История России до начала XVII в., т.е. до прихода в 1613 г. к власти новой династии бояр Юрьевых-Захарьиных, принявших фамилию “Романовы”, начала писаться только во второй половине XVIII в. Однако, общепринятая ныне историческая традиция закладывалась не русскими Ломоносовым и Татищевым, а иностранцами: Миллером, который “собрал в Сибири (!) коллекцию копий документов по русской истории”, и его последователями Шлецером и Байером, допущенным к государственным архивам. Иностранцы редактировали и труды русских историографов XVIII в. Татищева, Щербатова и Болтнева. Оригиналов “копий документов”, составлявших “портфели Миллера” не видел никто, как и оригинала труда Татищева, попавшего к тому же Миллеру. Именно эта историческая традиция и легла в основу первой энциклопедии истории России, написанной Н. М. Карамзиным, и окончательно изданной только к началу царствования Николая I.

Эта версия истории России, естественно писалась по заказу “Романовых” и, так сказать, “под Романовых”. Обстоятельства конца старой царской династии “Рюриковичей” и прихода к власти новой боярской династии в ней остаются весьма туманными, хотя и подаются историками романовского периода в наиболее выгодном для Романовых свете.

И здесь немедленно появляется первый вопрос, который должен возникнуть у внимательного читателя: почему первые полтора века правления Романовых история до-романовского периода в России вообще не писалась? На этот вопрос вразумительного ответа традиционная история не дает.

В самом деле, суррогатная “романовская” схема русской истории выглядит так: легендарная “Древняя Русь”, затем Орда и полулегендарные средневековые “Рюриковичи”, правление которых фактически закончилось со смертью “жестокого тирана” Ивана Грозного, далее мерзкий детоубийца и узурпатор Борис Годунов, “лже-Дмитрии”, смута – и благообразное избрание на царство несовершеннолетнего боярина Миши Романова, с которого началось трехсотлетнее благоденствие России под властью государей-Романовых.

При этом период правления первых Романовых в России “допетровских времен” XVII в. характеризуется примерно так: при набожных царях “скорбном ногами” Михаиле Федоровиче и “тишайшем” Алексее Михайловиче. Заметьте, что никто не называет их Михаилом I и Алексеем I, в отличие от Петра I и дальнейших. Их называют по имени-отчеству, как и должно было называть бояр, но не царей, и это далеко не случайно. Например, Н. И. Костомаров [1] и В. И. Буганов [2] приводят свидетельства того, что до конца XVII века бояр Романовых далеко не везде признавали царями - ни в Европе, ни в самой России, за исключением территорий областей, непосредственно примыкавших к Московской.

Да и полудетективная - полуфарсовая история с “великим посольством” молодого Петра Алексеева в Голландию и Англию, когда вся Европа якобы “делала вид, что не узнает русского царя”, годится разве что для художественных произведений. Европа не “не узнавала”, а окончательно не признавала законности прав Петра Алексеевича Романова на российский престол вплоть до его громких побед над соседями - шведами и турками. Он просто заставил Европу признать себя не только Царем, но и Императором Петром I.

Причем католической Европе это очень не понравилось, поэтому сначала она попыталась перевербовать царевича Алексея, наследника Петра, а затем просто уничтожила его руками самого же Петра. Строго говоря, Петр I и был единственным настоящим Царем России Романовым, которого признали все, поскольку после него мужская династическая линия Романовых прервалась.

А между тем, даже официальная биография основателя династии, боярина Федора Никитича Романова (он же патриарх Филарет), весьма красноречиво свидетельствует о реальной истории прихода Романовых к власти в России. В истории России, да и в общеевропейской истории, роль этого крупнейшего политика начала XVII века до сих пор освещена недостаточно.

Ф. Н. Романов родился около 1555 г. в семье боярина Н. Р. Юрьева. Он был племянником первой жены Ивана Грозного Анастасии Захарьиной, и, соответственно, двоюродным братом последнего Рюриковича Царя Федора Иоанновича по женской линии. Федор Романов был женат, имел сына (1597 г.) и дочь. После пострижения в монахи в 1601 г. принял имя Филарет.

