ФИНАНСОВЫЙ «ПЫЛЕСОС»

Банковские структуры Великобритании уже ко второй половине XVIII века добились прямого или косвенного контроля над ведущими мировыми валютами и финансовыми операциями. Неудивительно, что торги по примерно сорока видам сырья, включая алюминий, другие цветные металлы, марганец, тропическую древесину, какао-бобы и арахис, проводятся уже несколько столетий преимущественно в Лондоне. Спрут транснациональных корпораций, практикующий оффшорные схемы, лишил большинство стран мира возможности самостоятельно распоряжаться собственными ресурсами.

Примерно с 1970-х годов Лондон сконцентрировался на перекачке и незаконном обороте природных запасов практических из всех стран мира через «осколки» своей колониальной империи. Суммарные денежные обороты этих территорий ежегодно достигают многих сотен миллиардов евро. А большинство компаний – официальных закупщиков, точнее перекупщиков разнообразного сырья на мировых биржах зарегистрированы именно на британских оффшорных территориях.

Истоки и причины жестокости британской политики
в статье:

Преступления английского капитализма

Сверхвыгодные условия размещения капиталов, регистрации/ликвидации компаний и возможность анонимности операций, совершаемых в оффшорных территориях, стали своего рода магнитом для отвлечения громадных финансовых ресурсов из всех стран мира и, соответственно, для сохранения за большинством государств роли либо аграрно-сырьевых придатков «западной» экономики, либо территорий сбыта ее товаров.

ФАБРИКА КОМПРАДОРОВ

Благодаря британской «оффшорной» стратегии в большинстве государств мира формируется компрадорская бизнес-элита – «пятая колонна», действующая во вред национальному суверенитету и национальным традициям. Такую политику Лондона еще в начале 1980-х годов Морис Бишоп, Эррол Уильям Барроу, Майкл Норман Мэнли, Форбс Бернхэм и Эрик Юстас Вильямс – антизападные лидеры Гренады, Барбадоса, Ямайки, Гайаны, Тринидада и Тобаго – осудили как новую разновидность британского колониализма, за что впоследствии поплатились свержением, дискредитацией и даже гибелью – Морис Бишоп был убит в ходе американской агрессии на Гренаде в октябре 1983-го). Кстати, все эти страны – бывшие британские колонии, и расположены в оффшорном заповеднике мира – Карибском регионе.

Вот мнение экономиста О.П. Ивановой о роли оффшорных зон в стратегическом изменении характера социально-экономического, да и политического развития государств (подробнее см. Вестник МГТУ, том 8, №2, 2005 г.): «Оффшорные зоны (от английского offshore, что дословно означает «вне берега») составляют особый класс свободных экономических зон. Их главное отличие от СЭЗ состоит в том, что зарегистрированные в них предприятия не имеют права осуществлять никакую производственную деятельность. Налоговые льготы для компаний, зарегистрированных в ОЗ, или оффшорных компаний (ОК), весьма существенны и, как правило, представляют собой полное освобождение от уплаты всех местных (но не британских – прим. А.Ч.) налогов. ОК обязаны уплатить лишь разовый регистрационный сбор и оплачивать годовой сбор, ставки которого обычно фиксированы и не зависят от коммерческой активности ОК.

Другим ведущим признаком деятельности в режиме оффшора является запрет на коммерческие операции на территории страны регистрации ОК. Учреждая ОК в одной из многочисленных юрисдикций (включая британские и голландские территории – прим. А.Ч.), компании реализуют свое право налогоплательщика выбрать любые допускаемые законодательством их страны методы для уменьшения налоговых обязательств и освобождения от чрезвычайно высоких таможенных тарифов, валютного контроля, экспортных и импортных квот. Это, а также высокий уровень банковской и коммерческой секретности, лояльность государственного регулирования, анонимность реальных владельцев компании, которая обеспечивается возможностью трастового управления акциями ОК с помощью местных номинальных владельцев, привлекают клиентов в оффшоры.

Раскрытие подлинных имен возможно только в экстраординарных случаях. Однако и в этом случае имеются определенные гарантии: в некоторых ОЗ акции могут выпускаться на предъявителя, что сохраняет анонимность истинных хозяев ОК. Льготный режим в ОЗ определяется также отсутствием валютных ограничений, свободным вывозом прибылей, низким уровнем уставного капитала (который часто просто декларируется, но не оплачивается), экстерриториальности и др.».

Как считает О.П. Иванова, «важным фактором привлекательности оффшора является стабильность оффшорного режима: обычно в течение 15-25 лет с момента регистрации ОК инвестор защищен от неблагоприятных для него изменений в законодательстве ОЗ. Налог на прибыль в ОЗ отсутствует или составляет всего 1-2%. Вместо него обычно взимается ежегодный сбор, установленный в разных ОЗ от 50 до 1000 долларов.

