Со дна Черного моря в 61 километре от грузинского порта Поти в пятницу поднята часть оптико-волоконного магистрального кабеля Поти-Сочи-Новороссийск (входит в подводную кабельную систему «Грузия-Россия»), которая была повреждена 23 декабря 2012 в результате вулканического извержения, сообщил «Интерфаксу» исполнительный директор ООО Foptnet Котэ Самушия.

«Подъем части поврежденного кабеля с глубины 1300 метров осуществил экипаж специального корабля, который был вызван из итальянского порта Катании и приступил к работам 3 января», — сказал К.Самушия.

По его словам, на поднятом кабеле явно отмечен след огня, уничтоживший полиэтилен и повредивший защитный щит. «Специалисты предполагают, что это вызвано подводным вулканическим извержением, зафиксированным 23 декабря в 18 часов 51 минуту, спустя приблизительно полтора часа после происшедшего в тот день землетрясения в районе Черного моря», — отметил К.Самушия.

Глава Foptnet сообщил также, что, согласно имеющимся данным, подводный 160-километровый оптико-волоконный кабель Поти-Сочи-Новороссийск был поврежден в 4-х местах: от Поти на 61-м и на 82-83-м км, а от Сочи — на 63-м и на 87-м км.

«Точная причина происшедшего станет известна позднее, когда поврежденные участки кабеля полностью будут подняты и изучены», — заявил К.Самушия.

При этом он отметил, что телекоммуникационная связь «Грузия-Россия» все это время продолжает работать в обычном режиме за счет использования резервных линий связи, обеспечивающих передачу всех видов трафика

Подводная кабельная система «Грузия-Россия» общей протяженностью более 400 км принадлежит и совместно эксплуатируется международным консорциумом компаний «Ростелеком», DanTelco (Дания) и Foptnet (Грузия). В марте 2012 года консорциум завершил очередной этап модернизации системы, что позволило увеличить ее пропускную способность в 4 раза с 20 до 80 Гбит/с.

Чёрное море: сгорит или взорвётся?

Некоторые знают, а для некоторых, может, это новость, но: в Чёрном Море, на уровне 50-100 метров от поверхности располагается гигантский слой сероводорода. В некоторых морях существует подобное, но не в таких масштабах. Да и слой увеличивается и при этом поднимается к поверхности.

Именно из-за этого слоя в море самая малая численность обитателей: под слоем мертвая зона. Откуда этот слой? На это есть несколько равноценных гипотез, но ни одна из них не дотягивает до полноценной теории. Что будет, когда сероводород выйдет на поверхность? Да массовая гибель будет.

Опасность притаилась на морском дне!

Черное море, сияющее под лучами теплого южного солнца – что может быть прекраснее? Огромное, манящее, чистое, прозрачное и невероятно красивое… Наверняка именно такие эпитеты приходят в голову каждому из нас при одной лишь мысли об этом море – источнике вдохновения поэтов и любимом месте отдыха многих современных граждан. Но мало кто знает, что на дне удивительного моря с гордым названием Черное притаилась смертельная опасность – безжизненная бездна, заполненная ядовитым, горючим, взрывоопасным газом с отвратительным запахом тухлых яиц.

В результате масштабной океанографической экспедиции, совершенной в далеком 1890 году, было выяснено, что около 90% объема моря заполнено сероводородом и лишь 10% — чистой водой, не зараженной ядовитым газом. В нижнем слое моря не способны выжить ни животные, ни растения, а могут существовать лишь отдельные виды бактерий. Смертельно опасный газ заполняет огромное пространство, убивая все живое на своем пути. Весь объем морской воды разделен на две части, поверхностная вода может достигать дна моря только спустя сотни лет. Такое свойство уникально, во всем мире нет ни одного моря без твердого дна.

