Есть документы, которые столь красноречивы сами по себе, что и в комментировании почти не нуждаются. Как, например, служебная записка председателя КГБ СССР Юрия Андропова от 9 декабря 1980 года, красноречиво озаглавленная «О негативных процессах в Карачаево-Черкесской автономной области».

В качестве преамбулы основному содержанию записки было предпослано краткое содержание – для тех членов Политбюро и Секретариата ЦК КПСС, кои в силу возраста и состояния здоровья уже не способны были осилить документ объемом в целых четыре машинописных листа: «Среди определенной части коренного населения Карачаево-Черкесской автономной области отмечаются негативные процессы, характеризующиеся националистическими, антирусскими настроениями. На этой почве имеют место антиобщественные проявления, а также уголовные преступления…» – Уже ясно, что если председатель КГБ направляет в ЦК специальное послание, значит, ситуация в Карачаево-Черкесии не просто тревожна, а на грани взрыва.

И так, по данным КГБ, «среди отдельных категорий коренного населения Карачаево-Черкесской автономной области усилились негативные процессы националистической направленности, увеличилось количество совершаемых на их основе общеуголовных преступлений. На характер этих процессов, наряду с другими причинами, оказывают влияние враждебные элементы из числа лиц старшего поколения, принимавшие ранее участие в вооруженной борьбе с советским строем. Идеализируя прошлое, отжившие традиции и обычаи своего народа, они всячески подогревают среди окружения чувство «обиды» на советскую власть за якобы чинимые «гонения на карачаевцев», спекулируют в этих целях фактом их выселения в годы Великой Отечественной войны в республики Средней Азии».

Необходимое уточнение. До 1943 года в составе РСФСР существовала Карачаевская автономная область. Почти шесть месяцев, с августа 1942-го по январь 1943 года, Карачаевская АО была оккупирована немцами, под эгидой которых сначала был создан «Карачаевский национальный комитет», который затем провозгласил объединение Карачая и Балкарии в «единый Карачай» со столицей в Кисловодске. Само собой, немцы сделали попытку организовать из карачаевцев вооруженные антисоветские формирования, в основном карательные.

Особых успехов они на этом поле не добились: как свидетельствуют официальные данные, после освобождения территории АО от оккупантов за измену и сотрудничество с немцами по всей области было возбуждено лишь 673 уголовных дела, из которых до суда дошло 449 дел, а было осуждено за измену не более 270 человек. Тем не менее 2 ноября 1943 года карачаевцы были депортированы в Казахстан и Киргизию – по официальной версии, «в связи с тем, что в период оккупации многие карачаевцы вели себя предательски, вступали в организованные немцами отряды для борьбы с советской властью, предавали немцам честных советских граждан, сопровождали и показывали дорогу немецким войскам, наступающим через перевалы в Закавказье, а после изгнания оккупантов противодействуют проводимым советской властью мероприятиям, скрывают от органов власти бандитов и заброшенных немцами агентов, оказывая им активную помощь».

Всего под молох репрессий попало порядка 79 тысяч карачаевцев, из которых от 40 % до 50 % полагают погибшими в дороге и в ссылке. В 1957 году карачаевцы были частично реабилитированы и начали возвращаться домой, а Черкесская АО была преобразована в Карачаево-Черкесскую. Такая вот предыстория.

Но вернемся в 1980 год, к записке Андропова: «…самозваные муллы (их установлено более 100 человек) стремятся к укреплению позиций ислама. …Реакционно настроенная часть горской эмиграции пытается использовать контакты с коренным населением для разжигания межнациональной розни и инспирации на ее основе различных конфликтных ситуаций.

Под воздействием идей национализма некоторые представители творческой интеллигенции <…> в своих произведениях подчеркивают национальное превосходство карачаевцев, наделяют положительными качествами изображаемых ими бывших предателей Родины, стремятся вызвать у читателей и зрителей чувство обиды за якобы незаконное выселение.

