Украинский приз не достался пока никому, но теневыми победителями остались Владимир Путин и Россия.

Вечером 28 ноября в Вильнюсе открылся двухдневный саммит «Восточного партнерства». Во дворце правителей Великого княжества Литовского гостей встречала хозяйка саммита – президент Литвы Даля Грибаускайте. Их было немало – главы государств и правительств всех 28 стран Евросоюза, в том числе канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Франсуа Олланд и премьер Великобритании Дэвид Кэмерон. Плюс, разумеется, главы делегаций шести стран-участниц «Восточного партнерства» – Украины, Белоруссии, Молдавии, Грузии, Армении и Азербайджана.

В чем смысл неподписанного документа,
из-за которого наступил кризис на Украине, в статье:

Соглашение об Ассоциации Украины с ЕС

Прилетел в Вильнюс и герой дня – президент Украины Виктор Янукович – и сразу отправился на незапланированную встречу с президентом Европейского совета Германом ван Ромпеем и президентом Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу. Из-за этого неформальный рабочий ужин, которым открывался саммит, задержали на целый час.

Воспользовавшись паузой, Грибаускайте подошла к толпе журналистов. Один из них спросил: «Что насчет Украины?» «Многое будет решено сегодня и завтра. Многие вещи», – кратко ответила Грибаускайте.

Действительно, решено будет многое. После того как 21 ноября Киев объявил о решении временно приостановить процесс евроинтеграции, саммит, подготовленный с немалой помпой, практически потерял смысл. Чтобы сохранить лицо, Евросоюзу пришлось срочно перелицовывать повестку мероприятия.

За день до начала саммита Еврокомиссия высказалась за отмену виз для граждан Молдавии. Брюссель как бы продемонстрировал Киеву, что он потерял и что может получить, возобновив процесс евроинтеграции. А сразу после открытия саммита ЕС парафировал соглашения об ассоциации с Молдовой и Грузией. В дипломатической практике так называют предварительное подписание международного договора в подтверждение предварительной договоренности. Соглашение об ассоциации ЕС с этими республиками – шаг, на который так и не решился Киев, – может быть подписано во второй половине сентября 2014 года.

Сделал Евросоюз и жест доброй воли в сторону Украины – парафировал соглашение о едином авиапространстве. Как заявил вице-президент Еврокомиссии Сийм Калласс, это «позволит Украине и ЕС стать партнерами в авиации через постепенную интеграцию рынков».

Но в главном Евросоюз проиграл – Янукович не изменил в последний момент своего решения не вступать в ассоциацию. Перед началом встречи лидеров ЕС Ангела Меркель заявила, что не ожидает подписания соглашения с Киевом на этом саммите, но надеется, что это произойдет в будущем, подчеркнув, что «двери для Украины все еще остаются открытыми». Это значит, что борьба за Украину между ЕС и Россией еще впереди.

Мы попытались разобраться, что стоит за решениями саммита «Восточного партнёрства», и опросили для этого наших экспертов.

Алексей Власов, генеральный директор Центра изучения постсоветского пространства МГУ:

– Саммит в Вильнюсе – безусловное поражение Евросоюза. Он потерял по пути к ассоциации две ключевые страны – Армению и Украину. «Незалежная» представляла собой главный приз, который ЕС не достался, несмотря на все утешительные заявления Виктора Януковича о неизменности курса на евроинтеграцию.

Грузия и Молдова, с которыми ЕС начал демонстративное сближение, могут компенсировать эти потери лишь частично. Тем более что с Грузией, на мой взгляд, ситуация уже не столь определенная, как была год назад при Саакашвили. Ну, а Молдова, при всем уважении к этой республике, имеет неурегулированный территориальный конфликт и огромные проблемы с миграцией населения, которые благодаря решению об отмене виз с ЕС могут только усилиться.

Основные издержки легли на хозяйку саммита – Литву, которая была основным драйвером продвижения программы «Восточного партнерства» в том форсированном режиме, в котором он шел последние полгода.

Успехом России такой результат называть тоже преждевременно. Успех евразийского интеграционного проекта – это вопрос перспективы, вопрос будущего. Украина – в отличие от Армении, которая приняла решение о вступлении в Таможенный союз, – остается в промежуточном положении между европейским и евразийским проектами. За Украину, безусловно, еще развернется борьба, но теперь она будет вестись на языке торгово-экономических преференций и кредитов. Хватит ли у России ресурсов, чтобы эту борьбу выдержать, – вопрос, который остается открытым.