Максимальная глубина Черного моря составляет чуть больше двух километров. Верхний слой воды, где сосредоточена жизнь морских обитателей, имеет глубину всего 100 метров, а некоторых местах толщина слоя чистой воды едва доходит до 50 метров. Под ним располагается жидкая линза «мертвой» воды, периодически вырывающаяся наружу и проявляющая свою губительную сущность. Крупные прорывы происходят достаточно редко, но каждый из них приносит немало вреда морским обитателям. По мнению специалистов, взрыв всего сероводорода может быть сравним со встречей Земли с астероидом, имеющим массу вдвое меньше Луны.

О причинах появления сероводорода

Споры по поводу причины появления сероводорода на дне Черного моря не утихают до сих пор. Ядовитый газ мог поступить из трещин в морском дне или же возникнуть вследствие специфических действий бактерий. Без кислорода в глубинных слоях Черного моря способны выжить лишь анаэробные бактерии, участвующие в разложении останков живых организмов. В результате такого разложения может образовываться сероводород. Согласно другой версии, ядовитый газ мог образоваться вследствие специфического сообщения моря с Мировым океаном через узкий пролив Босфор. Некоторое количество воды проникает из Средиземного моря в Черное, превращая его в своеобразный отстойник, за много лет накопивший большое количество сероводорода.

Еще 10 лет назад вопрос ядовитого газа считался одним из первоочередных в странах Причерноморья, но на сегодняшний день о сероводородной угрозе будто вовсе забыли. Однако от этого проблема не исчезла и исчезать не собирается. Но насколько реальна опасность? Быть может, все не так страшно и сероводород, скрытый в глубинах морского дна останется там навсегда, никому не мешая? И какие силы могут способствовать взрыву огромного количества ядовитого газа? Ответом на эти вопросы могут стать следующие рассуждения.

Первая причина возможного взрыва

Представим гипотетически, что на дне Черное моря произошел взрыв. Стоит ли уточнять, какие последствия испытают на себе морские организмы и жители прибрежных районов? Как минимум, погибнут первые, как максимум – увы, и те и другие… Звучит устрашающе, но кому потребуется взрывать Черное море? Веские причины для этого вряд ли найдутся даже у самых злостных террористов. Но здесь самое время вспомнить, от чего происходят все беды на нашей планете? Правильно — от человеческих деяний, часто бесконтрольных и безответственных.

Стоит только дождаться момента, когда нефтяные и газодобывающие компании проложат трубопроводы по дну Черного моря. Сложность ремонта и обслуживания таких конструкций в условиях взрывоопасного окружения рано или поздно приведет к их поломке и, как следствие, к масштабнейшему взрыву в слое сероводорода. Что будет дальше – несложно догадаться. Причерноморье может стать зоной экологического бедствия, опасной для жизни людей. Невинные люди станут расплачиваться за чьи-то необдуманные действия и пренебрежение вопросами экологической безопасности.

Вторая причина возможного взрыва

Причиной взрыва сероводорода может стать не только человеческая безответственность, но и капризы природы. Последний такой взрыв произошел в 1927 году во время сильного землетрясения на территории Ялты. За два месяца до происшествия произошло явление, удивившее местных жителей — местные рыбаки заметили странное волнение воды и мелкую зыбь, словно закипающую по неведомым причинам. Спустя несколько минут очевидцев оглушил подводный грохот – это был «подготовительный» толчок, исходящий из морских глубин.

Глубокой ночью 12 сентября 1927 года полуостров Крым испытал на себе всю мощь восьмибального землетрясения. Эпицентр располагался вблизи Ялты, однако пострадали и многие другие крымские города, были зафиксированы серьезные повреждения зданий и коммуникаций, погиб урожай на полях, а в горах произошли обвалы и оползни.

Но самые невероятные явления происходили в море. Очевидцы свидетельствовали, что возмущения земной коры сопровождались отвратительным смрадом и вспышками, направленными от поверхности морской глади к небесам. Огненные столбы, окутанные дымом, достигали несколько сот метров в высоту. Черное море горело, в воздухе стоял все тот же запах тухлых яиц. Грозовые разряды попадали именно в те места, где был сосредоточен сероводород. Версий по поводу причин подобного явления было множество, по одной из них источником взрыва стал именно ядовитый газ на морском дне.

