Прошедший в Уэльсе 4–5 сентября саммит НАТО сформулировал несколько стратегических приоритетов развития альянса на предстоящие годы. Каждый из приоритетов в существенной степени определяется остающимися без изменений стратегическими задачами и целями блока, а также процессами, связанными с кризисом на Украине, завершением военной части операции в Афганистане и заявленным намерением США о переносе центра тяжести стратегических интересов Вашингтона из Евроатлантической зоны в Азиатско-Тихоокеанский регион.

НАРАЩИВАНИЕ ВОЕННОГО ПРИСУТСТВИЯ

Первый из приоритетов связан с укреплением военного потенциала блока, наращиванием военного присутствия НАТО у российских границ в рамках стратегии сдерживания. Причина – традиционная «русская угроза», на этот раз в контексте событий на Украине. Причем теперь вместо пресловутой пробирки с белым порошком общественности предъявляются расплывчатые спутниковые фотографии якобы русских танков и орудий в степях Украины. Свидетельства полевых миссий ОБСЕ о полном отсутствии таковых игнорируются. При этом альянс заверяет, что пока не собирается нарушать заявленное в Основополагающем акте намерение «осуществлять свою коллективную оборону и другие задачи через обеспечение необходимых совместимости, интеграции и потенциала усиления, а не путем дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил».

ПРО США - задачи

В полном размере: ПРО США - задачи

Второй приоритет нацеливает союзников на дальнейшее совершенствование способностей блока осуществлять глобальное проецирование силы с опорой на собственные возможности и расширенное партнерство. Еще один приоритет рассмотрим в дальнейшем.

Реализацию намеченных стратегических приоритетов предполагается осуществлять в рамках существующих и принятых на саммите новых инициатив. Так, по просьбе Польши и трех прибалтийских государств решено организовать усиленное военное присутствие в Центральной и Восточной Европе, которое планируется поддерживать за счет регулярной «высокочастотной» ротации сухопутных, морских и авиационных подразделений. Уже в октябре с.г. США перебросят около 600 своих военнослужащих на базы в Польше и странах Балтии. Там американские военные будут в течение трех месяцев участвовать в совместных военных маневрах и отрабатывать взаимодействие с подразделениями ВС этих стран.

Анализ планов боевой подготовки ОВС НАТО показывает, что альянс позиционирует себя в качестве военно-политической опоры Запада для сдерживания России. При этом важнейшей задачей остается укрепление трансатлантической связки: с одной стороны, альянсу следует обеспечить адекватное американское участие при дрейфе интересов США в направлении АТР, с другой – увеличить вклад европейцев в коллективную безопасность и оборону.

Особенно заметен подобный тренд в развитии блока при реализации планов наращивания военного потенциала НАТО в Восточной Европе, в первую очередь за счет создания инфраструктуры для развертывания войск в Польше и Прибалтике.

В конечном счете направленность и интенсивность боевой подготовки ОВС НАТО, реализация масштабных военно-технических программ свидетельствуют о поступательном наращивании альянсом потенциала для решения комплекса стратегических задач, включая расширение возможностей по проецированию военной мощи в глобальном масштабе, что в полной мере отвечает стратегии, направленной на формирование натоцентристской модели глобального доминирования.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПОТЕНЦИАЛА ОВС НАТО

Такая стратегия придает смысл дальнейшему существованию НАТО и стимулирует продолжение дорогостоящих проектов и программ в военной сфере. Это – Инициатива совместимых сил, проект «умной обороны» с опорой на современные средства разведки и высокоточное оружие, развитие натовского компонента ЕвроПРО, создание новой структуры органов военного управления ОВС блока, расширение НАТО, сохранение в Европе американского ядерного оружия.

ПРО США - ранний перехват

В полном размере: ПРО США - ранний перехват

Эти и другие действия осуществляются в соответствии с принятым на саммите Планом повышения готовности, который, в частности, предусматривает формирование общевойсковых Сил быстрого развертывания, находящихся в 48-часовой готовности к действию. В состав СБР, общая численность которых составит около 4 тыс. военнослужащих, готовы выделить свои контингенты Дания, Латвия, Эстония, Литва, Норвегия и Нидерланды. Интерес к проекту выразила Канада. Командование СБР взяла на себя Великобритания.

Можно предположить, что главной задачей этих сил будет предотвращение диверсионно-разведывательных действий противника в угрожаемый период (если он будет) и обеспечение развертывания Сил первоочередного задействования (СПЗ). В мирное время СБР планируется привлекать к участию в учениях с малым сроком уведомления.

