В момент начала Второй Мировой войны на Тихом океане японским командованием была разработана простая система общедоступного информирования войск о начале военных действий. Такими сигналами стали кодовые фразы, которые «Радио Токио» должно было вставить в ежедневный прогноз погоды:

«Хигаши но казеаме» - «восточный ветер - дождь», в случае непосредственной угрозы войны с США;

«Китаноказе кумори» - «северный ветер - облачно», для ситуации непосредственной угрозы войны с Советским Союзом.

И, в ночь с четвёртого на пятое декабря 1941 года - условная фраза «Восточный ветер - дождь» таки прозвучала в эфире прогноза погоды.

Для случая же Украины эту фразу мы, судя по всему, слышим на этой неделе: большинство событий вокруг страны свидетельствуют как раз о том, что выбр сделан: страну будут толкать в глобальное противостояние между США и Россией, используя, как «запал» в деле первого хода в будущей войне с реинкарнацией СССР, на роль которой назначена сегодняшняя Российская Федерация.

Судя по всему, у современных США сегодня просто нет времени на раскачку ситуации - мировой ландшафт меняется слишком быстро. И, скорее всего, «остров Россия», который за последние 10 лет изрядно потерял управляемость со стороны США, начал всерьёз влиять на планы дальнейшего развития мировой трансформации, затеянной в тех же США. И влиять в совершенно иную сторону, обрушивая планы самих Штатов на максимальную фрагментацию остального мира, позволяющую Америке избежать сильной конкуренции со строны других игроков в будущем сверхкризисном периоде и добиться перезапуска собственной экономики в момент всеобщего мирового хаоса и беспорядка.

Если провести ретроспективный анализ событий, то, судя по всему, именно присоединение Крыма было тем самым Рубиконом, после которого у элит США не осталось выбора - Россия в случае с полуостровом напрямую выступила со сломом американской стратегии на максимальную хаотизацию и фрагментацию Украины, которая и была запланирована американцами после Майдана - и вполне успешно движется и сейчас.

Давняя мечта старика Бжениского уничтожить Россию «ресурсами русских, руками русских и на русской территории» - это и есть судьба сегодняшней Украины, которую ей уготовили заокеанские режиссёры.

Не обольщаясь и не впадая в грех излишнего доверия, скажу: сегодняшняя Украина-Руина находится практически под 100% ручным управлением Соединённых Штатов. Это не для кого не секрет - и американский флаг над СБУ можно уже, в принципе, не вывешивать, а потом - снимать после очередного визита американских советников в главную спецслужбу Руины.

И дело тут даже не в дипломатическом протоколе, в общем-то, вопрос поставки иностранных вооружений на территорию Руины - это уже шаг решённый и сейчас лишь постепенно, но чётко облекаемый в соответствующие юридические и финансовые «обёртки».

Именно на войну с Россией сейчас пытаются заточить украинскую рогатину.

Всё дело в том, что Украина - это «спринтер с коротким дыханием»: если она не сможет победить Новороссию и стоящую за спинами Народных Республик Россию в течение промежутка от одного года до полутора лет - то она вполне может столкнуться не просто с отсутствием боевой авиации или с потребностью запускать в бой бронетехнику производства 1960-х годов.

За этот срок у Руины, даже по официальным данным, могут просто закончится патроны. Поскольку единственный патронный завод бывшей Украины сегодня находится на территории ЛНР, в городе Луганске. И 100% готов обеспечивать армию Новороссии собственными, изготовленными на месте боеприпасами. С использованием пороха, изготовленного на Донецком химическом заводе, находящемся на территории ДНР, либо с привлечением перепрофилированных предприятий с территории ЛНР, которые до этого занимались промышленными взрывчатыми веществами.

Таковых заводов на территории Украины просто нет. Порох по-прежнему может делать Шосткинский завод, а вот патроны уже производить сугубо некому.

Однако, ситуация с боеприпасами «на раёне», в рельной, а не бумажной жизни, может быть и намного хуже.

Утратить военно-полевым способом почти что 25 000 патронных ящиков экспортного груза с территории ответственного хранения в порту Октябрьск - эта штука будет посильнее «Фауста» Гёте и чётко показывает, в какой разрушенной и жалкой ситуации находится сегодня система оружейного хранения и учёта в современной Руине.

Именно этими потребностями, судя по всему, и диктуется требование украинских (а на деле - американских) военных о закрытии для полётов гражданской авиации трёх крупнейших международных аэропортов на востоке территории Руины.