Если бы Крымское землетрясение произошло в наше время, когда сероводород находится под тонкой пленкой воды, все обернулось бы глобальной катастрофой. Специалисты, всерьез озадаченные данной проблемой, рисуют печальную картину: взрыв сероводорода в Черном море может привести к сильным тектоническим сдвигам и выбросу в атмосферу большого количества серной кислоты. Кислотные дожди, отравленный воздух, череда землетрясений – вот что может ожидать население прибрежных районов.

Третья причина возможного взрыва

Сероводород способен взорваться и по другой причине. Со временем верхний слой может попросту стать тоньше, тем более что в последнее время наблюдается постоянная тенденция к медленному, но верному исхуданию слоя чистой воды. По подсчетам ученых, уже через несколько лет толщина защитного слоя будет составлять не более 15 метров. Всему виной будут антропогенные загрязнения морской воды, происходящие регулярно. Уже сейчас в некоторых местах фиксируются наличие сероводорода на такой глубине, но специалисты уверяют, что ядовитый газ попадает вовсе не со дна моря, а с поверхности земли. Сероводород, образованный из попавших в море удобрений, исчезает во время осенних штормов.

Пути решения проблемы

Специалисты утверждают, что трагедии можно избежать, достаточно лишь грамотно и скоординировано действовать на благо Черного моря. Ученые не сидят без дела – у них уже есть в запасе некоторые разработки, основная идея которых состоит в использовании черноморского сероводорода в качестве топлива, ведь ядовитый газ выделяет огромное количество тепла при сгорании. Звучит заманчиво, но как извлечь сероводород с морского дна? По утверждению группы ученых из Херсона, сделать это не сложно: достаточно опустить на глубину около 80 метров прочную трубу и единожды поднять по ней воду. Вследствие разности давления образуется фонтан, состоящий из газа и воды. Проще говоря, произойдет эффект, аналогичный открытию бутылки шампанского. В 1990 году авторы идеи производили эксперимент, доказывающий возможность работы такого фонтана в течение длительного периода, пока не выйдет сероводород.

Разработан и другой способ подъема сероводорода на поверхность моря. Ученые предложили пустить по трубам пресную воду с меньшей плотностью, чем у морской воды. Несколько таких труб, создающих эффект искусственной аэрации, позволили бы остановить процесс распространения сероводорода и постепенно полностью его устранить. Такие манипуляции уже сейчас эффективно проводятся для очистки аквариумов и небольших водоемов.

Подобные разработки, как и множество других в странах бывшего Союза, так и остались невостребованными. Люди, имеющие возможность решить проблему, закрывают на нее глаза. Хочется надеяться, что подобная самоуверенность не приведет к печальным последствиям, а Черное море останется для нас все таким же чистым, прозрачным и невероятно сказачно красивым.

Как горело Черное море (история сероводорода)

Когда в далеком детстве я читала стихотворение К.И. Чуковского «Путаница», больше всего удивления у меня вызывали картины горящего моря. Это казалось чем-то действительно невероятным, абсурдным. Однако совсем недавно я узнала, что море действительно может загореться, и истории уже известны факты его возгорания.

Так, в 1927 году, когда произошло крупное землетрясение в Крыму, очаги возгорания в Черном море были зафиксированы возле Евпатории и Севастополя. Однако тогда пожар на море был вызван выбросом метана – природного газа, выход которого из недр был спровоцирован землетрясением. Зрелище было поразительное. Конечно, афишировать эту новость не стали, но когда в 90-х годах XX века журналистам попали в руки сведения о тех событиях, газеты разразились сенсациями. Взрыв популярности этих статей был вызван не столько выбросом метана, сколько искажением фактов: в газетах писалось о возгорании не метана, а сероводорода, после чего делался вывод о возможности глобальной катастрофы.

