Недавние погромы в Гамбурге, спровоцированные маршем местных неонацистов и приведшие к драке с немецкими антифашистами, в очередной раз возвращают нас к проблеме роста правых настроений не только в самой Германии, но и по всей Европе. Недавнее социологическое исследование, проведенное Свободным университетом Берлина, показало, что половина коренных жителей Германии выступает за радикальное сокращение притока иностранцев в страну. 38% респондентов заявили, что ислам несет опасность традиционному западному образу жизни, а 30% предпочитают не замечать опасности скатывания страны к правому радикализму.

40% участников соцопроса считают, что в период экономического кризиса работу следует предоставлять только немцам, а иностранцев вообще надо высылать из страны. Проведенный соцопрос продемонстрировал еще одну важную тенденцию: в условиях экономических неурядиц все слои немецкого общества ополчаются на иммигрантов.

В создавшихся условиях растет вероятность того, что на ближайших федеральных парламентских выборах в Германии праворадикальная Национал-демократическая партия может попасть в бундестаг. Параллели напрашиваются сами собой. Ныне Греция испытывает колоссальные экономические трудности, и праворадикальная партия «Золотой рассвет», исповедующая объективно фашистские взгляды, на прошедших парламентских выборах вошла в греческий парламент – явление нехарактерное для традиционно православной Греции. Так почему в Германии такой сценарий не повторится?

Немецкая Национал-демократическая партия выступает одновременно против иммиграции, исламизации и американизации. На первый взгляд может показаться странным, но эти явления в действительности связаны между собой. Проблема лишних гастарбайтеров в Германии появилась не без помощи «заокеанских друзей». Когда в 1961 году была воздвигнута Берлинская стена, в Турции разразился серьезный экономический кризис.

Власти Турции, пытаясь избавиться от лишних рабочих рук и тем самым снизить градус напряженности в турецком обществе, предложили Германии взять к себе турецких рабочих. Немцы уже тогда, как могли, сопротивлялись, ссылались на разницу менталитетов, цивилизационные отличия, но под давлением США западные немцы были вынуждены в разгар холодной войны помочь важным союзникам по НАТО в ущерб собственным интересам. Так в Германии оказались первые 7 тысяч граждан Турции.

По официальным данным, на сегодняшний день в Германии проживает 3 миллиона турок, из которых более 700 тысяч сохраняют турецкое гражданство. Причина не в том, что Германия испытывает нехватку рабочей силы, скорее, наоборот: согласно закону о воссоединении семей, принятому в 1974 году, сотни тысяч турок переехали к родственникам, осевшим в Германии. В 2000 году вступил в силу еще один закон – «о праве почвы». Суть его в том, что каждый ребенок, родившийся на территории ФРГ, имеет право на получение немецкого гражданства, при этом его родители не обязательно должны быть гражданами Германии.

Кроме граждан Турции, в Германию переселились сотни тысяч беженцев из таких проблемных стран и регионов, как Ирак, Афганистан, Палестина, Косово, Босния, страны Тропической Африки. Многие из этих беженцев смогли пригласить родственников, которых власти ФРГ также приютили. Постепенно целые районы Берлина, Гамбурга, Кельна, Мюнхена, Франкфурта-на-Майне все больше стали напоминать не европейские города в их привычном виде, а восточные базары.

Особой популярностью немецкая Национал-демократическая партия пользуется в бывшей ГДР, где уровень жизни по-прежнему ниже, чем в Западной Германии (сейчас среднедушевой ВВП на территории бывшей ГДР составляет всего 73% от аналогичного показателя в западных землях). Именно в восточной части Германии Национал-демократическая партия находит наибольшее число сторонников: там НДПГ имеет фракции в Саксонии, Мекленбурге – Верхней Померании, Саксонии-Анхальте. В некоторых округах за нее голосует свыше половины избирателей, а вот в западных ландтагах НДПГ пока не представлена. Но ее рейтинг постоянно растет, а выборы в бундестаг неотвратимо приближаются.

