Распространение нетрадиционных для коренных мусульманских народов России течений зарубежного ислама радикального толка с начала 1990-х годов привело к появлению радикализма на религиозной почве среди российских мусульман. Усиление влияния исламского радикализма в их среде происходило как за счет масштабной идеологической экспансии стран Ближнего Востока (Саудовской Аравии, Турции, Катара и др.) путем присылки иностранных проповедников, широкой издательской деятельности по выпуску духовной литературы экстремистского содержания, умелой интернет-пропаганде, зарубежному обучению российских мусульман в арабских и турецких учебных заведений с целью их дальнейшей работы в качестве духовенства у себя на родине, так и через массовый поток мигрантов, в котором помимо трудовых элементов, присутствовали и религиозные фундаменталисты, уезжающие в Россию, спасаясь от уголовного преследования у себя дома за свои радикальные убеждения.

Все это вместе способствовало тому, что нетрадиционные для России течения ислама усиливали свое влияние среди российских мусульман, приводя к росту экстремизму и появлению терроризма. Исключением не стали и мусульмане Урала, которые оказались в положении объекта для идеологической экспансии радикальных форм ислама, среди которых наибольшего влияния достигли ваххабизм (салафизм), «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения»), «Джамаат Таблиг» («Община доведения истины») и «Такфир ва аль-Хиджра» («Обвинение в неверии и исход»).

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Постепенно этот процесс смены мировоззренческих установок и системы ценностей с традиционного ислама на радикальные течения среди российских мусульман, получивший название «ваххабизация», привел к вовлечению российских ваххабитов в международный террористический интернационал: они не только участвовали в организации терактов на территории России, но и отправлялись на «джихад» в мусульманские страны.

Российские ваххабиты нашли свое место в рядах боевиков в Афганистане и Сирии. Некоторые из них пошли по пути самоорганизации в землячества или этнические сообщества в этих странах: так, в Афганистане появился в 1999 году «Булгарский джамаат», объединяющий выходцев из Среднего Поволжья и названный в память о Волжской Булгарии (средневековом мусульманском государстве, существовавшем в X-XIII вв.); в Сирии с 2013 года существовал «Татарский джамаат» [1], а с июля 2016 года стало известно, что там появился батальон «Аль-Махди», состоящей из жителей Татарстана и Урала [2].

Мусульмане Урала стали также появляться в рядах боевиков в Афганистане и Сирии. Этот поток уезжающих на «джихад» в эти страны пришелся на начало XXI вв. и хронологически охватывает 2000-е-2010-е гг. Тот факт, что ваххабиты из России, в том числе из Урала, оказываются в рядах террористических организаций в странах Ближнего и Среднего Востока, свидетельствует об интеграции российского ваххабизма в международный террористический интернационал.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Первый известный случай участия мусульман Урала в событиях в Афганистане (в 2000-е годы именно в эту страну, а также в соседний Пакистан, служивший нередко местом передышки для понесшего потери в войне с США движению «Талибан», прибывали джихадисты из разных стран) связан с личностью Рустема Ахмярова из Челябинска и Тимура Ишмуратова из Нефтеюганска (Ханты-Мансийский автономный округ). Оба в 2001 году отправились в Афганистан, присоединившись к движению «Талибан».

Однако после того, как США начала военную операцию против Талибана оба вместе с еще пятью россиянами оказались пойманы американцами и отправлены в печально знаменитую тюрьму в Гуантанамо на Кубе. В 2003 году Россия ходатайствовало о возвращении своих граждан домой, и в марте 2004 года Ахмяров и Ишмуратов были доставлены в Россию. Со всех российских талибов были сняты обвинения, однако Ишмуратова вскоре осудили в составе еще двоих единомышленников в совершении теракта на газопроводе в г. Бугульма (Татарстан), после чего он был в итоге приговорен к 8 годам лишения свободы в колонии строго режима. Ахмяров предпочел покинуть территорию России, уехав в Нидерланды, где попросил для себя политического убежища.

