Нацдемы — новые власовцы сегодня

В начале 80-х прошлого века, в преддверии горбачевской поры, в советской драматургии появилась вдруг некая новизна — авторы обнаружили и стали комплиментарно предлагать обществу «героя нового времени». А театры — ставить пьесы про этого героя. А зрители — смотреть и обсуждать. Одна пьеса так и называлась: «Посмотрите, кто пришел!». Не шедевр, мягко говоря, но с претензией на высокую актуальность. И хотя сюжетные ходы этого бесследно для искусства промелькнувшего произведения были надуманными, а диалоги вымученными «под идею», основной пафос все же нечто отражал в происходящем. Даже не столько отражал, сколько навязывал, надиктовывал позднесоветскому обществу.

Выявленный герой был парикмахером. В данной конкретной пьесе (в соседней он мог быть кем-то еще из сферы обслуживания, ну или фарцовщиком, или торговым спекулянтом). Будучи введенным в совершенно «не свой» круг, в некую «академическую среду на досуге», он быстро начинает там доминировать, диктовать свои вкусы, представления о должном и, главное, настойчиво требовать, чтобы при его появлении все восклицали: «Посмотрите, кто пришел!» Радовались, то есть. В этом и был пафос пьесы — нравится не нравится, а... извините-подвиньтесь, жизнь такова, что вот он, «новый человек», он теперь законодатель моды, и пора нам всем привыкать. Перестраиваться. Да, и радоваться, конечно! Потому что это — жизнь. А над жизнью, как некогда было сказано, нет судьи.

Насчет судьи, конечно, вопрос спорный (особенно, учитывая авторство сего афоризма), но еще более спорна уверенность, будто все явления действительности подкидывает нам именно жизнь. А не что-то или кто-то еще. Вспомнилась же мне эта давняя «движуха» в культуре в связи с реалиями нынешними — и не культурными, а политическими.

В предыдущем номере газеты, в этом же разделе «Идеологическая война» шла речь о заметном усилении в русском национальном движении позиций национал-оранжистов. Данное, до недавнего времени вполне маргинальное и некрупное направление, представленное фактически несколькими пишущими «национал-уменьшителями» (такими, как А.Широпаев, В.Штепа, К.Крылов) и нешироким кругом их последователей, на настоящий момент переживает — приходится это с сожалением констатировать — определенный взлет. Что не случайно. А очевидным образом связано с той общей линией на пересмотр русской истории XX века и более ранней (!), которую давно проводят либералы-западники. Эта линия хорошо известна зрителям «Суда времени» и «Исторического процесса» по выступлениям со «скамейки» Сванидзе — Млечина. И она с началом государственной кампании по «десоветизации» становится все более серьезным угрожающим явлением нашей политической жизни. Об этом явлении в целом и его зарубежном бэкграунде — читайте в этом же номере газеты статью И.Кургинян «Дума деленинизаторов».

Так давайте посмотрим, кто же пришел как «веление времени»? С чем именно? Посмотрим, какова идеология становящейся все более заметной политической «сущности», назвавшей себя национал-демократией. КТО нам вещает о своей неизбежности и якобы безальтернативности?

Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

Национал-оранжизм не просто тактический союзник оранжизма, он — то же самое и есть по своей сути, но только с особой дополнительной заточенностью на национальную тему. Он пришел на нашу политическую сцену с твердым намерением повернуть, а точнее, прекратить в содружестве с Западом российскую историю. Но сделать это как бы изнутри. Чтобы получилось у русских как бы добровольно. А то ведь и «возбухнуть» могут! Есть прецеденты. Да еще какие!

Итак, даем слово русским носителям доктрины о «скверности» русских и российской истории. Заранее принеся извинения читателю и запасшись чисто исследовательским спокойствием.

Алексей Широпаев. Публицист и поэт, в начале 90-х — православный монархист, к «нулевым» — национал-сепаратист, неоязычник и «крокодилист». Автор многих шокирующих текстов, представляющих русских как средоточие всяческой мерзости, порожденной веками имперского существования, а также «азиатчиной», еще допрежь того пожравшей подлинно русского, новгородского «белого человека». С марта 2010 г. —  сопредседатель (наряду с М.Пожарским и И.Лазаренко) «Национально-демократического альянса».

Уже сами заголовки широпаевских работ: «Тюрьма народа. Русский взгляд на Россию», «Тьма-родина», «Вши холодной войны» — говорят за себя. Вот цитата из последней (статья написана, как отклик на известное высказывание про «зарычавшую вошь», появившееся в американской прессе после так называемой Мюнхенской речи Путина 2007 года).