БЛИЦКРИГ ПРОТИВ РОССИИ

В настоящее время в мире насчитывается приблизительно 3 млн оффшорных компаний, из них примерно 60 тыс. российских, но за пределами самой России. В настоящее время в России действует много крупных и не очень крупных иностранных фирм, в основном из США и Западной Европы, занимающихся оффшорным бизнесом. Только в Москве действует более ста фирм, предлагающих российским бизнесменам привлекательные условия в безналоговых зонах мира. Что касается российского участия в транснациональном оффшорном бизнесе, сперва отметим, что, по имеющимся данным, почти половина оффшорных операций российского бизнеса осуществляется именно на британских оффшорных территориях и/или через них.

По мнению Ивановой, оффшорный бизнес в России стал развиваться в трех главных формах, первая – это «стихийное» использование оффшорных компаний: в этом случае применяются «самые примитивные варианты использования оффшорных фирм». Вторая форма связана с возникновением и деятельностью российских «секретарских» компаний: основной бизнес таких фирм заключается в продаже уже готовых оффшорных компаний, варианты дальнейшего использования которых разрабатываются их владельцами. Третья форма связана с появлением и активной деятельностью на российском рынке международных оффшорных «секретарских» компаний.

Уже в 1992 г. в России работали крупные международные компании такого профиля, которые накопили огромный опыт успешной работы в условиях противодействия хорошо разработанным налоговым законодательствам многих, прежде всего высокоразвитых стран. «Благодаря им, оффшорный бизнес в РФ стал доступен всем желающим. К тому же отмена монополии государства на внешнеэкономическую деятельность способствовала выходу на внешний рынок неквалифицированных специалистов.

Мировые «киты» оффшорного бизнеса не столько помогают российским гражданам учредить оффшорное предприятие, сколько в соответствии с нуждами заказчика разрабатывают конкретные проекты, где использование оффшорных структур происходит в комплексе с другими мерами с целью максимизации прибыли частных компаний в ущерб общественным интересам и ухода от налогов. В результате, при изучении финансово-хозяйственной деятельности предприятия контролирующим органам бывает трудно распознать утечку капиталов за границу или преднамеренное занижение налоговых выплат.

К примеру, оффшорная компания регистрируется на Багамских островах, а в Англии открывает банковский счет и абонирует почтовый ящик, используемый во всех документах как адрес компании. Можно сделать вывод, что, открыв внутренний рынок для свободной деятельности международных секретарских компаний, государство изначально себя поставило в неравное положение с оффшорным бизнесом и теперь вынуждено выступать в роли догоняющего.

В этом следует видеть одну из причин того колоссального урона, который был нанесен национальному богатству России на рубеже третьего тысячелетия новой эры. Сегодня есть все основания говорить, что оффшорный бизнес успешно провел своего рода блицкриг в российской экономике, причиной чему явилось отсутствие в стране специализированного антиоффшорного законодательства...».

Так, на британских Каймановых островах ныне зарегистрировано 1400 страховых компаний и до 600 оффшорных банков, причем отделения и/или дочерние банки здесь имеют 45 из 50 крупнейших банков мира. На британских Бермудах и Виргинах – соответственно, свыше 700 и 500 страховых компаний, около 400 и до 350 оффшорных банков. Характерно и то, что каждый пятый доллар, поступающий в оффшорные центры мира, поступает из банков США.

По прогнозу О.П. Ивановой, принятие антиоффшорного законодательства является остроактуальной мерой, направленной на обеспечение экономической безопасности страны. Без этого, выражаясь словами академика Абалкина, у России может просто не оказаться будущего.

Но эта проблема актуальна для многих стран, в том числе высокоразвитых. Например, Евросоюз в последние годы предписывает сокращать количество оффшорных льгот в зарубежных территориях стран – членов ЕС и в самом регионе Евросоюза, проводит проверки деятельности зарегистрированных в зарубежных и европейских оффшорах не только европейских компаний, но и взятых на заметку физических лиц-граждан стран – членов ЕС.

По экспертным оценкам, суммарный ВВП региона Евросоюза мог бы быть примерно на четверть больше, если бы не европейские Мальта, Андорра, Сан-Марино. Лихтештейн, Монако, Ирландия, Люксембург, британские Гибралтар, острова Мэн и Нормандские, и не зарубежные оффшорные «коридоры». Что уж, в этой связи, говорить о потенциальном ВВП постсоциалистических и развивающихся стран?

Со своей стороны, Лондон выполнять директивы ЕС явно не торопится. Введение в действие вердиктов ЕС, касающихся оффшоров, на территориях, находящихся под британской юрисдикцией, отложено, как минимум, на семь лет.

http://www.economics.kiev.ua/index.php?id=522&view=article