Сто шестьдесят восемь лет назад в июле два британских военных корабля – «Эребус» и «Террор» – вышли на север в Залив Баффина с миссией пройти таинственным северо-западным проходом между Атлантическим и Тихим океанами. Это последнее, что мир 19 века слышал о сэре Джоне Франклине и 128 человеках его команды.

Но Арктика, поглотившая экспедицию Франклина 1845 года, уже исчезает, её огромная ледяная шапка становится тоньше, её замерзшие проливы оттаивают. И повторю, корабли идут на север не ради путешествий или открытий – северные проходы вокруг Канады и России сегодня уже известны – но чтобы предъявить претензии в последней великой мировой гонке за ресурсами и торговыми путями. Как будет разыграна эта пьеса, во многом связано с некорректным наследием Второй Мировой Войны, а потому ещё далеко до определения того, станет ли Арктика ареной сотрудничества или ещё одной точкой разногласий. Или, выражаясь словами бывшего командующего НАТО американского адмирала Джеймса Дж. Ставридиса, «ледяным спуском к зоне конкуренции или, того хуже, зоне конфликта».

На кону – огромные ставки.

По оценкам американской геологической службы Арктика хранит 13% мировых резервов нефти и 30% природного газа. Там же находятся значительные ресурсы угля и железной руды. По мере отступления льдов открываются новые зоны рыболовства и, что ещё более важно, морские пути, которые сокращают тысячи миль пути, сберегая огромное количество времени и денег. Расширение торговли будет стимулировать кораблестроение, открытие новых портов и экономический рост, особенно в Восточной Азии.

Грузооборот по Северному Морскому Пути вокруг России – ранее известному, как Северо-Восточный Проход и самый лёгкий для прохождения – весьма умерен, но оживляется. Маршрут показывает рост перевозок, от 4 кораблей в 2010 до 71 в 2013, и – впервые в истории –  по нему прошёл танкер со сжиженным природным газом. Танкер Ob River  прошёл маршрут от норвежского Хаммерфеста до японского Тобата всего за 9 дней, срезав почти половину расстояния по обычному маршруту через Суэцкий Канал.

Нельзя сказать, что Северный Морской путь – райский сад. Арктика, может, и отступает, но всё ещё остаётся опасным и штормовым районом, не слишком далёким от тех условий, что погубили Франклина и его людей. Отсутствие подробных карт представляет собой постоянную проблему, и большей части кораблей требуется помощь дорогостоящих ледоколов. Но впервые усиленные танкеры сами проходят по маршруту.

Арктика - ледоколы мира

В полном размере: Ледоколы мира

Напряжённость в этом районе исходит из двух источников: споры граничащих государств – Норвегии, России, США, Канады, Дании (представляющей Гренландию) Финляндии, Исландии и Швеции – из-за того, кто чем владеет и усилий не-полярных государств – Китая, Индии, ЕС и Японии – которые хотят тоже получить туда доступ.  Конфликты разнятся от серьёзных до самых глупых. К последней категории относится установка в 2007 году небольшого флага России на морском дне в районе Северного Полюса исследователем Артуром Чилингаровым, действие, которое даже московские власти признали театральным.

Но русские предъявили претензии на обширный район вокруг Северного Полюса, основываясь на интерпретации Конвенции 1982 года по Морскому праву, которая позволяет странам предъявлять претензии на владение, если район является частью континентального шлейфа страны. Москва утверждает, что огромный Хребет Ломоносова, который делит Северный Ледовитый океан на два бассейна и проходит под Полюсом, берёт начало в России. Канада и Дания тоже предъявляют свои претензии.

Прошлым летом Канада организовала экспедицию, чтобы узнать, что на самом деле произошло с Франклином и его двумя кораблями. Поиски оказались успешными – один из кораблей был найден в Проливе Виктории – но цель-то была не археологическая, а политическая: Оттава использует находки, чтобы предъявить претензии на Северо-Западный проход.

Копенгаген и Оттава находятся в ссоре из-за острова Хансена, расположенного между островом Эллесмер и Гренландией. Оккупация канадскими военными крошечной скалы вызвала в Дании кампанию «Освободить остров Хансена».

США пытаются тоже сделать свои ходы, хотя и ограничены тем фактом, что Вашингтон не подписал Конвенцию по Морскому праву. Однако США сцепились с Оттавой из-за моря Бофорта, и Пентагон начал своё первое исследование «Арктической Стратегии». США держат в регионе 27 000-й военный контингент, не считая регулярное патрулирование его ядерными подлодками.

