Пытаясь делать обзор межнациональной ситуации в огромной стране, я не могу обойтись без упоминания родного региона – Нижегородчины. Мне кажется, что по своему территориальному положению и истории она поневоле должна служить примером добрых взаимоотношений. Увы, последние определяются долгим опытом совместного проживания. Да и то не везде. А учитывая огромные потоки приезжих из Средней Азии и Кавказа, то можно наблюдать крах добрососедской идиллии. Об этом мы сегодня и поговорим.

Форпост Руси

Исходя из своего географического положения Нижний Новгород с момента своего основания в ХIII веке стоял на стыке цивилизаций – Руси и Дикого поля, а впоследствии – зарождающегося Московского царства и сильного Казанского ханства. И до сих пор Нижегородчина граничит с исламским миром Татарстана: в Нижегородской области есть множество компактных поселений татар, целые районы – Сергачский и Краснооктябрьский и татарские поселения в других районах. Также область граничит с другими национальными образованиями: Чувашией, Марий Эл и Мордовией. В течение веков эти народы перемешивались, адаптировались друг к другу и в результате создали достаточно прочный и спокойный конгломерат.

За последнее столетие история Нижегородчины не знает случаев масштабных конфликтов и столкновений между этими народами. Хотя была и нижегородская ярмарка с постоянными национальными конфликтами, и целая «Мордовская Вандея», когда в XVIII веке правительственные войска подавляли бунты этого народа. Кстати, в этих бунтах доставалось и соседям мордвы, обычным русским крестьянам. В советской исторической литературе это называлось «борьбой угнетённого мордовского крестьянства с царско-российскими эксплуататорами».

Тем не менее с течением времени совместная жизнь устаканилось и наладилась. Мало того, во время Великой Отечественной войны в незатронутую боями Горьковскую область прибыло немало беженцев, которые впоследствии здесь и остались жить. Например, жители еврейских местечек из разорённой фашистами Прибалтики бежали сюда от фашистского способа решения национальных проблем – массового уничтожения евреев. В нижегородской синагоге сохранилось немало воспоминаний этих людей о том, как их, нищих и голодных, встретили на новом месте и помогли адаптироваться и выжить.

Самые интересные воспоминания остались от Ильи Яковлевича Шнеера, который вместе с семьёй ещё ребёнком прибыл из латвийского городка Лудзе в старообрядческое село Крутец Бутурлинского района. Его старший брат вместе с сельской молодёжью ушёл на фронт, где и погиб, а остальные члены семьи остались работать в колхозе. Илья и его отец возглавили производство спичек, которых в Крутце отродясь не видали, пользовались кресалом.

По воспоминаниям Ильи Яковлевича, отношение к «кувырканным» (или помятым жизнью), как называли пришельцев местные жители, зависело от их успехов в нелёгком и чуждом для них крестьянском труде. К чему я это пишу? Да просто привожу пример адаптации и «интеграции в местное сообщество» – толерантное отношение и уважение нужно заработать!

Нижегородскую область можно смело назвать образцом межнациональной благодати, если бы не пришельцы из Средней Азии и Кавказа: во время «Арзамасского Бирюлёва» целый город выступил не против мордовских скотоводов или марийских бортников, а против пришлых кавказцев. Зато горожане с удовольствием «лузгают» семечки, которые привозят мордовские аграрии, поедают дары лесов марийцев и пользуются строительными услугами недорогих чувашских гастарбайтеров.

Чего нельзя сказать о регионах, граничащих с тем же Кавказом, – Ставрополье, Краснодарском крае или Ростовской области. Но и в нижегородских реалиях не всё так просто. Приведу интересный пример из современной жизни. Он особо характерен в контексте проблемы малых народов. Поговорим о мордве.

Сейчас мордва периодически устраивает национальные праздники, полюбоваться которыми съезжаются со всей страны и даже из-за рубежа. Например, ежегодный праздник «Эрзянь лисьмапря», который проходит у села Новосёлки Лукояновского района – исконного места проживания мордвы. Место выбрано неслучайно: здесь находится священный родник «Кельмелисьмалеень лисьмапря» (Родник холодного оврага), установлены «Память предков», посвящённый персонажам эрзянского фольклора, и   мемориальная доска героям этого народа.

От себя замечу, что это действительно красивое и интересное зрелище: воссоздание древнего языческого обряда, прыжки через костёр, метание топора и другие непривычные для современного социума забавы. Всё это происходит благодаря стараниям энтузиаста Николая Аношина, заведующего отделом эрзянской культуры Лукояновского краеведческого музея. О его деятельности и ситуации с мордовским этносом стоит рассказать подробнее.

