Разбрасывать по квартире вакуумные упаковки, электронные весы и запасы марихуаны было ошибкой. Как и заказывать майки и толстовки с надписью «Cali Connect», под которой в сети продавались наркотики. Продажа травки агенту под прикрытием была еще одним промахом. Все это стало частью доказательной базы в деле против Дэвида Берчарда (David Burchard) в Калифорнии. Однако, как заявила полиция, арестовавшая его в марте, самой важной уликой стало то, то Берчард зарегистрировал торговую марку Cali Connect, чтобы защитить свой бренд.

Берчард ждет суда; но обвинения против него в ходе судебного процесса могут распасться. Но даже если рассказ полицейских не найдет веских доказательств, в своей основе он весьма типичен для последних тенденций в наркоторговле. Хотя доля онлайнового рынка в незаконной торговле наркотиками пока мала, она быстро увеличивается — и в процессе меняет саму наркоторговлю. Продавцы конкурируют по цене и качеству, и стремятся создать уважаемые бренды. Товарооборот оценочно вырос с 15-17 миллионов долларов в 2012 году до 150-180 миллионов в 2015-м. А доля американских наркоманов, получающих дозу через вебсайты, подскочила с 8% в 2014-м до 15% в текущем году, о чем свидетельствуют результаты интернет-опроса организации Global Drug Survey.

Онлайновый рынок наркотиков — это часть «темной паутины» или «дарквеба». Это сайты, зайти на которые можно только через такие браузеры как Tor, где связь осуществляется через несколько компьютеров и слоев кодировки, в связи с чем выследить их правоохранительным органам почти невозможно. Покупатели и продавцы налаживают контакт через провайдеров электронной почты типа Sigaint, который является защищенным сервисом дарквеба, и через программное обеспечения шифрования, такое как Pretty Good Privacy (PGP). Расплачиваются они цифровой валютой биткойн, которую можно обменять на обычную, и которая во время сделки обеспечивает почти стопроцентную анонимность.

Почти все продажи осуществляются через «крипторынки». Это закрытые вебсайты, выступающие в качестве витрин. Они предлагают услуги условного депонирования, блокируя оплату до тех пор, пока покупатель не даст согласие на перевод биткойнов. Системы обратной связи, таких, что действуют на легальных сайтах типа Amazon и eBay, позволяют покупателям выстраивать рейтинги своих покупок и оставлять комментарии, которые помогают другим клиентам в выборе надежного поставщика. Администраторы берут 5-10% от каждой продажи и устанавливают общие правила (например, разрешать или нет продажу оружия). Они платят модераторам в биткойнах за организацию покупательских форумов и обработку жалоб.

Когда сделка заключена, а оплата ждет на временном депозите, продавец упаковывает наркотик в вакуумный пакет, надев латексные перчатки, чтобы не оставлять отпечатки пальцев и следы ДНК, а потом окунает его в хлорную известь в качестве еще одной меры защиты от судмедэкспертов. На пакете печатается ярлык или надпись (таможенники с подозрением относятся к адресам на международных посылках, если они написаны от руки). Умные продавцы пользуются услугами нескольких почтовых отделений, расположенных вдалеке от их дома, и отдают предпочтение тем, в которых нет камер видеонаблюдения. Некоторые предлагают новым покупателям отправить пустую посылку, дабы проверить, нет ли досмотра. Умные покупатели используют адреса невнимательных или отсутствующих соседей, к которым легко можно влезть в почтовый ящик, и никогда не ставят свою подпись на квитанции. Судя по опросам, 90% всех посылок доходят до адресатов.