В чем ложь демократии?

«Дембельский паровоз с развевающимися знаменами вольности уже вовсю летит по нашим просторам. Русские вылезают из многовековых имперских окопов и дружно покидают «западный фронт», не слушая гомонящих «политруков». Впервые в нашей истории идее Мобилизации противостала идея Великого Национального Дембеля и даже Дезертирства. Дезертирства, которое равняет русских с их полузабытыми Богами.

Скорее вон из окопов и в нашу русскую баню — пропариться, смыть с себя паразитов и вшивый патриотизм! И вот тогда на месте России, этого мирового мессианского пугала, возникнет свободное содружество русских земель — Русь, которая вспомнит все и впустит в свои паруса родной ганзейский ветер, памятный с новгородских времен.

А Западу уже давно пора обращаться не к Империи, а непосредственно к русским. Пока они еще есть».

Оставим за скобками широпаевские намеки западным партнерам (вне сомнения, они ими услышаны), а также крокодиловы слезы о вымирающих русских (не «крокодилисту» лить их, право, но... «крокодилья» тема — отдельная, мы к ней когда-нибудь вернемся). Подчеркнем только, что данный мотив — хватит мобилизации, русским пора идти сдаваться, причем навсегда и каясь за все исторические грехи — у «нацдемов» центральный. А сдаваться надо, вестимо, по частям.

Вот что пишет другой сопредседатель НДА Михаил Пожарский в статье «Отделяйтесь!-2» (продолжение его же статьи «Отделяйтесь!»). Оговорив предусмотрительно, что речь идет о «гипотетической стране, лишь по случайному совпадению имеющей название Эрэфия», автор расписывает для единомышленников некую программу политических действий по отделению региона от России.

Кто такие левые?

«Возьмем, северный регион сказочной страны Эрэфии, который граничит со сказочной страной Финляндией. Регион богат лесом и большим заводом, который из леса делает бумагу. Да и вообще зело красив. Для того чтобы отделить эту область от деспотичной Эрэфии — требуется договориться с какими-либо западными компаниями — посулить им, скажем так, инсайдерские сверхприбыли после «бархатной революции» в регионе. Получив деньги и информационный ресурс, можно начинать масштабную пиар-кампанию «отделения», напирающую, например, на случай убийства нескольких местных жителей членами этнической мафиозной группировки и полное бессилие действующих властей, надежно вписанных в некую «вертикаль». Пиар-кампания заканчивается референдумом. Главный вопрос: «Где вы хотите жить — в независимом, свободном, цивилизованном европейском национальном государстве или в вороватой многонационалии и беззаконии (т.е. Эрэфии)? Затем включаются механизмы «автономного действия»...

Далее молодое государство провозглашается, например, Русской парламентской республикой. Первостепенные цели — развитие малого и среднего бизнеса, привлечение иностранных инвестиций. Изрядная часть средств идет на создание привлекательного образа молодой Республики на международной арене. Другая часть — на развитие туристической сферы. Открываются центры современного искусства, работают программы по поддержке молодых художников. Берется курс на «переманивание» из Эрэфии всех перспективных специалистов, да и всем русским гражданам Эрэфии открыто предлагается перебраться в новую стремительно развивающуюся Республику.

Постепенно Республика превращается в новый торговый, культурный и туристический центр Восточной Европы. В Республику стекаются деньги с Запада и лучшие специалисты из Эрэфии. Постепенно Республика вытягивает всех талантливых и перспективных людей из обескровленного трупа гниющей Эрэфии. В конце концов, яркий пример Республики провоцирует масштабную революцию в самой Эрэфии. Она делится на несколько Республик, которые объединяются в Русскую Конфедерацию — новую ведущую силу на мировой арене...

В чем ложь постмодернизма и марксизма

М.Пожарский уповает далее на «талант, деньги и дерзость» и призывает к максимальному исключению уже сейчас государства из своей жизни: «не служить в армии, не платить налоги и т.д.».

Или вот еще один видный нацдем — признанный идеолог движения Константин Крылов.

