Примером того, как ведется война в демографическом субпространстве против России, может служить масштабная наркотическая война, развязанная против нашей страны, которая ведется с территории Афганистана. Ведь живую силу страны – объекта нападения можно уничтожать оружием, что требует от агрессора немалых затрат, а можно наркотиками за счет самой жертвы агрессии. То есть выгода налицо: и тратиться не надо, и масштаб воздействия огромен, а главное, никто не обвинит в незаконном нападении на суверенное государство – все происходит тайно.

В Уставе ООН и других международных документах требуется санкция только на вооруженное вмешательство, а вот наркотическая интервенция не предусмотрена нигде, и потому никакого разрешения, допустим, Конгресса или ООН на нее получать не нужно. Веди ее как тебе заблагорассудится. И целей войны достигаешь, уничтожая демографический потенциал своей жертвы (которая при этом сама послушно идет на заклание). Причем поскольку поток наркотиков идет из Афганистана, то он выплескивается прежде всего на территорию Сибири, важнейшей сырьевой базы России.

 

Чем меньше там будет населения, чем больше оно будет зависимо от наркотиков, тем легче будет оккупировать этот главный стратегический район нашей страны. Ну и помимо всех этих «преимуществ» в одном шприце, не надо тратиться, а даже, наоборот, получаешь огромную прибыль, которую можно потратить на финансирование войны, например, на Кавказе. Не требуя, заметим, денег из бюджета в установленном законом порядке. Вот такая получается самоокупаемость.

Ежегодно в мире легализуется более 600 млрд долларов, полученных в результате различной незаконной деятельности. Доходы наркобизнеса превышают 400 млрд долларов в год, что равняется 8% всего оборота мировой легальной торговли.

После вооруженной интервенции США производство наркотиков в Афганистане возросло астрономически: до американского вторжения правительство талибов совместно с ООН в течение 2000-2001 годов успешно осуществляло программу по уничтожению наркотиков. В результате производство опиума было сокращено на 94% и упало до 185 тонн. В условиях военного присутствия США с октября 2001 года начался стремительный рост производства наркотиков. По данным ООН с 2001 по 2006 год, то есть за пять лет, этот рост составил 3 200%! Здесь нет ошибки. Именно эта цифра содержится в докладе ООН.

В 2006 году культивируемые площади достигли 165 т. га, а в 2009году-193 тыс.га. Это больше чем в Колумбии, Боливии, Перу вместе взятых. В 2001-м, на момент вторжения войск США, они составляли 7 706 га. То есть увеличились в 24 раза.

Афганистан сейчас вышел на первое место по производству наркотиков. Причем если раньше там производился сырой наркотик, опиум, то сейчас его перерабатывают в героин. Это выгодно с точки зрения наркобизнеса, потому что героин имеет маленькие габариты, что упрощает процесс контрабанды.По оценкам специалистов, в настоящее время доля Афганистана на мировом рынке героина составляет 92%.

Эксперты ООН сообщают, что доля опиума составляет 52% от ВВП Афганистана. Это получило название наркоэкономики. Афганистан уже причисляют к новому типу государств – наркогосударствам. Можно сказать, что именно США породили этот специфический вид псевдогосударства. Стоит отметить, что советские войска, находившиеся в Афганистане, выступали сдерживающим фактором распространения наркотиков. Так, в середине 80-х годов Афганистан произвел 50 тонн опиума. Через год после вывода наших войск это производство достигло 600 тонн!

В период американского и натовского присутствия в Афганистане был поставлен рекорд роста. По данным ООН, с 2005 по 2006 года, то есть за один только год, объем произведенного опиума вырос с 4500 тонн до 6100 тонн, что эквивалентно 610 тоннам героина. Это если речь идет о чистом героине, без примесей. В розничную торговлю обычно идет героин с примесями. В среднем в суррогате доля героина составляет 36% и редко 50%. Таким образом, из 6100 тонн опиума можно произвести 1220 тонн 50%-го героина. Одного килограмма героина достаточно для производства 200 тыс. доз. Чтобы стать наркозависимым требуется 3-4 дозы. Чем выше содержание героина в суррогате, тем выше его цена. По данным ООН, средняя стоимость 36%-ного героина составляет 157 долларов за грамм.

Известно, что по прибылям торговля наркотиками занимает третье место после торговли нефтью и оружием. Разница между себестоимостью у афганских крестьян и продажей в розницу составляет 100 раз. Подчеркнем, что этот гигантский наркоресурс находится на территории страны, где присутствует большой контингент войск США и НАТО.

Поток наркотиков из Афганистана через Среднюю Азию выплескивается на территорию России. Именно наша страна оказывается главным объектом новой формы агрессии – наркоагрессии, подрывающей устои государственности и направленной на уничтожение демографического потенциала, причем не только нынешнего, но и будущего поколения.

Согласно официальной статистике, в России насчитывается около полумиллиона хронических наркоманов. В странах Запада доля преступлений, связанных с наркотиками, составляет 67% от общего их числа. По данным экспертов, в России от передозировки наркотиками ежедневно погибает минимум 200 человек. До 80% российских наркоманов – несовершеннолетние и молодежь. Около 80% наркоманов, употребляющих инъекционные наркотики, болеют ВИЧ/СПИДом и гепатитом.

Поддерживаемый США афганский президент Хамид Карзай включил некоторых полевых (наркопроизводителей) командиров в свое правительство в знак признания их большого влияния.

ЕС, полностью солидаризуясь с подходом США к Афганистану после 11 сентября, не оказал никакого давления на США в вопросе принятия конкретных мер, направленных на снижение производства опиума в Афганистане. На самом деле, никто из высших политических лидеров самых влиятельных стран Европы – Великобритании, Франции и Германии не выразил даже слабого неудовлетворения по поводу этой проблемы».

Под предлогом помощи в борьбе с наркотиками и ссылаясь на то, что после ухода российских пограничников из Таджикистана сама эта страна не сможет обеспечить безопасность своей границы, США и ЕС шустро вбрасывают программу под названием «Управление границей в Средней Азии», которая на деле означает постановку под контроль границ с Россией, чтобы перебрасывать наркотики на территорию РФ. Причем в этой программе предусматривается задействовать вооруженные силы стран Евросоюза, а значит, НАТО.

При этом таджикские власти неоднократно заявляли, что ни США, ни НАТО не оказывают никакого давления на наркобаронов в Афганистане. Аваз Юлдашев из таджикского Агентства по контролю наркотиков говорит о том, что «не существует абсолютно никакой угрозы для деятельности лабораторий на территории Афганистана». Юлдашев приводит данные таджикской разведки, свидетельствующие о наличии в Афганистане 400 лабораторий по производству героина. При этом 80 из них находятся прямо вдоль афганской границы с Таджикистаном. Сейчас, заключает Юлдашев, «наркотрафик из Афганистана является главным источником поддержки международного терроризма».