Было от чего прийти в отчаяние. Сероводород, как известно, это довольно устойчивое соединение водорода с серой (разлагается только при температуре 500 градусов), бесцветный ядовитый газ, с резким запахом тухлых яиц. Сероводородная зона в Черном море была открыта 1890 Н.И. Андрусовым. Уже тогда догадывались о больших количествах залежей этого газа. Так, если опустить в глубину металлический груз на веревке, то обратно он вернется абсолютно черным из-за отложений на нем сульфитов — солей, которые сероводород образует с металлами. (Одна из гипотез гласит, что своим названием Черное море обязано именно этому феномену).

Однако в начале XX века выяснилось, что сероводорода в Черном море не просто много, а очень много — ниже глубины 150-200 м начинается сплошная сероводородная зона. Распределена она, правда, неравномерно: у берегов верхняя ее граница достигает отметки 300 м, в центре же сероводород подходит к глубине около 100 м. Общее количество растворенного в Черном море сероводорода достигает 90 %, так что вся жизнь сосредоточена в небольшом поверхностном слое, и глубоководной фауны в Черном море нет.

Сероводород не есть какое-то уникальное свойство только Черного моря, его находят в мягких остатках на дне всех морей. Скопление этого газа происходит из-за того, что кислород практически не проникает в толщи воды и процессы гниения органических остатков преобладают над окислительными процессами. Иногда зоны сероводорода могут образовывать довольно обширные скопления. Так, например, рифтовая зона, открытая в 1977 году в зоне подводного хребта Тихого океана, к югу от Галапагосских островов, также в большом количестве содержит сероводород; есть сероводородные зоны и в некоторых глубоких закрытых бухтах.

Одна из теорий зарождения сероводорода (так называемая, «геологическая теория») говорит о том, что сероводород выделяется в процессе подводной вулканической деятельности, и в моря он может поступать по тектоническим разломам земной коры . Доказательством этой теории могут служить сероводородные озера на Камчатке. Другая теория – биологическая – говорит о том, что производству сероводорода мы обязаны бактериям, которые, перерабатывая органические останки, упавшие на дно моря, образуют из солей грунта (сульфатов) вещество, которое при соединении с морской водой образует сероводород.

Однако не нужно думать, что сероводород в морях хранится как химическое вещество на складе, закупоренное в ящики. Море – это постоянно работающая биохимическая лаборатория. Благодаря работе бактерий, растений и животных одни элементы в море постоянно преобразуются в другие. Формируются экологические цепочки, в которых поддерживается равновесие, определяющее целостность всей структуры. Огромную роль в разложении органических останков до потребляемых растениями форм играют бактерии. Некоторые бактерии могут жить без кислорода и света (анаэробные бактерии), другим для жизни нужен солнечный свет, третьи перерабатывают органические соединения, используя и свет и кислород. Попадая в разные слои моря, органическое вещество попадает на соответствующий цикл его обработки и, в конечном итоге, цикл замыкается – система возвращается в первоначальное состояние.

Поэтому при перемещении слоев моря (перемешивании) сероводород постепенно преобразуется в другие соединения. В Черном море вода перемешивается очень слабо. Причиной тому служат резкие перепады солености, разделяющие морскую воду, как в бокале с коктейлем, на отдельные слои. Главная причина появления таких слоев – недостаточная связь моря с океаном. Черное море соединяется с ним двумя узкими проливами – Босфорским, ведущим в Мраморное море, и проливом Дарданеллы, поддерживающим связь с достаточно соленым Средиземным морем. Такая замкнутость приводит к тому, что соленость Черного моря не превышает 16-18 промилле (величина, равная содержанию соли в крови человека), тогда как соленость нормальной океанической воды должна быть в пределах 33-38 промилле (Мраморное море, имея промежуточную соленость около 26 промилле, выступает своеобразным буфером, который не дает сильно соленым водам Средиземного моря вливаться напрямую в Черное море).