Но в целом, думаю, в Кремле можно разливать шампанское. Как бы то ни было, Евросоюзу не удалось – несмотря на титанические усилия переговорщиков – решить главный вопрос: подписать договор об ассоциации с Украиной. Украинский приз не достался пока никому, но теневыми победителями остались Владимир Путин и Россия.

– Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорски посоветовал Украине брать пример с Молдовы. «Для Украины лучшим примером должна быть Молдова, которая не торгуется, а провела реформы, благодаря которым получает от ЕС помощь на человека на уровне кандидатов в члены. Она большего достигла, чем Украина и в деле упрощения виз», – заявил Сикорски газете Rzeczpospolitа. Он также посоветовал Украине не ждать уступок в выполнении условий Евросоюза. По его словам, ЕС предоставляет прямую помощь лишь в ограниченных объемах, но значительно помогает привлечь мощные иностранные инвестиции. «Если бы Украина модернизировала экономику, то темой сейчас не был бы ни газ, ни миллиард, ни 10 или 20 млрд евро, а только как лучше привлечь иностранные инвестиции, повысить конкурентность и модернизировать страну», – сказал Сикорски. Это дельный совет?

– В течение последних нескольких месяцев почти во всех министерствах Молдовы сидели европейские консультанты. Они – буквально в режиме face to face с молдавскими чиновниками – внедряли новые принципы и стратегии управления экономическими ведомствами и силовыми структурами республики. Другими словами, передавали европейский опыт администрирования, который, по мнению Евросоюза, должен поднять молдавскую элиту на более высокий уровень управления и в перспективе обеспечить переход к европейским стандартам.

Но для Украины этот опыт – не очень подходящий вариант. Все-таки понятие «национальная независимость» никто не отменял, и формат страны, в которой, по сути, вводится режим внешнего административного управления, для украинского политического класса не подходит. Украина все-таки чувствует себя самостоятельным и серьезным субъектом, а не объектом геополитических игр. А потому – ее сейчас интересуют только деньги, деньги и еще раз деньги. А как ими распорядиться – Киев и сам разберется. По крайней мере, для Виктора Януковича такой подход гораздо более актуален, чем для слабой, малосостоятельной и разрозненной коалиции, которая сейчас управляет Молдовой.

– В отношении Молдовы возник параллельный сюжет. Президент Румынии Траян Бэсеску объявил, что теперь – после вступления страны в НАТО и присоединения к ЕС – все силы необходимо бросить на объединение с Молдавией. По его словам, это «реальный проект, который Бухаресту по силам реализовать». Между тем стали известны первые плоды сотрудничества Румынии и НАТО. На юге Румынии дан официальный старт развертыванию системы ЕвроПРО – Aegis Ashore System. 28 октября в местечке Девеселу торжественно приступили к строительству американской ракетной базы, где к 2015 году планируется возвести несколько пусковых установок противоракет SM-3 и радиолокационных станций. Можно ли считать румынский сюжет модельным для стран «Восточного партнерства»? Не завершится ли их евроинтеграция банальным расширением зоны влияния НАТО?

– Угроза такого сценария, конечно, существует. Но у Молдовы – я уже отмечал – имеется крупная проблема: неурегулированный конфликт в Приднестровье. По этой причине военно-политическая интеграция Молдовы, по моим ощущениям, будет идти в гораздо менее активном режиме, чем интеграционных модулей, связанных с визовой поддержкой и экономической помощью. Если втягивать Молдову в Румынию и НАТО – неизбежно возникнет вопрос: как быть с Приднестровьем. Обсуждать его сейчас европейцы совершенно не готовы.

– Демонстративный жест – отмена визового режима для Молдовы – связан с тем, что Европа экономически способна взять республику на буксир?

– Молдова не имеет никакой экономической ценности для ЕС – это аграрная республика. Но Молдова – еще и возможность при определенных обстоятельствах стать витриной успеха «Восточного партнерства». Продемонстрировать, как адаптируются бывшие республики СССР к новым реалиям европейской экономики.

Но лично у меня нет ощущения, что этот эксперимент окажется успешным. Пока Европа денег обещает, но не дает. А Молдове, из которой население бежит из-за отсутствия работы в Европу и Россию, – деньги нужны здесь и сейчас.