Он, агитируя, за раскол России, приводит нам в пример Китай (а как иначе — без «китайского опыта» нынче и не чихнешь!). Опыт же состоит в том, что рядом с материковым Китаем, жившим под властью коммунистов, были Тайвань и Гонконг, и будто бы именно это повлияло на общекитайскую ситуацию. Как? Крылов отвечает! Оказывается, в «правильных» капиталистических Гонконге, Тайване и прочей Юго-Восточной Азии китайцы «доказали миру, что узкоглазые МОГУТ... Западные «большие люди»... точно знали, что на китайцев можно положиться. Это не негры, которые не сумели построить ни одного процветающего африканского государства. Китайцы — лошадь, на которую можно ставить». Чувствуете эту особую закомплексованность, рвущуюся из каждой фразы «вольного ганзейца», буквально африканскую?

Одним словом, по Крылову, именно разделенность привела Китай к триумфу, и, развивая эту оригинальную мысль о благе разделенности далее, идеолог нацдемов приводит пример более близкий к нам. Это — кто б вы думали? — Грузия! Оказывается, «Саакашвили, возродивший Грузию буквально из ничего, пришел к власти, в том числе, на волне общегрузинского стремления вернуть потерянные земли. В этом он пока не преуспел (если не считать возвращения Аджарии), но результаты его реформ буквально потрясли мир и перевернули все представления о Грузии и грузинах…»

Православные фашисты и царебожники

Казалось бы, и неумно, и наивно (повторять пропагандистский миф о «грузинском чуде» — это, согласитесь, очень наивно для человека, занятого политикой), но вдруг буквально в следующей фразе Крылов говорит нечто вполне практичное. И циничное. «Для того чтобы раскол страны принес стране и народу какую-то пользу, необходимо, чтобы страна, от которой откололся кусок, сама находилась в сложном положении. Если называть вещи своими именами — в положении, когда ее естественное развитие ИСКУССТВЕННО СДЕРЖИВАЕТСЯ» (Выделено автором — М.М.).

То есть, если сдерживать развитие всей России и при этом, оторвав от нее маленький кусок (см. выше), организовать в него западные вливания (известная стратегия искусственной накачки стран-сателлитов), то находящиеся в бедственном положении страна и народ... Что, чудесным образом возродятся? Нет, все погрузится в хаос и рассыплется окончательно (опять же смотри выше, у Пожарского).

Ну, и где же здесь обещанное счастье для русского народа, спросите вы?

А кто вам обещал счастье, кто вообще сказал, что в системе нацдемовских представлений этот поганый народ заслуживает счастья? Не-е-ет! Русский народ — это «особ статья» в рассуждениях данных деятелей, использующих (по недоразумению, видимо) слово «национальный» в названии своей партии. Описание национал-демократами русского народа стоит отдельного неторопливого изучения. Как и их описание русской истории, ее героев и антигероев. Как и то, что сами они из себя представляют — так сказать, феноменологически. Раз уж мы задались целью посмотреть, КТО ПРИШЕЛ, давайте не будем торопиться.

Кто стоит за монархизмом в России

Так что же национал-оранжисты думают о русской нации?

Для примера очень хорош А.Широпаев. Он ведь поэт и умеет написать ярко. Открываем его «Тьму-родину». Начав с того, что Россия принесла в мир самую человеконенавистническую идею на свете — большевизм, предупредив, что не надо пугаться, если в отношении России ваша точка зрения вдруг совпадет со взглядами Александра Янова, спросив, кто более растоптал «человека, его свободу, дух и мысль, чем Россия», он переходит к исследованию феномена русских.

«Россия — не страна, а фантасмагория, причем опасная, стремящаяся навязать себя миру. Да, собственно, и русские-то — это не нация в нормальном понимании, а фантасмагория... Нам, русским, не повезло. Татарщина, творя из нас свое подобие, измордовала нам душу, превратила ее в кровавую котлету. Орда оторвала нас от европейского корня, сломала процесс становления буржуазных отношений и укрепления института частной собственности. Отсюда наша неустроенность и завистливо-враждебное отношение к тем, кто сумел обустроиться, прежде всего, к нашим ближайшим соседям — к Западу, к Европе. Неслучайно, когда советские войска вошли в Восточную Пруссию, они не столько грабили, сколько уничтожали чужое богатство, вымещали на нем обиду за вечное российское неустройство».

Далее цитата из Л.Копелева про вхождение в Восточную Пруссию (любимый сюжет «коллективного Сванидзе») — разговор с солдатами, из которого выясняется, что не было ни боя, ни поджога уходящими немцами, а «пожгли наши»: «Зачем? — А хрен их знает, так, сдуру...».

