Вся проблема в том, что, глядя на карту, мы видим большую страну, поэтому владельцы страны путают размеры и потенциальный бизнес. Попробуем представить себе с этой точки зрения сельскохозяйственные возможности. Берем за единицу измерения сельскохозяйственного потенциала Украину. РФ не совсем подходит, поскольку бизнесу нужны сверхприбыли, а крупная часть РФ в средней полосе, где не до сверхприбылей. Казалось бы, единица измерения большая. Но Украина - один урожай в год, а в Лаосе три урожая в год или два урожая хлопчатника в год, причем тонковолокнистого, а не узбекского. Вот и получим, что Лаос это две Украины, Камбоджа три Украины по потенциалу. Ангола это совсем много, если брать современные возможности использования артезианских вод и строительства водохранилищ. Четыре Украины как минимум.

Совсем странная ситуация будет, если посмотрим на Аргентину. Там китайцы скупили северные земли, тропический пояс, хорошие дожди, рядом Анды с удобными местами для строительства водохранилищ. Только север Аргентины удачно можно оценить в шесть Украин. А Бразилия это уже десятки Украин по сельскохозяйственному потенциалу. Понятно, что Китай рвется вкладывать прежде всего туда, а не в РФ, Украину или Казахстан. Казахстан это одна вторая Украины по потенциалу, не больше.

Причем, не надо обманываться числом гектаров земли. Например, рис на юге Казахстана или Украины это 30 центнеров с га один раз в год, а в Лаосе с га легко получить 80 центнеров два раза в год. Один лаосский гектар оказывается в пять раз весомей. Мы можем гордиться размерами пахотных земель на Дальнем Востоке. Пусть это целина, но все-таки это аж две трети возможностей китайской провинции Хэйлунцзян. Но можно посмотреть иначе - две трети это вам не целая провинция.

Когда у нас будущие помещики нахапали земель, они думали, что остальной мир будет смотреть на это богатство, лопаться от зависти и спешить инвестировать. На самом деле США десятилетиями искусственно сбивали цены на продовольствие, чтобы остальные страны в сельскохозяйственном отношении не развивались. А потенциал Бразилии намного больше потенциала США и Канады в придачу. Это семь миллионов квадратных километров, способных давать три урожая в год. В мире пока избыток хороших земель.

Впрочем, нечто похожее получится, если мы начнем пересчитывать запасы газа в мире, взяв за условную единицу потенциала Газпром. Туркмения это два-три Газпрома по запасам как минимум. Техас и Северная Мексика - полтора Газпрома, если брать сланцы. Катар - два Газпрома. Саудовская Аравия на газ до конца не исследована, но это еще полтора Газпрома. Иран - полтора Газпрома. А в мире назревает продолжение революции в добыче газа. Япония начала пробную добычу газа из гидридов метана на дне океана. Японские запасы это десятки, если не сотни Газпромов.

Занимая седьмую часть суши Россия обладает не одним седьмым, а максимум одной пятидесятой мирового сельскохозяйственного потенциала. По лесному хозяйству ситуация тоже не самая идеальная. Один гектар в Тюмени или Якутии дает раз десять-пятнадцать меньший прирост древесины, чем в тропиках и раза в четыре меньше, чем в средней полосе. И не надо себя тешить рассуждениями о том, что ангарская сосна ценнее австралийского эвкалипта. Она ценнее для определенных строительных материалов, которых много не надо. А для бумаги, картона, дсп и прочего малоценные виды тропической древесины в самый раз. Недаром китайцы куда больше закупают леса в Австралии, чем в РФ. Думали, что китайцы без нас никуда, а они не случайно больше заинтересовались Австралией, Индонезией, Колумбией и Перу. Там древесины больше.

У нас же смотрят на карту и думают, что у нас много всего. Много только в расчете на на небольшое количество олигархов. Будь у нас олигархов столько, сколько в Китае, срочно выяснилось бы, что страна не обладает необходимыми ресурсами для их прокорма.

http://kosarex.livejournal.com/1736520.html