Безусловно, через данные аэропорты можно перебросить и бронетехнику, и военные вертолёты (и именно под эти грузы надо иметь длинные ВПП аэропортов, чтобы посадить там вот эти птички). Однако, представить себе, что под такие задачи надо столь срочно перекрывать небо для трёх украинских городов-миллионников, достаточно глупо.

Любым поставкам техники надо в комплекс, так или иначе, давать и программу обучения военного персонала, и, снова таки, обеспечивать их снабжение боеприпасами и запасными частями.

Именно неумеренный расход боеприпасов, когда карательные части лупили по позициям ополчения и по городской застройке Донбасса, в белый свет, как в копеечку, всю весну, лето и осень - судя по всему и диктует такое срочное перекрытие гражданского неба.

Нынешняя Руина весь последний год, если честно, воевала пока на «советском подкожном жире», практически даром.

За исключением новых разработок танкового модельного ряда: танков «Булат» и «Оплот» (по сути являющихся глубокой модернизацией старого советского танка Т-64) и поставок БТР-4 «Буцефал», которые забраковали даже в Ираке, всё остальное военное имущество страна не покупала, а просто брала со старых советских военных складов, унаследованных ещё от Киевского и Одесского военных округов.

Всё это тяжелое вооружение, боевая авиация и боеприпасы к ним тогдашней Украине досталось после раздела огромной советской армии и ее тыловых запасов. Именно под войну с тогдашним Западом на территорию Украины и свозились со всего СССР громадные запасы боеприпасов и формировались тыловые базы по хранению резервной техники, с которых сегодня и берут «франкенштейнов» для ремонта и латания подбитых в боях украиских бронеединиц.

При этом, если взглянуть на ситуацию в рамках финансового ценника войны, ситуация для Руины выглядит вообще ахово. Неумные и авантюристические попытки украинских карателей полностью охватить вдоль границы с Россией донецкую городскую агломерацию привели к чудовищным потерям в материальной части. В течение боев в июне - августе 2014 года, с учетом подбитых в боях, поломанных на позициях, а то и просто брошенных, а впоследствии захваченных ополченцами танков, Украина потеряла около 190 боевых машин.

Каждый из этих танков, покупай его сегодня Украина, встал бы ей по цене, если считать танк вместе с боекомплектом, который, кстати, тоже пока неоткуда взять, обошёлся бы ей в 2 млн. долларов одна штука.

То есть, в целом только на танках Руина умудрилась проеб утратить военно-полевым способом 380 миллионов баксов. Не заплатив пока за это ни одной живой копейки.

Поздравляю, ctakan_divanych. «Боекомплект весь? Боекомплект весь!»

Доходит до смешного: на сегодня, согласно моим данным, количество танков «Булат» в армии Новороссии превосходит таковое в рядах ВСУ.

И, что интересно, основной проблемой сегодняшнего дня в ВСН является не наличие боевых машин, а слаживание для них экипажей и приведение техники в боеспособное состояние - большинство танков, захваченных ополченцами брошены армией Украины не из-за боевых потерь, а из-за мелких, но неприятых повреждений небоевого характера.

В реальности пока эти танки Киеву не стоили ни копейки. Как и потерянные 400 бронемашин (БТР, БМД, БМП, БРДМ), которые тоже, в зависимости от модели, стоят от 700 тысяч до 1,5 миллиона долларов за единицу.

Это ещё примерно на 400 млн. долларов в общей сумме.

Плюс к этому - потери в самоходной артиллерии, где одна САУ 2С3 «Акация» тоже стоит ненамного дешевле танка, где-то в пределе 1,5-1,8 миллиона долларов США, если бы её делали сегодня.

Плюс - полностью разбитая и деморализованнаая боевая авиация, которая уже прекратила полёты над Донбассом, начиная с середины июля, когда уровень потерь превысил психологический предел.

Но это лишь «цветочки» стартовавшей на Украине гажданской войны.

Например, в России на сегодняшний день калибр снарядов в 122-мм постепенно выводится из боевых порядков. В силу чего, как понимают читатели, поставки гаубиц Д-30 и снарядов к ним, возникни официально предпосылки к их легализации, могут осуществляться Россией в сторону Новороссии в любых количествах.

А вот как, например, обстоят дела с боеприпасами для той же 2С3 «Акация», которая составляет костяк самоходной артиллерии в рядах ВСУ?

Обычный осколочно-фугасный снаряд к ней стоит около 2 тысяч долларов США. И на сегодняшний день не производится Украиной.