«Да не сдуру, — разъясняет Широпаев, — а по причине неизбывной завистливой ненависти к этим уютным, крепким домам, кладовые которых ломились от окороков и колбас, ко всей нормальной человеческой жизни с чистыми туалетами и самоуважением».

Царские останки — фальшивка

Заметим, что в описании «нормальной человеческой жизни» присутствует знаковая тема туалетов и вытекающего непосредственно из их наличия (а как иначе!) «самоуважения» немцев. Однако напрочь отсутствует тот факт, что именно обитатели этих домов отправили миллионы таких же европейцев из таких же (или не столь уютных) домов — в «дома» совсем иного рода, называвшиеся лагерями смерти. И, главное, согласитесь, нужна ведь особая извращенность сознания, чтобы вообразить, будто те первые поджоги и бесчинства (а они поначалу действительно были) являлись результатом ЗАВИСТИ. Не отчаянным выплеском мстительного чувства тех, кто прошел через свои истребленные села и разрушенные города, потерял родных и видел все, что только в той войне мог увидеть солдат, а... ЗАВИСТЬЮ к «уютным домам»! К окорокам и чистым туалетам!!! Но... человек ведь склонен судить других по себе, не так ли? Описывать мир через себя. Что в своей душе имеет — так и чужие порывы понимает. Вот он это и делает, Широпаев. Меряет СОБОЮ русский народ.

Видимо, не очень уверенный, что его русофобческие измышления по поводу копелевской зарисовки воспримут, Широпаев заручается «поддержкой» большего авторитета. Им оказывается А.Куприн. Который когда-то записал мимолетное впечатление от проезда через Финляндию. В частности — поразившего его станционного буфета. Преподробнейшим образом перечислив стоящие на длинном столе аппетитные яства, чистоту и нарядность заведения и отметив ничтожную цену, которую каждый сам кладет по доброй воле, писатель сетовал: «Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой».

Пожалуй, поначалу текст Куприна (если читать его у Широпаева) может удивить. Как-то слишком уж вырисовывает гастрономическое благолепие, уж больно по-мещански и не сообразно своему писательскому дару. Мне даже вспомнилась сцена, которую не без стыда как-то наблюдала, и тоже в Скандинавии. Семья интеллигентных на вид соотечественников (увы, встретить наших туристов за рубежом не всегда приятно), восторженно фотографирующая в гостинице «шведский стол» с яствами. Но Куприн?

Кем являются претенденты на российский престол

Дальнейшее чтение недоумение чуть ли не наращивает, однако потом оно быстро и счастливо рассеивается. Куприн, оказывается, изначально вел к некоему выводу — что есть среди русских один крайне неприятный (что ж, в семье не без урода) типаж. Кто это, он недвусмысленно назвал.

«Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому — словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.

– Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово — чухонцы.

А другой подхватил, давясь от смеха:– А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.– Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!

И тем более приятно подтвердить, что в этой милой, широкой, полусвободной стране уже начинают понимать, что не вся Россия состоит из подрядчиков Мещовского уезда Калужской губернии».

Зачем возрождают монархию?

Так Куприн заключает свой рассказ. Но эта концовка Широпаевым, разумеется, убрана.

Итак, мы видим, что речь о кулаке. И, учитывая контекст, без труда понимаем купринский пафос. Финские путевые заметки относятся к 1908 г. — периоду столыпинских реформ. Реформ, которые среди прочего лишили широкой автономии Финляндию и нарушили традиционный крестьянский уклад, выделив из общинной среды кулаков, тут же получивших репутацию «мироедов». Отвращение писателя к описанному типажу, позорящему русский народ, живой интерес к финнам — он виден в первых строках заметки, которые Широпаев за «ненужностью» выкинул, извратив образ русского писателя до современного хорька-туриста — были органичной частью его, Куприна, гражданской позиции. Позиции и вообще антибуржуазной, но к тому же еще и «антиреакционной», то есть не приемлющей столыпинских «упражнений». Что, заметим, по тем временам было в образованной среде распространено.

Так что же делает из этого Широпаев? Убрав последнюю фразу про «не вся Россия состоит», он дает свой комментарий, переворачивая смысл купринской зарисовки буквально с ног на голову. Он даже выделяет слово «кулак», дабы заострив на нем внимание (вовсе выкинуть его нельзя), провести наглую манипуляцию — навязать свою мысль вместо авторской. Следите за рукой манипулятора!