Саммит использовал события на Украине как очень хороший повод поправить финансовое положение НАТО. В частности, принято обращение к странам-должникам (их в НАТО 24, исключая США, Великобританию, Грецию и Эстонию) в течение ближайших 10 лет повысить военные расходы до принятого уровня в 2% от ВВП, а также ежегодно расходовать на приобретение нового оружия и военной техники и проведение исследовательских работ оборонной направленности не менее 20% военного бюджета.

Подтверджены и планы НАТО по развертыванию ЕвроПРО, рассматривающейся в сочетании с ядерным оружием в качестве интегрального компонента стратегии сдерживания.

На саммите одобрено несколько новых инициатив, связанных с внедрением «Концепции рамочного государства», которая предусматривает совместную деятельность группы союзников по совершенствованию сил и возможностей при поддержке государства-лидера. В этом контексте группа 10 государств под эгидой Германии займется вопросами тылового обеспечения, защиты от ОМУ, разработки различных систем оружия, мобильных штабов. Под эгидой Великобритании группа семи государств намерена создать Совместные экспедиционные силы для проведения операций высокой интенсивности. Итальянцы возглавят группу шести государств, которая займется вопросами обеспечения стабильности и восстановления, командования и контроля. Одновременно еще два государства, по-видимому, Франция и Великобритания, намерены к 2016 году создать Многонациональные объединенные экспедиционные силы.

ПРО США - работы и направления

ПРО США - работы и направления

Дальнейшее развитие военного потенциала НАТО планируется осуществить в русле двух инициатив – «Совместимых сил» (Connected Forces) и «Умной обороны» (Smart Defence).

Первая инициатива призвана создать условия для надежного и эффективного взаимодействия как внутри ОВС НАТО, так и с партнерами, и охватывает вопросы организации связи, проведения совместных учений и оценки возможностей сил. А инициатива «Умная оборона» нацелена на поиск разумного компромисса между требованиями адаптации ВС к современным условиям и финансовыми ограничениями, связанными с затянувшимся выходом из мирового финансово-экономического кризиса. Инициатива предполагает сохранение и развитие всего диапазона сил и средств, необходимых для защиты от любой угрозы безопасности, которой подвергается население и территория стран-союзниц. Новый импульс получит не только программа ПРО, но и совершенствование потенциала СПЗ, повышение их мобильности за счет закупок военно-транспортных самолетов и судов. Намечено продолжить внедрение современных систем связи, управления войсками и разведки.

Магистральными направлениями наращивания военного потенциала альянса признаются расширение внутриблоковой кооперации, чему будет способствовать совместное финансирование НИОКР, увеличение расходов на закупку оружия и военной техники и их эксплуатацию, а также объединение ресурсов в процессе обеспечения группировок войск на удаленных ТВД.

В рамках реализации планов строительства ОВС НАТО-2020 намечено последовательное проведение мероприятий по оптимизации командно-штабной структуры и системы рабочих органов блока, что предполагает существенное сокращение их штатной численности и совершенствование методов деятельности.

Важным этапом совершенствования разведывательно-информационного компонента НАТО в 2017 году станет ввод в строй Системы воздушного наблюдения за наземной обстановкой, в рамках которой на итало-американской военно-морской базе на Сицилии будет размещен комплекс управления восемью БЛА дальнего действия RQ-4B «Глобал Хок».

ПРО США - обработка данных

В полном размере: ПРО США - обработка данных

Проект включает в себя наземные станции, главный операционный центр, программное обеспечение и многие другие элементы. Система предназначена для наблюдения за миссиями стран альянса в таких далеких от Средиземноморья странах, как Афганистан, а также помощи флотам НАТО в борьбе с пиратством и в других операциях. Система позволит странам – участницам проекта получать данные от РЛС БЛА, причем беспилотники могут отслеживать движущиеся цели и менять масштаб изображения, предоставляя техническому персоналу наиболее полную информацию о происходящем на земле. Использовать систему можно не только в военных, но и в гражданских целях, что является хорошим примером передачи разработок из военного сектора в гражданский. Франция и Великобритания подключат к ней свои национальные средства наблюдения. Таким образом, будет сформирована многофункциональная система разведки и наблюдения, способная освещать деятельность и ресурсы реального или потенциального противника, а также добывать сведения о метеоусловиях, гидрографических и географических характеристиках определенных районов.