В 2007 году житель Нижневартовска Андрей Баталов, приехав в Афганистан, был арестован за террористическую деятельность и приговорен к 5 годам лишения свободы. Отбыв наказание, Баталов вернулся обратно домой в Россию.

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

В мае 2009 года при попытке пересечения границы с Афганистаном, куда направлялись для присоединения к «Талибану» исламисты из Тюмени и Сургута, были арестованы силовиками Таджикистана Абиев Н.Р., Алиев А.М., Ахмедов М.М., Джабраилов К.Д. и Сулейманов Г.Ш. Несмотря на то, что несостоявшиеся боевики оказались в СИЗО г. Душанбе, им удалось в 2010 году совершить оттуда побег в составе других ваххабитов. В том же 2009 году в июле в ходе спецоперации в Таджикистане в районе поселка Хавди Кабуд Тавильдаринского района была уничтожена группа боевиков, среди которых было 6 россиян, включая жителя Нижневартовска – Алексея Бабина [3].

Случаи отъезда с территории Урала в Афганистан были и позднее, даже тогда, когда центром притяжения ваххабитов со всего мира стала Сирия, где был 29 июня 2014 года провозглашен «халифат». Так, в апреле 2015 года 28-летний житель Челябинска Семен Михайлович Нагибин (имя в исламе «Салим») выехал в Таджикистан, чтобы оттуда перебраться в Афганистан. На милицейском блокпосту в Пянджском районе Таджикистана он показался чем-то подозрительным для сотрудников правоохранительных органов, и те стали более внимательнее расспрашивать Нагибина кто он такой, а он, в свою очередь, подумал, что его сейчас задержат, поэтому сам напал на одного из милиционеров с ножом.

Таджикским правоохранителям ничего не оставалось как открыть огонь: Нагибин был ранен в ногу, после чего его привезли в местную больницу. Там при допросе Нагибин и рассказал о своем намерении отправиться в Афганистан. Впрочем, неудавшемуся джихадисту удалось сбежать из больницы, предварительно сняв с себя наручники и завладев пистолетом охранявшего его милиционера. Вскоре его окружили, и при попытке оказания вооруженного сопротивления, его застрелили [4].

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

С началом Гражданской войны в Сирии в 2011 году, которая в скором времени из внутрисирийского противостояния переросла в геополитический конфликт, в котором религиозный аспект стал играть важную роль, мусульмане из Урала отправлялись на «джихад» именно в эту страну.

Житель Тюмени Виталий Макаров в ходе своих духовных поисков в 2009 году в возрасте 19 лет принял ислам, взяв имя «Юсуф». После этого он в 2011 году приехал в Татарстан с желанием изучить ислам получше. Для того, чтобы выучить и хорошо знать арабский язык, Макарову посоветовали поехать в Египет. Он отправился учиться в Каир в исламский университет, однако вскоре решил присоединиться к «джихаду» в Сирии, для чего в марте 2013 года приезжает в Турцию, откуда перебирается в Сирию.

Там он находился вначале с апреля 2013 года по январь 2014 года: за это время Макаров присягнул на верность «амиру» (командиру) террористической группировки «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар», прошел обучение на одной из учебно-тренировочных баз, после чего участвовал в караульной службе, охраняя оружейный склад и фабрику по производству печенья.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Находясь в Сирии, Макаров сумел найти себе даже невесту по Интернету: новой спутницей жизни молодого «моджахеда» оказалась жительница г. Кинешма Ивановской области Елена Зозина, которая отправилась в Сирию к своему жениху. Причем поехала она не одна, а вместе со своим сыном от первого брака. Макаров купил ей авиабилет по Интернету, и она добралась через Турцию в Сирии. Там они оба поженились по мусульманскому обряду, у них родился ребенок.