Несмотря на тщательные меры предосторожности, сегодня крипторынки обычно долго не существуют. Первый из них под названием «Шелковый путь» проработал три года, пока агенты ФБР не выследили его администратора Росса Ульбрихта (Ross Ulbricht), он же «Страшный пират Робертс». Он отбывает пожизненное заключение за отмывание денег, взлом компьютеров и продажу наркотиков. Затем появился «Шелковый путь 2», который просуществовал всего год, после чего на него вышли правоохранительные органы. Покупатели и продавцы переместились на другие крупные сайты — Evolution и Agora. Первый исчез в марте 2015 года вместе с биткойнами клиентов на сумму 12 миллионов долларов. Затем пропал сайт Agora, заявив, что ему надо решить проблемы с безопасностью. Самый крупный из оставшихся — Alphabay, хотя открывшаяся недавно четвертая версия «Шелкового пути» может сбросить его с этого пьедестала.

Гарантия качества

Рынки дарквеба трудно исследовать в силу их скрытности. Но в прошлом году один аналитик пролил на них некоторый свет, воспользовавшись псевдонимом Гверн Бранвен (Gwern Branwen). Примерно раз в неделю с декабря 2013 по июль 2015 года написанные им программы проникали на 90 с чем-то крипторынков и архивировали моментальные снимки каждой страницы.

The Economist извлек данные из полученных полутора терабайт информации по 360 000 продаж, которые были осуществлены с декабря 2013 по июль 2015 года на сайтах Agora, Evolution и Silk Road 2. В целом сумма сделок на них составила около 50 миллионов долларов. По каждой операции нам известно, что было продано, цена покупки в биткойнах, дата ее совершения, детали пересылки, рейтинг покупателя и псевдоним продавца.

Конечно, в данных есть определенные изъяны. Продавцы Бранвена могли пропустить некоторые сделки. Мы исключили все продажи, которым было более недели на момент их завершения. Если цена была абсурдно высока, мы игнорировали страницу. Такие завышенные цены используются продавцами для того, чтобы указать на отсутствие товара. Продавцы могут мошенничать с продажами (хотя это случается редко, так как крипторынок берет себе долю) или с отзывами (хотя разочарованные настоящие покупатели вскоре ловят за руку откровенных мошенников). Непостоянный обменный курс биткойна и доллара означает, что наш перевод цен не всегда точен.

Самый большой объем продаж по стоимости у MDMA (3,4 метилендиоксиметамфетамин, или экстази). Марихуана самый популярный продукт, и количество продаж у нее составляет примерно 38 000. Также популярны легальные наркотические препараты, такие как оксикодон и диазепам (валиум). Треть продаж не попадает ни в какую категорию: это приспособления для употребления наркотиков, такие как кальяны для марихуаны, а также наркотики с названиями, которые предположительно понятны покупателям, но не нам (Barney’s Farm; Pink Panther; Gorilla Glue).

Часть из этих продуктов для покупателей с особыми интересами. Один продавец обещает, что мы можем спокойно потреблять его шоколад с тетрагидроканнабинолом из «этических источников», который стоит на 13% больше обычного аморального продукта. Наркоман-гуманист (или жертва заблуждения) может также приобрести «бесконфликтный» кокаин. А «социальный» кокаин (он менее очищенный) продается со скидкой 5-25% и предназначен для покупателей, которые хотят выглядеть щедрыми, не выходя при этом за рамки бюджета.

Первый удивительный вывод заключается в том, что продаваемые в темной паутине наркотики сравнительно дороги. Конечно, покупатель может поискать в сети товар подешевле, но в большинстве стран грамм героина в онлайне стоит примерно в два раза дороже, чем на улице. Кокаин повышается в цене примерно на 40%.

Общую тенденцию нарушает Австралия. Там цены на наркотики обычно в 3-4 раза выше, чем в среднем по развитым и богатым странам. Австралия находится далеко, и посылать туда наркотики дорого. Плюс к этому, австралийская таможня лучше защищает свои границы, говорит эксперт по кибербезопасности из Монреальского университета Давид Декари-Эту (David Décary-Hétu). Но конкуренция со стороны международного рынка снижает онлайновые цены, и они становятся ниже уличных. При использовании почты возможны арбитражные сделки, говорит Николя Кристин (Nicolas Christin) из Университета Карнеги — Меллон. Например, предприимчивый наркоторговец может купить грамм героина в Нидерландах за 75 долларов. Если он пройдет через таможню в Австралии, то его цена подскочит до 288 долларов.