Как сообщает Voltairenet, большинство наблюдателей склонны полагать, что наркотрафик на территории Афганиста на контролируется пакистанской службой безопасности ISI (кстати, тесно связанной с Вашингтоном) и что «продукция покидает страну на борту американских самолетов».

Торговля наркотиками находится под защитой. Существуют многочисленные подтвержденные документально доказательства, что ЦРУ играет центральную роль в развитии латиноамериканского и азиатского наркотических треугольников». Специально созданные для этих целей структуры и сейчас находятся под защитой американской разведки, действующей в сотрудничестве с оккупационными силами НАТО в Афганистане и британскими вооруженными силами.

Джеймс Кэсболт, потомственный сотрудник британских спецслужб, в своей публикации «МИ-6 – бароны международной наркоторговли. ЦРУ тоже» пишет, что он, будучи сотрудником МИ-6, участвовал в нелегальных операциях по контрабанде наркотиков совместно с МОССАД в период с 1995 по 1999 год. «Мой отец – Питер Кэсболт, – пишет Джеймс Кэсболт, – был тоже сотрудником МИ-6 и работал вместе с ЦРУ и итальянской мафией в Риме, занимаясь контрабандой кокаина».Далее Кэсболт делает вывод: «Мой опыт привел меня к заключению, что разница между этими группами постепенно стиралась, пока в конце концов мы не стали одной международной группой, работающей вместе для достижения одних и тех же целей. Мы были марионетками, которых дергали за нитки глобальные кукловоды, находящиеся в Лондоне». Кэсболт высказывает еще одну очень интересную мысль: «Большая часть подразделений разведывательных служб рассматривают себя как сверхнациональные», то есть обслуживающие интересы и находящиеся под контролем архитекторов нового мирового порядка, преступного по своей сути и использующего преступления для своего формирования.

Как свидетельствует Кэсболт, ЦРУ тесно связано с МИ-6 и с такими многовековыми кланами глобальной элиты, как Виндзоры и Ротшильды (финансировавшие и поддерживавшие Февральскую революцию в России, которая привела к крушению российской священной государственности).

МИ-6 и связанные с ней спецслужбы «держат ниточки многих организованных преступных и террористических группировок». В них «полно агентов МИ-6». Это к вопросу о борьбе с терроризмом, которая используется как ширма для достижения целей глобального антигосударства.

В 1950-х годах британская разведка на базе одного из лондонских институтов создала наркотик ЛСД. В 60-х годах британские спецслужбы совместно с ЦРУ использовали его как оружие против участников движений протеста, «превратив их в «детей цветов», хиппи, которых сделали наркоманами, неспособными организовать революцию».

Так хиппи стали полигоном войны, ведущейся в демографическом субпространстве силами глобальной элиты. А наркотики превратились в оружие, парализующее волю человека, делающее его полностью подконтрольным и способное подавить любые протестные настроения, разложить движения сопротивления, в том числе режиму глобального антигосударства, не допустить даже попыток их возникновения.

Когда одного из боссов преступного мира – мафиози Джона Готти на суде спросили, участвовал ли он в контрабанде наркотиков, он ответил: «Нет, мы не можем конкурировать с правительством». Как пишет в связи с этим высказыванием Кэсболт: «Это только половина правды, потому что мафия и ЦРУ на своих верхних уровнях являются одной и той же группой».

В 1978 году МИ-6 и ЦРУ осуществляли в Южной Америке исследовательскую программу по изучению воздействия на организм человека кокаиновой пасты «базуко», которую курили местные жители. В результате этих исследований появился кокаин, который получил название крэк. Сила и потенциал зависимости созданного по формуле «базуко» наркотика была намного выше, чем обычного кокаина.

23 августа 1987 года в сельской местности, к югу от американского города Литл-Рок, что в штате Арканзас, были убиты два подростка Кевин Ивс и Дон Генри после того, как они стали невольными свидетелями части операции ЦРУ по контрабанде наркотиков, которая проводилась в Мене, на одной из маленьких воздушных баз в Арканзасе.

В то время губернатором Арканзаса был Билл Клинтон, которого вовлекли в эту операцию ЦРУ. Каждый месяц самолет ЦРУ с грузом кокаина на 100 млн долларов следовал через воздушную базу в Мене. Доказательства этой информации приведены в книгах «Скомпрометированные» (Тери Рида и Джона Камингса) и «Дурман инкорпорейтид».

Изначально база в Мене предназначалась для подготовки пилотов для контрас. Тери Рид был одним из пилотов. Со временем он обнаружил, что частью операции является переброска оружия. И в дальнейшем стал свидетелем того, что там осуществляется еще и контрабанда наркотиков. То есть оружие шло за пределы США, а наркотики по каналам той же самой сети отгружались в США. В эти операции и был вовлечен Клинтон. И тому есть многочисленные документальные подтверждения. Известно также, что его избирательная кампания финансировалась в том числе за счет средств наркобаронов.

Кстати, в бытность его президентом, США поддерживали, финансировали и обучали боевиков Армии освобождения Косово, которая была самым тесным образом связана с контрабандой наркотиков.

В свое время Комитет по банкам Палаты представителей американского конгресса в течение почти трех лет проводил расследование по поводу фактов контрабанды наркотиков через Мену (Арканзас). Тогда они вышли на наркодельца по имени Бари Сил, который в 80-е годы был одним из крупнейших импортеров кокаина и марихуаны на юге США. При этом удивительным образом оказалось, что Сил работал на ЦРУ и был связан с Администрацией США по контролю за соблюдением законов о наркотиках. В ходе расследования было установлено, что Сил был связан с правительством США и людьми Клинтона. Речь идет о компании Park-On Meter (Арканзас), которая оказалась связана с семьей Клинтонов и с юридической конторой Хилари Клинтон. Друг Клинтона Дан Лазатер был торговцем кокаином. В своей книге Тери Рид пишет, что он был важной фигурой во всей этой преступной сети.

Известно, что Клинтон использовал свои властные полномочия и добился оправдания 7 осужденных наркодельцов. После своего избрания президентом он разрушил Национальное управление по контролю наркотиков. После того как он стал президентом, употребление наркотиков в США увеличилось вдвое.

Тери Рид пишет еще об одной ключевой фигуре всей этой преступной системы. Это Джордж Буш-старший, который, будучи вице-президентом, «руководил всем». Есть основания полагать, что именно потому, что он был директором ЦРУ, Рейган сделал его вице-президентом.

Пит Брютон написал очень откровенную и убедительную книгу, которая называлась «Мафия, ЦРУ и Джордж Буш». Там рассказано все, там все документально подтверждено. ЦРУ, МИ-6 и связанные с ними спецслужбы используют наркотики как самое настоящее оружие против масс, направленное на отработку сценария установления полицейского режима, который призваны осуществлять силы НАТО. Кэсболт приводит список ключевых фигур глобальной контролируемой ЦРУ, МИ-6 и МОССАД сети наркотрафика.

Это Тибор Розенбаум, агент МОССАД, бывший глава базировавшегося в Женеве банка Banque du Credit International - предшественника пресловутого Bank of Credit and Commerce International (BCCI), который известен как самый крупный банк по отмыванию денег, полученных разведывательными структурами от наркотрафика.