В январе 2014 года правительственная армия Башара Асада начала наступление на боевиков, и Макаров, опасаясь возможной гибели, неожиданно решил отказаться от «джихада»: продал свой автомат, нашел деньги, после чего уехал вместе с новой семьей из Сирии, и через Турцию вернулся в Египет. Однако продолжение учебы в Египте Макарова не устраивало, ему захотелось обратно вернуться на «джихад» в Сирию, тем более, там уже 29 июня 2014 года был провозглашен «исламский халифат».

Правда, к тому времени Макарова выследили египетские миграционные службы: 10 февраля 2015 года при попытке вылететь в Турцию, он был задержан египетскими пограничниками, которые по формальным причинам его выслали из страны домой в Россию, где он был уже арестован сотрудниками ФСБ. 14 сентября 2015 года ему Ленинским районным судом Тюмени был вынесен приговор по статье 208 УК РФ («Организация незаконного вооруженного формирования или участия в нем»): Виталий Макаров получил 2 года лишения свободы в колонии общего режима [5]. 24 июня 2016 года супруга Макарова Елена Зозина приговорена к 2 годам лишения свободы в колонии общего режима с отсрочкой исполнения приговора до достижения ее ребенком 14-летнего возраста.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Наиболее вопиющий случай с участием двух уроженцев Урала произошел в декабре 2015 года. 3 декабря 2015 года в Интернете появилось видео, на котором 28-летний житель Ноябрьска (Ямало-Ненецкий автономный округ) Анатолий Землянка (в исламе принял имя Таймулла), находясь в г. Ракка (Сирия), являющимся оплотом ИГИЛ [Организация запрешена в России], казнил уроженца Челябинской области Евгения Юдина, который перед казнью признался, что был завербован российскими спецслужбами.

Так это или не так (это не первый случай, когда ИГИЛовцы убивали своих сторонников, заподозрив их в работе на спецслужбы других государств), но по факту мы видим, что двое русских мусульман (Юдин, будучи сиротой, в возрасте 14 лет был усыновлен чеченской женщиной Мархой Хасиевой, принял ислам и получил имя Магомед Хасиев) отправились на Ближний Восток на «джихад», но в итоге один отрезал другому голову. За это Анатолия Землянку стали именовать Джихади-Толиком [6] (по аналогии с другим известным палачом ИГИЛ Джихади-Джоном, музыкантом из Великобритании Мохаммеда Эмвази).

Некоторые уроженцы Уральского федерального округа оказывались в тюрьмах зарубежных странах за присоединение к ИГИЛ. Так, 34-летний житель Тюмени Алексей Алексеев получил 15 лет лишения свободы в Турции за то, что принадлежал к ИГИЛ и собирался организовать теракты на территории Турецкой Республики [7]. Его биография весьма интересна и любопытна, показывая путь русского мусульманина от рядового верующего к терроризму.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

В 2013 году, проживая в родном городе, Алексеев был осужден Центральным судом Тюмени за размещение экстремистского видеоролика «Зов к исламской умме» в социальной сети «В контакте» на своей странице. Тогда его приговорили к 350 часам общественных работ. Отбыв наказание, Алексеев уехал из России в Турцию, где занялся торговлей мусульманских товаров. Однако 6 ноября 2015 года он был арестован турецкой полицией вместе с другими 20-тью подозреваемыми в связях с ИГИЛ.

В личном компьютере Алексеева турецкие полицейские обнаружили фотографии административных зданий с поэтажными планами, а также снимки людей в камуфляже боевиков и сценами насилия. Турецкие силовики полагают, что Алексеев имел связи с боевиками в Сирии и готовил теракт в Турции по их заданию. Тогда в ноябре 2015 года аресты 20-ти подозреваемых в связях с ИГИЛ были проведены турецкой полицией в преддверие саммита G7, который прошел в Турции 15 ноября 2015 года [8]. Спустя полгода турецкий суд приговорил Алексеева к 15 годам лишения свободы.

