Несмотря на широкое использование понятия «суверенитет» поставлю вопрос – что это такое? Обычно под государственным суверенитетом понимают независимость государства в принятии решений. В целом этот подход не выходит за рамки политико-правовой и нормативно-правовой номинации.

Соображением, делающим актуальным поставленный вопрос, является современный прогресс в методах межгосударственных взаимодействий и, что важнее, противоборства и ведения войны. Информационные и иные интеллектуальноемкие новые методы войны меняют отчасти и понятие суверенитета.

Что такое государственный суверенитет?

Государственный суверенитет - это право, но и реальная возможность государства принимать и реализовывать решения в национальных интересах на самостоятельной основе.

Смысловые опорные и отправные точки здесь числом три. Первое: право и возможность. Второе: национальный интерес. Мы видим, что на практике государством могут приниматься самостоятельные решения, но отнюдь не в национальных интересах страны, а в национальных интересах совсем других стран. Третье: на самостоятельной основе. Эти три смысловые позиции порождают всю остальную смысловую пирамиду и структуру обстоятельств, факторов, причинно-следственных связей, которые уже полезны для анализа, реконструкции причинно-следственных связей, выявления проблем и выработки рекомендаций.

Понятие «государство» тоже требует контекстного пояснения. Это не собрание коррумпированных чиновников, как упрощенно представляют, это не машина для оказания услуг населению. Это в узком смысле централизованный институт управления в стране, а в широком смысле государство – это сама страна. То есть не только собственно административно-управленческий аппарат и система управления, но еще и население, народ страны, и территория. Это важно, потому что привносит понимание в пирамиду составных частей государственного суверенитета как сложной синтетической категории. Мы видим, и этот взгляд отчасти научно дискуссионно провоцирующий, две составных части государственного суверенитета. Одна из них тяготеет к внешним факторам и обстоятельствам, а другая, соответственно, к внутренним. Обе вписаны в основное основного категориальное определение.

Внешние традиционные и вполне очевидные факторы и составные части, основаны на военном потенциале, внешнеполитическом, который включает и дипломатический, и коммуникационный, и союзнический, на финансово-экономическом потенциале и на гуманитарном. Вместе с этим, (на рис. показаны специальные направления межгосударственного воздействия) действует современная «мягкая сила». Здесь происходит информационная, пропагандистско-психологическая, языковая, культурная, туристическая, человечески-обменная экспансия как обеспечение внешнего фактора государственного суверенитета страны, ее авторитета, ее влиятельности.

Внутренние составные части государственного суверенитета –вещь не столь очевидная и традиционная. Дело в том, что принятие государством, то есть органами управления, с соответствующим мандатом самостоятельных решений в национальных интересах зависит и от внутриполитического устройства страны. Если власть нелегальна и нелегитимна, то принятие ею самостоятельных решений затруднено социально-политической нестабильностью в стране и разрывом органичной коммуникации «общество и власть», «общество и элита».

Украина ярко демонстрирует эти обстоятельства, в России диагностика по этой части тоже достаточно тревожна. Если власть оторвана от интересов большинства страны, то сказать, что она способна принимать решения в национальных интересах, иногда затруднительно. Решения, которые она принимает, рассинхронизированы с интересами большинства населения, то есть с основным содержанием национальных интересов страны. Не только внешние вынуждающие факторы могут ограничивать возможность государства принимать решения в интересах страны, но и внутренние.

Даже президент России признал наличие в стране «пятой колонны» и ее политического потенциала влияния и воздействия. Если не только «пятая колонна», носитель иностранных национальных интересов, конфликтующих с национальными интересами нашей страны, но и негосударственный приватный потенциал, пул так называемых олигархов накапливает мощь финансовую, экономическую, человеческую, силовую, политическую, информационную, сопоставимую с этими же потенциалами самого государства, то в соревновании государства и собрания олигархов государство может и проиграть.

На Украине одна из интерпретаций государственного кризиса заключается в том, что это революция и междуусобица олигархов. Гусинский в конце 90-х годов даже за счет государственного бюджета собирался выстроить спутниковую информационную систему, раздать бесплатно населению «тарелки» для того, чтобы манипулировать сознанием населения помимо государственного аппарата, помимо государственных информационных каналов.

Обозначив таким образом содержательную структуру государственного суверенитета, факторную причинно-следственную его конструкцию, можно диагностировать, соответственно, акторы и факторы, которые угрожают государственному суверенитету на конкретных материальных, информационных, коммуникационных, политических и иных площадках воздействия. Реконструкция и структуризация внешнего и внутреннего содержания суверенитета нужна для того, чтобы в каждой «приводной» ячейке сделать прозрачными и понятными взаимодействующие причинно-следственные элементы, провести их диагностику с точки зрения главного вопроса какой вклад они вносят в обеспечение и поддержание меры государственного суверенитета нашей.