Кэсболт, ссылаясь на публикацию в журнале Life, пишет, что банк Розенбаума отмывал деньги для американского семейного клана Мейера Лански. Кроме того, Тибор Розенбаум поддерживал и финансировал Перминдекс – отдел убийц МИ-6, который стоял в центре организации убийства Джона Кеннеди.

К числу ключевых фигур Кэсболт относит также Роберта Веско, который спонсировался швейцарским отделением банка Ротшильдов и был американским звеном, связанным с Медельинским наркокартелем в Колумбии. Далее называется бывший шеф британской разведки Фрэнсис де Гинганд. При этом отмечается, что каждый глава MИ-5 и MИ-6, как до него, так и после, неизбежно вовлечен в наркобизнес. Еще одна наркоперсона – Генри Кесвик, председатель транснациональной корпорации Jardine Matheson. Сообщается, что именно она проводит самые крупные в мире операции по контрабанде наркотиков. Брат Генри Кесвика, Джон Кесвик, занимает должность президента Банка Англии.

Из приведенной выше информации следует, что разведывательные структуры в наркобизнесе замыкаются на известные банки, наркокартели и крупные корпорации. Но в этой сети есть еще одна ячейка. Это контролируемые СМИ, которые работают на прикрытие этих преступлений. Подтверждением тому служит следующая фигура. Это Сэр Мартин Вэйкфилд Якомб. В 1985 году он был заместителем президента Банка Барклейс. С 1987 по 1995 год – директор уже известного нам Банка Англии. А вот в перерыве между работой в банках в 1986 году занимает пост директора сети газет Telegraph.

Кэсболт пишет в связи с этим: «Вот почему об этой банке с червями никогда не рассказывали ведущие средства массовой информации. Люди, совершающие подобные преступления, контролируют большую часть основных СМИ. Вильям Кейси, бывший директор ЦРУ, был главой совета директоров медиа сети ABC. Многие знающие люди называют АВС «сетью ЦРУ». Кейси, кстати, использовал Bank of Credit and Commerce International (BCCI) для отмывания денег, полученных от наркотрафика.

Кэсболт также пишет о Джордже Буше-старшем. Бывший президент США и бывший директор ЦРУ. Кэсболт называет его «главным наркобароном Америки», который провел больше всех других президентов войн против наркотиков. Однако эти войны на самом деле были просто методом уничтожения конкурентов. О его вовлеченности в глобальную торговлю наркотиками и о роли ЦРУ в этой войне написал журналист Гари Веб в своей книге «Темный Альянс».

То, о чем писал Гари Веб, подтвердил Майкл Левин, работавший в течение 25 лет сотрудником Администрации США по контролю за соблюдением законов о наркотиках (Drug Enforcement Administration), созданной для предотвращения контрабанды наркотиков в США и за рубежом. Он написал: «Я был свидетелем того, что сотрудники ЦРУ занимались контрабандой наркотиков, и Гари это доказал».

Гари Веб подтвердил еще одну очень важную вещь: непреложность формулы «наркотики – деньги – оружие». Он установил, что деньги, поступающие от торговли наркотиками, осуществляемой американскими спецслужбами, поступают на финансирование сверхсекретных проектов, которые предусматривают, в том числе, строительство и содержание глубоко залегающих баз. Они находятся в Дульче (Нью-Мехико), Пайн гэп и Сноуи маунтинс в Австралии, Ньала в Африке, к западу от Кинду (это рядом с ливийской границей в Египте), в горах Швейцарии, в Нарвике в Скандинавии, на острове Готтленд в Швеции и во многих других местах по всему миру.

То есть наркотики означают не только демографическую войну против народов (кстати, и против собственного американского народа тоже), но и подготовку и ведение самой настоящей вооруженной войны, той самой войны против государственности как таковой. Не только против государственности других стран, но и против своей собственной, которая, в сущности, уже разрушена. Наркотическая война убийственна не только для других. Она самоубийственна.

Эта логическая цепочка повторилась еще раз. США создают и финансируют Аль-Каиду для того, чтобы бороться против советских войск в Афганистане. Затем они обвиняют Аль-Каиду в причастности к террористическим атакам 11 сентября, что дает им повод начать войну против терроризма и принять законы, которые существенно ограничивают права американского народа. Параллель между этими событиями вырисовывается четкая. В истории с наркотиками правительство США оказалось способно пойти на уничтожение собственного народа ради достижения целей глобальной элиты, под контролем которой оно оказалось. Веб говорит: «Идея, что Клинтон правит Соединенными Штатами, – чушь, идея, что Картер правил страной, – чушь».

Когда в 1979 году народ Никарагуа, устав жить под властью проамериканского Анастасио Сомосы, сверг его, многие из тех, кто были близки к диктатуре, уехали в США. Среди них оказались наркоторговцы Данило Бландон и Норвин Менезес, которые стали одними из главных персонажей книги Веба. В Соединенных Штатах эмигранты из Никарагуа создали поддерживаемую Вашингтоном организацию, целью которой была борьба против сандинистов.

Оба наркоторговца сообщили (один из них в устной форме – лично Вэбу, другой написал, и они никогда не отказывались от своих слов), что на той встрече агент ЦРУ сказал им: «Нам нужны деньги для этой операции. Ваша, ребята, задача поехать в Калифорнию и собрать деньги, и нас не волнует, как вы это сделаете. Цель оправдывает средства». Эта последняя фраза, по мнению Веба, «всегда использовалась для оправдания каждого, когда-либо известного преступления против человечества».

После получения инструкций по добыванию средств Бландон и Менезес вернулись в Калифорнию и стали продавать кокаин, получая деньги для себя и для американской внешней политики. И они начали продавать его в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско. Дальше образовалась целая преступная сеть, действующая в широком масштабе. Затем сеть стала производить и продавать крэк, который постепенно вытеснил другие наркотики. «Крэк демократизировал наркотики». Он стал доступен не только среднему классу. Он стал доступен всем. Его продажи на рынке росли в геометрической прогрессии. Затем, когда наркоторговцы получили баснословные деньги, им потребовалось оружие для того, чтобы защитить свое имущество. И они занялись оружием. Они стали его не только покупать, но продавать уличным бандам Лос-Анджелеса. Оружие, сделанное в США. Поставки оружия через границу не только внутри США, но и из страны осуществлялись под прикрытием ЦРУ, что подтверждено документально.

Затем торговля наркотиками и оружием приобрела общенациональные масштабы и выплеснулась за пределы США. Постепенно крэк на рынке был вытеснен героином…

Но что же в итоге произошло? Веб, рассуждая об этом в одном из своих выступлений, делает очень интересный вывод: вся эта преступная система, которая образовалась, и есть воплощение законов рынка в чистом виде. Рынку не важно, чем ты занимаешься. Для него важен бизнес как таковой, важна прибыль. Наркотрафик – это форма бизнеса, которая дает прибыль. А если это так, то он допустим. «Цель оправдывает средства». Законы рынка оказываются в нынешнем экономическом устройстве выше законов юридических и тем более нравственных.