Вербовка в ИГИЛ мусульман Урала ведется не только в Интернете, но и традиционным способом: путем личного общения, когда мусульмане собираются на частных квартирах. В этой связи показательна история 23-летнего выпускника Челябинского государственного университета, юриста по образованию Темрхана Тлеугабилова, который в 2013-2014 гг. собирал на частных квартирах мусульман, агитируя их поехать воевать в Сирию на стороне боевиков.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Попытка в ноябре 2014 года осудить молодого вербовщика не дала результата: судебные заседания он превращал в пропагандистское шоу, из-за чего его даже удаляли из зала суда. Тлеугабилову вменяют обвинения по целому клубку эпизодов: ч.1 ст.205.1 УК РФ («Содействие террористической деятельности»), ч.1 ст.205.2 («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности»), ч.1 ст.205.4 («Создание террористического сообщества»), ч.1 ст.280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), ч.1 ст.282 («Возбуждение ненависти либо вражды»), ч.1 ст.282.1 УК РФ («Создание экстремистского сообщества»). Сейчас началась вторая попытка в суде рассмотреть это громкое дело [9].

Начало военной кампании России в Сирии, которая присоединилась 30 сентября 2015 года к борьбе против ИГИЛ по просьбе законного правительства Башара Асада, вызвало желание у террористов нанести удар по России, организовав теракты на ее территории. Надо сказать, что и раньше ваххабиты не скрывали планов в отношении своего намерения расширить территорию «халифата» за счет российского Кавказа и Урало-Поволжья.

Однако эти планы оставались весьма умозрительными. Впрочем, с открытым участием России в войне в Сирии в пропаганде ИГИЛ намерение расширить географию «джихада» и перенести его на территорию России стали звучать более конкретнее. «И Урал вернется, кяфир (неверный. - прим.) затрясется, в Татарстане шариат править мы хотим» [10], - говорится в одном из пропагандистских профессионально смонтированных роликов ИГИЛ, опубликованных в ноябре 2015 года. Т.е. видно, что ИГИЛовцы в числе территорий, куда они собираются распространить свое влияние и, вероятно, постараться совершить теракты, называется и Урал.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

Ждать бы они себя долго не заставили бы, если бы ИГИЛовцы не были бы выявлены правоохранительными органами: 7 февраля 2016 года в Екатеринбурге была задержана террористическая группа, состоящая из граждан России и республик Центральной Азии, которые состоят в ИГИЛ и планировали организовать взрывы в Москве, Санкт-Петербурге и Свердловской области.

Руководством группы занимался прибывший эмиссар ИГИЛ с территории Турции, а на по адресам проживания членов банды были обнаружены лаборатория по изготовлению в домашних условиях самодельных взрывных устройств (СВУ), взрывчатые вещества, электродетонаторы, огнестрельное оружие, гранаты, компоненты СВУ, литература экстремистской направленности [11]. Примечательно в этой истории то, что к группе сторонников ИГИЛ на Урале прибывает в качестве диверсанта прошедший уже военную подготовку боевик с зоны боевых действий в качестве командира.

Как и в выше описанном случае, одной из сред пополнения рядов боевиков в Афганистане и Сирии из числа мусульман Урала становятся мигранты, занимающие заметную роль в жизни исламской уммы федерального округа.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

«Уральский федеральный округ стал центром притяжения для большого числа мигрантов, вслед за которыми в регион приезжают эмиссары и вербовщики международных экстремистов и террористов» [12], - отметил руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов 18 февраля 2016 года. То, что в мигрантской среде Урала ведется агитация и вербовка, отмечают наблюдатели. Так, в СМИ стало известно, что идеологом воюющих в рядах ИГИЛ таджикских боевиков является некто Умар, который до 2012 года торговал на рынке «Таганский ряд» в Екатеринбурге [13].

Отмечаются факты прибытия на Урал боевиков из стран зарубежного мусульманского Востока в потоке мигрантов: так, в ноябре 2015 года в Екатеринбурге был задержан 28-летний уроженец Таджикистана Аслиддин Нуров, который у себя на родине находится в розыске по ст.187 Уголовного Кодекса Таджикистана («Участие в незаконных вооруженных формированиях»).