Кроме того, в рамках реализации концепции предполагается осуществить ряд мероприятий по защите информационной инфраструктуры стран-участниц от компьютерных атак. Для обеспечения безопасности информации создана централизованная система предупреждения о компьютерных атаках и реагирования на киберугрозы.

Новый импульс придан процессу приведения степени боеготовности формирований ВС стран альянса в соответствие с предъявляемыми его руководством требованиями к их способности в установленный срок приступить к решению задач в любом регионе мира. Так, государства – участники блока приняли на себя обязательства подготовить для действий на удаленных ТВД не менее 50% всех формирований национальных СВ. При этом 8% по запросу руководства блока должны быть выделены в подчинение командований ОВС НАТО для задействования в текущих операциях, а также в составе резервных или дежурных сил альянса.

Серьезное внимание уделено основному компоненту ОВС блока, предназначенному для оперативного применения в интересах урегулирования конфликтов и решения специальных задач по противодействию террористическим угрозам – Силам первоочередного задействования НАТО.

Снижены нормативы по срокам развертывания резервного компонента. Изменены также требования к тыловому обеспечению действующих группировок СПЗ. С учетом новых подходов к их комплектованию и применению в районе проведения операции должны содержаться запасы материальных средств на 17 суток боевых действий вместо предусмотренных ранее 30 суток.

Одновременно европейские страны НАТО осуществляют ряд совместных программ, обеспечивающих повышение стратегической мобильности войск, что подтверждает нацеленность альянса на повышение потенциала проецирования силы в глобальных масштабах. Намечены также дальнейшие шаги по реализации «Стратегии НАТО в области тылового обеспечения на 2007–2016 годы» за счет внедрения единых стандартов тылового обеспечения, реорганизации системы управления и структуры органов тыла, создания юридической и материальной базы для обеспечения поддержки войск принимающей страной.

С учетом опыта Афганистана, Ирака и Ливии отрабатываются подходы по созданию коалиционных структур постконфликтного восстановления (так называемые силы стабилизации и обеспечения), которые должны включать военный и гражданский компоненты, способные обеспечивать закрепление достигнутых в ходе боевых действий результатов, осуществляя, в том числе, поддержание правопорядка, восстановление инфраструктуры, оказание помощи местным органам власти в формировании государственных структур, проведение гуманитарных операций.

В составе военного компонента предполагается иметь специально подготовленные формирования бригадного уровня, куда войдут части и подразделения военной полиции, разведки, инженерных войск, МТО, психологических и информационных операций.

ПРО США

Гражданский компонент должен включать команды (подразделения) специалистов в области военного и административного управления, юстиции и правосудия. Главной задачей этих подразделений станет оказание содействия национальным органам управления в процессе строительства институтов государственной власти, прежде всего силовых структур, обучения и подготовки кадров, поддержания правопорядка и борьбы с преступностью.

Ведется подготовка территорий стран-участниц, прежде всего прибалтийских и восточноевропейских государств, в целях создания необходимых условий для эффективного развертывания группировок войск в угрожаемый период. С этой целью в НАТО разработан долгосрочный план развития инфраструктуры, рассчитанный до 2030 года. В соответствии с ним основные усилия предполагается направить на решение вопросов совершенствования объектов, обеспечивающих надежное управление войсками в мирное и военное время; модернизацию инфраструктуры ОВВС и ОВМС путем расширения существующих баз, аэродромов и портов; организацию надежной системы МТО ВС.

В состав комплекса сил и средств в НАТО принято включать и совокупность объектов инфраструктуры, которые в сочетании с войсками дают возможности командующему ОВС НАТО создавать определенный военный потенциал, необходимый альянсу для проведения операций. Финансирование таких объектов инфраструктуры осуществляется как из бюджета НАТО, так и из национальных источников. Эта стратегия состоит из трех основных элементов. Во-первых, существенный пакет многонациональных проектов для решения проблемы нехватки критически важных сил и средств. Во-вторых, рассчитанные на более длительную перспективу многонациональные проекты, в том числе ПРО, развитие инфраструктуры, система НАТО по наблюдению за наземной обстановкой и патрулирование воздушного пространства. И, в-третьих, стратегические проекты до 2020 года в таких областях, как объединенная разведка, наблюдение, рекогносцировка и дозаправка в воздухе.