И еще одно важное обстоятельство – рынок самодостаточен. Он сам себя регулирует. Ему не требуется государство. Более того, оно мешает ему. Он объективно борется против него, противодействует ему, хочет его разрушить, в том числе посредством того, что он допускает преступный, антисоциальный, антигосударственный бизнес, который подрывает устои государственности. Рынок – это мощное оружие в борьбе против государственности. На открытом рынке (а именно его создания добиваются архитекторы нового мирового порядка), где нет государственного регулирования, разрешено все. Открытый рынок может существовать только в форме сети (локальные и региональные сети формируют глобальную сеть), которая противостоит иерархии, являющейся стержнем государственного устройства. Созданная в Лос-Анджелесе ячейка сети стала быстро разрастаться и приобрела национальные, а затем и транснациональные масштабы.

Рынок – удобная вещь. На нем можно не только совершать преступления. Рыночные законы позволяют их оправдывать. Именно это и удобно. Можно отбросить нравственные законы, можно отбросить юридические законы и перейти на законы рынка. В минувшую войну агрессор руководствовался оправдывающим все девизом «Германия превыше всего», что позволило совершать чудовищные преступления. В современной войне агрессор руководствуется другим лозунгом – «рынок превыше всего». Законы рынка направлены на то, чтобы упразднить мораль и право, заменив их высшим приоритетом прибыли.

Одни преступления порождают другие. Наркотрафик порождал преступные схемы отмывания денег и контрабанду оружия. Тогда у правительства США вырабатывалась привычка решать политические проблемы с помощью преступлений. Но все это, даже наркотрафик, были частности, которые помогали решать некие локальные проблемы. А цели возникли глобальные – достижение мирового господства и даже всемогущества, которого можно достичь только с помощью агрессивной глобальной войны. Ведь никто в здравом уме и твердой памяти не сдаст добровольно свой суверенитет.

Поэтому потребовалась война, которая сама по себе есть очевидное преступление с точки зрения всех норм международного права. Но чтобы оправдать войну, нужно было найти для нее убедительный повод, который заставил бы американцев ее не только принять, но даже желать. И для начала новой мировой войны потребовалось масштабное преступление, потребовалось 11 сентября, которое сыграло роль поджога Рейхстага. Преступления с наркотиками и оружием криминализовали политику США, сделали ее курс абсолютно аморальным и преступным.

Теперь он направлен на создание преступного антигосударства, которое они хотят построить на обломках традиционной государственности, разрушенной в результате преступной войны. Причем в этой войне им не нужна победа в обычном смысле этого слова. Им нужен хаос, порождающий преступления. Хаос, который они вместе с НАТО устроили в Югославии, в Косово, превратив этот исторический центр сербского Православия в перевалочный пункт торговли наркотиками. Именно хаос и рассматривается в качестве победы в адской стратегии этой мировой войны.

Наркотическая война, как ее неотъемлемая часть, позволяет создать хаос в душе человека, хаос в обществе, в государственном устройстве. А вооруженная война, ведущаяся в том числе на средства, получаемые от контрабанды наркотиков, позволяют создать хаос в мироустройстве.

Действительно, война, ведущаяся США и НАТО, заявлена ими как война против терроризма. Но при этом есть два смущающих обстоятельства. Во-первых, «освобожденный» и «демократизированный» ими Афганистан превратился в «источник международного терроризма». А, во-вторых, ни для кого не секрет, что ячейки террористических сетей и даже их штаб-квартиры находятся на территории США и стран НАТО. И если они не справляются с ними на своей территории, то как они могут справиться с ними на территории других государств? Но тогда выходит, что война с терроризмом просто ширма для другой войны. Так против кого же на самом деле разворачиваются столь масштабные боевые действия и готовится война?

Здесь нужно судить не по словам, а по делам. А дела свидетельствуют о продвижении НАТО на восток, к границам России. Свидетельствуют о том, что проводимые НАТО учения по сценариям совсем не похожи на борьбу с террористами, но имеют целью уничтожение крупных регулярных сил, которыми может располагать только крупное государство. Свидетельствуют о том, что уже два года подряд в ноябре-декабре 2005 и 2006 год Пентагон проводит масштабные учения, где главным объектом уничтожения является Россия.

Наркотическая война, развязанная против России, имеет свое экономическое обоснование. Дело в том, что официальный Вашингтон считает, что в среднем две трети нефтедобычи России должны уходить на экспорт. Согласитесь, что остающаяся одна треть явно недостаточна для покрытия внутренних потребностей.

Поэтому для того, чтобы сдержать внутреннее потребление энергоресурсов, необходимо заставить Россию проводить политику, направленную не только на деиндустриализацию и недопущение экономического роста, но прежде всего на депопуляцию. Ведь энергетические потребности связаны с потреблением на душу населения и обусловлены демографическим фактором.

С территории Афганистана тихо осуществляется наркоагрессия против нашего государства, жертвами которой становятся будущие воины, защитники Отечества, девочки, которые утрачивают способность родить для Отечества нормальных детей, и многие, многие тысячи тех, кто мог бы послужить Отечеству ради его укрепления и процветания своего народа. Чтобы ни один враг не осмелился пойти на него войной.

Известно, что Буш, окончивший элитарный Йельский университет, вступил там в тайное масонское общество под названием «Череп и кости». Voltairenet, опубликовав целое расследование, касающееся этого общества, сообщает, что нынешний президент США Джордж Буш и его соперник на минувших выборах от демократической партии Джон Керри уже на протяжении 36 лет являются членами этого общества, насчитывающего в настоящее время около 800 посвященных. Все президенты США, которые были выпускниками Йельского университета, также являлись членами этой масонской ложи. К их числу принадлежит и Джордж Буш-старший.

Члены общества занимают важные политические, экономические и военные должности. Им принадлежат высокие посты в средствах массовой информации и в разведывательном сообществе. Организация тесно связана с другими масонскими структурами, и в частности с влиятельным Советом по международным отношениям, занимающим откровенно антироссийскую позицию.

В конце XVIII века опиум, возделываемый Англией в Бенгалии, был передан в монопольное владение «Компании Восточной Индии», непосредственно принадлежавшей королевской семье. В работе компании в прошлом принимал участие Элиху Йель, который, разбогатев благодаря своей деятельности в «Компании Восточной Индии», стал активно финансировать и снабжать книгами университет, который с 1720 года стал носить его имя.

В 1820-х годах конкурентом английской «Компании Восточной Индии», занимавшейся перевозками опиума в Китай, стала компания «Russell amp; Company», которую в 1813 году основал американец Сэмюэль Рассел – брат основателя масонской ложи «Череп и кости» Уильяма Рассела. Сэмюэль Рассел был одним из главных действующих лиц в опиумной войне. Целью опиумной войны, начавшейся в 1815 году, было силовое внедрение опиума на огромный китайский рынок. С 1792 по 1817 год количество ввозимого опиума возросло с 320 тонн до 480 тонн. В 1837 году этот показатель составил уже 3200 тонн (но что это по сравнению с 6100 тоннами, произведенными в Афганистане в 2006 году).