Это единственный в истории России патриарх у которого были дети, что сегодня немыслимо по церковному уставу. Это единственный патриарх, которого провозглашали (не избирали!) дважды: в 1608 и 1619 гг. Этот человек сумел не только организовать избрание своего несовершеннолетнего сына Михаила Царем Всея Руси, он и сам был “избран Великим Государем”, т.е. Царем, оставаясь при этом и Патриархом, и единолично правил Московией до своей смерти в 1633 г.

Этот человек остро соперничал со своим ровесником Борисом Годуновым и пытался отравить его еще в 1601 г., за что и был Годуновым сослан, а затем пострижен в монахи. А полтора века спустя в “романовской” истории было затверждено, что Годунов повинен не только в “убиении законного наследника Рюриковичей” царевича Дмитрия, но и в фабрикации дела о заговоре и в “незаслуженных гонениях” на заговорщиков-Романовых.

При этом Филарет отнюдь не был русским патриотом, как Дмитрий Пожарский, Козьма Минин или Патриарх Гермоген, умерщвленный голодной смертью в тюрьме в 1611 г.

Даже из его официальной биографии, написанной при его внуке Алексее Михайловиче, ясно, что, прежде чем стать Патриархом, Филарет был сразу по смерти Годунова в 1605 г. назначен митрополитом Ростовским. При этом назначил его никто иной, как польский ставленник “Лжедмитрий I”, т.е., по той же романовской версии, его же, Федора Романова, бывший служащий Григорий Отрепьев. А Патриархом Филарета впервые назначил “Лжедмитрий II”, и 1608-1610 гг. Филарет провел при нем, в его Тушинском лагере.

Филарет стоял практически за всеми заговорами при российском дворе, включая “неожиданную” смерть Годунова, которая носила явные признаки отравления, и последующий стремительный государственный переворот и уничтожение рода Годуновых. (Примечание. О том, что Годунов был действительно отравлен, можно прочесть у И. Е. Забелина [3].) Еще одной жертвой отравления стал в 1610 г. талантливый полководец М. Скопин-Шуйский, успешно возглавлявший борьбу с поляками. На совести клана Романовых и мученическая смерть инокини Марфы – вдовы Ивана Грозного Марии Нагой в 1612 г. (Примечание. А возможно, и ее сына, царевича Дмитрия, и даже внука, прозванного Романовыми же “воренком” - оригинальную версию этих событий см. в книге А.Т.Фоменко и Г.В. Носовского [4].)

А ведь боярский род Нагих был династическим европейским родом, ведшимся от венгерского короля Лайоша Великого (Людовик I Великий Венгерский, по-венгерски Laios Nagy, король Венгрии с 1342 г.), он же Людвиг (Ludwig I), король Польши с 1370 г., он же, видимо, и Людовик Великий ( Louis Valois – Валуа), в “романовской” истории позже отражен и как хан Ногай. Так что бояре Романовы истребили королевский род Нагих.

Всё то время, когда в России шла борьба с польской интервенцией, Филарет находился в стане врага – у короля Сигизмунда III. Об этом официальная история дома Романовых говорит уклончиво: “возглавил вместе с В. Голицыным великое посольство в Польшу в 1610 г. и был задержан в плену”, умалчивая при этом, что официальной целью “великого посольства” было приглашение на царство польского королевича Владислава.

Филарет умело сыграл на тщеславии и Голицына, и Сигизмунда. Последний в 1611 г. даже сам пожелал занять русский трон, но испугался гнева Папы, поскольку Филарет выдвигал условием принятие православной веры. При этом Филарет, естественно, скрывал свои претензии на трон, а подчеркивал, что основной русский претендент – князь Голицын - находится тут же, в заложниках. Сам же Василий Голицын был повязан с Романовыми кровью – в 1605 г. Голицын лично участвовал в удушении вдовы Годунова и его сына Федора, уже провозглашенного царем.