– Без Украины «Восточное партнерство» имеет смысл?

– Очень слабый. Азербайджан, как известно, занял позицию «ни нашим, ни вашим» – Гейдару Алиеву европейское партнерство по большому счету неинтересно. Армения уходит в сторону Таможенного союза. Если из программы выпадает еще и Украина, она становится очень жиденькой.

– Вы говорите, за Украину предстоит борьба. Что предпримет Европа в первую очередь? Дождется окончания кризиса и потихоньку будет накачивать Украину деньгами?

– Пока все зависит не от Европы и даже не от России. Все зависит от Виктора Януковича, которому надо переизбираться в 2015 году. Именно он будет выбирать, какие предложения – ЕС или России – окажутся более привлекательными.

– Можно ли сказать, что в данной ситуации Янукович всех переиграл?

– Нет, по большому счету – это не победа, это его тактический успех. Но рано или поздно украинскому обществу и элите придется решать – в какую сторону двигаться. А Украина – цивилизационно разделенная страна, в которой 30-35% населения не видят себя в Европе. Поэтому Янукович стоит перед неразрешимой проблемой – объединить необъединяемое…

Владимир Жарихин. заместитель директора Института стран СНГ:

– Решение о безвизовом режиме с Молдовой – это попытка сохранить лицо саммита. Население республики за последние 15 лет существенно уменьшилось, а примерно четверть жителей республики уже получили румынские паспорта и возможность свободно ездить в Европу. Украине, которая располагает резервом в несколько миллионов гастарбайтеров, такой подарок со стороны ЕС в любом случае не светил.

Меня вообще удивляет, что Евросоюз – огромное экономическое чудовище – так устроен, что зачастую за внешнеполитические вопросы отвечают малые государства, которые принимают мелочные, провинциальные решения.

На что, если разобраться, сейчас реагирует Евросоюз? Украина отказалась от ассоциации – сколько бы Янукович ни намекал на давление России – только потому, что условия членства не обеспечивали ее экономической выживаемости в ближайшие годы. Но ведь Евросоюз сам поставил такие условия, на кого тут пенять?!

Ведь что такое «Восточное партнерство»? Это затея Польши и Швеции. Чтобы не ссориться с американцами, которые явно стояли за спиной поляков, с этой программой согласились хозяева ЕС – прежде всего Германия и Франция. Но при этом они выделили ровно столько средств на «Восточное партнерство», сколько необходимо для командировок, грантов и пропагандистской работы – 300 млн долларов на десять лет для всех шести стран-участников «партнерства». Никаких средств на абсорбцию этих стран, на какую-либо экономическую помощь, подтягивание их к европейским стандартам в принципе не было предусмотрено. Надежда была на то, что через пропагандистскую работу, склонение на свою сторону политических элит, обещание им мест в различных организациях, «партнеров» удастся завлечь в ассоциацию с ЕС.

Но поляки, как всегда, перегнули палку – они решили заодно организовать для себя свободный рынок на территории Украины и заложили нулевые таможенные пошлины для товаров, которые плохо продавались в Польше. Это решение тут же ударило по украинской торговле и подтолкнуло Украину к экономическому – а значит, и политическому – кризису.

Киев сделал из этой истории выводы и теперь предлагает для решения вопросов евроинтеграции создать трехстороннюю комиссию ЕС–Украина–Россия. Украинцы понимают, что разговаривать надо с хозяевами европейского предприятия – в первую очередь с немцами. Но для этого в компании должен быть участник, который поднимет Киев до нужного уровня в переговорах, – это Россия. Потому что иначе любые двусторонние переговоры украинцев снова съедут на уровень разговоров с поляками, шведами или венграми – теми, кто деньгами в ЕС не распоряжается.

На деле речь идет о сугубо материальных интересах и выгодах, именно они определяют всю историю с саммитом «Восточного партнерства» и демаршем Киева. Украинцы надеются – с помощью России – договориться с хозяевами Евросоюза о создании зоны свободной торговли, которая бы не противоречила зоне свободной торговли СНГ, и об определенных финансовых вливаниях – как со стороны ЕС, так и России. В этих раскладах такие факторы, как «Евромайдан» и свобода Юлии Тимошенко, играют ничтожно малую роль…

http://expert.ru/2013/11/29/v-kremle-mozhno-razlivat-shampanskoe/