После такого наплыва наркотиков Китай потребовал у королевы Виктории прекратить их ввоз, на что королева ответила, что не может отказаться от столь выгодного для Великобритании способа получения прибыли.

Напряжение между Пекином и Лондоном нарастало: в феврале 1839 года перед британским представительством была проведена показательная казнь одного из китайских наркокурьеров. В июне 1839 года королева Великобритании дала согласие на уничтожение большого количества опиума. Многие англичане после этого покинули Кантон и Макао и отправились в более отдаленные места, чтобы там вновь заняться перевозками опиума при официальной поддержке морского флота Великобритании. В подобных условиях конфликт был неизбежен: 4 сентября произошло первое сражение на море, которое завершилось уничтожением большинства китайских кораблей. Эти столкновения выявили «слабость китайских военных джонок и непоколебимое упорство английских протестантов в установлении принципов либерализма, основанного на наркотрафике». Так описывает эти события Voltairenet со ссылкой на Le blanchiment du crime en permet la rеpеtition – L’arme еthique dans les nouvelles guerres occidentales, de Michel Tibon, Mеmoire non publiе, 1999.

В истории США наркотрафик не раз использовался как средство достижения целей мировой преступной закулисы, инструментом которой является американское руководство. В Соединенных Штатах существуют два центра управления государством. Один центр – высший неофициальный, тайный, надгосударственный в лице глобальной элиты, а другой – подчиненный ей, официальный, внешний, представляющий себя как государственный. Хотя на самом деле он действует как орудие разрушения государственности в США и мире и превращает свою страну в фундамент, на котором должно быть воздвигнуто глобальное антигосударство.

Силы антигосударства преследуют преступные цели, и средства, к которым они прибегают, неизбежно преступны и, как любое преступление, осуществляются тайно. Связь с этими силами государственного руководства и подчинение им превращает его в единый с мировой закулисой преступный синдикат, использующий преступные средства для достижения преступных целей.

Наркотрафик является одним из таких преступных средств, которые сопровождают войны, ведущиеся Соединенными Штатами. Примером такой параллельной тайной преступной войны был Вьетнам.

Эта война во многом велась секретными службами США, изначально тесно связанными с масонскими глобальными структурами. В то время как военные вели войну в соответствии с традиционной стратегией и политической доктриной, ЦРУ финансировало тайные операции по наркотрафику, которые оказали крайне разрушительное воздействие не только на всю Юго-Восточную Азию, но и на американское, и в целом западное, общество. Они продемонстрировали, что убийство и самоубийство, разрушение и саморазрушение – это две стороны одной и той же медали. Курс на уничтожение чужой государственности неизбежно сопровождается уничтожением собственного государства и общества.

Блум в своей книге «Государство-изгой», изданной в Лондоне в 2002 году, пишет, что за время американского военного присутствия, которое продолжалось более двадцати лет (официально), Юго-Восточная Азия была превращена в тайного крупнейшего производителя наркотиков. В годы вьетнамской войны 70% героина и опиума, употребляемых тогда в США, шли из этого региона.

Торговля наркотиками и оружием является важной частью стратегии дестабилизации, которая реализуется Соединенными Штатами не только в Азии, но и по всему миру. Распространение наркотиков и наркотизация населения рассматривается и используется как эффективная форма контроля масс и их зомбирования. Прежде всего это относится к молодежи.

Канадский дипломат П. Скотт в своей книге «Наркотики, нефть и война», выпущенной в 2003 году приводит данные из статьи информированного индийского обозревателя Рамана относительно использования Соединенными Штатами наркобаронов для свержения режима талибов. В 2002 году, уже после американского вторжения в Афганистан, стало ясно, что начатая талибами совместно с ООН кампания по сворачиванию незаконного производства наркотиков, провалилась. Раман так пишет о причинах этого провала: «Существуют тревожные сведения из надежных источников в Афганистане, что причиной этого очевидного отсутствия успеха на героиновом фронте является тот факт, что ЦРУ, поддерживавшее героиновых баронов во время Афганской войны в 80-е годы для распространения наркомании среди советских войск, теперь использует их для поисков Бен Ладена, извлекая преимущества из их местного опыта и контактов». Сообщается, что эти наркобароны в ноябре 2001 года содействовали внедрению Хамида Карзая в пуштунские регионы Афганистана для противодействия Талибану. Известно также, что в знак благодарности за эти услуги США закрыли глаза на их преступный бизнес.

Более того, США стали продвигать наркобаронов во власть. Так, в 2001 году ЦРУ выбрало известного наркодельца Хаджи Абдул Кадира в качестве губернатора провинции Нангархар, где находится Джелалабад. Кадир известен тем, что «во время первой Афганской войны в 80-е годы он, находясь под контролем ЦРУ и будучи связан с французской внешней разведкой, играл активную роль в организации сети внедрения наркотиков в советские войска из героиновых лабораторий в Пакистане. Эти лаборатории принадлежали Хаджи Африди, пакистанскому наркобарону, который в 80-е годы был высоко ценимым ЦРУ агентом. Абдул Кадир и Африди стали близкими партнерами американских спецслужб в организации поощряемого ЦРУ наркобизнеса». С этим бизнесом ассоциируются также имена еще одних «партнеров» – Хаджи Замана и Хазрата Али.

Из статьи Рамана следует, что ЦРУ через Замана, Африди и Кадира не только поощряло, но и руководило поставками наркотиков в Советский Союз для того, чтобы использовать их в качестве инструмента коррумпирования, ослабления и подрыва советских устоев.

П. Скотт, описывая период 80-х, пишет, что в те годы директор ЦРУ Вильям Кейси использовал наркотики для достижения двух целей: немедленной – ослабление советского военного присутствия в Афганистане, и долгосрочной – финансирование исламистского сопротивления в целях развала Советского Союза.

Мотивами, которыми руководствуется здесь Вашингтон, являются политика в области нефтепроводов и экономика. В сущности, Вашингтон намерен лишить Россию эффективных трасс трубопроводов, используя насилие и терроризм, а также путем политического вбрасывания в средства массовой информации обвинений России в военных преступлениях. По расчетам администрации Клинтона, поддерживаемая США эскалация и экспансия войны в Чечне позволит добиться желаемого истощения России.

Но есть еще одно обстоятельство. Нефтяные компании имеют непосредственное отношение к наркобизнесу. В качестве примера возьмем американскую компанию Kellogg, Brown amp; Root (KBR), связанную с нефтяной корпорацией Halliburton, напрямую замыкающуюся на вице-президента США Дика Чейни.