В 2005-2008 гг. он обучался в исламском медресе «Махзан-ул-Улум» в г. Хош (Иран), в 2009 г. переехал в Пакистан в г. Пешавар, где освоил боевое искусство, после чего с 2010 г. присоединился к движению «Талибан», начав участвовать в боевых действиях на границе Пакистана и Афганистана. На Урал Нуров прибыл с целью «залечь на дно», где в Екатеринбурге на улице Вильгельма де Геннина он проживал в одной из квартир [14].

Отношение к науке в исламе
в статье
Исламские научные достижения

Случаи, когда мигранты из Центральной Азии приезжают в Россию, в том числе и на территорию Урала, откуда затем уезжают на «джихад» в Сирию, уже не редки. В этой связи весьма примечательна история Дильшода Курбонова, уроженца одного из кишлаков под Кулябом (Таджикистан). Как и многие его односельчане, Курбонов ездил на заработки в Россию: в Челябинске он завел себе русскую жену, с которой состоял в религиозном браке, она родила ему двоих детей.

Периодически он приезжал на родину в Таджикистан, навещал родителей и своего младшего брата, который тоже с 14 лет ездит на заработки в Россию. И вот неожиданно Курбонов пропадает, и где-то через месяц выходит на связь со своей женой по скайпу, которой сообщил, что он уже в Сирии на «джихаде». После этого на связь не выходил, по мнению правоохранительных органов Таджикистана, он уже погиб, хотя родные не верят в это [15]. Что заставило взрослого человека, у которого есть жена и двое малолетних детей, оставить их, чтобы отправиться на Ближний Восток, непонятно. Но ведь кто-то сумел его убедить в необходимости такого поступка, и мужчина откликнулся.

Кстати, специалисты, исследующие причины привлекательности ИГИЛ, рекомендуют не искать его корни в социально-экономических причинах: «Не обязательно молодой человек, который столкнулся с коррупцией, к примеру, в органах власти или в суде, будет более отзывчив на экстремистскую пропаганду. Нельзя сводить сложную картину к достаточно банальному выводу, что экстремистами становятся обездоленные. Связь этих факторов нелинейна, «бедный и обездоленный терроризм» остался в прошлом. Среди присоединившихся к ИГ значительную долю составляют успешные, состоявшиеся люди» [16].

Особенности развития исламского общества в некоторых странах
в статье
Почему деградируют мусульмане?

Активная пропагандистская и вербовочная работа ИГИЛовцев в Интернете служит одним из наиболее распрстраненных каналов привлечения новых сторонников в свои ряды. Как пишут исследователи, «проблема вербовки в радикальные течения и исламистские группировки именно через мечети и молельные дома становится еще более актуальной, если учесть, что представители радикальных течений (включая ИГИЛ) предпочитают действовать по-новому.

Так, отмечается применение в материалах, особенно размещенных в глобальной информационной сети «Интернет», манипулятивных технологий и приемов нейролингвистического программирования (технологий психологического воздействия), особо ориентированных на молодежь. Отсюда и «большая волна» тактически проработанных материалов, направленных на возбуждение религиозной розни, связанной с насилием или призывами к насилию» [17].

Известно достаточно много случаев, когда в «халифат» уезжают не только воевать, но и жить, едут в поисках семейного счастья. Обещания со стороны вербовщиков романтических отношений и будущей семейной идиллии толкают к тому, что в ИГИЛ отправляются девушки из России. История с неудавшейся поездкой в Сирию 19-летней московской студентки Варвары Карауловой, которая намеревалась в «халифате» воссоединиться со своим виртуальным женихом Айратом Саматовым, бурно обсуждалась в СМИ и на телевидении.