Именно Филарет фактически руководил созывом и проведением Земского Собора 1613 г., на котором в результате избрали на царство его сына Михаила. В 1619 г. Филарет с колоссальным триумфом вернулся из Польши в Москву, а “основной претендент на трон” В. Голицын…умер.

До своей смерти в 1633 г. Филарет был первым реальным самодержцем России. Таким образом, Филарет как политик переиграл и русских, и иноземных претендентов на Российский трон и в конце концов оказался обладателем наследства Ивана Грозного, борьба за которое велась с 1584 г. Кардинал Ришелье по сравнению с Филаретом – бледная копия.

Очевидно, что воцарение династии Романовых в Московии стало результатом общеевропейского политического торга. Фактический основатель новой европейской династии Филарет, по сути дела, выторговал у католической Европы самодержавие, т.е. политическую и религиозную независимость России в обмен на невмешательство в дела католической Европы, а лично себе – династическое право.

После смерти Филарета и его немощного сына Михаила (в 1645 г.), правил его внук - “тишайший” Алексей Михайлович Романов. Именно этот “тишайший” ввел на Руси крепостное право. Именно при нем уничтожены разрядные книги, отражавшие реальную историю русских родов. Именно он сподвиг Патриарха Никона на избиение “староверов”, потому что у них еще сохранялись старые книги и правильное представление о событиях, связанных с захватом Филаретом власти в России. Именно Алексей Михайлович устроил показательную казнь Степана Разина на Красной площади в Москве в 1671 г.

А ведь Степан Разин был не каким-то безродным “разбойником”, а полководцем европейского масштаба, воеводой и опекуном юного князя Андрея Черкасского (внука Пшимаха, т.е. Пржемысловича, представителя Старой европейской славянской династии). Он прямо называл Романовых “кучкой бояр-воров, захвативших власть в Москве”.

На французской карте XVIII (!) века страна в междуречье Волги и Дона, отнюдь не уступающая по размерам Московии Романовых, обозначена как Черкассия (Circassie). (Примечание. В XIX веке это – Область Войска Донского Российской империи.)

На современной карте мы видим на северо-западе этой Черкассии Черкасскую же область, на северо-востоке – Харьковскую область Украины, на юго-западе – г. Керчь, а на юго-востоке – г. Черкесск (Карачаево-Черкесская республика в современной России).

Официальная история гласит, что г. Харьков заложен как крепость именно во второй половине XVII в. А заложен он на месте Шарукани, якобы столицы легендарных печенегов. Сама Шарукань (иначе Сарухань, Сарынь) , а по-русски Царь-Хань, была полностью срыта перед закладкой крепости. Возможно, она и была тогдашней столицей Черкассии, а отнюдь не “Кагальницкий уголок”. Дореволюционные российские историки не отрицают, что указанный район - исторические казаческие земли, но при этом называют его Дикое Поле, т. е. не управляемая Романовыми территория. Эта территория также не была подвластна ни Турции, ни Крымскому Ханству, ни Польше.

Представляется вполне очевидным, что Черкассия - это казачья республика, дожившая до середины XVII века, такая же, как и Запорожская Сечь, ликвидированная вместе с остальными казачьими республиками только Екатериной II в 1775 г. после Пугачевской войны.

Заметим при этом, что по-латыни Степан Разин - Stephan Ra(gu)sin, что означает Стефан Рагужский, т.е. Австрийский. (Примечание. Латинское “g” произносилось на манер украинского “г” и между гласными часто вокализовалось, т. е. не произносилось – известна, например, подпись Анны, Королевы Франции, дочери Ярослава Мудрого: “Anna Reina” вместо классического “Anna Regina (т.е. Королева)”).

Славянское название Австрии, например, чешское Rakousko, ясно указывает на современную Австрию как на бывшую провинцию средневековой славянской Дубровницкой (Рагужской) республики, столицей которого был г. Дубровник (ныне в составе Хорватии). “Латинское” название г. Дубровник – Ragusa, что на сербохорватском языке означает “рогоз”, т.е. камыш, по-чешски rakos. Эта республика была независимой до 1526 г., а после - вассалом Турции вплоть до 1806 г., когда ее завоевал Наполеон и ликвидировал в 1808 г. Австрией бульшая часть этой бывшей славянской земли стала называться только при католических Императорах Габсбургах, сменивших чешскую династию Пржемысловичей (т.е. Премудрых, потомков Ярослава Мудрого), причем не ранее XVI века.