Сначала эмоциональный зачин: «В этом эпизоде — все. И мерзкий, как дурная болезнь, российский империализм, ныне вдохновляемый «Газпромом» и футболом. И скотская ненависть к элементарной бытовой культуре, к обустроенности «чухонцев» и к ним самим (как органично вписалась бы эта парочка в ряды защитников Бронзового солдата в Таллинне!) И босяцкое неуважение к собственности, буквально наплевательское к ней отношение». Высказав наболевшее — ненависть к Бронзовому солдату и любовь к собственности — он переходит к главному. К идеологической проповеди.

Масоны готовят православного царя

«То есть мы видим нормальный большевизм. И при этом, надо заметить, перед нами не люмпены, не «пролы», не босяки — перед нами КУЛАКИ. Я хочу сказать, что большевизм в России — не просто доктрина политической секты Ленина, не дичок, привитый к российскому стволу. Это явление не социальное и не классовое, это явление всей российской жизни, ее плод. Большевизм в России — это психотип, и дай бог, чтобы не генотип. Это национальная черта, вот что страшно вымолвить. Этим двум хамам, описанным Куприным, нужен Сталин. Не Николай Второй, и даже не Николай Первый, а именно Сталин. Царь-хам. Они его ждут, они им чреваты. Сталин просто не мог не взрасти на таком человеческом «гумусе».

Вот с этого места, что называется, хотелось бы поподробнее. Ведь если это так (напомню, мы решили, подавив чувство естественной брезгливости к людям, взявшимся поносить собственный народ, разобраться в существе их претензий и в них самих) если, как утверждает нацдем Широпаев «хамы-кулаки» отражают некую национальную черту ничуть не меньше «пролов» (пролетариев), то это надо как-то разобрать! Привести доказательства, что ли, посмотреть, что именно делали большевики, Сталин?

Но посмотрев, мы видим, что Сталин опирался никак не на «кулаков Мещовского уезда», что он их, наоборот, зачем-то тотально раскулачивал. Что большевики лишь на короткое время ввели НЭП и тут же отказались, поняв, что промышленности он не создаст никогда, а с ломящимися «шведскими столами» (который тот способен был обеспечить лишь для узкогослоя) — «нас сомнут». Причем «нас» не как большевистскую власть, а Россию целиком и вместе с ее народом. И смяли бы, не поперхнувшись, как смяли Европу, несмотря на ее знаменитые туалеты.

Кто стоит за Натальей Поклонской

Увидим, что широчайшие массы, вовлеченные в строительство новой жизни, были воодушевлены не хамской страстью накопить и помыкать, плюя на соседа, а общей мечтой о лучшем будущем для всех. И если на что-то и плевали, так это на свое отдельное обустройство здесь и сейчас. А «лучшее будущее для всех» было тем, что называется «отложенным вознаграждением».

И, конечно, мы увидим, что вся советская жизнь и труд строились на коллективизме. Что эта глубоко укорененная в общинности черта как раз и была той сутью русского народа, которую подхватили большевики и протащили из полуфеодального для России XIXвека в индустриальный XXвек. И только потому русские и сейчас, в XXIвеке, еще существуют как уникальное явление в мире. Как народ, умеющий сочетать традицию и современность.

Вот это как раз Широпаеву и иже с ним совершенно не нравится. Не нравится до конвульсий. Потому что они-то и есть те самые кулаки, «подрядчики Мещовского уезда». Голословно заявив, что Куприн в 1908-м изобразил двух «абсолютно советских людей», этот современный кулак, взявший подряд у легко определяемых «политических инвесторов», плутовато глядя из-под картуза, околпачивает своих читателей. Предлагая собственный портрет как якобы собирательный образ русского народного большинства. И пытается взять в «подельники» по этой пакости хорошего писателя.

Агенты

Участие других стран, кроме США
в подготовке иностранных агентов в России
в статье:

Голландский след иностранных агентов

Но может быть, Широпаев — маргинал, экзотика? О, если бы! Как-то года полтора назад довелось разговаривать с одним очень русского вида (такой классический «северный» тип), образованным и успешным человеком, как оказалось активным сторонником НДП. Он рассказывал о своей постсоветской жизненной эпопее — со сменой профессии (с биофизики на бизнес), взлетами и временными падениями, долгой жизнью в Штатах и т.д. Ничего особенного для нынешних времен. Удивила только легкая зацикленность на все той же «ресторанной» теме. «Вот я, когда еще в советское время поехал впервые в Европу на конференцию, очень скованно чувствовал себя в ресторане, перед официантом было неловко, заказывать не умел, потом привык... Зато сын — ну, он-то, вырос там, «пепси» вместо молока пил — он в этом как рыба в воде. Я ж вижу, как он сидит, как подзывает официанта — это другое дело! Вообще у парня есть всё: образование классное, работа в престижной фирме, высокооплачиваемая, жена, квартиру шикарную я ему купил... Только вот не знаю, все есть, а чего-то, вроде как не хватает, вот чего-то еще ему надо...».

