В интервью различным СМИ поверенный в делах США в Венгрии Андре Гудфренд заявил о введенных санкциях против ряда венгерских политиков. В официальном заявлении утверждается, что причиной послужила коррумпированность элит этой страны. За кулисами же говорят о недовольстве американских «ястребов» и брюссельского истеблишмента независимыми действиями нынешнего главы правительства Виктора Орбана, выступившего против отсрочки строительства магистральных путей «Южного потока» и приостановившего реверсные поставки газа на Украину. Действительно ли это так? Или все же причина, как утверждают американцы, в коррупции. За ответом на эти вопросы мы обратились к директору Института новейших государств, политологу Алексею Мартынову.

- На самом деле, на государственном уровне США коррупции не меньше. Просто Венгрия имела наглость выразить собственное мнение. Кроме того, для этой страны нельзя потерять российский рынок, в первую очередь рынок сельхозпродукции. А претензии Будапешта к Брюсселю весьма серьезные – из-за евроинтеграции там почти уничтожена промышленность. Венгрия не хочет поступаться своими интересами в угоду «жандарма» Европы – США, чьи элиты накручивают антироссийскую истерию. Американцы, в принципе, и взращивали евробюрократию, продвигали нужных им людей для того, чтобы лишить самостоятельности национальных игроков.

«СП»: - В связи с этим следующий вопрос. Есть ли среди европейских государств запрос на протекционизм?

- Конечно. ЕС создавался как экономическое объединение, взять хотя бы его фундамент - Европейское объединение угля и стали. А затем оторвавшаяся от граждан бюрократия стала проводить политическую интеграцию. Задачи поменялись. Сейчас в ЕС ущемляются интересы суверенных стран-участников. Даже конструкторы этого проекта – Франция и Германия, многое теряют. Из-за этого слышны голоса евроскептиков, справедливо обвиняющих структуры ЕС в неспособности контролировать ряд процессов. Иммиграция из стран третьего мира – один из них.

«СП»: - А стоит ли России опираться на движения евроскептиков, чтобы влиять на внутреннюю европейскую повестку?

- Евроскептики обрели поддержку потому, что целенаправленно разрушался механизм защиты национального суверенитета. На самом деле, не только евроскептики имеют претензии к бюрократии единой Европы. Россия должна вести диалог со всеми, а не только с консерваторами и националистами, голос которых в нашей стране пока слышен громче всех. Это должно приостановить политику демонизации России, проводимую в европейских СМИ, находящихся под контролем крупного транснационального капитала.

Кстати, на заметку читателям – давление на Венгрию не первый случай, когда США и их союзники в виде европейских структур оказывают давление на национальные правительства с целью изменения принимаемого решения. В июле этого года ЕС вынудил уйти в отставку болгарское правительство и провести досрочные выборы, на которых победу одержала партия «Граждане за европейское развитие Болгарии» - ярый противник сближения с Россией. Пока не будет сформировано новое правительство, и мы не услышим ясных слов о его будущей энергетической и международной политике, сложно будет предсказать отношение взявших реванш критиков «Южного потока».

В Европе достаточно сил, скептически относящихся к проекту Евросоюза и бросающих вызов наднациональным структурам. Это и венгерские правые во главе с Виктором Орбаном, и словацкий премьер Роберт Фицо, и нынешние руководители Сербии, и еще ряд политиков, интегрированных в высшие законодательные органы своих стран. Им не нравится роль военных пешек НАТО и пушечного «санкционного» мяса. Они хотят отстаивать суверенитет своих государств на международной арене и принимать активное участие в формировании нового центра силы. Этим новым центром притяжения, в открытую бросающим вызов евроинтеграционному проекту в том виде, в каком он представлен сейчас, не может не стать Россия.

Многие члены ЕС обвиняют Брюссель в ограничении пространства для маневров в экономической политике, относительно денежной эмиссии для смягчения последствий кризиса в южноевропейских странах. Запрос на протекционизм действительно есть. И он абсолютно не означает ни возобладания антидемократического тренда, ни демонтажа Европейского Союза. Я не вижу наступления на демократию потому, что протест как раз направлен против функционирующих самих по себе бюрократических структур, нисколько не зависящих от итогов выборов в Европарламент. Вот почему мы и наблюдаем в электоральном процессе ЕС и абсентеизм, и протестное голосование за евроскептиков. Просто установившиеся отношения крайне невыгодны как для тех, кто переживает последствия политики жесткой экономии (Греция, Италия, Испания, Португалия), так и для доноров европейской стабильности (Германия, Швеция, Дания, Нидерланды).

