Наркомафия в Центральной Азии

Международное криминальное сообщество предстоящее «организованное отступление» вооруженной коалиции во главе с НАТО из Афганистана, по убеждению экспертов, намерено использовать не только для расширения наркобизнеса в более «благоприятной» обстановке, но и для усиления своего влияния на социально-экономические процессы в некоторых странах Центральной Азии и даже политический курс правящих в них режимов. Малоэффективный «десант» вооруженной коалиции во главе с НАТО в Афганистане лишь спровоцировал рост наркопосевов в этой стране и наращивание производства смертельного зелья.

Не случайно в регионе активизировали свою «деятельность» международные организованные преступные группировки (ОПГ), которые превращают его в масштабный транзитный коридор для наркотиков афганского происхождения. По так называемому «северному маршруту» наркотики из Афганистана попадают в сопредельные государства – Таджикистан, Узбекистан и Туркмению под видом легальных экспортных грузов или в результате скрытного перехода курьерами государственной границы. Западная печать утверждает, что наиболее уязвимой с этой точки зрения является граница с Таджикистаном. Так, более 90 тонн производимого в Афганистане героина попадает контрабандой в Центральную Азию и далее в Европу именно через границу этой республики. Важную роль в функционировании «северного маршрута» играют этнические связи между таджиками Северного Афганистана, самого Таджикистана и мигрантами из этой страны в России.

Отмечается также более тесное взаимодействия ОПГ с исламистскими радикальными организациями, что равнозначно мине замедленного действия под устоями региональной безопасности. К их числу можно отнести Исламское движение Узбекистана (ИДУ), отколовшийся от него Исламский союз джихада, Исламскую партию Туркестана, Организацию освобождения Восточного Туркестана и другие, которые используют доходы от наркотиков для финансирования своей «просветительской» деятельности среди населения.

В докладе ООН об угрозах преступного наркобизнеса официально признано наличие связи между политической нестабильностью в отдельных регионах и организованными мафиозными группировками, причастными к нелегальному обороту наркотиков. В некоторых странах огромные прибыли, получаемые от этого криминального бизнеса, сравнимы даже с объемами их валового внутреннего продукта (ВВП), что представляет уже реальную угрозу для официальных властей, сводит к минимуму верховенство права и закона.

Например, доход афганской наркомафии от экспорта наркотиков, по некоторым данным, уже превышает 50 процентов ВВП этой страны. Доходы центральноазиатских ОПГ от торговли героином приближаются к сумме в 1,5 млрд. долларов, что, по некоторым данным, составляет около 30 процентов ВВП Таджикистана и Киргизии, 5 процентов - Узбекистана и около 2 процентов - Казахстана.

Совет Безопасности ООН констатирует нарастание серьезных угроз для стабильности в различных районах мира, обусловленное в значительной степени незаконным оборотом наркотиков и усилением влияния связанной с этим «бизнесом» транснациональной организованной преступности. Такое влияние становится особенно опасным там, где обострены внутриполитические проблемы, ослаблены государственные структуры, глубокие корни пустила коррупция и продажность чиновников.

Известны вопиющие факты, когда сотрудники спецслужб не только косвенно замешаны в коррупции, но и сами участвуют в перевозке наркотиков. Как отмечает западная печать, в некоторых странах ЦА около половины таможенных служащих в той или иной степени причастны к наркоторговле. Упоминается, что, например, в Таджикистане, в разные годы были уличены в этом криминале заместитель начальника разведывательного управления Комитета по охране госграницы Иматшо Каноатов, майор Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Тохирджон Рахматов, прапорщик погранвойск ГКНБ Джаббор Худойназаров.

Скандальный общественный резонанс в 2012 г. получило разоблачение группы мздоимцев, в которую входили несколько офицеров силовых ведомств страны, в том числе начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ОВД Фархорского района Фаридун Умаров, начальник отдела Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД майор милиции Зафар Мирзоев и начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств УВД Душанбе подполковник Тохирхон Шеров. Все они, конечно, понесли заслуженное наказание, но вряд ли можно говорить о полном искоренении этого явления в правоохранительных структурах, и не только этой республики.

В Туркмении, если верить информации из лагеря оппозиции, даже во времена «неподкупного отца нации» - президента Ниязова значительная часть властной вертикали была изрядно коррумпированной. Газеты писали о причастности высших должностных лиц к нелегальному обороту наркотиков, а бывший министр иностранных дел Борис Шихмурадов утверждал, что «все перемещения наркотиков по стране крышевал Комитет национальной безопасности Туркменистана (КНБ)».