Соленая вода из Мраморного моря, как более тяжелая, при встрече с водами Черного моря опускается на дно и в виде подводного течения поступает в его нижние слои. В области пограничного слоя происходит не только резкое изменение солености – «галоклин», но и резкое изменение плотности воды – «пиноклин» и температуры – «термоклин» (глубокие, более плотные слои воды всегда имеют постоянную температуру – 8-9 градусов выше нуля). Такие разнородные слои делают из нашего морского коктейля настоящий слоеный пирог, и, конечно, «перемешать» его становится очень трудно. Так, для того, чтобы вода с поверхности воды достигла дна моря, нужны сотни лет. Все эти факторы приводят тому, что сероводород, постоянно накапливаясь в толщах Черного моря, постепенно образовал обширную безжизненную зону.

К сожалению, в последнее время в море было выброшено огромное количество удобрений и неочищенных стоков канализационных вод, которые вызвали перенасыщение питательной среды Черного моря. Это стало причиной бурного цветения фитопланктона и снижения прозрачности воды. Недостаточность поступления солнечной энергии, необходимой для дыхания растений, привело к массовой гибели водорослей, а, вместе с ними, и многих живых существ. Подводные леса сменились зарослями примитивной, быстрорастущей морской травы (нитчатки и пластинчатых водорослей). Органические останки, не переработанные бактериями, в бесчисленных количествах попадают на морское дно. Происходит массовый замор флоры и фауны.

В 2003 году было полностью уничтожено уникальное скопление красной водоросли филлофоры (филлофорного поля Зернова), площадью 11 тыс. кв. км., которое занимало практически всю часть северо-западного шельфа Черного моря. Этот «зеленый пояс» моря вырабатывал около 2 млн. куб. м кислорода в день и, конечно, с его уничтожением, царство сероводорода потеряло одного из главных конкурентов в борьбе за природные ресурсы,- окисляющего его кислорода.

Большая скорость отмирания водорослей и морской травы, массовая гибель живых существ, снижение уровня кислорода в воде, — все эти факторы неумолимо приводят к скапливанию огромного количества гниющих остатков в толщах Черного моря и к повышению количества сероводорода в воде.

Пока сероводород нам не страшен, так как для того, чтобы пузырь газа вышел на поверхность, необходима его концентрация, в 1000 раз превышающая существующий уровень. Однако расслабляться не стоит. Слишком много факторов ускоряют этот процесс. Среди них: строительство волноломов, снижающих скорость циркуляции воды, работы по углублению морского дна, прокладка нефтепроводов, сброс в море удобрений и канализационных вод, добыча полезных ископаемых. Человеческая деятельность имеет такие масштабы, что никакая экосистема ей противостоять не может. Что же нам грозит?

Изучая археологические слои, ученые обнаружили поразительный факт почти мгновенного исчезновения подавляющего большинства форм жизни в Пермском периоде. Одна из теорий, объясняющих подобную катастрофу, заявляет, что массовый замор фауны и флоры был обусловлен взрывом ядовитого газа, предположительно сероводорода, который мог образоваться как благодаря многочисленным извержениям подводных вулканов, так и в результате деятельности производящих сероводород бактерий.

Исследования Ли Кампа из Пенсильванского университета США показали, что снижение концентрации кислорода в море провоцирует усиленное размножение бактерий, производящих сероводород. При достижении критической концентрации этот процесс может привести к выделению ядовитого газа в атмосферу. Конечно, говорить о каких-то конкретных выводах рано, динамика изменения уровней сероводорода пока точно не ясна (на проведение всестороннего анализа может уйти около 10 лет), но в приведенных фактах нельзя не почувствовать скрытой угрозы. Природа всегда была слишком терпелива к нам. Можно ли ждать от нее спасения и в этот раз?

