Сильный и страшный тропический шторм, именуемый тайфуном на Востоке или ураганом на Западе, имеет одну особенность — внутри его бушующего рёва есть небольшое место с тихой погодой, вокруг которого и кружится разрушительный ветер с чудовищными громами и молниями.

В Новороссии уже не стреляют рукотворные "Ураганы", замолчали "Смерчи", всё реже можно услышать выстрелы "Градов", гаубиц и миномётов. Постоянно стреляют из лёгкого стрелкового оружия — но это уже привычный, почти что обыденный фон для восставшего Донбасса.

Бой после победы

Что произошло в Новороссии? Куда идёт Украина? Эти животрепещущие вопросы занимают всех неравнодушных людей, которые на протяжении последнего полугода взирали с ужасом и страхом на то, как по всему Юго-Востоку Украины — в Одессе, в Харькове, в Запорожье — избивали, а потом — убивали несогласных, как мало-помалу, но неизбежно нарастал гражданский конфликт в восставшем Донбассе, как разгоралось чудовищное пламя гражданской войны, как набирал силу страшный тайфун, уносящий сегодня каждый день десятки жизней мирных жителей, ополченцев и солдат украинской армии.

Видим ли мы лишь временную передышку в войне, пресловутое "око тайфуна", — или же наступившее затишье означает окончательное прекращение военных действий и остановку гражданской войны? Попробуем разобраться.

 Украина

Из каких несоответствующих друг другу частей состоит Украина,
Материал, с графиками и картами,
в статье:
Раскол Украины сегодня
А также в статье:
Экономический раскол Украины

На момент прекращения военных действий ополчение Новороссии начало наконец-то складываться в полноценную армию, которая смогла нанести поражение в открытом бою армии Украины, усиленной подразделениями национальной гвардии и карательных территориальных батальонов, созданных на деньги украинских олигархов. Мощными ударами вдоль границы и из контролируемых ополченцами укрепрайонов армия Новороссии окружила и ликвидировала ударные группировки карателей и "провалилась" в оперативную пустоту — как оказалось, за тонкой линией боевых построений украинской армии оставшаяся часть Украины жила прежней, мирной жизнью. Однако уже штурм потерянного ополчением в июне Мариуполя, к предместьям которого ополчение вышло уже на второй день наступления, превратился в нетривиальную задачу: взять большой, полумиллионный город "с ходу" было практически невозможно, а долгая его осада и "правильный" штурм неизбежно привели бы к массовым жертвам среди мирного населения. Среди тех же мариупольцев, которые 9 мая 2014 года голыми руками останавливали БМП хунты, которые вёл на штурм райотдела мариупольской милиции "боевой гей" Ляшко.

Кроме того, неизбежно для ополчения, в такой ситуации отступающие каратели батальона "Азов", оборонявшие город, постарались бы нанести Мариуполю максимальный ущерб — в сети Интернет уже появились фотографии заминированных мостов и зданий, а по полученным разведданным — возможен был даже удар ствольной артиллерией по порту и по мариупольским заводам.

То есть в случае штурма Мариуполя ситуация была патовой: штурм города значительно улучшал военную ситуацию ополчения, но одновременно и кардинально ухудшал отношения населения Мариуполя и оставшейся Украины к ополченцам.

Расширяя ситуацию со штурмом Мариуполя на всю Украину, можно сказать, что ополчение, безусловно, могло ещё в конце августа добиться гораздо более серьёзных успехов в наступлении — но оно вряд ли смогло бы удержать все свои территориальные приобретения перед лицом численно превосходящего врага. Кроме того, при дальнейшем движении на запад страны донецкое ополчение сталкивалось бы со всё более и более нелояльным к восставшим населением, что однозначно поставило бы их на одну доску с киевскими карателями, которые за три месяца летнего наступления Киева на Новороссию смогли настроить против себя и против представляемой ими "Единой Украины" практически всё население Большого Донбасса.

Убить дракона

Убить дракона — и стать самим драконами? Да, ополчение и вновь созданные в спешке и в толкучке революции правительства и парламенты ДНР и ЛНР можно винить во многом: в некомпетентности, в инертности, в излишнем романтизме и даже в использовании весьма жёстких, мобилизационных мер для быстрейшего создания армии, которая смогла бы противостоять жуткой репрессивной машине целого государства.