Стараниями энтузиастов

Если в 1970 году в Горьковской области проживало 52 600 эрзян и мокшан, то в 2010 году таковыми себя назвали только 15 200 нижегородцев. Получается, численность мордвы сокращается на 812 человек в год. И через считанные годы её не станет... Аношина это никак не устраивало, и в «лихие 90-е» он вместо расхищения народного добра начал создавать в Лукоянове музей мордовской культуры. По его воспоминаниям, тогда культура воспринималась как нечто инородное, и наглядным показателем этого был местный дом этой самой культуры – ДК. В его помещениях постоянно выступали заезжие гастролёры с низкосортными представлениями: шоу уродов, стриптиз и т. д.

На фоне этого местная власть ликвидировала народную киностудию «Поиск», которая протоколировала окружающие безобразия. Руководитель киностудии также не мог с этим согласиться и жаловался во всевозможные инстанции. В результате сочувствующий чиновник посоветовал вместо киностудии создать объединение, направленное на возрождение малых народов, и на это были выделены деньги. Аношин тогда руководил художественной мастерской и взялся за организацию музея на двадцати квадратных метрах. Создание музея шло далеко не гладко, стройматериалы выделяли с трудом, а скудное финансирование чиновники «распиливали». Но с благословения мордовских богов помещение сделали.

Далее начались другие трудности: нужная литература в библиотеках отсутствовала. Большую помощь оказали немногочисленные местные краеведы и известный нижегородский журналист-этнограф Николай Морохин. Экспонаты собирались «по сусекам»: один подарил жестяной кувшин ручной работы и кочедык с костяной ручкой, другой – несколько каменных орудий труда.

В результате в 1992 году музей торжественно открылся. Первыми посетителями были те энтузиасты, которые его создали. Через пару лет при музее функционировала общественная организация «Ассоциация по спасению эрзянского языка». Его изучение ввелось в четырёх школах, находящихся в мордовских поселениях. Также по «сусекам» пополнялась экспозиция. Директор сам ездил по селам, и люди бесплатно делились останками старины. Что-то вошло в музейный фонд и из дома самого директора: лапти, керамика, книги его деда. Музей стал получать всевозможные премии, в том числе и международные. С тех пор уже более 20 лет музей является неофициальным центром эрзянской культуры всего мира!

Пургасова Русь

Далее поневоле приходится переходить к грустным реалиям. О том, как плоды кропотливого труда истинных подвижников становятся достоянием, мягко говоря, не очень хороших людей. Здесь уместно привести сравнение с арабской культурой и её современной интерпретацией. Да, она дала миру медицину, астрономию и многие другие достижения цивилизации. Но её сегодняшнее воплощение – неграмотный бородатый мужик с «калашом». Увы, даже обидно становится, как они так смогли скомпрометировать российский оружейный гений, созданный для защиты именно своей земли, а не «бомжатских» халифатов. От себя добавлю, что более надёжного и практичного оружия я не видел, хотя многое испробовал…

Итак, последнее время на мордовских торжествах объявляются всякие мордовские националисты и раздают свои экстремистские издания про «торжество мордовского духа», «захваченные исконные земли» и «русских захватчиков». Это скорее толкиенисты-ролевики, нежели реальные боевики, дальше хороводов и подобной безобидной писанины у них дело не доходит. Но тенденция настораживает. И у них есть несколько интернет-ресурсов, где можно прочитать крайне занимательную интерпретацию истории.

Например, что зороастризм имеет мордовские корни, а древние жители Поволжья ушли на восток и там распространили это учение. Если проанализировать подобные источники, получается, что главенствующей нацией на нижегородчине всегда была и должна быть мордва, а на месте Нижнего Новгорода стоял эрзянский город Обран Ош. Арзамас – не что иное, как Эрзямас, а Рязань – Эрзянь. То же самое можно прочитать в газете «Эрзянь Мастор». Мне её подарили на том же празднике мордовской культуры,   после того как я в пятый раз отказался купить русско-мордовский словарь. Продавец уверял, что скоро все будут говорить на эрзя, самом благозвучном языке в мире. В газете много говорилось о «тюрьме народов» России и притеснениях оных. Но больше всего удивляет своеобразная трактовка истории.

Например, история о том, как эрзянин В.И. Ленин боролся за свободу мордовского народа от проклятого царизма. Также эрзянами стали Степан Разин, Емельян Пугачёв и прочие борцы за народное счастье. Из этого делается вывод, что раньше на территории России была Пургасовская Русь (по имени героя мордовского эпоса. – прим. К.Г.) с мордвой в качестве главенствующего этноса. Есть и настоящие «шедевры», приведу характерную цитату: «Эрзя Яффе и его жене эрзянке Домне не нужно такое возрождение, где они должны растить детей новым русским в прислугу. Неужели власть боится эрзянского возрождения больше, чем азиатского вторжения?»

Вот вам и «тишайшая Нижегородчина» и «благоприятная антитеррористическая обстановка». От себя добавлю, что последние годы финал мордовских праздников крайне банален: обычная пьянка. На том возрождение великого народа заканчивается до следующего года. И здесь уместно перейти к изучению соответствующих властных структур этого региона.