Но Караулова - не единственный такой пример. Так, жительница Златоуста (Челябинская область) обнаружила изменения в поведении своей 14-летней дочери в марте 2016 года: подросток стала замкнутым, с кем-то переписывалась в социальных сетях, стараясь это скрывать от родителей. Дотошная мама решила все же узнать и посмотрела переписку дочери: ее вербовал 19-летний житель другого региона, склоняя принять ислам и поехать в Сирию. Родитель, не на шутку перепугавшись, забила тревогу [18]. И в данном случае бдительность матери позволила оградить ребенка от вербовщиков и повторения судьбы Варвары Карауловой.

Впрочем, с территории Уральского федерального округа женщины все же уезжают в Сирию. 46-летняя жительница Тюмени Следственным управлением Следственного комитета России объявлена в международный розыск за возбуждение ненависти и вражды по 282 статье Уголовного кодекса РФ. Как установили следователи, женщина выехала в Египет, с территории которого с мая 2013 по май 2014 гг. вела в Интернете агитационную работу, распространяя экстремистские материалы через социальные сети. Затем тюменка отправилась в Сирию, где она сейчас и находится [19].

Имя женщины в информационных сводках не сообщается, но сам случай интересен не только тем, что в Сирию в «халифат» отправляется женщина (подобные случаи уже имелись и не раз, когда молодые девушки из России по наивности отправлялись строить новую жизнь в «Исламском государстве»), а тем что туда уехала дама уже в достаточно зрелом возрасте. Традиционно считается, что «халифат» больше манит молодых мусульманок, которые отправляются из романтических побуждений быть рядом с любимым или поддавшись религиозной пропаганде ИГИЛ, обещающей идеальную жизнь по шариату. Все это можно так или иначе списать на молодой возраст и юношескую наивность (а проще сказать – дурость) девушки.

Однако то, что в ИГИЛ отправляются женщины столь зрелого возраста, ранее встречалось нечасто. Отметим, что есть примеры, когда из России в ИГИЛ уезжали даже пенсионеры (об этом заявил 16 июня 2016 года председатель Совета по делам религий при главе Республике Башкортостан Вячеслав Пятков, выступая на заседании регионального парламента, отметив, что среди уехавших из республики в Сирию есть люди старше 60 лет).

Помимо отъезда на «джихад» в Афганистан или в Сирию среди некоторых мусульман Урала распространена такая форма поддержка международного терроризма, как его финансирование. Один из таких случаев имел место быть в Екатеринбурге, который иллюстрирует механизм осуществления финансовой поддержки террористов. В 2009 году один из предпринимателей Екатеринбурга Али М. пришел на меджлис – собрание верующих мусульман, обычно проходящего в виде ужина. Там оказались вербовщики, которые склонили бизнесмена на свою сторону. Его пригласили в Турцию, где познакомили с руководством своего джамаата – правой рукой муллы Амара Атхалина.

Джамаат переправлял бизнесмену модную одежду из Турции, которую тот оптом продавал в Екатеринбурге, Челябинске, Кургане и Тюмени. Еженедельная выручка составляла около 1000 долларов, которую бизнесмен переводил на банковские карточки вначале боевикам Талибана, а после 2014 года – ИГИЛ, на которые покупалось оружие. Караваны с одеждой (ее отправляли как на самолете, так и сухопутно на машинах) предприниматель получал раз в 2 месяца в течение 2-х лет. Примечательно, что процент от выручки для себя бизнесмен брал небольшой – всего 10 тысяч рублей [20].

Теперь стоит коснуться вопроса о масштабе вовлечения мусульман Урала в ряды боевиков Афганистана и Сирии. В начале о численности радикалов в мусульманской умме Уральского федерального округа: не все из них однозначно решаться на то, чтобы отправиться на «джихад» на Ближний или Средний Восток, но то, что именно из этой среды ведется наполнение международного террористического интернационала людской массой, очевидно.