Во внешнем отношении акторы и факторы - это зарубежные государства, их союзы, их геополитические устремления относительно России, и некоторые неуправляемые стихийные обстоятельства, которые тоже могут существенно вмешаться в формирование кондиции страны под названием «суверенитет». Во внутреннем отношении, развивая уже высказанный тезис, - это приватный сектор, в особенности крупнейший бизнес, превращающийся в транснационального актора, и политическое устройство, включающее общественно-государственное взаимодействие и температуру состояния: социальную энергетику, механизмы легитимации власти, и так далее. Природа внешних угроз, в общем-то, одинакова. Угрозы стремятся вынудить государственный аппарат принимать решения не самостоятельно, а вынужденно, под действием тех или иных факторов давления использующих, соответственно, уязвимые позиции управляющей элиты.

В случае внутренних факторов природа угроз суверенитету более нелинейна, менее видна и не очень традиционна. Вроде бы самостоятельно управляющая элита принимает государственные решения, но не в национальных интересах государства! Могут быть вариации, в случаях сознательно ли это делается, с пониманием или без понимания, но по факту мы имеем дело с новым политическим явлением в государственном управлении.

Рассматривая эту довольно обширную факторную структуру государственного суверенитета соответственно тематике нашего круглого стола следует акцентировать релевантные финансово-экономические площадки. Многие выглядят как достаточно очевидные, за исключением внутреннего факторного поля, которое влияет в нашем представлении на государственный суверенитет. Это приватный сектор, консолидация и органическая связь общества и правящей элиты, факторы уровня жизни, активирующие социально-политическую активность общества и, прежде всего, способные подрывать коммуникацию «общество-власть» – разрывать цепочку образования потенциала национальных интересов в решениях управляющей элиты.

Посмотрим на экономические и финансовые структурные элементы суверенитета с точки зрения их диагностики в части обеспечения государственного суверенитета. В основном эта диагностика повторяет уже много раз проделанную, которая сводится к тому, что в макроэкономических и финансовых национальных государственно-значимых решениях современной России решения выглядят как, мягко говоря, удивительные, строже говоря, аномальные, еще строже – ошибочные, а совсем строго – диверсионные, навязанные через посредство специальных инструментов манипуляции не только массовому сознанию в стране, но и экспертным, научным, политическим сообщества.

И даже через манипуляцию сознанию правящей элиты. Используются методы информационных войн, их новое поколение в виде когнитивного оружия как внедрения неверных, ложных научных теорий и их тиражирования, формирования деформированного профессионального экспертного сознания и перекачки этого сознания в сознание правящих элит.

Россия Мировые финансы

Монетизация российской экономики в сравнении

Не имеет обоснования демонетизация страны, которая выводит до 3,5 триллиона долларов из суверенного финансового оборота в стране. Не имеют обоснования методы таргетирования инфляции в России, поскольку они, не справляясь с инфляцией, тормозят экономическое развитие. Не имеют экономического обоснования макроэкономические финансовые решения, которые при ставке на внешние частные инвестиции приводят только к прогрессирующему оттоку капитала.

В 2014 г. отток капитала прогнозируется от 100 до 200 миллиардов долларов. По демонетизации экономики страна выглядит аномалией в ансамбле сопоставимых государств, объем выведенных из оборота суверенных финансов величиной 3,5 триллиона долларов выглядит как тяжелейшая диверсия против самостоятельности в финансах, в инвестировании и, соответственно, в поддержании неуязвимости национальной экономики от внешней конъюнктуры и внешних геополитических условий.

Аномальность видна и в таких параметрах как доля золота в золотовалютных резервах и, соответственно, валюты и ценных бумаг стран – геополитических противников и вероятных военных противников России. Аномальность отношений денег в обороте и денег в резерве. Аномальна политика Центрального банка России в части ставки рефинансирования, которая прямо противоположна устойчивым классическим политикам финансовых регуляторов других сопоставимых стран.

Центральный банк России, что, впрочем, вписано в конституцию 1993 года, это принципиальный элемент десуверенизации Российской Федерации. Он, во-первых, «выведен» из состава государственных органов власти и институтов: такова норма конституции.

Это почти коммерческий регулятор, который подвержен, конечно, политическим внутригосударственным факторам в виде процедур назначенчества, но, в том числе, и консультационным манипуляциям с политическими решениями Центрального банка России.