Удержавшись от вопроса: «Неужели, смысла?», — я стала расспрашивать, что же так привлекает его самого в доктрине нацдемов. И получила полный, хорошо изложенный пакет крыловской идеологии. Разумеется, про «ганзейцев», про новгородскую свободу и «Москву-поработительницу», про дух индивидуализма и... — вот тут мне стало интересно, — про то, что коллективизм русским «на самом деле» глубоко чужд и противен, а свойственен он американцам (?), русские же изначально привыкли жить обособленно, хуторами, их насильственно свозили в общины, а теперь — надо назад!

Собственно, все это не новость. Но интересен был сам человеческий тип, то, как идеология «живет» в адепте, что побуждает неглупого образованного человека спешно схватиться за, мягко говоря, неубедительную сумму идей, вместо того, чтобы хоть проверить материал на достоверность. Человека можно понять, только глядя в глаза и слушая. И мне кажется, я поняла внутренний мотив.

Агенты

Пример работы с НКО иностранных спонсоров
в статье:

Как финансируют майданы

Русскому человеку, добившемуся определенных вожделенных им жизненных благ, очень трудно удерживать в благополучии свою совесть. Именно потому, что он, русский человек, НЕ индивидуалист. А побросать нажитые блага — жалко. Вот на этой несовместимости жадности и «русскости» играют те, кто выращивают разрушающий национальное самосознание вирус. Выдумывая миф, примиряющий среднеблагополучного русского с пустой сытостью, и даже возвышающий его в этом новом качестве.

Утверждаю: пропихивание нацдемами своей идеологии — занятие отнюдь не маргинальное. И мы посмотрим далее, для какой политической работы они пришли.

Так для какой же политической работы пришли «нацдемы»? Чем именно занимаются их идеологи? Как, продвигая какие мифологемы, стараются они затащить широкую национальную оппозицию, всегда выдвигавшую власти претензии с позиций патриотических, — в «оранжевую» нишу, к либералам-западникам? Ведь нет сомнений, что участие в болотных манифестациях 2012 года было не временным тактическим объединением, а признаком глубокого внутреннего единства национал-оранжистов и просто оранжистов.

Прежде всего, атака ведется на имперскую парадигму, в которой русский народ существовал веками, и вне которой невозможно удержание России как единой территории. Заметим, не только географической или административной территории, но, главное, смысловой — а значит, невозможно и сохранение как таковой русской нации. Это «нацдемы» прекрасно понимают, да и не скрывают. И тут они совершенно солидарны с самыми отвязанными либероидами. Ненависть к «имперскости» рвется буквально из каждой строчки. Как и ненависть к фигуре Сталина, справедливо понимаемой ими как высшее средоточие имперских смыслов. Отсюда решительное требование десталинизации, едва ли не более решительное, чем у всех Федотовых и Карагановых вместе взятых.

«Осуществить десталинизацию — по сути, значит дезавуировать историческую Россию и запустить иной проект», — пишет А.Широпаев. «Фигура Сталина помогает осознать природу этой системы, будучи ее кульминационным, но все же частным случаем. Сталинизм, явный или латентный — это некое перманентное качество самой России. Если на уровне общественного консенсуса констатировать, что «тоталитаризм — это зло», как предлагает Михаил Федотов, то неминуемо начнет рассыпаться сама историческая российская система, ибо Сталин — ее смысловая пуповина. Развяжи ее — и последует обвал смыслов на глубину в пять столетий».

Действительно, это так и есть. А то, насколько нужен кому-то именно обвал на пять столетий, зрители телепроектов «Суд времени» и «Исторический процесс» могли видеть по ярости, с которой накидывались разные Сванидзе на знаковые фигуры Александра Невского, Ивана Грозного, Петра Первого, откровенно проводя параллели между ними и Сталиным. И совершенно не скрывая политическую актуальность, казалось бы, сугубо исторических сюжетов.