Так, 14 апреля 2015 года директор ФСБ Александр Бортников, что с 2010 года силовики на Урале выявили 600 приверженцев радикального ислама [21], которые и составляют ту самую «группу риска», которая является поставщиком человеческого ресурса для Талибана и ИГИЛ. Открытые статистические данные о численности уехавших в Афганистан или Сирию, говорят обобщенно о 150-200 человек со всего Уральского федерального округа, если суммарно сложить имеющие обнародованные данные и прибавить исходя из этого приблизительно оценочные цифры тех уехавших на «джихад», которые могли не попасть в поле зрения силовиков (к тому же даже открытые данные часто озвучиваются с оговоркой, что это количество тех, кого выявили за год или за два года, а не за весь период).

Так, из Челябинской области уехало 5 мужчин в Сирию, один из которых позже вернулся (данные на февраль 2016 года), причем, как отмечают силовики, это весьма обеспеченный человек с высшим образованием, семьянин [22], т.е. представление о том, что в ИГИЛ заманивают людей как наемников далеко неверно: люди не за деньги едут, а за идею.

В Курганской области силовики выявили 4-х жителей, причастных к деятельности ИГИЛ (данные на ноябрь 2015 года), причем в 2-х случаях это были девушки, которые вели интернет-переписку с вербовщиками [23]. Из Тюменской области, по данным полиции, в Сирию уехало 28 человек (впрочем, велика вероятность занижения того, что многие из уехавших на Ближний Восток мусульман из этого региона, просто не попали в поле зрения силовиков: например, на конец 2014 года исследователи оценивали численность уехавших из Тюменской области в около 50 человек [24]).

Цифр по Ханты-Мансийскому автономному округу пока не озвучивают, но отдельно по Сургуту за 2014-2016 гг. силовики назвали цифру в 20 человек. Логично предположить, что по всей Югре количество уехавших на «джихад» на Ближний Восток значительно больше. Статистику по Ямало-Ненецкому автономному округу, которую приводят силовики, говорит о 31 жителе, уехавшем только за 2015-2016 гг. [25] По Свердловской области, численность уехавших оценивается в 50 человек, причем уезжают люди порой семьями [26].

Основными причинами участия мусульман Урала в рядах боевиков в Афганистане и Сирии следует считать следующие:

1) Распространение ваххабитской идеологии среди исповедующих ислам и ее успех в деле духовного переформатирования мировоззрения человека, для которого готовность поехать воевать за ложно понимаемые идеалы ислама выглядит как благородный подвиг;

2) Наличие канала вербовщиков, умеющих уговаривать и убеждать религиозно активных мусульман в необходимости поехать на «джихад», причем вербовка вестись может и дистанционно, через социальные сети и мессенджеры в Интернете. Тут стоит добавить, что нередко люди планируют уезжать в Сирию не воевать, а жить, поскольку «халифат» пропагандисты преподносят как идеальное «исламское государство», в котором якобы мусульманин может следовать религиозным убеждениям в полном объеме и с полным комфортом, поэтому нередко люди уезжают семьями, вместе с детьми;

3) Прибытие в потоке трудовой миграции из Центральной Азии и Кавказа проповедников радикального ислама, некоторые из которых находятся у себя на родине в розыске, а потому старающихся покинуть свои страны, переезжая в Россию. Да и сама среда трудовых мигрантов является благоприятной средой для вербовки в ряды ИГИЛ: играя на религиозных чувствах и обещая в «халифате» стабильную и комфортную жизнь, вербовщик привлекает мигрантов быстрее и охотнее;

4) Проблема исламского неофитства среди этнически русских, при которой нередким является принятие ислама русскими именно в его радикальных формах: отметим, что то, что русский парень или русская девушка становятся исламистами, говорит не только о привлекательности ислама радикального толка, но, видимо, и о слабой и недостаточной работе Русской Православной церкви в миссионерском плане;

5) Организационная раздробленность мусульманской уммы регионов Уральского федерального округа, что позволяет ваххабитам весьма комфортно себя чувствовать в общинах Духовного управления мусульман Азиатской части России, поскольку, будучи гонимыми из мечетей, принадлежащих Центральному духовному управлению мусульман, они свободно продолжают вести деятельность в параллельных исламских структурах.