Весьма тревожной выглядит и ситуация с наркобизнесом в Киргизии. Шведский политолог Йохан Энгвалль утверждает, что «коррупция стала здесь не столько правовой и социальной проблемой, сколько самим что ни на есть способом государственного управления». По его словам, свидетельством разложения государства при экс - президенте Бакиеве стал «практически официальный симбиоз между правоохранительными органами и оргпреступностью». Но и в «постбакиевские» времена, по свидетельству экспертов, в республике все еще говорят о наличии на черном рынке двух вида героина – «черного» и «красного». Правда, отличающегося не цветовыми гаммами, а типом продавцов: маскирующейся наркомафией и оборотнями из числа официальных правоохранителей, которые упражняются в продаже конфискованного героина или получении мзды за возможность его «свободной» транспортировки в заданном направлении.

Директор общественного фонда «Центральноазиатский центр наркополитики» Александр Зеличенко, который в 1997-1999 гг. значился координатором международного антинаркотического проекта ООН «Ошский узел», свидетельствует, что торговля наркотиками в Ошской области долгие годы была под контролем милиции. «Отмытые» криминальные деньги, по его словам, «использовались во время выборов в парламент и другие органы власти Киргизии уже и после «революции тюльпанов» в 2005 г., что было прямым вмешательством в политику». Тот же Зеличенко констатирует, что во время парламентских выборов в октябре 2010 г. были задействованы значительные средства ряда ОПГ, главари которых после «победы» стали требовать от хорошо знакомых им «народных избранников» привилегий и льгот за оказанную поддержку.

В интервью радиостанции «Немецкая волна» ведущий аналитик Международной кризисной группы Ален Делетро акцентировал внимание международной общественности на том, что «самым опасным фактором для стран ЦА остается транспортировка через их территорию наркотиков из Афганистана, которые распространяются затем по всей Евразии».

Ведь первыми жертвами преступных деяний наркобаронов и закрывающих на это глаза некоторых безответственных политиков становится молодое поколение стран региона. Потребление героина привело к резкому росту заболеваемости СПИДом – преимущественно среди 20 – 50-летних мужчин. Согласно официальной статистике, этой болезнью уже страдают более 20 процентов наркоманов в Узбекистане, около 15 – в Таджикистане, более 9 процентов в Казахстане и Киргизии.

Это подтверждает выводы экспертов о том, что именно преступная деятельность транснациональных ОПГ, специализирующихся на производстве, транспортировке и сбыте наркотиков, представляет серьезнейшую социальную и экономическую опасность не только для стран Центральной Азии, но и для других государств Евразии, что требует от их властей и общественности коллективных усилий для радикального пресечения опасного бизнеса, который по мере накачивания криминальных мускул начинает выступать и с политическими притязаниями.

Как заявил в начале апреля глава Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) В.Иванов, производство героина в Афганистане с начала операции НАТО в этой стране выросло в 40 раз. От производимого в условиях американской «Несокрушимой свободы» наркотического зелья погибли более миллиона человек. В.Иванов констатировал, что стоимость валовой продукции наркотиков в Афганистане, по самым скромным подсчетам, превышает 100 млрд. долларов, «но на самом деле сумма гораздо выше».

Несколько ранее директор Информационного бюро НАТО в Москве Роберт Пшель, оправдывая действия НАТО в плане борьбы с наркоторговлей в Афганистане, говорил, что альянс, дескать, «не отвечает за проблему наркотиков - в России, Афганистане или Иране» и «за то, что в Россию попадает так много наркотиков».

Надо сказать, что предложения ОДКБ и ШОС о сотрудничестве с НАТО в борьбе с афганскими наркотиками по-прежнему остаются в силе. Постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин постоянно заявляет об этом на заседаниях Совета Безопасности ООН, но интереса к этой теме со стороны альянса не наблюдается.

Управление по наркотикам и преступности ООН (УНП ООН) констатирует ежегодное удвоение производства опиума в Афганистане на протяжении ряда лет (в 2012 году – рост на 133%). Согласно оценкам ООН, ежегодный оборот наркотиков в мире превышает 500-600 млрд. долларов, а торговля опиумом из Афганистана - третья в мире по прибыльности после торговли нефтью и оружием.

По мнению ряда западных экспертов, одним из крупнейших двигателей мировой наркоторговли являются спецслужбы США, а одним из важнейших источников поступления героина на рынок – оккупируемый войсками США / НАТО Афганистан. Профессор истории University of Wisconsin (Madison) Alfred McCoy напоминает, что еще 30 лет назад и всего через 2 года после начала операции ЦРУ в Афганистане «район афгано-пакистанской границы стал самым крупным в мире производителем героина». По оценке A.McCoy, «американские официальные лица отказывались расследовать обвинения их афганских союзников в наркоторговле, поскольку политика США по наркотикам в Афганистане была подчинена интересам войны против советского влияния». В 1995 г. руководитель операций ЦРУ в Афганистане Charles Cogan признавал, что в своё время ЦРУ «пожертвовало» войной против наркотиков в интересах достижения победы в холодной войне.