Русские и канадцы наращивают военное присутствие в регионе, а Норвегия проводит ежегодные военные учения – «Холодный арктический ответ» – в которых принимают участие до 16 000 человек, многие из подразделений НАТО.

Но нет необходимости лезть во льды, если есть желание поучаствовать в игре. Китай – в тысячах миль от ближайшего ледяного поля, но как вторая крупнейшая экономика мира, он не собирается оставаться безучастным. Прошлым летом китайский ледокол «Снежный Дракон» прошёл Северным Морским путём, и Пекин буквально локтями пробил себе путь к посту постоянного наблюдателя в Арктическом Совете. Последний, образованный в 1996 году, состоит из граничащих с Арктикой государств, плюс местное население этой обширного замерзшего района. Япония и Южная Корея – тоже наблюдатели.

И вот тут всплывает проблема.

В Восточной и Южной Азии сейчас высокая напряжённость из-за проблем, умышленно оставленных нерешёнными в Сан-Францисском договоре Сан- 1952 года, который завершил Вторую мировую Войну. Как недавно обнаружила канадская исследовательница Кими Хара, США разработали договор, чтобы обладать некой встроенной «управляемой нестабильностью», оставив определённые территориальные вопросы нерешёнными. Напряжённость, вызванная этими проблемами, облегчает США сохранение мощного военного присутствия в регионе. Китай и Япония вовлечены в опасный спор из-за необитаемых островов в Восточно-Китайском море – китайцы их называют Дайоуи, а японцы Сенкаку – поскольку в Договоре 1952 года не определён их статус. Если дойдёт до военной конфронтации, то США по договору обязаны поддерживать Японию.

Подобная же напряжённость существует и между Южной Кореей и Японией из-за островов Докдо/Такешима, между Японией и Россией из-за Северных Территорий/Южных Курил и между Китаем, Вьетнамом и Тайванем из-за островов Спратли и Парацельса. Бруней и Малайзия тоже имеют претензии, которые пересекаются с китайскими. Любые корабли, проходящие по Восточному и Южному Китайским морям на север, оказываются в самом центре нескольких трудноразрешимых территориальных споров.

В теории, потенциал арктических маршрутов должен бы подтолкнуть разные партии к достижению мирного разрешения разногласий, но в наши дни всё очень сложно.

Претензии России на Арктику

Претензии России на Арктику

Россия демонстрирует, что хотела бы решить вопрос с Северными Территориями/Курилами, и казалось, что первоначальные переговоры идут успешно. Но затем в июле Токио присоединился к западным санкциям против России из-за присоединения Крыма и украинского кризиса, и переговоры были заморожены.

Москва только что подписала $400 миллиардное соглашение по нефти и газу с Пекином и рассчитывает увеличить торговлю с Китаем, чтобы облегчить влияние западных санкций из-за украинского кризиса. По меньшей мере пока Китай и Россия – союзники и торговые партнёры, обе страны хотели бы видеть уменьшение роли США в Азии. Конечно, такое желание идет против растущего военного присутствия Вашингтона в регионе, так называемого «поворота к Азии».

Напряжённость даже вызывает некую старую добрую паранойю. Когда китайский магнат пытался купить землю на севере Норвегии, одна местная газета заявила, что это «заговор», и назвала предпринимателя «соломенным чучелом Китайской Коммунистической Партии».

Арктика может быть и холодна, но политика вокруг неё весьма горяча.

В то же время международные инструменты разрешения подобных споров уже существуют. Начало положила Конвенция по Морскому праву  и обязательства ставить международные законы выше национальных интересов. У китайцев есть хороший повод для суверенитета над Сенкаку/Дайоуи, а у Японии солидные основания для претензий на большую часть Южных Курил. Корея, скорее всего, восторжествовала бы в споре за Докдо/Такешима, а Китай отозвал бы некоторые из самых экстравагантных претензий в Южно-Китайском море.

При всем потенциале конфликта, есть и солидные основания для сотрудничества в Арктике. Россия и Норвегия разделили Баренцево море; Россия, Норвегия, США и Британия сотрудничают по проблеме ядерных отходов на Кольском Полуострове и в Архангельске. Существует и общие проблемы окружающей среды. Арктика – чувствительное место, его легко разрушить и сложно восстановить.

Как сказал Акуакуалук Линдж, председатель местного эскимосского Приполярного Совета:

«Мы не хотим возвращения холодной войны».

http://polismi.ru/ekonomika/globalizatsiya-za-i-protiv/855-napryazhjonnost-v-arktike.html