Но ни ополчение, ни власти ДНР и ЛНР нельзя было обвинить в главном — в репрессиях против собственного народа и в подавлении их воли. И ДНР, и ЛНР, и Новороссия в целом изначально строились и существовали именно как народные республики, полностью полагаясь именно на волю восставшего народа, которая и создала эти в чём-то уникальные и одновременно — причудливые образования на территории распадающейся на части Украины.

Именно восстание в Новороссии получилось классически народным — со всеми достоинствами, но и со всеми недостатками таких восстаний. В отличие от Крыма, который был изначально интересен России и слабо связан с украинским "материком", донбасское восстание не смогло получить быстрой и явной помощи России. У восстания на Донбассе не оказалось начального крепкого внутреннего стержня, который в Крыму очень быстро был образован вокруг "вежливых людей".

К сожалению, в случае Донбасса геополитические и экономические факторы быстрого присоединения восставших регионов к России были уже не столь очевидны, как в Крыму, и в результате призыв полковника Стрелкова о немедленном вводе российских войск так и остался лишь призывом отставного полковника ФСБ, который он бросил в пустоту — от своего имени, как человек, который подтолкнул восстание и организовал его на начальном этапе.

Однако таланта или харизмы одного, двух — и даже двух сотен людей, совершенно недостаточно для того, чтобы организовать народное восстание и быстро построить народное государство. В ситуации тотального бегства прошлой донецкой и луганской элиты восставшая Новороссия оказалась не способна построить массу поддерживающих структур, которые необходимы полноценному государству. До сих пор толком не налажена выплата пенсий и пособий, без должной защиты и контроля со стороны властей медленно "загибается" бизнес, не решены до сих пор вопросы суверенной финансовой и даже налоговой системы.

Всё это и создаёт дополнительный элемент давления на Россию и на саму Новороссию — в ситуации невозможности быстрой организации нормальной мирной жизни в оперативном тылу у успешно наступающей армии — практически невозможно добиться лояльности местного населения. В этом случае наступающая армия Новороссии оказалась бы ещё и не просто карателями, а и никудышными оккупантами, которые физически не могут выстроить нормальную жизнь в освобождённых от власти фашистской хунты городах и сёлах.

Именно слабость административных государственных структур Новороссии и побуждает сейчас дополнительно очень осторожно оценивать возможности к продолжению наступления на территории ЛНР и ДНР, всё ещё находящиеся под властью киевской хунты. Войска Новороссии должны приходить на новые территории именно как освободители, а не как ненавистные оккупанты, которых будет трудно отличить от киевских карателей.

Накануне зимы

Сегодня Россия уже развернула массовую помощь Новороссии в виде гуманитарных конвоев. "Око тайфуна" уже вовсю используется для того, чтобы решить самые животрепещущие и критические вопросы выживания населения Новороссии в сложный и трагический период её первой самостоятельной зимы. Ситуация чудовищна: в городских постройках наиболее пострадавших городов — Луганска, Ясиноватой, Лутугино, Первомайска, Горловки — выбиты все стёкла, повреждены почти все крыши. В Луганске вот уже на протяжении месяца отсутствуют вода, канализация, электроэнергия и связь. Многие небольшие сёла между Луганском и Краснодоном, возле Горловки и возле Донецка просто стёрты с лица земли — местное население там до сих пор живёт в подвалах и погребах — их дома полностью уничтожены киевскими карателями.

Россия, безусловно, поможет — поставками топлива, продовольствия, стройматериалов для восстановления разрушенных домов. Поедут в Новороссию российские добровольцы и специалисты — помочь в восстановлении мирной жизни Новороссии.

Путь этот будет трудным — как будет трудным и пережить эту первую холодную новоросскую зиму, пусть даже и с помощью России.

Но остаётся проблема и всей оставшейся Украины. С ней тоже надо будет решать вопрос о тотальном реформировании того социального и экономического уклада, который привёл к закономерному краху проект "Украина". Как сегодня, в ситуации антироссийской военной истерии, объяснить зомбированному народу приход освобождающих их ополченцев? К сожалению, начальный, весенний антифашистский протест в Харькове, Днепропетровске, Запорожье, Одессе и Николаеве задушен, расстрелян и сожжён.