То есть мы получаем ситуацию, когда положением дел недовольны как избиратели в суверенных европейских государствах, так и местные элиты, не понимающие, зачем им нужны лишние институты, которые требуют средств на содержание, а взамен создают только проблемы. Вот именно с этого момента и начинается триумф умеренно-националистических и консервативных партий, переосмысляющих место своих стран в европейской системе.

Пока довольными статус-кво являются лишь представители евробюрократии и агенты продвижения НАТО на Восток, выступающие проводниками интересов США. Демократия им абсолютно не нужна, так как она мешает политике расширения, для чего требуется всеобщее одобрение. И они будут продолжать продавливать свою точку зрения, добиваясь её принятия национальными правящими группами.

На самом деле США поступают весьма близоруко. Попытка наказать Будапешт за внешнеполитическую строптивость выглядит жестом отчаяния мошенника, привыкшего ранее загребать жар чужими руками, в частности, немецкими. Например, канцлер ФРГ Ангела Меркель в прошлом весьма емко и лаконично обобщала свою позицию по Венгрии, обещая наставить её «на правильный путь, но без посылки вновь кавалерии». Тем не менее, Виктор Орбан не боится ответных мер европейского руководства, так как прекрасно понимает противоречие в интересах участников панъевропейского проекта. Тем более что Венгрия успевала зарекомендовать себя на ниве демократических и рыночных реформ и стать полноценным членом культурного и политического пространства Европы. Бить своих, чтобы чужие боялись – даже для Брюсселя это не всегда приемлемо. А прогнувшаяся София является скорее исключением, подтверждающим правило – болгарские левые оказались ненадежными союзниками России. Для нас же это урок на будущее: на кого следует ставить, а на кого нет.

Очевидно, что если Россия будет ориентироваться на поддержку правых слоев гражданских общества европейских стран, причем делать это последовательно, без разрыва с внутренней культурной и национальной политикой, то наша страна имеет шанс оформить влиятельную международную коалицию, не ограниченную рамками Таможенного союза. В эту коалицию, на мой взгляд, могли бы войти Франция и Германия, с одной стороны, и восточноевропейские государства, ориентированные на сотрудничество с Россией. Для этого необходим полноценный диалог с населением этих субъектов через СМИ и продуцирование культурного влияния, для чего необходим привлекательный образ России в глазах массового европейского избирателя, поддерживающего на выборах «Национальный фронт» Марин Ле Пен или «Фидес» Виктора Орбана. В перспективе такая поддержка обязательно окупится.

Венгрия, управляемая Виктором Орбаном, уже с 2012 года стоит у Евросоюза и США как кость в горле – а все потому, что, как отметил недавно директор Института новейших государств Алексей Мартынов, эта восточноевропейская страна «имела наглость иметь собственное мнение», а не послушно идти в фарватере политики Брюсселя и Вашингтона. Нежелание принимать диктат западных либеральных ценностей и публичная готовность к сотрудничеству с Россией привела к позиционированию венгерского премьер-министра на Западе как диктатора, нуждающегося в свержении «прогрессивными силами». И на днях к этому была предпринята первая репетиция.

26 октября на стихийный флешмоб в центре Будапешта через Facebook собралось около 10 тысяч человек. Реальность этой названной журналистами цифры не вызывает сомнения – на фото из Будапешта видна толпа, целиком затопившая площадь Верешмарти в центре венгерской столицы.

Официально поводом для этого стало введение венгерскими властями налога на интернет-провайдеров – по 150 форинтов (около 50 евроцентов) за 1 гигабайт. Понятно, что эти дополнительные расходы будут далее переложены ими на пользователей – но, честно говоря, вряд ли кто-то из них накачивает больше гигабайта в месяц, и сумма в пол-евро вряд ли их разорит. Но повод для раздражения интернет-аудитории очень удачный.