Примечательно, что KBR особенно активно действует в Колумбии, Афганистане, Косово, Грузии и Ираке. Через KBR шло в Грузии финансирование «революции роз», имеющей ярую антироссийскую направленность, в результате которой к власти пришел истерический русофоб и атлантист Саакашвили. Именно такой тип нужен был США для беспрепятственного распространения своего влияния на Кавказе, регионе, который имеет не только большое геополитическое, экономическое, но и военно-стратегическое значение в планах официального Вашингтона и Пентагона. После начала «революции роз» подразделения грузинских вооруженных сил, «подготовленные» американцами, как по команде, сразу же стали на сторону и на защиту Саакашвили. И все прошло как по маслу.

KBR оказывается тесно связаной с компанией Far West Ltd., известной своей причастностью к наркобизнесу. Эта компания имеет сеть, которая распространяется на те же регионы, что и компания KBR. То есть в Афганистане, Колумбии, Косово, Грузии. Удивительное совпадение! Кстати, как пишет П. Скот, через одного из сотрудников Far West Ltd, А. Буткевичуса, компания KBR (Halliburton) в Грузии осуществляла организацию «революции роз».

Таким образом, США используют наркоторговцев для достижения своих целей: установление нового мирового порядка и формирования мирового антигосударства. Выстраивается следующая цепочка, в которой заинтересованы и наркодельцы, и дельцы от политики: для того чтобы построить антигосударство, нужно уничтожить традиционную государственность и в целом сильные самостоятельные государства (слабые сдадутся сами). Для уничтожения сильных государств, не желающих покоряться темным глобальным силам, нужна война или революция как одна из ее форм, нужно насилие и создание обстановки хаоса и нестабильности в этих государствах. В условиях этой искусственно создаваемой нестабильности происходит не только ослабление государственности как таковой, но и, как следствие этого, государственного контроля, вплоть до его практически полного отсутствия. Но ведь именно эти условия и являются самыми удобными для совершения масштабных организованных преступлений, к коим относится наркобизнес. Здесь интересы международных преступных организаций и атлантистов пересекаются. Здесь они выступают как союзники и субъекты ведения тотальной войны против государственности. Так появляется неотъемлемое наркотическое измерение современной войны, которое следует обязательно учитывать, если мы хотим защитить свое Отечество и страны, которые нуждаются в нашей братской помощи.

В настоящее время сложился мощный антигосударственнический альянс, своего рода наркотическое НАТО, заинтересованный в войне и насилии. В состав этого альянса входят международные организации наркобизнеса, частные военные компании такие, как, например, KBR. И те и другие зарабатывают на войне и насилии деньги. Кроме того, альянс включает транснациональные энергетические компании, такие, как, например, Halliburton, которые с помощью войны и насилия уничтожают государства-конкуренты. Руководит этим альянсом и координирует его деятельность политическая, а, по сути, глобальная теневая элита, находящаяся у власти в ряде государств таких, например, как США, которая с помощью войны и насилия уничтожает традиционную государственность, устанавливает новый мировой порядок и формирует антигосударство.

Этот альянс достаточно силен, чтобы провоцировать и вести войны и организовывать революции. Наркотическое НАТО намного сильнее и опаснее военного НАТО, потому что первое имеет в своем распоряжении несоизмеримо больше сил и средств, оно не ограничено никакими рамками законов, действует тайно, а потому практически незаметно на территории государств – объектов нападения, его угрозу многие не только недооценивают, но и не видят (а потому не принимают должных мер). И что еще очень важно подчеркнуть: практически никто не воспринимает этого коллективного мета-агрессора как интегрированное единое целое, а потому не собирает особые интегрированные силы на особую борьбу с ним.

Известно, что этот альянс под руководством США организовал смену режимов в Восточной Европе, начиная от свержения Чаушеску и вплоть до разных «цветных» революций.

Эти революции ассоциируются с действиями американских и западных неправительственных организаций и фондов. Одной из таких организаций был Институт Альберта Эйнштейна (AEI), который финансировался из средств Национального фонда за демократию (NED) и фонда Сороса. Институт Альберта Эйнштейна помогал в создании революционного молодежного движения Кмара в Грузии. П. Скот свидетельствует, что с этим институтом связан А. Буткевичус, сотрудник Far West Ltd.

Поэтому в число подозреваемых в организации терактов следует включить и международные наркокартели, а также заинтересованные в войне американские частные военные компании, заинтересованные в азиатской нефти транснациональные корпорации и заинтересованные в установлении нового мирового порядка через войну правящие круги США и иже с ними. Одним словом, все наркотическое НАТО в полном составе. И потом, когда дело было сделано, война развязана, на помощь тут как тут приходит военное НАТО и, оправдывая бешеный наркобизнес в Афганистане, официально цинично заявляет, что населению нужно на что-то жить. НАТО таким образом защищает этот режим и выполняет функции охранного предприятия у наркодельцов, наводняющих Россию наркотиками.

Для них Россия – колоссальный потенциальный рынок этого зелья. Пока он ограничен государственным контролем. Если каким-то образом сменить здесь режим и привести к власти проамериканское антинациональное правительство, этот колоссальный рынок будет открыт, и всю территорию можно будет беспрепятственно просто завалить наркотиками.

Примером тому служит война в Ираке, а вернее ее последствия. Лондонская Independent пишет: «Багдад – город, который до марта 2003 года (то есть до агрессии) никогда не видел героина, смертельно опасного наркотика, сейчас наводнен наркотиками, включая героин… Жители Багдада жалуются, что наркотики – такие, как героин и кокаин, сплошь и рядом продаются на улицах иракской столицы. Как следует из ряда источников, контрабанда наркотиков и оружия патронируется ЦРУ для того, чтобы финансировать тайные операции, проводимые американской разведкой по всему миру».

В свое время Хамид Годс, председатель Международного комитета по контролю наркотиков ООН, на одном из заседаний в Вене сказал: «Ослабление контроля границы и инфраструктуры безопасности превращает страны в удобные территории для распространения и транзита наркотиков». Один из врачей психиатрической больницы Ибн Рушд в Багдаде рассказывал о ситуации не только в Багдаде, но и в Ираке: «Мы никогда не видели гашиша или кокаина в Ираке, но из-за необеспеченности безопасности сейчас мы начали сталкиваться со всеми видами наркозависимости. Ирак стал рынком для контрабандистов из соседних стран».

В одной из своих статей Boston Globe писала: «Два года спустя после свержения Саддама Хусейна иракский конфликт превратился в классическую партизанскую войну. Американские военные говорят, что они убивают или задерживают от 1000 до 3000 повстанцев в месяц. Число дневных нападений удвоилось и достигло 70». А намеренное внедрение и распространение наркотиков в среде молодежи позволяет справляться с этим более эффективно и является действенной превентивной мерой.

Наркотическая война, так же, как и информационная, – это не только следствие вооруженной агрессии, но и во многом ее преддверие, ее активная подготовка, чтобы вывести из строя самых молодых, самых способных защищать страну. В нынешней серьезной обстановке мы должны понимать, что наркотическая война – это часть большой ожесточенной войны против России, войны против нашей государственности, которая уже сейчас ведется на территории нашей страны. Агрессор нагло и вероломно наступает. Эта война пришла в очень многие дома, стала причиной многих жертв. Она быстро распространяется, ее силы захватывают все новые и новые рубежи.