Негативное отношение к иммигрантам не является чертой, присущей исключительно НДПГ. По данным соцопроса, проведенного институтом Forsa, 44% христианских демократов, 40% свободных демократов, 29% социал-демократов и даже 27% лояльных к иммигрантам «зеленых» убеждены, что ислам представляет реальную угрозу для Европы. Все чаще риторика крайне правых в политическом спектре Германии находит положительный отклик в среде немецких умеренных правых. «Германии не нужны дополнительные притоки мигрантов», – убежден председатель верхней палаты парламента, премьер-министр Баварии и лидер Христианско-социального союза (ХСС) Хорст Зеехофер, не так давно исполнявший обязанности федерального президента.

Несмотря на то, что лидеры Германии, Франции, Великобритании признали провал политики мультикультурализма, никаких мер по ограничению иммиграции до сих пор так и не было принято. А значит, правые настроения в Европе будут только расти. Для Германии, которая, казалось бы, получила прививку от национал-социалистической идеологии, это может вылиться не только в попадание в бундестаг НДПГ, но и в резком поправении всего правящего класса Германии. Между тем риторика ХДС-ХСС все меньше начинает отличаться от пропаганды национал-демократов.

Интересная ситуация наблюдается и в соседней Австрии. Там еще в 1999 году правая «Партия свободы», ведомая погибшим при загадочных обстоятельствах Йоргом Хайдером, получила 27% на парламентских выборах и вошла в австрийское правительство, вызвав настоящий шок у брюссельских бюрократов. Партия Хайдера выступала против присоединения Австрии к ЕС (видимо, поэтому Хайдер был так неудобен глобалистам), а затем протестовала против расширения Евросоюза за счет стран Восточной Европы.

Австрийская «Партия свободы» собирала подписи за выход Австрии из Евросоюза. В 2005 году партия раскололась, но победоносный марш правых по Австрии продолжился. На выборах 2008 года партия «Союз за будущее Австрии», которую возглавил Хайдер, получила 11% голосов, а сама «Партия свободы», из которой Хайдер вышел, и того больше – 18%.

В 2010 году новый лидер «Партии свободы» Хайнц-Кристиан Штрахе привел партию к очередному успеху: на муниципальных выборах в Вене, где традиционно побеждали левые партии, «Партия свободы» набрала 27%. В случае сохранения этой тенденции на общеавстрийских выборах, которые должны пройти в 2012 году, «Партия свободы» может получить, по некоторым подсчетам, до 35% голосов и сформировать правительство.

Подобным образом обстоят дела и в соседних странах Европы. Проведенный нидерландским телевидением опрос общественного мнения на тему «Кто является самым великим голландцем всех времен?» вывел на первое место убитого ранее Пима Фортейна, лидера правой партии «Список Фортейна». Фортейн, выступавший за отмену шенгенских соглашений и ужесточение иммиграционной политики, опередил не только известных голландских художников (Рембрандта и Ван Гога), но и даже Вильгельма Оранского, освободившего Нидерланды от испанского владычества в XVI веке. Взгляды Пима популярны в Нидерландах и сегодня. Поэтому неслучайно, что Герт Вильдерс, перехвативший эстафету у Фортейна, диктует политическую моду в своей стране.

В соседней с Нидерландами Бельгии в декабре 2011 года Католический университет Ливена провел демографическое исследование, и оказалось, что мусульмане составляют 25% населения Брюсселя. Автор данного научного исследования социолог Феличе Дассетто сделал вывод, что к 2030 году большинство жителей Брюсселя будут исповедовать ислам. При этом бельгийский ученый отмечает, что мусульмане Брюсселя не ассимилируются и не разделяют европейские ценности.