Что должно последовать за десталинизацией? Как говорит Широпаев — созыв Учредительного собрания. И — формирование принципиально новой страны. Убедив русских в глубоком противоречии их интересов и навязанной им «имперской миссии», дело упразднения империи можно считать решенным. Как и дело уничтожения русской нации — она должна распасться на субэтнические региональные общности.«Важно понимать, что т.н. общерусская этничность насаждалась центром в качестве одной из имперских скреп, и в таком качестве должна быть изжита… Становление новой русской личности — это и будет окончательной победой десталинизации», — добавляет Широпаев.

То есть речь — об «общерусской этничности» как скрепе, подлежащей разрушению именно за то, что она СКРЕПА. И — о той самой смене цивилизационного ядра личности, о которой как о первоочередной «необходимости» давно было заявлено А.Ракитовым (напомню, приближенным к Б.Ельцину философом и радикальным либералом). Что это будет за личность, мы уже могли понять из процитированных ранее произведений. Здесь же Широпаев предлагает «российским белым людям европейского склада личности» (ох уж этот особый склад, умеющий ценить комфорт!) не цепляться за понятие «русский», а признать, что оно «прочно монополизировано «агрессивно-послушным» быдлом». Понял, читатель? Скорее отмежевывайся от быдла! И — снова про скрепы, которые никак не дают разрушить ненавистную сущность, Россию: «Ведь русская идентичность, как она есть, сформирована Россией — империей и церковью — в качестве одной из своих главных скреп. Так долой эту скрепу!». Церковь, то есть.

Посетовав в очередной раз на народ, у которого ни разума, ни исторической состоятельности, этот наиболее откровенный идеолог «Национально-демократического альянса» наконец выражает слабый оптимизм (и то, пора бы уж!). Оказывается, есть нечто, внушающее ему осторожную надежду: «В ответ на возрождение имени Сталина забрезжило слабой звездой имя его антипода — генерала Власова».

Что ж, имя названо! Кроме антигероя появился-таки герой. Причем, герой — не чета иным, тоже боровшимся против СССР, как то Деникин или монархисты. Выделяя Власова, «нацдемы» четко отвечают на вопрос, почему именно он — герой их романа. В отличие от вышеназванных, связанных с имперской традицией и даже — о, ужас! — стремившихся к восстановлению монархии, генерал-предатель не имеет этих, так сказать, недостатков. Нарушивший присягу — не Сталину данную, между прочим, а Родине и народу! — высший военный — действительно идеальный герой для исследуемого нами фенотипа «националиста», возведшего ненависть к своему народу и государству буквально в культ.

Кто такой Власов? Их ответ: «Нижегородский крестьянин, в котором несмотря ни на что сохранилась тяга к европейским ценностям. То есть к свободе, собственности, праву. Власов восстал не просто против Сталина, а против исторической России, суть которой концентрированно выражал Сталин. Почитайте власовский «Пражский манифест» 1944 года. В нем нет России, это проект совершенно новой страны, не имперской, федеративной и демократической, которая от прежней страны наследовала только название. Эта новая страна лишь на мгновение проглянула в феврале 1917-го».

Ну, вот оно! Крайне существенное уточнение, дающее понять, выразителем чьих исторических интересов являются «нацдемы». Кто есть сила, стоящая за ними, уже действующая в сегодняшней России и реально претендующая на одну из главных ролей в будущем раздербанивании страны. Это — «февралисты».

Февралисты... Не удержав власть в 17-м, примкнув в 41-м к Гитлеру с расчетом отыграться за историческую неудачу и потерпев очередное фиаско от ненавистной Совдепии («пролов»), войдя после 45-го в сложнейшие переплетения с другими частями русской эмиграции, спецслужбами стран НАТО и фашистским «черным интернационалом», обзаведясь своей агентурой в высших эшелонах советской партийной и гэбэшной элиты (читай саморазоблачения Байгушева, восторги Самоварова и пр.), эта мощная международная группировка сегодня захватывает все больше позиций в России (см. статью «Хозяева земли Русской» в этом номере). В частности, она создала свою базу опоры в среде националистов. И работает через «нацдемов» на слом общерусской идентичности.

Не надо думать, будто бы они «никто и звать их никак, а Широпаев так и вообще сумасшедший, если так высказывается». Все вполне здраво продумано. Не первый год создается исторический новодел — «грандиозность» власовского движения, его якобы неангажированность, а также его намерение быть самостоятельной политической властью «в освобожденной от тирана России». Этот, казалось бы, несерьезный миф активно запускается в молодежную среду, уже подвергшуюся деградации, достаточной для некритического восприятия таких «мулек».