И потому так важно выработать ответную стратегию, предусматривающую вовлечение всех силовых структур и их скоординированные действия. Это один из ключевых вопросов не только нашей безопасности, но и обороноспособности. Это в конечном итоге, вопрос нашего суверенитета и нашей жизнеспособности. И вести эту войну следует не только против тех преступных структур, которые действуют на нашей территории, но и против международных сетей, частью которых они являются. Учитывая драматизм, предельную опасность, масштаб и стремительную динамику развития ситуации, нужно прежде всего, предусмотреть создание специальных войск, ориентированных на ведение антинаркотической войны. Их можно назвать силами антинаркотических операций, которые, подобно разведке, способны были бы действовать не только на территории России, но и за ее пределами, опережая агрессора и разрушая его планы.

Традиционными ограниченными способами и силами нельзя вести эту нетрадиционную глобальную войну. В силу этой традиционности мы доверчиво полагаемся на наши международные связи, включая США и иже с ними. Однако не стоит ожидать от вороны, что она будет петь, как соловей. И не стоит строить отношения с волком по примеру семерых козлят.

Наркотическая война – это только одна из составляющих войны, которая ведется в демографическом субпространстве против российской государственности. И не только против российской, но и против иранской и ряда других стран, стоящих на твердых государственнических позициях, да к тому же владеющих значительными ресурсами, которые хотят заполучить силы глобального антигосударства.

По оценкам ООН, ежегодный доход от незаконной торговли наркотиками составляет до 1 триллиона долларов! Это чистая прибыль, не облагаемая никакими налогами. На долю Афганистана приходится от 300 до 500 млрд долларов. Эти деньги нужно где-то «отмыть». Здесь требуется мощная сеть, налаженная система. Для этого нужен богатый опыт и специалисты. И, наконец, для этого нужны мощные связи и прикрытие на международном и национальном правительственном уровне. Должны существовать надежные гарантии того, что эти огромные средства будут тайно и беспрепятственно проведены по необходимым финансовым каналам. «Кто-нибудь сомневается, что война в Афганистане во многом из-за наркотиков? Кто-нибудь сомневается, что в это вовлечено ЦРУ?»

На диаграмме, представленной в докладе ООН, наглядно видно, когда началась война в Афганистане. Это 2001 год, когда Талибам удалось сократить производство опиума на 95%. А дальше Вашингтон и Лондон сработали стремительно.

Они сделали агента ЦРУ бен Ладена, который тогда жил в Афганистане, козлом отпущения за террористические акты 11 сентября 2001 года. Так был найден предлог для оккупации страны. И производство опиума стало расти астрономическими темпами.

По данным из афганских источников, 85% наркотиков, производимых в южной и юго-восточной провинциях Афганистана, перевозятся американской военной авиацией. Барнет Рубин, один из ведущих американских экспертов по Афганистану, сказал: «Наркодельцы буквально пронизали все афганские государственные структуры».

Андреас фон Бюлов, бывший министр науки и технологий ФРГ, и в течение 25 лет председатель Комитета по разведке Бундестага, свидетельствует, что «70% наркоторговли контролируется разведывательными службами». Бюлов считает, что вторжение в Афганистан и свержение правительства талибов, были связаны с их запретом на производство опиума.

Разведывательные структуры во многом контролируют правоохранительные органы и используют этот контроль для того, чтобы убрать нежелательных конкурентов с прибыльного рынка незаконной торговли наркотиками. При этом, все, что им нужно сделать – это предупредить коллег из правоохранительных органов о конкуренте, и они сделают все остальное. И все счастливы – полиция, политики, СМИ, общественность. Они празднуют очередную победу в борьбе с наркотрафиком.

Как свидетельствует Бюлов, в этот гигантский бизнес вовлечены спецслужбы США, Великобритании и ФРГ. У них есть своя соподчиненность. Германская спецслужба BND контролируется ЦРУ. Он стоит над всеми и управляет всеми. Здесь «мы имеем дело с секретным правительством и правительством внутри правительства».

По словам Бюлова, «теневое правительство финансируется за счет нелегальной торговли наркотиками. 90% ее контролируется Моссадом, ЦРУ и МИ5. Остальные 10% принадлежат группе, которая включает российскую мафию, международные банды байкеров (мотоциклистов), такие, как Ангелы ада и сторонников культов национального превосходства».

Особое место в наркотрафике занимает Великобритания. Не случайно командующим войсками НАТО в Афганистане является британский генерал.

Эндрю Винклер в своей статье «НАТО, Афганистан и миф, что все это из-за нефти», пишет, что Виндзоры и Ротшильды контролируют мировой наркобизнес вот уже почти два века. Великобритания имеет длинную историю вступления в войну ради защиты своих интересов, связанных с незаконной торговлей наркотиками. И Опиумная война против Китая велась, в том числе из-за того, чтобы заставить китайское правительство разрешить неограниченный импорт британского опиума из Афганистана. Агрессии против Афганистана, которые предпринимала Англия, были связаны с борьбой за контроль 90% мирового опиумного производства.

Винклер приводит данные об истинных причинах гибели леди Ди. Она знала слишком много об этом преступном бизнесе правящей элиты. Если бы она сделала предметом гласности все то, что ей было известно, это нанесло бы смертельный удар не только британской монархии, но и всей этой лжи вокруг западной демократии. Когда брак Чарльза и Дианы распался, британская правящая элита попыталась купить ее молчание. Ротшильды даже отдали ей Кенсингтонский дворец. Когда Диана решила выйти замуж за египетского миллиардера Доди Фаеда, Виндзоры и их банкиры испугались, что они могут потерять контроль. Они ничем не рисковали, когда заказали специалистам по убийствам из Моссада, убрать Диану. Она была слишком популярна, чтобы доверять это дело кому-то еще.

Винклер пишет: «Если теневому правительству нужно убрать какого-то политического противника, Моссад это сделает лучше, чем кто бы то ни было. Однако наркобизнес – это ключевое дело. Это главный источник их доходов, который оплачивает все».

В одном из интервью на вопрос о том, что бы он мог посоветовать тем, кто только вступает на этот путь и какие он извлек из своего опыта уроки, Винклер ответил: «Если вы хотите свести к минимуму риск, вы не должны говорить никому о своих взглядах и о том, что вы делаете. Иначе, будьте готовы потерять все: вашу карьеру, ваших друзей, вашу семью, вашу свободу, ваше здоровье, вашу жизнь. Чем больших успехов вы будете добиваться в вашей борьбе, тем активнее они будут стараться вас уничтожить. Это борьба в одиночестве. Вы не можете доверять никому…, потому что кругом много провокаторов. Но эта борьба стоит того. Однажды, когда вы предстанете перед Создателем, и Он спросит вас, что вы сделали со своей жизнью, которая была вам дана. И, несмотря на многие нули, которые вы поставили сами себе в этой жизни, вы все же можете сказать: «Я боролся со злом». В нежелании знать о зле проявляется страх перед ним. Христос говорил о том, что он пришел, в том числе, и для того, чтобы «свидетельствовать о зле». Обличение зла в наши дни, когда оно захватывает все большие пространства, утратившего духовное зрение человечества, является очень важным.