Отсюда вполне очевидно: что для Западной Европы было Австрия, т.е. Восточная Страна (по-немецки Oesterreich), то для славян – Рогожская республика, которую мы вполне можем называть по-русски также Камышинской - ведь в России хорошо известен старинный русский город Камышин на Волге. Так что воевал Алексей Михайлович не с “разбойником Стенькой Разиным”, а с Черкасской армией представителя Старой династии, т. е. серьезного претендента на российский трон.

Отсюда и страх, который испытали Романовы во время “восстания Степана Разина”, а вернее, Московско-Черкасской Войны. Хорошо известно, что именно во второй половине XVII века в Москве был спешно построен оборонительный Земляной Вал, особенно укрепленный с нижегородской стороны сразу тремя заставами: Крестьянской, Нижегородской (ныне Абельмановской) и Рогожской. Это свидетельствует о существовавшей реальной опасности захвата Москвы войсками Степана Разина, наступавшими из Нижнего Новгорода.

Знаменитое разинское “Сарынь на кычку!” (а именно так произносили последнее слово на юге России) не какой-то маловразумительный клич волжских речников, бунтовавших против “хозяев судов” (??), а искаженный в “романовской” истории боевой лозунг Черкасских войск: “Сарухань – на Кучку, т.е. на Москву!”. После предательского захвата и казни Разина Романовы успокоились, нужда в Земляном вале отпала, и вскоре его срыли.

По смерти Алексея Михайловича “чистка истории” продолжалась при его сыне Федоре и дочери регентше Софье. А вот далее пытливый ум и природная интуиция Петра I не дали ему смириться с явными пробелами и неясностями в истории России, да и в общеевропейской истории. Поэтому-то Петр и приказал в 1722 г. перевести с итальянского на русский язык книгу Рагужского Архимандрита Мавро Орбини “Славяне и их Империя”, написанную в 1606 г., которая никак не согласовалась с “официальной” историей не только Романовых, но и Европы в целом. А в книге этой, между прочим, впрямую говорится о великой Славяно-Ордынской европейской Империи Ивана III.

Петр I на своем опыте убедился, что Европа признает только силу. Он сам и далеко не случайно выбрал имя Екатерина для своей Императрицы (Марты Скавронской), происходившей из таможенного (= мытарского) сословия. До Петра имя “Екатерина” практически не встречается среди русских династических или боярских имен.

Мотивы Петра, в свете сказанного, вполне понятны, и адресованы династической Европе и, прежде всего, Людовику XIV: “Я (правнук Филарета, узурпатора власти Старой династии в России) женюсь не на принцессе, а на “таможеннице” Екатерине точно так же, как король Генрих II Валуа женился на Екатерине Медичи (т.е. из рода Мытарей). А власть Старой династии во Франции так же узурпировал твой дед Генрих Наваррский (Бурбон) после смерти и Екатерины Медичи, и ее последнего сына Генриха III Валуа в 1589 г.” “Старая династия” родственно связывала Рюриковичей в России и Валуа во Франции – не случайно, что потомки Валуа всегда находили убежище в России, и есть в ней и сейчас. А что же Людовик XIV, этот “Король-Солнце”, который, по легенде, любил говорить “Государство – это Я!”? При Петре I он молчал.

По смерти Петра I и начинается сочинение “романовской” истории России. По иронии судьбы, именно после смерти этого последнего настоящего Романова, их династия целых пять раз передавалась исключительно по женской линии, т.е. от самих Романовых в ней не осталось практически ничего.

Что же касается живописного начала реальной истории династии Романовых, то в нем, несмотря на всю позднейшую штукатурку, все явственней проступает таинственный образ ее зачинателя - великого политика Филарета.

Источник: http://edgeways.ru.mastertest.ru/public/index.php?doc=50