальных ценностей – желания помочь русским на Украине и осознания себя общим с ними народом, категорического неприятия украинского нацизма и готовности его уничтожить. И вот гневные филиппики по адресу украинских нацистов, которых надо убить, внезапно сменяются у пропагандистов злорадным удовлетворением от прогнозов об их приходе ко власти: «Но по всей видимости, не заслужила Украина армейской хунты, а значит получит хунту нацистскую с Коломойским во главе или даже диумвират «Коломойский плюс Леди с Косой»». Чтобы рядовой житель РФ расслабился и наблюдал сумасшествия «украинцев» с чувством собственного превосходства и без малейших угрызений совести.

В других случаях запускается ложный тезис, что Новороссии нужно успеть захватить больше земель до начала реальных переговоров, чтобы улучшить свои позиции в мирном процессе. Как будто не было боснийского конфликта, в котором сербы тоже захватили достаточно земель до начала мирного процесса, только вот недобитый враг продавил свою линию. На самом же деле, конфликт Украины и России приобрёл все черты (используем известную шутку) «разногласия по земельному вопросу – кто кого закопает». Вопреки выдумкам Пан Ги Муна, этот конфликт не имеет невоенного решения, причём любое решение, кроме аннигиляции противника, будет временным, а никакой мирный процесс не принесёт настоящего, долгосрочного мира. Поэтому продиктованный Кремлём характер нынешнего контрнаступления, быстро захватывающего территории ценою отказа от уничтожения врага, в долгосрочном конфликте сыграет против России и русских. Время, когда можно было просто отделить Новороссию от Украины по линии Субтельного и в ходе мирного соревнования сравнить за несколько лет, чей путь эффективнее, безвозвратно ушло с началом настоящей войны. После понесённых потерь и выращенной экзистенциальной ненависти никто уже не будет сравнивать количество еды и качество дорог в соседних государствах, чтобы определить цивилизационный выбор. Ненависть с обеих сторон достигла такого накала, что все попытки задобрить врага отказом от уничтожения атакующих войск будет способствовать не будущему примирению, а умножению жертв.

Наконец, ещё одним ударом ПМС по Новороссии в преддверии начинающегося «мирного процесса» стала недавняя конференция в Ялте. Одно только присутствие в президиуме мутного журналиста Максима Шевченко бесспорно указывало, что организаторы затеяли какую-то мерзость, так оно и оказалось. Большинство участников озвучивали тезисы, как будто составленные идеологами украинской коренизации 20-х, о том, что народ Украины един, только вот олигархи его попортили, столкнув в братоубийственной бойне; стоит скинуть олигархов – и заживём счастливо в единой Украине.

Ложность и тупиковость этой идеологемы мы разбирали в декабре (см. второй раздел этой статьи); здесь же достаточно подчеркнуть другой момент. Подменяя национально-освободительную войну, движение за собирание русских земель и возрождение великой империи борьбой с олигархами, идеологи конференции показали полную зависимость мышления и неспособность к самостоятельному формулированию повестки дня! Мы увидели их податливость риторике, заданной заклятыми врагами, сотворившими Майдан. Ведь схему так просто протестировать: организаторам конференции надо поехать на Майдан и рассказать с трибуны, что у донецкого ополчения и Майдана, оказывается, общие цели – борьба с олигархами… тут и войне конец! Но не едут организаторы, предпочитают в тёплой и безопасной Ялте рассказывать представителям истекающего кровью Донбасса об общей цели с Майданом!

(Кстати, вот эта черта – неспособность к качественному политологическому анализу – стала абсолютно незаменимым пропуском в армии пропагандистов ПМС и ПБС. Тем, кто с самого начала предупреждал, что Майдан закончится капитуляцией Януковича, Украина не рухнет к середине года под грузом экономических неурядиц, Вооружённые силы Украины не повернут орудия на Киев, а невооружённое и неподготовленное ополчение рискует не выстоять против регулярной армии, нечего делать среди штатных пропагандистов. Проявляется понижающий принцип бюрократических структур: как не может на сайте «Однако» быть автора, умнее Леонтьева, так не может среди привластных экспертов быть политолога, умнее Суркова. Если Путин с Песковым заговорили, вслед за европейскими идеологами, об «инклюзивном процессе» для нахождения компромисса, вместо того чтобы сформулировать самостоятельную повестку дня, то откуда появится способность к производству новых смыслов у оправдывающих Путина и Пескова пропагандистов?)

С другой стороны, сложно предсказать, чем обернётся нынешняя прямая помощь Донбассу, позволит ли она Кремлю управлять дончанами, держать правительства двух республик в роли послушных бесхребетных марионеток. Эта возможность серьёзно ограничена не только радикализмом ополчения, но и существенным падением авторитета Путина, который сам себе вредит всё новыми нелепостями. Когда он заявляет, что Россия не аннексировала Крым, а защитила его, ибо в противном случае там был бы новый Донбасс, вновь возникает вопрос: а зачем же было давать русским Украины обещание о защите, да и был ли бы в Крыму настолько же ужасный сценарий, если бы Москва не вмешалась? Когда он плачется , что киевские силовики воспользовались паузой с «гуманитарным коридором» для перегруппировки войск, возникает вопрос: а не по инициативе ли самого Путина был организован коридор для спасения отъявленных головорезов-карателей? Кому он жалуется, что его обманули? И тут уже совсем не поймёшь, на кого сработали центральные СМИ сообщением, что Горбачёв поддержал невмешательскую политику Путина на Украине. Высокая оценка Горбачёвым – это уже клеймо и публичная пощёчина! Думается, в ближайшем будущем влияние Путина на события будет падать довольно быстро и, как бы он ни всучивал противнику почётную капитуляцию, она будет протекать сквозь его пальцы при попытке донести в целости и сохранности, а противник не примет жалкие остатки.

Поэтому развитие событий в ближайший месяц-другой коренным образом зависит от того, какая из партий пересилит своих оппонентов. Несмотря на то, что все признаки указывают на подавляющее превосходство капитулянтов в кремлёвской верхушке и на достижение ими компромисса с какими-то европейцами, «сила вещей» работает против них и за продолжение конфликта. Они не всесильны, в какой-то момент события пойдут вопреки их планам. Как бы ни старались услужливые фейкошлёпы, диванные инквизиторы и святогоры по переписке – есть еще Сила вещей, не признающая их вычурных виртуальных конструктов-побрякушек. Под натиском реальности марево тает, карточные будки сыпятся, и под россыпью дешевых дурилок глазам предстает мерзость лжи, глупости и пустоты, нагромождённая за последние годы силами армии зазеркалья... Так долго они занимались дутым обманом, сотворением марева, наведением теней и покраской гробов, сокрывающих подлое выгнившее нутро, – и все впустую.

Что тогда останется делать пропагандистам? Мне трудно сказать. Жизнь у нынешних пропагандистов, хоть и имеет свои пряники, действительно непростая. Не хотел бы я оказаться на их месте. Но я и так не на их месте, каждый – кузнец своего счастья и выбирает свою судьбу, так что, чем их жалеть, подумаем о своём собственном будущем!

Upd:. Обама (1, 2, 3, 4, 5) и Путин (здесь) подтвердили тезисы буквально через час после выкладывания текста.

http://miguel-kud.livejournal.com/77205.html