При анализе феномена отъезда на «джихад» в страны Ближнего и Среднего Востока российских мусульман видно, что исход подобной поездки для «моджахеда» из России чаще всего весьма печальный: он погибает в боях, причем нередко его убивают не те, против кого он приехал воевать, а «свои» ваххабиты, заподозрив в неблагонадежности или не совсем строгому следованию указаниям «амиров». Например, провозглашение «халифата» в Сирии в 2014 году привело к тому, что все потенциально готовые к совершению терактов исламисты из Татарстана и Башкортостана покинули Россию, уехав на Ближний Восток.

Пик террористической активности в Татарстане в 2012-2013 гг., сопровождавшийся покушением на муфтия республики Ильдуса Файзова, убийства видного богослова Валиуллы Якупова, массового поджога 7 православных церквей (три из которых сгорели полностью дотла), обстрела самодельными ракетами нефтезавода в Нижнекамске (к счастью, без последствий), в 2014-2016 гг. сменился затишьем со стороны ваххабитов.

Вызвано это не только грамотной работой силовых ведомств, но в том числе и тем, что все те ваххабиты, кто морально готов был взять в руки оружие по идейным соображениям, покинули территорию Татарстана, уехав в Сирию. Соответственно, возникает вопрос: стоит ли препятствовать отъезду тех, кто готов умереть во имя ложно понимаемых им идеалов? Обычно на этот вопрос отвечают так: от отъезда людей в Сирию страдают не только сами «джихадисты», имея большую вероятность погибнуть там, но и их близкие и родные: ведь для матери или супруги - это их дитя или муж.

Опасность вызывает то, что российские ИГИЛовцы, если не погибнут, через какое-то время возвращаются домой, имеющих за плечами боевой опыт. Пока правоохранительные органы работают на опережение: судебные процессы над вернувшимися из Сирии ведутся с 2014 года, а террористические банды ИГИЛовцев в России обезвреживаются.

Говоря о мерах противодействия пропаганде и вербовке в ряды боевиков в Афганистане и Сирии, важно сочетать силовые и профилактические методы. Если первыми работают правоохранительные и контролирующие органы (это не только аресты и суды, но и блокировка интернет-сайтов и пабликов в социальных сетях), то в плане профилактической работы должна вестись широкая издательская программ по выпуску антиИГИЛовской литературы (ее, кстати, не так много издано в России муфтиятами), организации такой формы контрпропаганды как встречи мусульман с бывшими ИГИЛовцами, отбывшими наказание и осознавшими свою вину и заблуждение в прежних взглядах (кстати, такая форма оказывает большой эффект на слушателей, поскольку они общаются с человеком, прошедшим через это).

Не последнюю роль играет и контрпропагандистская работа в Интернете, которая пока ведется порой силами энтузиастов. В тех же социальных сетях можно найти не слишком много пабликов, собирающих всю разоблачительную информацию об ИГИЛ.

Подводя итог, отметим, что исламская умма Урала, являясь мусульманской периферией России, переживает те же самые проблемы, что и регионы с компактным проживанием мусульман. Участие мусульман Урала в рядах боевиков в Афганистане и Сирии свидетельствует об их вовлеченности в глобальные процессы, происходящие в зарубежном исламском мире. Такими наиболее очевидными глобальными процессами являются радикализация, ваххабизация ислама и архаизация мусульманского общества, когда оно возвращается к средневековым формам функционирования религиозного социума.

В совокупности от этого страдают те мусульмане, которые настроены на миролюбивое сосуществование с немусульманским окружающим их миром, лояльны светскому государству и хотят развиваться в сторону прогресса, а не в сторону одичания. Противодействие усилению ИГИЛ, ставшего олицетворением антигуманного общества, должно вестись не только силами российского государства, но и самого исламского сообщества.

http://www.apn.ru/index.php?newsid=35331