Для обличения зла, дел Антихриста, как известно из Апокалипсиса Иоанна Богослова, придут в предконечные времена пророки Илия и Енох.

Винклер считает, что борьба против незаконного оборота наркотиков является одним из самых эффективных путей срыва планов глобальной элиты по строительству нового мирового порядка.

«600 миллиардов долларов от незаконной торговли наркотиками, которые получает правящая глобальная элита, это ее Ахиллесова пята». Борьба с этим источником – возможно, самый эффективный путь борьбы против нового мирового порядка.

На глобальную элиту в этом преступном бизнесе работают спецслужбы, вооруженные силы, масса профессиональных убийц, готовых уничтожить тех, кто представляет опасность для глобальной элиты. На этот бизнес работают взятки, теневые выплаты и льготы, с помощью которых коррумпируют политиков, судей, общественных деятелей, ученых, журналистов, известных людей из мира спорта и развлечений.

В этом бизнесе используются провокации в виде террористических актов под фальшивым, «ложным флагом». В этом бизнесе действуют экстремистские политические группы, исследовательские институты, фонды и другие организации. Его игроками являются сети педофилов и сатанистов, разветвленные сложные сети, распространяющие дезинформацию, агенты и контролеры во всех областях общественной жизни. Это все то, что Винклер называет Матрица. Но ее существование не будет возможным без денег, получаемых от наркотрафика.

В качестве мер, которые может предпринять общество, Винклер предлагает создание на местном уровне групп по борьбе с наркотиками, деятельность которых будет сосредоточена на очищении какого-либо города или местности от наркотиков на основе двунаправленного подхода. Информация - распространение информационных листовок, информирующих о наркотиках и о той роли, какую они играют в создании нового мирового порядка. Контроль - выполнение работы детективов, которую полиция отказывается выполнять:

– наблюдение за местами распространения наркотиков такими, как бары, клубы, кафе и т.д.

– фотографирование наркодельцов с указанием даты, времени и места,

– сбор других данных таких, как номера автомобилей,

– направление полученной информации на специально организованный сайт,

– передача информации в полицию,

– если полиция отказывается арестовывать или привлечь к ответственности наркодельцов, информирование местных СМИ через пресс-релизы.

Все эти меры позволят сократить возможности глобальной элиты заниматься незаконной торговлей наркотиками в целях финансирования своих пагубных планов.

Протоиерей Б. Молчанов в книге «Тайна беззакония и Антихрист» пишет: «Другое бедствие эпохи Антихриста будет заключаться в том, что тогда уже станет невозможным никакое организованное сопротивление его власти. Тогда «не покусись остановить его немощною рукою твоею. Устранись, охранись от него сам; и этого с тебя достаточно» (еп. Игнатий Брянчанинов). «Будь доволен тем, – говорит старец Исаия, – что предоставлено спасаться людям, желающим спастись». Поэтому нужно бороться с надвигающимся царством тьмы теперь, когда возможность борьбы еще не отнята от нас. Всякое же уклонение от борьбы теперь, всякий хотя бы самый незначительный компромисс со злом во имя сосуществования с ним, допущенный сегодня, только еще более увеличит трудность борьбы с ним завтра. Нужно «делать дела,.. доколе есть день», пока не настала «ночь, когда никто не может делать» (Ин. 9, 4; 12, 35). Борьба против наркотиков – это, может быть, единственная сфера борьбы против нового мирового порядка, где, в отличие от других сфер, никто ничего не сможет возразить.

Ежегодно в России от причин, связанных с наркотиками, умирает 80.000 человек. Напомним, что Пентагон рассматривает и использует наркотики как оружие массового уничтожения. Так что это наши боевые потери. Одно из пяти преступлений, совершаемых в России, связано с наркотиками. Сейчас в России насчитывается около 6 млн наркоманов. Со времени развала СССР их число увеличилось в 20 раз.

Безусловно, поток наркотиков из Афганистана опосредованно идет и в Европу, но Россия оказывается одной из самых близких и потому одной из самых страдающих от этого наркотрафика территорий. По ней непосредственно наносится главный удар.

Чтобы отбить эту атаку, нужно предложить нашей молодежи примеры великого духовного подвига во имя Отчизны, способные зажечь романтический огонь в их сердцах и наполнить высоким смыслом их обессмысленное сегодняшнее существование, толкающее в наркотическую бездну. А тем молодым людям, которые попали в сети наркоагрессора, хочется сказать: «Употребляя наркотики, вы выполняете его волю, капитулируете перед ним, покорно сдаетесь ему в плен. Но я верю, что у многих из вас есть еще силы дать решительный бой врагу, отказавшись от наркотиков, защитив тем самым свое Отечество. Оно нуждается в ваших идеях, в вашей защите и в вашей любви. Попав в наркотический плен в ходе этой беспощадной войны, вы должны приложить все силы, чтобы бежать из него. Вы это сможете. Я верю в вас. Ведь обидно сгнить там, не дав боя оккупанту».

В одном из своих последних выступлений Гари Веб рассказал о книге британского историка Джеймса Бурка «Связи», которая произвела на него большое впечатление. Вот цитата из этой книги, которую он привел, обращаясь и к себе, и ко всем другим людям: «История – это не то, что нам усиленно внушают – дело великих людей или одиноких гениев, которые указывают путь в будущее со своих недосягаемых высот. В какой-то момент каждый член общества становится активным участником того процесса, благодаря которому происходят решительные изменения и обновление».

Гари отдал жизнь, чтобы эти изменения и обновление произошли в сердце каждого из вас, каждого из нас. Если они произойдут в вашей душе, они произойдут в вашей среде, они произойдут в обществе и в стране. Вы – это то войско, которое должно выстоять и победить в этой страшной наркотической войне, защитив свой народ, свое Отечество, грядущие поколения и в целом наше будущее, отстоять наше право на историю, историческое существование, которого враг хочет нас лишить. В этом смысле каждый из вас сейчас – это и воин, и творец истории. Если вы это осознаете – мы обязательно победим.

P. S. По последним данным, в 2007 году Афганистан произвел 8 200 тонн опиума. Площадь плантаций опийного мака в этом году увеличилась на 17% – до 193 тыс га. По оценкам экспертов, под выращивание культур, которые служат сырьем для наркотиков, в Афганистане занято больше земли, чем в Колумбии, Боливии и Перу, вместе взятых. 90% всего героина, продаваемого в России, поступает из Афганистана.

http://www.ravnopravie.org/news/stati/vojna_protiv_russkogo_mira_kogda_narkotiki_stanovyatsya_oruzhiem.html