По словам Кристина, причина дороговизны наркотиков в дарквебе в большинстве стран мира состоит в том, что розничным продавцам приходится учитывать потери от перехваченных посылок (кто-то обещает поделить убытки с продавцом; кто-то говорит, что подчинится решению модератора). Но работая через почту, очень трудно добиться экономии за счет увеличения объемов. Во избежание подозрений продавцы не покупают вакуумные пакеты оптом. На подготовку одной посылки уходит примерно час. Ехать в удаленное почтовое отделение тоже дорого. В одном интернет-форуме дилер пожаловался, что если отправлять по одной посылке в день, он будет в убытке из-за одного только бензина. А расходы на почтовые отправления и упаковку повышают цены на 28%.

Но главная причина дороговизны онлайновых наркотиков состоит в том, что продаваемая в дарквебе продукция более высокого качества. Если заказать наркотик у продавца с тысячью отзывов, ты вряд ли получишь яд вместо галлюциногена, объясняет один постоянный покупатель LSD. Тот онлайновый продавец, который поставляет дрянь, получает плохие отзывы и теряет клиентов.

Испанский аналитический центр Energy Control провел исследование, в ходе которого просил добровольцев отправлять образцы полученных через дарквеб наркотиков на проверку. Анализ подтвердил, что такая надбавка за качество в темной паутине существует. Большая часть данных была собрана по кокаину, и они показали, что средний коэффициент беспримесности по этому наркотику составляет 71,6%, в то время как на испанских улицах кокаин продается со средним показателем беспримесности 48%. В половине образцов, полученных через дарквеб, был чистый кокаин, в то время как на улицах такого наркотика всего 14%. Если принять во внимание показатель чистоты, то наверное дешевле покупать наркотик в онлайне, чем у местного дилера, говорит Джудит Олдридж (Judith Aldridge) из Манчестерского университета.

Ценовая разница различается от наркотика к наркотику. Иногда она объясняется тем, какое место крипторынок занимает в цепочке поставок. Если обладать нужными технологиями, секретами производства и иметь доступ к химическим препаратам, синтетические наркотики типа LSD и экстази можно делать где угодно. Марихуану можно выращивать в помещении, если подвергнуть ее мощному освещению электрическим светом. Но кокаин и героин в любом случае приходит из Афганистана или Латинской Америки. Так что продавцы этих наркотиков скорее всего посредники, даже в онлайне. И соответствующие риски несут они, а не производители.

Однако крипторынки позволяют наркодилерам избегать тех опасностей, которые поджидают их на улицах, и это касается большинства наркотиков. Продавца в онлайне не застрелит конкурент и не ударит ножом ищущий дозу наркоман. У покупателей меньше шансов подвергнуться аресту или купить подделку. Но есть и новые опасности.

В качестве одной из них Олдридж называет доксинг, то есть, сбор и распространение личных данных о человеке в интернете без его согласия. Обиженный продавец (или продавец-авантюрист), считающий отзыв покупателя несправедливым, может опубликовать адрес доставки или пригрозить ему шантажом. Один пользователь жалуется на форуме, что он получил письмо с Гавайских островов, в котором сообщалось, что некий человек обладает информацией о нем и намеревается передать ее полицейским, если на его неотслеживаемый счет не будет переведено пять биткойнов (в то время это было 1,2 доллара). А сами крипторынки подвергаются DDoS-атакам, когда под напором поддельных запросов рушится вебсайт. Такие действия могут осуществлять конкуренты, желающие захватить долю рынка, говорит эксперт по крипторынкам из австралийского Университета Маккуори Джеймс Мартин (James Martin). Это похоже на действия банд, ведущих войны за территорию.

По мере того, как наркоторговля перемещается на крипторынки, возникает все больше дополнительных услуг. Портал Mr420 предлагает продавцам услуги пиара, а также поддельные отзывы. Онлайновые форумы позволяют пользователям дарквеба предупреждать друг друга о недобросовестных продавцах, а наркоманы получают там советы о том, как управлять своими привычками. Дилеры тоже обмениваются там информацией, изучая таможенные и почтовые инструкции и изыскивая все новые способы избежать перехвата посылки.