По-прежнему значительные ресурсы альянса будут направляться на развертывание ПРО, в Афганистан и Косово, на борьбу с терроризмом и пиратством, обеспечение энергетической и кибернетической безопасности, расширение связей с партнерами, подготовку очередной волны расширения НАТО. Сохраняется внимание НАТО к Арктике.

ПРО США

Проекты и программы развития НАТО тщательно координируются с планами и практическими действиями Вашингтона, направленными на формирование под своей эгидой новой системы обеспечения глобальной безопасности. В основе соответствующих планов Белого дома лежит уверенность в том, что в обозримом будущем США будут оставаться ведущей экономической и военной державой. При этом признается, что они в одиночку не смогут обеспечить надежную безопасность свою и союзников, что требует дальнейших решительных шагов по углублению связей с НАТО, наращиванию его потенциала за счет привлечения ресурсов союзников и партнеров.

Все упомянутые инициативы основаны на неоднократно декларируемой альянсом уверенности, что НАТО, несмотря на экономический кризис, остается самой значительной военной силой на земном шаре, способной не только выполнять роль гаранта стабильности в евроатлантической зоне, но и осуществлять силовое вмешательство в других регионах мира. Такая нарциссическая самооценка, конечно же, не должна в полной мере приниматься за чистую монету, однако нельзя недооценивать НАТО и объявлять альянс чуть ли не «бумажным тигром» с дряблыми мышцами. Это не так.

Несмотря на декларируемую концепцию «мягкой власти», которая базируется на политике убеждения и повышения привлекательности, альянс намерен основывать свои действия на «жесткой власти», опирающейся на экономику стран-союзниц и военную силу.

ПРО США

Американская система ПРО «Aegis» – SM-3 в 2020 году.

ЦВЕТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ НА ПРОСТРАНСТВЕ СНГ

Вместе с тем к числу важных стратегических приоритетов альянса всегда относилось активное использование возможностей «мягкой власти» в лице публичной дипломатии НАТО для продвижения интересов Запада. Стратегическая направленность и конечная цель процесса противостояния Запада и России были в первоначальном виде сформулированы в директиве Совета национальной безопасности США № 29/1 от 18 августа 1948 года как «разрушение Советского Союза путем подрыва коммунистической идеологии» в интересах установления нового миропорядка при безусловном доминировании США. К концу 80-х годов цель была достигнута, а в коллиматоре прицела дальнейшего применения подрывных технологий США и НАТО оказались Россия и страны постсоветского пространства.

Именно поэтому сегодня в деятельности публичной дипломатии НАТО наряду с другими задачами особое внимание уделяется работе на постсоветской территории – в России, странах СНГ и государствах – членах ОДКБ. Главная цель при этом состоит в изучении обстановки в этих странах, налаживании каналов двусторонней стратегической коммуникации между НАТО и каждым из указанных государств при одновременном категорическом неприятии предложений о сотрудничестве между альянсом и ОДКБ, формировании позитивного и притягательного имиджа НАТО в глазах различных целевых групп населения: молодежи, правящих элит, бизнес-сообщества, творческой интеллигенции, военных. Конечная цель – изменение идентичности указанных объектов в пользу евроатлантизма.

В течение последних 20 лет на территории России и бывших советских республик развернута обширная сеть структур публичной дипломатии альянса – информационных бюро и военных миссий связи, создан пост спецпредставителя НАТО по странам Кавказа и Центральной Азии. С этими структурами тесно взаимодействуют финансируемые Западом НПО.

Наиболее обширно вся совокупность структур публичной дипломатии представлена на Украине, где в течение многих лет работа ведется как на уровне элит в столице и крупных городах, так и в глубинке. В их числе: Центр информации и документации НАТО, Офис связи НАТО–Украина, Институт евро-атлантического сотрудничества, Межпарламентский совет Украина–НАТО, Институт трансформации общества (ИТО) с собственным сетевым холдингом, вмещающим 53 информационных ресурса, Общественная лига «Украина–НАТО» и др.

Налажена мощная финансовая поддержка из-за рубежа. По инициативе ИТО на средства американского Национального фонда демократии учреждены 15 региональных центров евроатлантической интеграции, преимущественно с охватом юго-востока и севера Украины. Такая тактика укладывается в общую канву информационной работы западных НПО на Украине – особое внимание уделять традиционно пророссийским регионам. При этом одной из центральных задач мероприятий, проводящихся в государствах постсоветского пространства, является подрыв влияния России.