Происхождение сероводорода Черного моря

Еще в конце XIX века, в 1890 году русская океанографическая экспедиция доказала, что в глубинах Черного моря очень много растворенного сероводорода. Вскоре выяснилось, что сероводород присутствует во всей глубинной акватории Черного моря, приближаясь к поверхности примерно на 100 м в центре моря и до 300 м у берегов. Иногда верхняя граница сероводородной “зоны ненадолго поднимается и опускается из-за восходящих и нисходящих движений воды, вызванных атмосферными явлениями.

Кислород довольно быстро реагирует с сероводородом, окисляя его до сульфатов, и убивает анаэробные бактерии, производящие сероводород. Поэтому растворенный кислород, быстро расходуясь на окисление сероводорода, присутствует в Черном море только в поверхностном слое. Ниже 100 — 300 м, в сероводородной зоне, обитают только анаэробные бактерии да некоторые виды морских червей.

Сероводород в морской воде наблюдается не только в Черном море, но и в других водоемах, где отсутствует сквозная вертикальная конвекция. Довольно обширные зоны, зараженные этим газом, бывают в Индийском и Атлантическом океанах, временами появляются в Каспийском и других морях и даже в пресноводных озерах.

Сегодня известны три главных источника сероводородного загрязнения водоемов. Первый восстановление сульфатредуцирующими бактериями сульфатов при разложении мертвого органического вещества. Во-вторых, сероводород просто выделяется при гниении серосодержащих органических остатков. И наконец, в-третьих, он может поступать из глубин земной коры с гидротермальными водами и через расщелины морского дна.

Будет сероводород накапливаться в воде или нет, зависит от скорости его окисления содержащимся здесь кислородом и от интенсивности микробиологических процессов. Приток же кислорода в сероводородную зону обусловлен скоростью обмена между нижними, более тяжелыми, и верхними слоями воды. Чем резче меняется плотность с глубиной, тем меньше приток кислорода.

В Черное море впадают пресные речные воды, а через Босфор — более тяжелая соленая вода Средиземного моря. В итоге в толще черноморских вод возникает резкий скачок плотности — галоклин. Он не стоит на месте — под влиянием течений колеблется, то поднимаясь в одних местах, то опускаясь в других. Как правило, сероводородная зона начинается сразу же под галоклином, препятствующим доступу кислорода из верхних слоев. Из-за этого в Черном море сероводорода расходуется гораздо меньше, чем образуется. За последние 6—7 тысяч лет здесь сформировалась сероводородная толща, занимающая 90 ° объема моря.

Из-за возрастания уровня Мирового океана после прекращения последнего ледникового периода (Вюрма) 11 — 7 тысяч лет назад на 130 м до его современного уровня, примерно 7-8 тысяч лет назад возникла связь Черноморской котловины со Средиземным морем через Босфор. При этом в пресное Понтийское море-озеро из средиземноморья попало большое количество соленой воды большого удельного веса, сразу поступившего в придонные слои. Площадь моря при этом существенно расширилась и затопила большие площади суши, покрытые густой растительностью и имеющей толстый слой черноземной почвы. Этот запас органики является питанием анаэробных сероводородных бактерий, до сих пор разлагающих растительные остатки того катастрофического явления.

Часто сероводород держится не только на глубине, но и у берегов, где нарушена вертикальная конвекция и снабжение воды кислородом. При этом даже на глубинах около 40 м, могут возникать заморные, бескислородные водные массы, иногда всплывающие на поверхность, где они быстро насыщаются кислородом, сероводород в них окисляется и исчезает.

За верхнюю границу сероводородной зоны принято считать ту глубину, где концентрация газа близка к точности его аналитического измерения — примерно 0,1 мл/л. Ниже кислород соседствует с сероводородом в пределах так называемого слоя сосуществования. За последние сорок лет он поднялся из глубины примерно на 40—50 м, а пределы колебания его толщины увеличились в 5—6 раз.