Далее мирная акция «неожиданно» переросла в уже совсем не мирную. Митингующие против налога на Интернет, к которым опять же «неожиданно» примкнули сотни готовых к драке футбольных фанатов, двинулись к штаб-квартире правящей партии ФИДЕС и едва не взяли ее штурмом. Как сообщаете Euronews, «здание начали забрасывать деталями от компьютеров и целыми ноутбуками, а некоторые активисты залезли на балконы». Этот же паневропейский телеканал сообщает, что лозунги против налога на интернет-траффик тут же сменили совсем иные: «Мы здесь не только из-за налога на интернет – нам надоело это коррумпированное правительство». Хотя коррупцией прославилось как раз правительство социалистов во главе с Феликом Дюрчанем, находившееся у власти в 2004-2009 годах, но вполне угодное Западу, ибо именно при нем Венгрия вступила в Евросоюз, обрушив затем этим свою экономику. Причем, как уточняют венгерские журналисты из выходящей в Будапеште старейшей немецкоязычной газеты Pester Lloyd, поднявшиеся на балкон штаб-квартиры правящей партии представители футбольных ультрас, игравших в уличных выступлениях роль боевого авангарда протестующих, подняли флаг Евросоюза (еще один они растянули по перилам балкона).

В Брюсселе особенно и не скрывают свою связь с этими событиями. Днем 26 октября еврокомиссар по вопросам цифровой экономики и общества Нели Крус призвала в своем аккаунте в Twitter с 116 тысячами читателей «принять участие или поддержать тех, кто выйдет протестовать против венгерского закона о налоге на Интернет сегодня в 18 часов в Будапеште», дав ссылку на группу протестующих в Facebook.

Новый марш по Будапешту прошел 28 октября, собрав, по некоторым данным, уже до 40 тысяч человек. Митингующие прямо требовали смены власти, и, что интересно, атака пошла предельно персонифицированно на главу государства. «Налог на Интернет является личной идеей Орбана, – говорилось в заглавном тексте в группе акции. – В то время как его партия ФИДЕС еще в 2008 году заявляла, что это не нужно и неправильно». А после митинга в группе акции в Facebook заявлялось, что, мол, «видные члены партии ФИДЕС пытались убедить Орбана отказаться от налога, но тот отказался». Аналогичная игра с целью раскола правящей Партии регионов шла и на Украине в начале евромайдана, а в России оппозиция все последние годы, уже забыв про «Единую Россию», фокусирует всю критику на личности Владимира Путина.

Есть у этих протестов и интересная событийно-временная связь с Украиной и Россией. 27 октября будапештская газета Napi Gazdasag сообщила, что главный исполнительный директор государственной энергетической компании MVM Group Чаба Байи заявил, что венгерская сторона готова в ближайшее время начать строительство газопровода «Южный поток», проходящего в Западную Европу в обход Украины. «Мы можем начать работы в течение шести месяцев от сегодняшней даты, но хотели бы завершить венгерский участок к 2017 году», – говорит Байи, чья компания владеет половиной этого самого участка.

– «Южный поток» это альтернатива газопроводу по территории Украины, – сказал «Свободной прессе» член Экспертного совета по нефтегазовому комплексу при Совете Федерации РФ Сергей Журавский. – Он разрабатывался с 2006 года ввиду как возникших тогда политических разногласий с Киевом, так и того, что проходящий через Украину газопровод уже попросту устарел. Пропускная способность у них аналогичная, при этом исключаются несанкционированные заборы газа украинской стороной, и наша страна благодаря этому сможет увеличить свою валютную выручку. Венгерский участок «Южного потока» особенно важен тем, что играет функцию раздаточного узла – оттуда газопровод идет в Австрию, Италию и иные конечные страны-потребители нашего газа.

Понятно, что о принятии венграми решения, которое в ближайшие годы поставило бы «незалежную» на колени перед Россией, было известно еще за несколько дней до этого – и вот в Будапеште вспыхивает классическая «революция соцсетей», успешно опробованная прозападными силами в Молдавии еще в 2009 году. Но, поскольку набравшая на выборах 2010 года более половины голосов избирателей ФИДЕС во главе с Орбаном прочно стоит у власти, то революция столичной интернет-аудитории пока демонстрирует «бархатный» характер. Но это только пока. Евромайдан ведь тоже первое время был мирным.