В середине января с.г. на юге Италии прошла первая массовая забастовка рабочих-иммигрантов. Целую неделю сотни беженцев из Африки, бежавших подальше от «арабской весны», блокировали улочки городка Сан-Панкрацио в провинции Бриндизи. Затем уже не первое подобное «движение протеста» перекинулось на соседние поселки. А тем временем Европейский суд по правам человека в Страсбурге осудил Италию за политику отказа принимать иммигрантов, прибывающих морским путем, которую Италия проводила в 2009-2010 годах.

Известно, что итальянское общество приняло известие о решении Европейского суда весьма прохладно, а сдержанные заявления итальянского правительства и МИД этой страны наводят на мысль, что борьба с нелегальными иммигрантами уж точно не прекратится из-за решений далекого Страсбурга. Такие настроения разделяют все больше европейских стран.

Конфликт между Италией и Францией, разразившийся вокруг проблемы беженцев из Северной Африки, наводнивших остров Лампедуза, с одной стороны, поставил вопрос о жизнеспособности Европейского союза с его глобалистскими наднациональными органами управления, а с другой  -  усилил правые настроения в итальянском обществе.

Министр внутренних дел Италии и один из лидеров правой партии «Лига севера» Роберто Марони с горечью был вынужден констатировать, что европейская солидарность проявляется только когда необходимо спасать банковскую систему ЕС. «Я спрашиваю себя, есть ли смысл для Италии оставаться в ЕС? Когда нужно было, мы выражали свою солидарность Греции, Ирландии и Португалии. Но когда мы оказались в чрезвычайной ситуации, нам было ясно сказано: дорогая Италия, это твои собственные дела», – возмутился министр Марони.

Когда власти Италии, просившие помощи у Брюсселя (в чем Риму было отказано), объявили о том, что станут выдавать беженцам шенгенские визы сроком на шесть месяцев, чтобы они не засиживались в Италии, но могли за это время перебраться во Францию или Германию, разразился настоящий европейский скандал. В Париже и Берлине дали понять, что не станут принимать в свою страну мигрантов с шенгенскими визами. Иными словами, основополагающий договор ЕС был поставлен евробюрократами из Брюсселя под сомнение, как и вся евроинтеграция.

Мировой экономический кризис 2008 года значительно отразился на политической конфигурации Европы. Так, на выборах в Европарламент 2009 года успех праздновали правые европейские партии. Мандаты получили депутаты Нидерландской Партии свободы, Британской Национальной партии, Австрийской Партии свободы, Датской Народной партии, Национальной партии Словакии, Венгерской партии «Йоббик», Партии «Великая Румыния».

В случае если Европу накроет вторая волна мирового финансового кризиса (в чем никто из экспертов теперь уже и не сомневается), позиции как крайне правых, так и крайне левых партий только усилятся, поскольку нынешние власти в странах ЕС с ситуацией не справляются. При такой конфигурации левые будут резонно винить в неудачах свои правительства и мир международного капитала, а различные правые группировки – преимущественно иммигрантов. В этом случае политические верхи Европы, поддерживаемые и окормляемые миром крупного капитала, постараются канализировать протестную энергию масс, уведя ее в сторону, на иммигрантов.

Кризис через войну – таким может стать западный рецепт преодоления тяжелого экономического кризиса, так же как это было в Первую и Вторую мировые войны. Поэтому представляется, что в условиях углубления кризиса европейские правительства, понимая, что уже не могут контролировать ситуацию, сделают ставку на ультраправые группировки и с их помощью постараются установить «синархию» – фашистскую политическую систему нового типа, где главенствующие роли занимают международные финансисты и крупные промышленники.

В этом свете не кажется таким удивительным, что в сегодняшней Греции вперед вырвалась объективно фашистская партия «Золотой рассвет», которая до этого времени была в тени, и источники финансирования которой до сих пор остаются неизвестными. Также не удивляет и тот факт, что недавно Министерство внутренних дел Германии признало, что немецкие неонацисты последние десять лет действовали под крылом спецслужб Германии. Это говорит о многом.

http://www.fondsk.ru/news/2012/06/13/pravyj-marsh-evropy.html