DNMAvengers это вебсайт, запущенный в ноябре прошлого года за счет пожертвований. Квалифицированные химики анализируют образцы продаваемых через дарквеб наркотиков, которые им присылают пользователи, а результаты анализов публикуются на сайте. Мадридский врач Фернандо Каудевилла (Fernando Caudevilla), более известный как Доктор Х, раздает бесплатные советы наркоманам на форумах темной паутины. Наркоманы не приходят в больницы, говорит он, а поэтому медики сами должны отправляться на их поиски. За последние несколько лет Каудевилла ответил примерно на тысячу вопросов, начиная с «Можно ли принимать экстази, если у меня диабет?» (Да, если строго следовать указаниям и постоянно следить за результатами анализов крови), и кончая «Могу я курить марихуану, когда кормлю ребенка грудью?» (Нет, потому что марихуана попадает в молоко).

Есть и другие новости, затрудняющие работу правоохранителям. Популярная среди фанатов дарквеба операционная система Tails блокирует почти всю не анонимную переписку, приходящую на компьютер и отправляемую с него. Кристин и Кайл Соска (Kyle Soska), занимающийся вопросами кибербезопасности, выяснили, что доля продавцов, пользующихся ПО Pretty Good Privacy, увеличилась с 25% в июле 2013 года до 90 с лишним процентов в январе 2015-го. «Биткойн-смесители» усложняют процесс отслеживания цифровой валюты. Биткойны покупателя поступают в виртуальный черный ящик и смешиваются с другими биткойнами. Впоследствии та же самая сумма возвращается, но состоит она из биткойнов других людей, из-за чего следить за операциями еще труднее.

Открытый в апреле торговый сайт OpenBazaar работает на одноранговой основе, а не через центральный вебсайт. Пользователи загружают программу, которая связывает их компьютеры со всеми остальными, где она установлена, и таким образом возникает сеть, через которую можно проводить сделки. Благодаря такой модели рынки дарквеба становятся менее уязвимыми для мошенников, поскольку система условного депонирования требует согласия покупателя или продавца на передачу биткойнов, и ее практически невозможно разрушить.

Примерно 60% продавцов в темной паутине это группы людей, а не отдельные личности, судя по тому, что они называют себя «мы». И большинство продаж осуществляет небольшое количество людей. В своем исследовании Кристин и Соска выяснили, что с июля 2013-го по январь 2015 года лишь два процента продавцов заработали более 100 000 долларов.

Другое исследование, проведенное Декари-Эту и Олдридж, указывает на то, что примерно четверть сделок на рынках дарквеба являются оптовыми. Покупки марихуаны стоимостью более 1 000 долларов (это примерно 250 граммов) составляют по стоимости 24% от общего объема продаж каннабиса. Заказы экстази на ту же сумму составляют 47%. Остальные продавцы это скорее всего пользователи, купившие больше необходимого и не знающие, кому продать лишнее. Они находят покупателей в онлайне, отправляют излишки по почте, и на этом все заканчивается.

Мы провели подсчеты примерно по 2 000 продавцов, разделив их на категории и проанализировав их характеристики. Преуспевающие торговцы очень похожи на лучших продавцов с законных рыночных площадок, таких как Amazon и eBay. Продавцы с самыми большими доходами обычно предлагают более широкий ассортимент и торгуют по всему миру. Они стараются выделить свой бренд, чтобы их товар получил репутацию качественного, а их самих считали надежными и быстрыми поставщиками. Они получают самые лучшие отзывы.

Поскольку информации о продавцах мало, хороший послужной список на нелегальном рынке даже важнее, чем на обычном. Большинство рейтинговых оценок в наших массивах данных приближаются к пяти, но между лучшими и остальными все равно существует зазор. Крупная рыба в среднем набирает 4,9 балла, а мелкая 4,7.