Украинское общество продолжает готовиться к гражданской войне, продолжает милитаризироваться и всюду ищет образ врага — даже в тех, кто сегодня выходит исключительно с антивоенными и социальными лозунгами — ведь любые другие лозунги тут же будут втоптаны в грязь фашиствующими молодчиками, а поднявшие их демонстранты либо попадут в застенки СБУ, либо, что ещё хуже — просто пропадут без вести.

Но — зима придёт и на территорию оставшейся Украины. Лишённой бесконтрольного доступа к дешёвому российскому газу, потерявшей 75% добычи угля с Донбасса и лишившейся минимум 40% своей чёрной металлургии.

При всей своей крохотности на карте, мятежная Новороссия, даже в границах небольшого анклава, прочно удерживаемого ополчением, давала около 20% общеукраинского экспорта. Это именно то, что могла предложить Украина остальному миру, — пусть и не сверхкачественную, но достаточно ходовую и дешёвую сталь, тяжёлые и неказистые, но по-прежнему надёжные и прочные прокатные валки, тепловозы, морские контейнеры и массу других предметов машиностроения.

Украина же, в угаре своего виртуального противостояния с невоюющей с нею Россией, обрушила все — и газовые контракты, и сотрудничество в оборонной и космической отрасли, и кооперацию в авиастроении, и доступ украинской продукции пищевой и легкой промышленности на бездонный и привычный к украинским товарам российский рынок.

На дальнейшем пути Украину уже поджидают и холодные дома в замерзающих городах, и кратное падение уровня жизни при одновременном росте коммунальных тарифов, и стремительная девальвация национальной валюты при тотальной невозможности сбалансировать потоки импорта и безвозвратно утраченного с потерей Новороссии экспорта.

В случае продолжающейся горячей войны с Новороссией правителям "Единой Украины" можно было бы надеятся списать всё это на войну — и репрессии против инакомыслящих, и падение уровня жизни собственного населения, и остановку экономики, и убогость собственных идей касательно "светлого" европейского будущего Украины.

В ситуации же "ока тайфуна" это будет сделать гораздо сложнее. Да, Новороссии будет очень несладко. Да, проблемы Новороссии будут всячески преподноситься как извечное украинское "посмотри, как хорошо, что у соседа корова сдохла". Но ситуация на Украине при этом тоже будет очень быстро развиваться от плохого к худшему. И у всех так или иначе думающих о будущем своей страны и своих детей — а таких, поверьте, на Украине большинство — они рано или поздно снесут тот режим, который, придя к власти в результате военного переворота, вверг страну в пучину гражданской войны.

Момент истины

Конечно, киевский режим будет мимикрировать, приспосабливаться и меняться. Скорее всего, на фоне таких неудач во внешней и во внутренней политике даже сегодняшний, весьма жёсткий вариант либерал-фашистской диктатуры будет неизбежно снесён ещё более одиозным и наглым. Украине ещё предстоит увидеть самые неприкрытые, латиноамериканские формы фашистской диктатуры, в которой нынешняя, весьма усечённая свобода слова и собраний, покажется недостижимым раем.

Украине ещё предстоит куда-то деть почти что 100 000 вооружённых людей, многие из которых пошли в каратели на Донбасс сознательно — и совсем не горят желанием вернуться к мирному, созидательному труду. Именно крестьяне, вернувшиеся с войны в 1917 году, снесли трехсотлетнюю Российскую империю, а "ветераны АТО" вполне могут обрушить карточный домик современного украинского государства.

Что же делать нам, всем людям доброй воли, в ситуации "ока тайфуна"? Просто ждать краха Украины и построения сильной Новороссии — или помогать обоим процессам?

Нет, сидеть на месте и ждать — не стоит.

Надо активно участвовать и помогать там, где вы лично можете помочь. В меру своих скромных сил и умений.

Новороссия — это новая точка сборки русского мира, которая высветила всё, что есть в России, в Украине, в Белоруссии, во всех неравнодушных по всему миру, кто поддерживает борьбу простых людей против современного, глобального фашизма, основанного на власти СМИ и финансового капитала.

Наша задача — всемерно укрепить пока ещё утлую лодку под названием "Новороссия", пока зигзаг истории дал нам краткий миг остановки гражданской войны на Украине, удивительное "око тайфуна" посреди самого страшного шторма — шторма, который выпадает на русской земле один раз в столетие.

Не пропустите этот миг, не потратьте даром то драгоценное время, которое нам отпущено самой историей…

http://zavtra.ru/content/view/oko-tajfuna/