– Если выражаться языком военных, в Венгрии уже мобилизованы на улицу участники местного евромайдана, – пояснил «Свободной прессе» член политсовета Московского регионального отделения партии «Родина» Владимир Лактюшин. – Во-первых, это, как и у нас на Болотной, живущая лучше всех в стране, но вечно недовольная всем столичная публика, сидящая в Facebook, через который ее можно как баранов (известное выражение Навального) повести на протест с неясными лозунгами и последствиями. Во-вторых, это футбольные фанаты, которые в Венгрии придерживаются едва ли не самых радикально правых взглядов в Европе, чья роль быть местным аналогом «Правого сектора», который и на Украине в значительной степени состоял именно из этой субкультуры.

- Но есть важный момент, - указывает он. – В отличие, например, от Януковича, Орбан сам первый венгерский националист. Он отстаивает перед Брюсселем суверенитет Венгрии, который фактически потеряли уже многие западные страны и что больше всего и беспокоит националистов там, вспомним хотя бы французский Национальный фронт. В новой Конституции, принятой при Орбане в 2011 году, уже в самом начале прямо указано, что власть «руководствуется идеалом объединенной венгерской нации», и поэтому «несет ответственность за судьбу венгров, проживающих вне ее границ, должна способствовать их выживанию и развитию, и должна продолжить поддерживать их усилия, направленные на сохранение их венгерской культуры, а также способствовать их сотрудничеству друг с другом и с Венгрией».

В той же Конституции 2011 года содержится формулировка, исключающая легализацию однополых браков. При Орбане к секс-меньшинствам, гей-парады которых в той же Сербии охраняет от националистов полиция в полной выкладке и даже с бронетехникой, нет никакой толерантности. Но, тем не менее, как мы видим, сотни футбольных ультрас приняли самое рьяное участие уже в первых массовых уличных выступлениях против Орбана, изъявив желание быть этаким ударным кулаком, а по сути «пушечным мясом» для прихода к власти прозападных либералов.

«СП»: - Как власть реагирует на это?

- Проблема в том, что власти не умеют с ними работать, и больше – вообще не понимают их. Это касается, кстати, и России. Они рассуждают так: это кто? Футбольные болельщики. Вот давайте дадим им бесплатных мест на стадионах, или там чартер или поезд на выездной матч, они будут там болеть и будут счастливы. Кто такие футбольные фанаты именно как субкультура, а не вообще все приходящие на стадионы десятки тысяч болельщиков, они не понимают. В молодости я сам был фанатом, гонял за «Динамо», ездил на выезды рядом с их топовой «фирмой» Blue-White Dynamit и даже сам возглавлял в начале нулевых одну из более мелких фанатских группировок. Фанатизм – это постоянный адреналин! Это «шиза» на трибунах, «махачи» с оппонентами, яростные кутежи на выездах и «слэм» на концертах, регулярный жесткий прессинг со стороны ОМОНа. Многие фанаты занимаются смешанными единоборствами, экстремальными видами спорта и т.п. И если они патриоты – а они патриоты! – то ультрапатриоты. Случаи, когда 10–20 фанатов ехали во Львов с имперским флагом, действовавшим как красная тряпка на быка на местных, не редки. Но, фанатами государственной машины они не являются, а конформистами уж и подавно, как понимаете. И когда начинаются какие-то антиправительственные события, и вообще что-то связанное с уличными столкновениями, многих из них туда просто тянет.

На российских трибунах уже не раз с весны раздавались лозунги в поддержку майдана и «Правого сектора», у некоторых провинциальных клубов подобные настроения целиком захватили местную организованную торсиду и даже их руководство (вспомним – все они праворадикалы, и через цепочки знакомых по выездам и концертам связаны с подобными же представителями украинских болельщиков).

«СП»: - Есть какой-то рецепт, чтобы избавиться от этого вируса?

- Если и дальше делать вид, что все у нас в порядке, в один «прекрасный» день они вполне могут оказаться в рядах протестующих в московской версии евромайдана. Поэтому, считаю, безусловно необходимым, чтобы наша власть обратила внимание на эту среду – но, не как обычно она это делает, полицейское, а союзническое, поставив хорошо знакомых с фанатами людей для их поддержки в тяжелых ситуациях (которые обычно и вызывают уличные вступления болельщиков), организации их концертов и бойцовских турниров. Что в целом показало бы этой среде, что власть им не чужда и в ней есть люди, разделяющие их ультрапатриотические взгляды.

http://www.svpressa.ru/politic/article/101906/

http://svpressa.ru/politic/article/102491/