Если же данная САУ используется в реальных боевых действиях, пусть даже и «малой интенсивности» (с десятком погибших гражданских за день), то даже в самом голодном режиме стрельбы, используя не более 5 выстрелов на ствол в день, каждая такая САУ выплюнет за сутки в окружающее пространство 10 тысяч долларов США.

Если же перед батареей САУ ставить не задачи террора, устрашения и расстрела мирного населения, а требовать от них, например, подавления опорного пункта мотострелковой роты, то тут же необходима совсем другая арифметика.

Для подавления опорного пункта мотострелковой роты необходимо потратить, согласно советского устава, до 70 снарядов снарядов гаубиц калибра 152 мм.

А теперь - о терминологии. «Подавление» - это отнюдь не «уничтожение» объекта, а лишь ситуация, когда опорный пункт теряет 20-30% личного состава и не может вести активные боевые действия.

При желании личный состав и технику такого опорного пункта можно отвести в тыл, на другую опорную позицию, подлатать и переформировать там - и снова бросить уже обстрелянных солдат в бой.

«Ротный опорный пункт» - это около 50 человек личного состава. Таких опорных пунктов, включая запасные позиции и блокпосты обычная штатная батальоная тактическая группа может создать добрый десяток.

На сегодня в армии Новороссии уже только официально объявлено о создании 5 полнокровных бригад, каждая из которых может выставить на передовую честные 3 батальонные тактические группы. Итого - 15 батальонных тактических групп, 150 ротных опорных пунктов долговременной обороны. И это - оценка «снизу», так как цифра в 5 бригад армии ВСН, в общем-то, лукавая: 5 бригад дают лишь 15 000 бойцов в боевых порядках, в то время, как численность ополчения уже давно подобралась к отметке в 30 000 человек.

Поэтому - 5 ли бригад сегодня в армии Новороссии или больше - вам никто не скажет. Кроме Главкома.

Для прорыва такой эшелонированной обороны ВСУ уже сегодня надо будет потратить не менее 10 000 снарядов к гаубицам «Акация».

Или же вложиться в сумму... 20 миллионов долларов. Если она в виде старых снарядов ещё лежит где-то на старых советских складах.

Но ведь и с снарядными боеприпасами, как мы помним, за годы «незалежности» бывало всякое.

В общем... Судя по тому, что активность США на украинском направлении, и активность самая что ни на есть военно-направленная, сегодня просто-таки фонтанирует - за Украину сегодня решились взяться всерьёз.

Но я... я верю в силу украинского прапорщика!

«Служба показалась мне интересной: мы часто выезжали на полигоны, разворачивали технику, и я даже прыгал с парашютом. После возвращения из армии никакой работы в моем родном Бердичеве не было. Поэтому, посоветовавшись с братом-военнослужащим, я решил стать контрактником. Сейчас служу и живу с семьей в Житомире, получая 3100 грн в месяц: для этого города это неплохие деньги. Чтобы их заработать в другом месте, нужно вкалывать с утра до ночи. Хотя я тоже устаю, прежде всего, морально. Ведь я как старшина корпуса (у меня в подчинении более 8000 человек) должен быть в курсе всего, что происходит в разных частях, знать о проблемах и настроениях солдат. Да и бумажной работы хватает. Но я чувствую себя на своем месте. Одно из самых ярких впечатлений: поездка в составе миротворческой миссии в Ирак — я увидел много интересного. Сейчас же я бесплатно получаю высшее образование, ведь в планах — офицерская карьера».

Ничего не поменялось, хоть интервью у укропрапорщика взято в 2013 году.

Ибо Октябрьск, ибо Новобогдановка, ибо 450 матрасов.

Верю, что смогут. Верю, что сделаю. Штык в землю на рынок, деньги в хату.

Никто ведь на Украине не хочет в реальности услышать «Северный ветер - облачно». Поскольку воевать с Россией, без российского угля, без российского газа и без российских боеприпасов и патронов - могут только самоубийцы.

И никакие США эту ситуацию не поменяют.

А у украинских прапорщиков, пусть даже и были «яркие впечатления» от поездки в Ирак, но родина - в Бердичиве, семья - в Житомире, карьера - в Киеве, а зарплата стала ещё вдвое меньше, чем в славном 2013 году.

20 миллионов на 10 000 выстрелов к САУ «Акация»?

Нет, не видел. Пропали все. Довгоносик зьйыв.

Хигаши но казеаме. Вот верная фраза.

http://alex-anpilogov.livejournal.com/21254.html