Верхняя граница сероводорода может подниматься под влиянием двух обстоятельств — либо вертикальных перемещений водных масс, либо увеличения общего количества сероводорода в глубинных слоях. Впрочем, обе причины могут действовать и одновременно.

Выплески сероводорода в верхние, обогащенные кислородом воды чреваты массовой гибелью морских обитателей. Так, в начале 1950-х годов в заливе Уолфиш-Бей (Атлантическое побережье Юго-Западной Африки) течение вынесло из глубины к поверхности сероводородное “облако”. На побережье до сорока миль в глубь материка чувствовался запах сероводорода, потемнели стены домов. Сероводород ядовит и для людей, ощущение его запаха уже означает превышение ПДК — предельно допустимой концентрации.

В Черном море тоже есть восходящие течения (апвеллинги) у крымского и кавказского побережий. И они тоже могут вынести из глубин отравленные сероводородные воды, правда, при довольно редком сочетании метеорологических и океанологических факторов (как, например, при возникновении смерчей на суше). Такие губительные выплески нельзя прогнозировать лишь на основе средних показателей состояния моря, принятых ныне. Нужны специальные и постоянные наблюдения за сероводородной зоной.

Исследования Черного моря в наибольшем объеме, естественно, ведут океанологические учреждения, расположенные на его побережье: Морской гидрофизический институт и Институт биологии южных морей (Севастополь) и его Одесское отделение, Севастопольское отделение Государственного океанографического института, Азово-Черноморское отделение ВНИИ морского рыбного хозяйства и океанографии (Керчь), Южное отделение Института океанологии (Геленджик).

По данным этих институтов, за последние десятилетия экологическая обстановка на Черном море серьезно ухудшилась. Не только в прибрежных, но и в открытых водах моря был обнаружен избыток органических веществ. Произошли изменения в структуре биологических сообществ: практически исчезли рыбы-хищники, сократилось поголовье дельфинов, необычно размножилась медуза аурелия и водоросль ночесветка, исчезает придонное, ранее обширное поле водоросли филлофоры. В северо-западной мелководной зоне моря летом ежегодно появляются обширные заморные зоны. То есть экспансия сероводорода во все более высокие слои идет на фоне ухудшения общей экологической обстановки.

Ясно, что сероводородный баланс Черного моря находится под сильным прессом человеческой деятельности, поэтому негативное развитие сероводородной зоны вызвано не только природными, но и в какой-то антропогенными факторами.

Зарегулирование стока рек уменьшает объем пресных вод, поступающих в верхний слой моря, улучшая вертикальный водообмен. С другой стороны, промышленные, бытовые и сельскохозяйственные стоки увеличивают количество мертвого органического вещества и, соответственно, сероводорода.

Главная причина расширения сероводородной зоны — эвтрофикация моря, повышение содержания в нем органических веществ. А поскольку львиная доля их образуется в сравнительно узкой прибрежной зоне, именно ее экосистема определяет содержание сероводорода в глубинах Черного моря.

Ежегодно в кислородную зону моря поступает примерно столько же загрязняющих веществ, сколько сероводорода здесь окисляется кислородом атмосферы (и та и другая величина в пересчете на H2S около 10 т/год). Много промышленных, бытовых, дренажных стоков полей орошения поступает в северо-западную мелководную часть моря. Из-за увеличения потребления вод Дуная и Днестра на орошение и дальнейшей урбанизации побережья поток загрязняющих веществ еще более возрастет.

Можно сказать, что фактически все Черное море “мелководно” — кислородная зона в среднем держится на глубине около 160 м. Если в настоящих мелководных морях здесь расположено твердое дно, то в Черном море вместо него — зыбкая граница сероводородной зоны, интенсивно поглощающей кислород.

http://3rm.info/31807-prorochestva-otroka-vyacheslava-chebarkulskogo-podtverzhdayutsya-chernoe-more-mozhet-vzorvatsya.html