Создается культ Власова и РОА, тиражируется «гимн РОА» в исполнении группы под выразительным названием «Темнозорь». Внушается мысль (чисто нацдемовское изобретение), что никакой Великой Отечественной войны не было — было якобы «продолжение Гражданской войны». Та же активная пропаганда касаемо П.Краснова... Кстати, атаман Краснов знаменит не только своим сотрудничеством с Гитлером. Он был единственным, кто выступил с военной поддержкой Керенского, когда тот бежал из Петрограда, и он же требовал германского протектората над Добровольческой армией, и он же был категорическим противником лозунга о «единой и неделимой», на котором настаивал и все же настоял Деникин. Ныне на Дону создан музей Краснова.

Пытались в 2009 году открыть и музей генерала Власова в Нижегородской области, аккурат к 9 мая. И лишь в последний момент под давлением ветеранов это было отменено. Но уже не первый год «нацдемы» отмечают память Власова и созданного им КОНР.

Если эти антигерои героизируются, то, скажем, замученный в плену генерал Карбышев или казаки, героически воевавшие в Красной армии, автоматически становятся антигероями, «быдлом, защищавшем упыря Сталина». Тут «примирения над могилами» не будет и быть не может. Ненавидящие нацдемы, кстати, это понимают. Вопрос — все ли понимают с другой, с нашей, стороны? Или идея толерантности и просто невнимательность к весьма существенным деталям политических раскладов не дают увидеть реальную уже сегодня опасность?

Да и как ее увидеть, если не хотеть видеть? 28 ноября 2012 года в Москве прошло никак не сенсационное, но любопытное событие — дебаты между представителями НДП и евразийцами в рамках консервативного политического клуба «Modus Agendi». Клуб этот был учрежден «Право-консервативным альянсом», образованным в феврале этого года по инициативе В.Милитарева, ближайшего соратника С.Белковского.

Публичная дискуссия удалась неплохо. Все вели себя корректно. Обе стороны репрезентировали свои представления о благе. Ведущие задавали вопросы. Судьи судили. Но, пожалуй, самым занятным было то, что, несмотря на диаметральную противоположность взглядов по основополагающей проблеме — устройству государства, — на площадке царило примерно то же, что в советской драме 50-х. Что злые языки называли когда-то «борьбой хорошего с еще более лучшим». То есть — бесконфликтность. Нет-нет, не подумайте, молодые люди были подкованы, честно излагали доктрины и равно способны были ими воодушевляться.

Адепты нацдемовского учения так и вовсе оказались интеллигентными «душками», а потому победа в прениях досталась им. И если бы не было тех текстов их лидеров-идеологов, которые мы рассматривали на протяжении трех публикаций, то можно было бы спокойно заняться делами, куда более приятными, чем политическая работа. Ну, есть же, в конце концов, британский парламент, в котором идут дебаты между лейбористами и консерваторами, а поезд государства едет себе и едет — чуть так или чуть этак! Однако тексты — есть. И что из них рвется, мы видим. А приглаженные речи адептов... что ж, неплохая вывеска. Только вот к делу не имеет отношения.

В давней пьеске «Посмотрите, кто пришел!», которую я вспоминала в самом начале первой статьи, ее герой — «новый человек» предперестроечного времени» — пообещав сделать модную стрижку героине, неожиданно стрижет ее наголо. Нет, это не было тогда модно. Но, видимо, закомплексованный и одновременно страшно наглый персонаж так выместил все свои социальные обиды. Пришел, расположился, самоутвердился и... настал финал, в котором растерянная героиня плакала перед зеркалом.

Политический персонаж, в которого мы вглядываемся сегодня, претендует сыграть серьезную роль в идеологической войне за русскую душу. Маловероятно, что его ждет успех. Слишком глубоки корни национальной личности, слишком несовместимо «предложение», исходящее от «нацдемов», с этой личностью. Однако «кулак Мещовского уезда», он же полицай и власовец, он же «пятая колонна» прямых наследников Временного правительства и его бэкграунда, имеет мощную иноземную поддержку. И если он возьмется делать модную «европейскую прическу» русскому народу, то... как бы не говорить потом, что снявши голову, по волосам не плачут.

http://bit.ly/2jC1vVY

http://bit.ly/2jgjG6p

http://bit.ly/2y9yxkn

Опубликовано 10 Дек 2017 в 09:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.