Попасть на такой рынок очень трудно. Поэтому новички используют рекламные ходы типа бесплатных образцов, чтобы получить хорошие первые отзывы. Один продавец говорит, что в этом деле помогают и низкие цены. Когда у тебя появится клиентура, ты всегда сможешь их поднять. Некоторые используют хитроумные трюки: один сайт каким-то образом убедил одного покупателя сделать у себя на спине татуировку его логотипа. Разошедшаяся по форумам фотография помогла привлечь новых покупателей.

Обосновавшись в дарквебе, продавцы работают очень упорно, стараясь удовлетворить клиента. «Обслуживание клиентов обычно на высоте», — отмечает один постоянный покупатель сигарет с марихуаной, считающий, что продавцы в сети «очень вежливы и дружелюбны». За хорошую обратную связь можно получить вознаграждение: некоторые продавцы в ответ на положительный отзыв в следующую посылку кладут чуть больше товара. Диверсификация — это еще один способ увеличить прибыли.

Продавцы делятся на две четко различаемые категории: тех, кто торгует в розницу, и тех, кто не разменивается по мелочам. Внутри этих категорий крупные продавцы обычно запасаются как минимум двумя видами товара, а мелкие чаще всего продают только один. А когда наркоторговец решает расширить дело, выбор нового товара в определенной степени зависит от того, чем он уже торгует. Например, продавцы амфетамина скорее всего включат в свой ассортимент другой синтетический наркотик, скажем, экстази. А тот, кто продает кокаин, осуществит диверсификацию за счет героина. Те же, кто торгуют марихуаной, предпочитают вообще не расширять ассортимент.

Как и в обычном интернете, глобализация может принести больше прибыли. Около половины наркоторговцев из верхнего эшелона продаж осуществляют поставки по всему миру, в то время как среди торговцев нижнего звена таких всего треть. Но такая торговля рискованнее. Таможенники гораздо чаще проверяют подозрительные посылки, чем сотрудники почты. Самые любопытные, похоже, австралийцы. Из 126 наркодилеров в нашей базе данных 112 сказали, что с Австралией они работать не собираются.

В отличие от легальных онлайновых рынков, доверие к крипторынкам в большей степени формируют продавцы, а не те платформы, на которых они работают. Факты мошенничества с деньгами покупателей и полицейские проверки ведут к тому, что ни один из сайтов не может стать доминирующим, а покупатели вынуждены мириться с тем, что долго эти сайты не работают. У покупателей обычно есть счета на разных рынках, и они бегут с корабля, как только почувствуют что-то неладное.

Поисковик дарквеба Grams, созданный по образцу Google, позволяет спекулянтам охотиться за сделками на различных рынках, а это еще больше мешает сайтам отвоевывать рыночную долю. Он даже скопировал в своем логотипе цветовую палитру интернет-гиганта, а его страничка Grams Trends дает пользователям возможность видеть, что ищут другие люди (в основном это марихуана). Специализированные форумы и новостные сайты темной паутины следят за тем, какие вебсайты активны, и рекомендуют конкретных продавцов.

Легальные бизнесмены

Пока влиятельные «картели», давно уже господствующие в наркоторговле, не проявляют особого интереса к дарквебу. Одна из причин состоит в том, что они уже создали цепочки поставок и не собираются их разрывать. Их особые навыки и умения — контрабанда, запугивание, насилие — в онлайне бесполезны. А их преимущество в том, что они толкают наркотики тоннами, а не килограммами.

По словам Мартина, наркоторговля переживает нечто вроде бума розничной интернет-торговли 1990-х годов, когда универмаги старательно преуменьшали угрозу со стороны мятежных электронных торговцев. Но потом эти универмаги создали собственные вебсайты. А те, кто не создал, ушли из бизнеса. Наркобароны старой школы наверняка думают об инвестициях в крипторынки — ведь в противном случае у них возникнут проблемы и даже угроза их существованию.

http://inosmi.ru/social/20160719/237244486.html