Сегодня на Западе пишут о «стремительном росте» маковых плантаций при правлении талибов, но на самом деле рост начался только после оккупации Афганистана американцами. Вот данные о производства опия-сырца за период появления в Афганистане войск Западной коалиции:

2001 год – 0.185 тонны (при талибах)

2002 год – 2 700 тонн

2003 год – 3 400 тонн

2004 год – 4 200 тонн

2005 год – 4 100 тонн

2007 год – 8 200 тонн

2008 год – 7 700 тонн

2009 год – 6 900 тонн

2010 год –3 600 тонн

2011 год – 5 800 тонн…

Это, скорее всего, заниженные (возможно, в 2-3 раза) цифры, поскольку, согласно данным доклада УНП ООН о посевах опийного мака в Афганистане, объемы производства опиума в стране в официально «рекордном» 2007 году выросли почти в 100 раз. Общая площадь земель, используемых сегодня в Афганистане под посевы опийного мака, значительно превышает площади под посевами коки в Колумбии, Перу и Боливии. Чистая прибыль, получаемая организаторами этого бизнеса с одного гектара, засеянного маком, превышает 10.700 долларов, что приводит к появлению все новых полей. Афганские наркопроизводители, по данным ООН, обеспечивают свыше 93% мировых поставок опиума.

В ходе длящейся уже 12-й год «контртеррористической операции» американцы и англичане не уничтожили в Афганистане ни одной лаборатории по производству героина. Наоборот, в течение считанных месяцев после начала операции в провинциях Нангархар, Хост, Пактия, Гильменд, Кунар, Балх, Кундуз расположились центры переработки экстрагированного опия в морфий и героин. Была развернута банковская сеть кредитования под будущие урожаи опийного мака, организованы промышленные поставки минеральных удобрений и прекурсоров (ингредиентов для изготовления героина) с химических заводов в Пакистане.

Говорит глава военной разведки Пакистана генерал-майор Naushad Ahmed Kayani: «Во время правления режима «Талибан» производство опия в Афганистане сначала поднялось до 4600 метрических тонн в год, но в последний период правления талибов производство опия там упало до 185 тонн - в основном за счет контролируемой антиталибским Северным альянсом провинции Бадахшан. Талибы предприняли ряд жестких непопулярных мер, чтобы остановить производство. Однако затем в Афганистан вошли международные силы и уже на следующий год опиумным маком здесь было засеяно 76000 гектаров. Потом, по нашим данным, произошел рост до 131.000 гектаров».

Сегодня в Афганистане выращиванием опийного мака, переработкой и доставкой героина заняты миллионы афганцев. Годовой оборот героинового рынка составляет астрономическую для отсталой страны цифру. Особенно перспективной в смысле производства опиатов в Афганистане является зона ответственности англичан, уже не одно столетие специализирующихся на опиумных войнах…

Распространение наркотиков опийной группы и в первую очередь героина в странах Европы и Азии приводит к людским потерям, сопоставимым с потерями в ходе мировых войн. Главная опасность наркотиков, изготавливаемых на основе опиатов, заключается в быстром формировании у людей физической и психической зависимости. Группа опийных наркотиков, включающая опиум, морфий, героин, отличается наибольшим воздействием на организм человека. Опасность опийной наркомании в том, что она вызывает необратимые изменения и практически не поддается лечению.

Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер в свое время заявлял, что уничтожение плантаций мака и борьба с наркоторговцами «не входят в задачи контингента НАТО в Афганистане», хотя уже сейчас более 35% наркорынка США занято афганским героином, а в Англии эта цифра достигает порядка 80%. Тем не менее Вашингтон официально вычеркнул «умиротворенный» Афганистан из своего «черного списка» стран-производителей наркотиков: «Этого требуют национальные интересы США», - прокомментировал данное решение президент США.

Наркомафией в Афганистане с помощью их западных коллег освоен качественно новый вид спутниковой связи, обеспечивающий максимальную скрытность подготовительной части операций по переброске наркотиков через границы республик СНГ. По данным ООН, в странах Восточной Европы продолжают создаваться крупные склады, откуда героин расходится по всему континенту - в лучших традициях свободного рынка, под присмотром блюстителей демократии из США и НАТО.

Так что невидимая нарковойна идет не только в Центральной Азии. Даже в небольшой Белоруссии, по данным Министерства здравоохранения этой республики, наркоманией больны около 55 тысяч человек. Год от года их количество растет, наркомания молодеет. В России, по официальным данным на декабрь 2012 года, реальный вклад наркомании в уровень смертности молодежи в возрасте от 15 до 35 лет составляет 60-70%. Война афганских душманов и их западных покровителей против населения уже не существующего СССР не прекратилась, она лишь приобрела новые формы и обогатилась новыми методами.

http://www.avesta.tj/opinions/17712-geroinovye-barony-zhazhdut-vlasti.html

http://rostend.su/?q=node/817

Опубликовано 17 Апр 2013 в 10:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.