Что делает Центральный банк России, фактически уничтожая суверенность Российской Федерации? Первое. Эмиссионная функция, которая по классике должна была бы поддерживать стабильность национальной валюты, раз, вопросы развития страны в широком смысле, два, и ликвидность национальной системы коммерческих банков, три, сведена к единственной функции, которая вне всех этих функций. Это поддержание углеводородного экспорта России. Величина этого экспорта почти с единичной корреляцией определяет объем денежной массы в стране. Но, кроме того, и сама эмиссия, то есть приращение денежной массы связана с экспортом.

Интересна реконструкция на фоне многих политических сказок и мифов, что на самом деле эмиссионная функция Центробанка увязана с экспортом углеводородов из России. Когда наступил кризис 2008-2009 гг., то эта связка уменьшилась. Почему? Потому что на самом деле это дает основания реконструировать не ошибочность политики Центрального банка России, а ее высочайшую профессиональность. Эти люди хорошо знают, что они делают. И когда кризис 2008–2009 гг. очень серьезно начал угрожать стабильности в России – ее бизнесу, в частности – то связка – эмиссия во имя валютных поступлений – была нарушена. Больше того, она превратилась в обратную: корреляция стала отрицательной.

Россия финансы

Корреляция эмиссии ЦБ РФ и экспорта топливно-энергетических ресурсов

Падение экспорта, которое привело к реальному экономическому ущербу в стране, компенсировалось эмиссионным вкладом. Эти люди хорошо понимают значение эмиссии, и они хорошо знают уровень монетизации в экономиках устойчивых или бурно развивающихся стран, и, соответственно, знают, к чему приводит демонетизация в Российской Федерации. Но она приводит еще и к опустошению инвестиционного портфеля, к деформации отраслевой структуры экономики страны. Структура экономики неуклонно (по тренду) превращается в сырьевую, о чем бы ни говорили глашатаи от экономической политики в России.

Россия мировые финансы

Доля природной сырьевой ренты в ВВП России в сравнении с сопоставимыми странами, %

Принципиально важно, что когда в кризисные месяцы была включена эмиссия отраслевой спектр экономики тут же благотворно откликнулся, показывая, что диверсификацией отраслевой структуры экономики в России управлять можно, но после этого ЦБ опять вернулся к прежней практике. Очень важно видеть, и это касается проблемы внутренних компонентов суверенитета страны, что государство последовательно сворачивает потенциал государственности России. Существует национальный баланс материально-финансовых потоков, ВВП.

В этом балансе есть два принципиальных сектора: контролируемый государством, который обеспечивает оборону, экономику, национальную идею, образование, здравоохранение, инфраструктуру, внешнюю политику, и так далее (классический набор ответственности государства). А все остальное контролирует приватный сектор, и никто не вправе его упрекнуть, если он не выходит за пределы своего естественного интереса получать прибыль любым способом. На рис. 6 показана граница этих двух объемов, а именно, доля государственных расходов в ВВП. Видно, что в России эта граница меньше всех и планируется ее уменьшать и далее.

Россия мировые финансы

Российское государство урезает свой ресурсный потенциал

В сопоставимых странах мира эта граница существенно выше, чем в России: достигает даже более 50%. В России показатель самый низкий, но что очень опасно, он запланирован еще более низким. Граница идет вниз: что это означает с точки зрения государственного суверенитета? Если она дойдет до нуля, то этот показатель, как и само государство, исчезнет.

Приводит к уменьшению потенциала государственности и экономически необоснованная приватизация.

Внешняя десуверенизация происходит как следствие демонетизации экономики, сокращения инвестиционного портфеля. Когда российский бизнес вынужден кредитоваться за рубежом, то это кредитование политически обременено. Запад может отключить не только операционную систему «Visa» и «MasterCard», но и перекредитование тех 700 миллиардов долларов внешних кредитов, которые получили наши предприниматели вовне, не имея возможности прокредитоваться внутри, в силу того, что 3,5 триллиона суверенных оборотных финансов в оборот не введены. Это приводит к тому, что экспортно-импортные кривые показывают неуклонный процесс десуверенизирующей деформации структуры экспорта и импорта. Нарастает экспорт сырья и импорт машин и оборудования – экспорт машин и оборудования, соответственно, падает – страна превращается в сырьевую, а что будет обеспечивать суверенность оборонно-промышленного производства? Ведь не случайно «Мистрали», стрелковое оружие, дроны, уже заказываются за рубежом.

Неконтролируемо растет доля иностранного капитала в отраслях экономики России. Включите санкции, блокаду по поставкам продовольствия, в основном, с западного вектора, и станет понятно, в какое положение с суверенитетом попадет Россия в связи с украинским политическим кризисом. Это инструмент блокады, санкций и давления на Россию, который создан собственной российской финансово-экономической политикой.

