Джеймс Росс, основатель манхэттенской фирмы ”Россрок”, отправил корреспонденту газеты New York Times Джеймсу Стюарту послание по электронной почте, в котором сообщил, что в 2010 году уплатил в качестве налогов 102 процента со своих заработков. “Чтобы заплатить подоходный налог, я залез в свои сбережения”, – сказал Росс Стюарту по телефону. “Познакомьтесь с мистером 102%!” – предложил Стюарт читателям. Нынче только ленивый не говорит о налогах, точнее – о поблажках “богатеям”. Почин сделал миллиардер Уоррен Баффет.

В августе прошлого года в New York Times была напечатана его статья, в которой он поведал миру, что в 2010 году его подоходный налог составил 17 проц., а подоходный налог его секретарши Дебби Босанек – 35,8 процента. Статья Баффета вызвала общественную бурю. Как могло случиться, что подоходный налог миллиардера в процентном выражении в два раза меньше, чем его секретарши!

Статьей Баффета не мог не воспользоваться президент Обама, давно требующий повысить налоги на состоятельных граждан. И, конечно, масла в огонь подлил бывший губернатор Массачусетса Митт Ромни, участвующий в борьбе за Белый дом. Он огласил совместный – свой и своей жены – налоговый отчет за 2010 год, из которого явствует, что супруги Ромни заплатили около 3 млн долларов подоходного налога, что составляет меньше 14 проц. их дохода – 21,6 млн долларов.

Через несколько дней после публикации налогового отчета Ромни страна получила возможность увидеть секретаршу Баффета. Госпожа Босанек была личной гостьей Мишель Обамы на выступлении президента перед объединенной сессией Конгресса.

Давайте, читатель, сначала разберемся, почему Баффет уплатил в 2010 году 17 проц. подоходного налога, а Босанек – 35,8. Это поможет нам понять, почему супруги Ромни заплатили меньше 14 проц. А после этого мы вернемся к несчастному Россу, который заплатил в виде подоходного налога больше, чем заработал.

Начнем с секретарши Баффета. На следующий день после того, как ее увидела вся страна, она была в студии телекомпании ABC и сказала: “Я - представительница средних граждан, которые хотят, чтобы к ним относились честно, когда дело касается налогообложения…”

Но не лукавит ли госпожа Босанек, представляя себя одной из “средних граждан”?

Согласно Федеральному бюро рабочей статистики, годовая зарплата среднего секретаря в нашей стране составляет 46,3 тыс. долларов. Если бы Босанек получала такую зарплату, то и речи бы не было о почти 36-процентном подоходном налоге. Ее зарплата, конечно же, выше средней. Но насколько?

Босанек – частное лицо. Она – не кандидат на выборную должность, и, значит, никто не может требовать, чтобы она огласила свой налоговый отчет, как потребовали, например, от Ромни его соперники в борьбе за право стать кандидатом в президенты. Однако корреспондент журнала Forbes Пол Родрик Грегори не поленился – постарался вычислить зарплату секретарши Баффета. Ссылаясь на данные Федеральной налоговой службы (IRS) за 2009 год (более свежих данных нет), он пришел к выводу, что ее годовой заработок превышает 200 тыс. долларов.

Американцы с заработком в диапазоне от $100 тыс. до$ 200 тыс. заплатили, учитывая списания (deduction) с налога, в среднем 12 проц. от заработка. Поскольку Босанек заплатила 35,8 проц., ее заработок был в диапазоне от $200 до $500 тысяч.

Но даже если годовая зарплата Босанек – $200 тысяч, она никак не попадает в категорию “средних граждан”. Ее зарплата в пять раз выше зарплаты среднего секретаря. Неизбежен, однако, вопрос: а почему Баффет заплатил в 2010 году лишь 17 проц. со своих заработков? Ответ знает каждый финансово грамотный американец.