Антирусские настроения на протяжении ряда лет систематически возбуждают в своем окружении преподаватели Карачаевского государственного педагогического института.

<…> Бытующие среди молодежи подобные настроения зачастую переходят в открытую неприязнь к русским, на этой основе допускаются дерзкие хулиганские выходки, изнасилования и групповые драки, подчас грозящие вылиться в массовые беспорядки.

Так, только в 1979 году правоохранительными органами области зафиксировано 33 случая изнасилования женщин русской и других неместных национальностей; за 9 месяцев с.г. совершено 22 аналогичных преступления, 36 избиений. Эти действия довольно часто сопровождаются циничными заявлениями и выкриками: «…Так будет со всеми русскими!», «Бей русских!», «Вон с нашей земли!» и т.п. Значительная часть преступлений совершается в районах расположения союзных и международных туристических баз. Ввиду этого объектами преступлений нередко становятся отдыхающие, в том числе иностранные граждане. Так, в 1979 году садистским образом были изнасилованы две туристки из ГДР, одна из которых впоследствии скончалась.

В последние годы отмечается значительное увеличение переселения карачаевского населения в г. Кисловодск. Националистические элементы из числа карачаевцев, считая этот город «своим», ведут себя в нем вызывающе, терроризируют отдыхающих, провоцируют групповые столкновения с туристами и жителями других национальностей.

Наличие на территории области всесоюзных здравниц, туристических баз, а также размещения воинских частей националистические элементы расценивают как посягательство на их «исконные» земли и преднамеренно обостряют отношения с администрацией этих учреждений и военнослужащими.

Например, в 1979 году несколько лиц из числа молодежи села Чапаевского, вооружившись дубинками, прорвались через КПП на территорию воинской части и стали требовать выдачи им задержанного военнослужащими за хулиганские действия жителя этого села. При этом в адрес военнослужащих и командира части допускались оскорбления и угрозы физической расправы…» – И ведь, замечу, было все это в том далеком 1979 году, когда и советская власть казалась крепкой как никогда, и КГБ был в самом соку, не говоря уж про Советскую армию: от страха перед ней вся Европа тогда тряслась, а тут – какие-то горцы с палками в руках на воинские части не боятся нападать – и им не оказывают сопротивления, полная безнаказанность. Это уже край!

«…На обстановку в области негативно влияют и часто встречающиеся круговая порука, местничество. Известны многочисленные факты, когда отдельные руководители-карачаевцы всяческими способами стремятся избавиться от работников другой национальности и укомплектовать кадры родственниками или иными близкими им людьми. Такое положение порождает часто встречающиеся злоупотребления служебным положением и другие негативные социальные явления, что создает представление о безнаказанности, вызывает у населения справедливое возмущение <…> во многих учреждениях, в том числе в писательской организации, книжном издательстве, редакциях газет, ключевые посты занимают лица, являющиеся выходцами из привилегированных в прошлом сословий».

И ведь похожее происходило не только в одной отдельно взятой Карачаево-Черкесии, так что диагноз очевиден: налицо полный крах советской национальной политики. Вот только проблемы те реально наворотил Сталин со товарищи, а полной ложкой их расхлебывать пришлось людям, большей частью к каким-либо злодеяниям прошлого вообще непричастным: чем тогда взваливание преступления сталинских чекистов на всех «русских» поголовно было отлично от сталинского же взваливания ответственности за преступления нескольких сотен карателей-пособников на весь карачаевский народ? Не говоря уже про то, какое имели отношение к депортации 1943 года те многие десятки (а если посчитать, то сотни и даже тысячи) девушек и молодых женщин, изнасилованных радетелями «восстановления национальной справедливости» лишь потому, что они не карачаевки?!