Странное министерство

Например, есть малопонятное министерство внутренней политики. Оно есть и в других регионах, но такое же малопонятное. Чем оно занимается, никто не знает. Судя по записям на сайте, межконфессиональная и межнациональная деятельность входят в обязанности этого ведомства. Так же, как и её мониторинг. Увы, с момента создания министерство не порадовало плодотворной работой. Весной этого года министром внутренней политики стал прибывший из Москвы Сергей Рогожкин.

Весьма узкий круг областных межнациональных деятелей ожидал от столичного эмиссара бурной деятельности, всевозможных разоблачений, наведения порядка среди диаспор и так далее. Увы, этого не произошло. Наоборот, за более чем полгода новый министр лишь один раз засветился и дал интервью на проходящем в Нижнем Конгрессе народов России. Видимо, тут уже деваться было некуда. А всё остальное время он вместе со своим ведомством пребывает в неком эзотерическом подполье, больно уж непонятно, чем он с подчинёнными занимается.

Я провёл небольшой мониторинг среди своих нижегородских коллег. Те только развели руками и к вышесказанному ничего добавить не смогли, в городском медийном пространстве они нового министра не наблюдали. Злые языки поговаривают, что новому министру просто скрутили руки и не дают работать: всем рулят «местные», которые вместе с верхушками диаспор пилят бюджет на проведение всяческих утренников и «дней культуры».

Но не о министре речь, а о межнациональных отношениях, которые он контролирует. Увы, источником здесь может являться только единственное большое интервью, которое дал скрытный министр. Оно крайне интересно хотя бы тем, что наглядно характеризует крайне неприятный процесс, когда власть и её даже самые лучшие поползновения бессильны перед менталитетом. И поменять этот менталитет власть бессильна.

Кухарка одобряет

Если исходить из статистики этого министерства, то 74% нижегородцев «одобряют состояние межнациональных отношений в нашем регионе». Что под этим подразумевается, непонятно. Получается, что и «Арзамасское Бирюлёво» тоже одобряют. А по мнению министра, подобная статистика не является основой для абсолютной оценки реального положения дел. Оценкой может быть атмосфера общения между людьми, уровень понимания того, кто мы, где живём и что происходит в нашей культурной среде. Вот вам и «официальные данные»! Ещё интереснее министр поведал об этих самых данных:

– Всем, кто приехал на конгресс, мы вручали большой пакет различных информационных материалов, иллюстрирующих состояние межнациональных отношений. А ведь можно было ограничиться и тем, что выдать каждому Конституцию нашей страны. Там всё написано – и на многие вопросы, которые мы обсуждали на конгрессе, можно найти ответы. Все базовые права и свободы, которыми мы обладаем согласно положениям Конституции, там уже заложены. Граждане России имеют равные права – независимо от национальности, вероисповедания. Я часто говорю в последнее время – у нас у всех, в том числе и президента России, одинаковые паспорта. Гражданство – прекрасное слово, оно нас должно объединять. 

Получается, что все проблемы межнациональной сферы – незнание Конституции?! Её не просто плохо читают, её часто просто не знают. Ба, да я это где-то слышал… Да и не один раз… Точно! Так очень любят говорить чиновники и представители диаспор, когда им нечем отчитаться! Дескать, участники международного диалога, а это, кстати, всё население России, не читают и не знают Конституцию страны! Вот где корень всех бед! Посему чего для них стараться и чего-то делать. Что это, деградация властной вертикали? Особенно апелляция к другой излюбленной теме, «общей родине – СССР». Здесь также «политика партии» немудрёная – «и вашим и нашим»:

– У графы «национальность» в наших документах в истории страны очень непростая история. Порой даже трагическая. Национальность всё равно с нами, и это тоже важно. Есть, как известно, предложения вернуть эту графу в паспорт. Но, будучи гражданами страны, мы всё равно задаём себе вопрос – страна на первом месте или национальность? Собственно, ради этого мы и собрались на Конгресс – попытаться осмыслить национальную политику прежде всего с точки зрения соотнесения каждого из нас с Рос-си-ей! Вопрос этот далеко не праздный: заметьте, в Конституции записано: «Мы многонациональный народ»! А есть и другая трактовка, тоже весомая: «Мы – многонародная нация». Народы, живущие внутри общего исторически сложившегося единого пространства, должны воспринимать себя как некая общность. 

Приводить дальнейшие цитаты нижегородского министра смысла не имеет. Хотя они крайне интересны и наглядно показывают настоящую алхимию проблемы. А также показывают полное бессилие региональных властей, даже когда там находятся очень грамотные люди. Потому что ни имперская, ни европейская модели работать не могут, когда власть перестаёт совершать реальные поступки для улучшения ситуации. Пусть даже на первый взгляд в не особо важном сегменте социума. Это бессилие перед сложившимся за считанные годы менталитетом, когда кухарка-домохозяйка стала управлять государством, влияя на умы его верхушки. Но не так давно мы видели другое…

http://zavtra.ru/content/view/etnicheskie-opusyi-13/