Существуют различные виды заработка, и налоги с них также различны. Судя по всему, весь заработок Босанек – это ее зарплата. Баффет зарплату не получает. Его заработок – это то, что он получает благодаря своим инвестициям. Он платит налог с прибыли. Высшая ставка такого налога – 15 процентов. Высшая ставка налога с зарплаты – 35 процентов.

Совершенно естественно, что налоговая ставка с заработка Босанек в процентном выражении выше налоговой ставки с доходов ее босса. И совершенно ясно, почему семья Ромни заплатила около 14 проц. налога с заработка в 2010 году. Это были налоги с прибыли, а не с зарплаты.

В уикэндовском номере (28-29 января) Wall Street Journal напечатала статью “Что вы можете узнать из налогового отчета Митта”. Статья интереснейшая. Она – своего рода руководство (“A Guided Tour”, – пишет газета) для каждого, кто думает о том, как отчитываться перед налоговыми службами – федеральной и другими.

Семья Ромни ни на йоту не нарушила налогового кодекса. Более того, Ромни могли бы, наверное, сэкономить еще несколько тысяч долларов, если бы воспользовались всеми налоговыми послаблениями, которые разрешены законом.

Ну, а теперь вернемся к господину Россу. У нас нет, к сожалению, возможности проанализировать все “беды” Росса. Если бы он обнародовал (как Ромни) свой налоговый отчет, такая возможность была бы. Нам лишь следует полагаться на его жалобу о 102 процентах.

Главная беда Росса – его фирма находится в городе Нью-Йорке, и, кроме федерального налога, он платит один из самых высоких в стране штатных налогов и самый высокий в стране городской налог. Он платит в эти три ведомства налоги с зарплаты (а-ля секретарша Баффета), а не налоги с прибыли (как сам Баффет).

К тому же налоговые законы штата Нью-Йорк и города Нью-Йорк запрещают каждому, кто зарабатывает от миллиона долларов в год и выше, списание с дохода любых расходов, кроме пожертвований на благотворительность.

Когда Росс спросил у своего финансового конультанта, что ему следует сделать, чтобы платить меньший налог, то услышал: “Увольте всех, кто работает у вас здесь, и переезжайте во Флориду!”

Последует ли Росс совету? Как известно, из года в год штаты с высокими налогами (среди таковых Нью-Йорк и Нью-Джерси) покидают тысячи и тысячи американцев. Они переезжают туда, где местные налоги ниже. Семья Ромни живет, конечно, не в Нью-Йорке.

Вскоре после того, как госпожа Босанек записала себя “в средние секретарши”, ее босс обратился с телестудии ABC к Митту Ромни: “Не считаете ли вы своей моральной обязанностью изменить налоговое законодательство? Если вы станете президентом Соединенных Штатов, то измените ли налоговый кодекс таким образом, чтобы ваша налоговая ставка была не ниже, чем у Дебби?”

Вопрос – замечательный, но почему Баффет задает его человеку, который не выбран президентом и, может статься, им не будет? Почему он не обращается с таким вопросом к действующему президенту?

Не берусь предсказывать, предпримет ли Ромни попытку изменить налоговое законодательство, если станет президентом. Но совершенно уверен, что такой попытки не предпримет Обама. И понятно, почему.

Изменение налогового законодательства – длительный процесс. Любой президент – будь то демократ или республиканец – наверняка встретит сопротивление в Конгрессе части своих однопартийцев. Да ведь и созданная Обамой двухпартийная комиссия, которая обсуждала, как вытащить страну из финансовой ямы, и которая завершила работу осенью 2010 года, рекомендовала, в частности, внести изменения в налоговый закон, но Обама и не подумал воспользоваться этой рекомендацией.

Сущствующий налоговый кодекс – отличное предвыборное оружие Обамы. Президент обвиняет состоятельных американцев в том, что они не вносят в казну “честную долю”. Это помогает ему зарабатывать очки у масс, не вникающих в налоговое законодательство. Да и не следует забывать, что 47 процентов работающих американцев вообще не платят подоходный налог…

Нью-Йорк – кладбище для налогоплательщика