Что же тогда предприняли «компетентные органы»? – А ничего. Особо умилила финальная фраза документа: «Сообщается в порядке информации». – И это все, что мог предложить, казалось бы, всесильный Андропов, «могучий и ужасный», как оказалось, исключительно по части подавления горстки инакомыслящих. Речь идет об эрозии и даже крахе действительно фундаментальных скреп государства, а председатель самой могущественной в СССР конторы – Комитета государственной безопасности – выступает в роли лишь фиксатора событий и стороннего наблюдателя, неспособного даже предложить хоть что-то…

Комментарий:

26 октября 2015 года Пресненский районный суд г. Москвы вынес решение отказать в иске гражданину Б. из Карачаево-Черкесии, требовавшему выплатить ему 1 000 000 рублей в качестве компенсации за «значительный» моральный ущерб, якобы понесённый им при чтении статьи «Интернационализм» по-карачаевски», опубликованной в одном из наших мартовских номеров. Решением московского суда было отказано в исковых требованиях и в части признания сведений, распространённых в нашей публикации, несоответствующими действительности и порочащими честь и достоинство конкретного гражданина, являющегося карачаевцем по национальности.

Предъявляя иск, гражданин Б. из Карачаево-Черкесии фактически отрицал право прессы публиковать исторические документы. Решения суда ждали и учёные, и журналисты. В итоге московский суд смог разобраться в этом достаточно сложном деле и не допустил вынесения абсурдного, заведомо неправосудного решения. Привлечение к ответственности СМИ, публикующих тексты исторических архивных документов, не состоялось! Пока.

Между тем Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики, возможно, в силу особенностей отправления правосудия в этом регионе, вынес абсолютно противоположное по своей сути решение. Но обо всём по порядку.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

«Совершенно секретно» в своей рубрике «Рассекречено» опубликовала материал нашего обозревателя Владимира Воронова «Интернационализм» по-карачаевски», в котором был приведён документ 35-летней давности: постановление Секретариата ЦК КПСС от 30 декабря 1980 года. Постановление было принято на заседании Секретариата ЦК КПСС в связи с обсуждением служебной записки председателя КГБ СССР Юрия Андропова от 9 декабря 1980 года «О негативных процессах в Карачаево-Черкесской автономной области».

В документе со ссылкой на то, что «поступающие в КГБ СССР материалы свидетельствуют», утверждалось: «Среди определённой части коренного населения Карачаево-Черкесской автономной области отмечаются негативные процессы, характеризующиеся националистическими, антирусскими настроениями. На этой основе имеют место антиобщественные проявления, а также уголовные преступления».

Далее в нашем материале шло подробное цитирование и изложение документа, подписанного председателем КГБ СССР. Документа, подчеркнём, касающегося событий 1979–1980 годов. Одним словом, исторический документ эпохи в чистом виде, обширные цитаты из которого и были приведены в газете дословно. Авторский же комментарий касался исключительно условий создания этой служебной записки Андропова. Публикацию сопровождала иллюстрация – первая страница исторического документа, который послужил для журналиста и информационным поводом для статьи, и источником информации.

Однако вскоре после этой публикации прокуратура Карачаево-Черкесской Республики решила провести проверку заявлений, поступивших от «бдительных граждан». Для этого она решила заручиться мнением специалистов Центра лингвистических экспертиз и тестирования по русскому языку ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», направив на исследование не документ 50-летней давности, а… комментарии анонимных посетителей сети Интернет.

В довершение всего прокурор Карачаево-Черкесской Республики в интересах государства обратился в Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики с иском о признании статьи «Интернационализм» по-карачаевски» экстремистским материалом и включении её в Федеральный перечень экстремистских материалов, ведение которого возложено на Министерство юстиции РФ.

Получилось, что нашему обозревателю Владимиру Воронову приписывали «экстремистские» цитаты, которые на самом деле принадлежали вовсе не ему, а Юрию Владимировичу Андропову, на момент написания записки – председателю КГБ СССР.

Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики за два полноценных заседания посчитал аргументы прокуратуры достаточными для вынесения решения о признании статьи «Интернационализм» по-карачавески» экстремистской. Также Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики, несмотря на все наши аргументы, признал заслуживающим доверия заключение специалиста Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института языковедения РАН д. ф. н., профессора Тарасова Е. Ф., который по результатам своего исследования сделал потрясающие по логичности выводы о том, что «доказательством экстремистского характера статьи В. Воронова являются комментарии к этой статье, размещённые на сайте журнала «Совершенно секретно»; «статья В. Воронова, содержащая исторический материал, приобретает качество экстремистского материала в наше сегодняшнее время»; «статья независимо от намерений автора (!) является экстремистской, направленной на разжигание межнациональной розни».

Несмотря на эти, мягко говоря, странные заключения специалистов, Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики не удовлетворил ходатайство газеты, поданное в целях вынесения обоснованного решения, о проведении судебной психолого-лингвистической экспертизы текста статьи в старейшем экспертном учреждении страны – ФБУ «Российский федеральный центр судебной экспертизы» при Министерстве юстиции Российской Федерации. Как оказалось впоследствии, отклонил, видимо, понимая, что за пределами республики мнение специалистов может быть совсем иным.

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ?

После вынесения Черкесским городским судом решения, которое фактически поставило под запрет реализацию журналистами изданий, публикующих материалы по исторической тематике, и свободу распространения информации, содержащей не всегда положительные факты отечественной истории, мы самостоятельно обратились за проведением исследования спорной статьи в Федеральное бюджетное учреждение Российский Федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации (ФБУ РФЦ СЭ) при Минюсте РФ.

Эксперты РФЦСЭ при Минюсте РФ установили: «…Текст записки Андропова относится к историческому периоду, когда межнациональные отношения в государстве обострились вследствие национальной политики руководства, основанной на идеологии интернационализма, существовала социальная напряжённость в национальной сфере. […] Информация об имевших место в прошлом событиях, основанная на документальном источнике, не используется для негативной характеристики всей национальной (этнической) группы (карачаевцев). Автор не проявляет какого-либо негативного (враждебного) отношения к карачаевцам, не противопоставляет их какой-либо иной национальной группе. Автор считает, что в сложившейся тогда ситуации виновата сама власть, Сталин, несостоятельная советская национальная политика, а не карачаевский народ». И пришли к единодушному мнению – статья не содержит никаких экстремистских высказываний.

Неожиданным сюрпризом для редакции газеты стала абсолютно случайным образом выяснившаяся история с попыткой признания статьи «Интернационализм» по-карачаевски» экстремистской в городе Москве. «Бдительные граждане» нашлись и в нашем городе. Оказалось, что в прокуратуру Восточного административного округа города Москвы также поступило заявление о принятии «соответствующих мер» против нашего «экстремизма».

И теперь уже специалисты ГБУ г. Москвы «Московский исследовательский центр», которому прокуратура ВАО г. Москвы поручила провести исследование «подозрительного материала», пришли к выводу, что в статье Владимира Воронова «Интернационализм» по-карачаевски» «не содержится психологических и лингвистических признаков побуждения (в том числе в форме призыва) к совершению насильственных, деструктивных, дискриминационных действий, возбуждения вражды, ненависти по отношению к какой-либо группе лиц и пропаганды исключительности, превосходства, неполноценности кого-либо по признакам расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, социальному признаку, а также унижения представителей какой-либо группы лиц». В связи с вышеизложенным у прокуратуры ВАО г. Москвы не нашлось «оснований для принятия мер прокурорского реагирования».

Как же так? Получается у одной прокуратуры не нашлось оснований для подачи иска в суд, а другой – нашлись? «А как же единообразие в применении федерального законодательства на территории всей Российской Федерации?!» – воскликнут юристы. И будут правы. Хочется надеяться, что в Карачаево-Черкесии найдутся юристы, которые досконально разберутся в этом странном деле и не допустят, чтобы источником экстремизма признали переписку КГБ СССР и Политбюро ЦК КПСС, а публикацию исторических документов – журналистским злоупотреблением.

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/5155/

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4691/