В концентрированном виде стратегия развития публичной дипломатии НАТО в современных условиях представлена в «Стратегии публичной дипломатии», где сформулированы два главных приоритета последней: продемонстрировать роль и достижения НАТО в операциях и миссиях, а также новую идентичность альянса и стратегические направления его развития в условиях труднопредсказуемой обстановки. Указаны и целевые группы: политические лидеры, парламентарии, исследователи и эксперты в сфере безопасности, журналисты, преподаватели, ученые, руководители авторитетных НПО и особенно молодежь. Содержится рекомендация по возможно более широкому использованию потенциала всех современных средств коммуникации.

Стратегия базируется на общих принципах публичной дипломатии, которые были сформулированы в 2003 году советником Госдепартамента США по вопросам публичной дипломатии Кристофером Россом: обеспечение понимания иностранной аудиторией политики в том виде, какая она есть, а не как о ней говорят или думают другие; необходимость разъяснять политику, показывая ее рациональность и обосновывая ее фундаментальными ценностями; делать обращения к международной общественности последовательными, правдивыми и убедительными; умение адаптировать обращения к конкретным целевым аудиториям, для чего составляющие ее целевые сегменты подвергаются постоянному изучению; работа не только с узкими целевыми сегментами, но и – через печатные и электронные СМИ – с широкими массами; взаимодействие с различными партнерами для охвата новых представителей целевой аудиторий, активное «международное общение и программы обмена».

Адаптация содержания и направлений деятельности публичной дипломатии к требованиям современности с учетом специфики НАТО сводится к следующему:

– в практической работе сделан акцент на информации о снижении военной активности НАТО, в том числе сокращении численности ВС с переводом части из них на пониженный уровень боеготовности;

– подчеркивается снижение роли ядерного компонента в военной стратегии альянса;

– в качестве одного из ведущих направлений трансформации блока преподносится развитие его невоенных функций за счет проведения политического курса на обеспечение безопасности через развитие диалога и сотрудничества;

– разъясняются и обосновываются новые миссии альянса, выходящие за пределы функций, определенных Североатлантическим договором. При этом главное внимание уделяется переориентации на решение новых задач: урегулирование кризисных ситуаций; миротворчество и расширение диалога со странами, не входящими в НАТО. В этом контексте подчеркивается непрерывное совершенствование разветвленной командной структуры ОВС НАТО, средств связи, информации и разведки;

– в государствах – членах НАТО акцент делается на необходимости строгого выполнения согласованных национальных планов развития военного потенциала и соблюдения финансовых обязательств в рамках НАТО;

– в странах-партнерах общественность активно обрабатывается в направлении привития западных ценностей и внушения целесообразности самого широкого участия в операциях и миссиях под эгидой НАТО.

Краткий перечень задач и миссий публичной дипломатии НАТО позволяет рассматривать это направление деятельности альянса как серьезную угрозу национальной безопасности и национальным интересам России и ее союзников по ОДКБ. Это связано с использованием Западом возможностей «мягкой силы» для подготовки и проведения цветных революций с целью организации государственного переворота в условиях искусственно созданной политической нестабильности, когда давление на власть осуществляется в форме политического шантажа, а основной движущей силой удара по власти выступает специально организованное молодежное протестное движение.

В этих условиях, планируя развитие отношений с нашими западными партнерами, нельзя рассчитывать на изменение позиции Вашингтона и Брюсселя без серьезного и неотложного наращивания возможностей для решительной реакции России по всему спектру опасностей, рисков, вызовов и угроз современности, что должно быть отражено в соответствующих доктринальных документах. Способность США и НАТО на основе четко сформулированных интересов и целей прагматично вырабатывать нужную позицию и, затем, неуклонно придерживаться ее без какого-либо учета интересов России, подтверждается всей историей отношений России и НАТО.

Достойным ответом России на брошенный ей и ее союзникам стратегический вызов должно стать неуклонное совершенствование потенциалов обеспечения национальной и коллективной обороны за счет осуществления национального военного строительства Российской Федерации и государств – членов ОДКБ в рамках общей концепции создания единого оборонного пространства. Наряду с этим России в ходе своего председательства в ШОС необходимо уделить приоритетное внимание дальнейшему повышению эффективности организации, консолидации усилий в интересах обеспечения адекватного реагирования на события в регионе и мире.

http://nvo.ng.ru/concepts/2014-09-26/4_nato.html