Упоминая деформирование отраслевой структуры экономики, нужно указать на решения финансово-экономического блока правительства, которое последовательно сократило государственные инвестиции, которое делает ставку на внешние частные инвестиции, провалившуюся абсолютно. А в результате сокращается доля инвестиций в диверсифицируемых отраслях, и, соответственно, форматируется сырьевая структура экономики страны. Это по-сути проактивная политика контрнациональных интересов. Та самая ситуация, которую мы реконструируем в рамках предлагаемого подхода о внутренних и, в том числе, внутриполитических факторах, формирующих государственно-управленческие решения.

В условиях развития и доминирования так называемой «мягкой силы» управления механизмами государственного управления родилось новое явление. Мы его назвали «рента №6», чтобы запоминалось, а по существу это неявная приватизация государства правящей элитой. Конечно же, это новое качественное состояние или фаза такой мегакоррупции, когда это уже не взятки, и даже не сращивание личного бизнеса, бизнеса имени тещи или кузена с государственными делами, и преференции семейному бизнесу.

А превращение государственных секторов в личную принадлежность в неявном виде.

Мы видим, к чему это привело на Украине, когда несколько олигархов фактически управляли президентом, управляли политическим процессом. Такое же явление происходит в Российской Федерации. Вот две иллюстрации на эту тему.

Россия - ресурсы

Россия - Нефтегазовые доходы казны

Нефтегазовый экспорт формирует 55% доходов государственного бюджета России по сравнению с 10% в СССР. История СССР завершилась когда цены на нефть были сброшены. Сейчас эта доля – 55% и основные ресурсы, которые дают эти доходы, это нефтегазовый депозит -месторождения.

Под землей они есть государственная собственность. Находится некая частная компания, получает лицензию просверлить скважину, выкачать эту нефть в свой резервуар, и происходит чудо: меняется форма собственности. Нефть перестает быть государственной собственностью и становится собственностью частника. При том, что прозрачная сторона вопроса в том, что государство дает подряд частнику на разбуривание и выкачивание – даже может давать подряд на продажу нефти, но эти услуги: разбуривание-добыча-продажа – оплачиваются, плюс, прибыль. Вот их здоровая экономическая финансовая сфера. А нездоровье заключается в том, что в этой цепочке нефть превращается в собственность частника, а там и теща, там и кузен, там и сын, там и, известно, кто.

Поэтому, когда эта нефть продается, то доходы от нее идут не в бюджет, а собственнику, не на национальные интересы, которые пункт 2 в государственном суверенитете. Они, превратившись в частную собственность, идут в доходы частника, в частный интерес. А куда дальше? А дальше за рубеж, а дальше в 1200 заправок «Лукойла» на территорию Соединенных Штатов Америки: рабочие места, получение прибыли, и так далее. Делается это очень просто: законодательство о лицензировании содержит в себе эту хитрость, начиная с 90-х годов, когда формировались истоки данной неявной приватизации государствообразующих ресурсов страны , поддерживающих ее суверенитет.

Россия - экономика

Россия - долги банков и компаний иностранцам по годам

И вторая иллюстрация, еще более замечательная и актуальная. Представьте себе государственные корпорации. Кто собственник? Государство. Кто должен быть бенефициаром этой доходности? Государство. А что на самом деле? Смотрим опять на баланс теперь уже предприятий.

Вопрос, чья это прибыль, если корпорация называется государственной? А на самом деле государство получает из этой прибыли 10-20%. Остальное остается в корпоративной собственности.

Таким образом, это явление: неявная приватизация государства – замещает, в итоге, реализацию национальных интересов (пункт 2 в формуле для государственного суверенитета) на частные интересы. И кончается это очень плохо не только по опыту Украины, но и по нашему собственному опыту.

Есть два представления о макродвижении нашей страны в рамках обрисованной модели суверенитета. Правящая элита и пропагандистский аппарат, наивные патриоты говорят, что все хорошо, мы идем правильным путем, рейтинги зашкаливают. Но расчеты показывают, что никакого прироста ВВП – он уже падает на несколько процентов – не менее, чем на 3%. А дальше прогноз и вовсе очень тревожный.

Поэтому выводы, которые вытекают из результатов анализа, говорят о том, что государственный суверенитет России в своем внешнем компоненте в экономическом и финансовом отношении под угрозой, и это следствие собственной российской государственной политики управления на основании либеральной сверхоткрытой модели страны.

Государственный суверенитет России в своем внутреннем компоненте в экономическом отношении находится под угрозой вследствие перерастания качества коррупции в иное состояние, а именно, в ренту № 6: латентную приватизацию самого государства и его ресурсов.

http://rusrand.ru/docconf/kategorija-struktura-gosudarstvennogo-suvereniteta-i-sostojanie-rossii