Последние три месяца Москва уменьшает свое дипломатическое присутствие в Дамаске, сведя его исключительно к самому необходимому персоналу. Самым последним шагом стала эвакуация 100 российских специалистов вместе с их семьями из аэропорта Латакии.

Возможно, Россия чувствует надвигающийся перелом в борьбе против сирийского президента Асада, выводя своих советников и другой стратегически важный персонал из пострадавшей от войны страны.

“Кремль начал отворачиваться от режима”, – заключает издаваемая в Лондоне арабская газета “Аш Шарк аль Аусат”, цитируя высших чиновников стран Запада и Персидского Залива.

Согласно полученной журналистами информации, в течение трех месяцев Москва эвакуировала дипломатический персонал из Дамаска, оставляя только некоторых ключевых дипломатов. Ливанские специалисты, принадлежащие к Хезболле, а также иранские чиновники и военные советники были также замечены на борту последнего рейса из Латакии. Согласно источникам, впервые за время войны не была проведена ротация и никто из персонала не были заменен.

Источник в оппозиционных кругах также сообщил газете, что россияне перестали выполнять соглашение с сирийским режимом о технической поддержке и обслуживании самолетов “Сухой” российского производства, стратегического элемента военно-воздушных сил Сирии, который был важным поспорьем в борьбе против повстанцев.

Внезапная остановка военного сотрудничества побудила министра обороны Сирии Фахда аль Джасем Фрейджа совершить экстренный визит в Тегеран, где тот попросил Иран обратиться к России и просить, чтобы русские пересмотрели свое решение.

Отвечая на вопрос в отношении будущего сирийского государства на встрече агентств безопасности и спецслужб западных стран в прошлом месяце, глава российской делегации дал ответ, который показал смену приоритетов во взглядах Кремля на конфликт и смягчение позиции насчет безальтернативности правления Асада, который поддерживался Москвой весь период гражданской войны с 2011 года: “Касательно позиции России, мы видим свои стратегические интересы в обеспечении будущего меньшинств, единства Сирии и в продолжении борьбы против экстремистов”.

Понижение уровня отношений с режимом Асада совпало с драматическими успехами, достигнутыми Исламским государством, которое, выбив правительственные войска из города Пальмира, по оценкам, контролирует более 50% территории Сирии. Между тем, на севере коалиция Джайш аль-Фатх, включающая в себя различные фракции, выступающие против режима Асада, недавно вытеснила правительственные войска из провинции Идлиб.

Похоже, продолжающийся кризис в Украине можно рассматривать как потенциальный фактор отказа Москвы от поддержки Дамаска. Наряду с увеличением политического давления на Россию с целью заставить ту прекратить поддержку повстанцев в Восточной Украине, Россия, возможно, явно или неявно предложила Западу отступить в Сирии в качестве компромисса для ослабления санкций, удушающих российскую экономику. Немаловажным фактором смены позиции являются переговоры между Россией и странами Персидского Залива.

Еще в конце марта президент Асад заявлял, что Россия поставляет оружие в Дамаск в рамках контрактов, подписанных с начала конфликта в Сирии в 2011 году, а также в соответствии с ранее заключенными сделками.

“Есть контракты, которые были подписаны до начала кризиса, и есть те, что были заключены позже. Есть также другие соглашения о поставках оружия и военном сотрудничестве, которые были подписаны во время кризиса и переговоры о подписании которых ведутся сейчас,” – заявил Асад.

“Они прошли через некоторые изменения, учитывая характер борьбы сирийской армии против террористов,” – сказал он в полном тексте интервью, в котором, однако, не привел никаких данных о типах и количестве оружия, поставляемого Россией.

В тоже время, известный израильский аналитик Ави Иссахаров считает, что Асад, каким бы побитым он не казался, еще может удивить. Прежде чем начинать праздновать “выход режима на финальную прямую” стоит вспомнить о том, что он уже оказывался в подобном положении. Сирия медленно разваливается на куски – уже четыре года и два месяца, чтобы быть точным. После атаки в штаб-квартире сирийского Генштаба в июле 2012 большинство обозревателей и аналитиков (включая самого Иссахарова) говорили о днях, максимум неделях, оставшихся до конца Асада. Несмотря на это, сирийский президент уже три года держит мертвой хваткой Дамаск и Латакию.

“Блестящая” победа ISIS в Пальмире привлекла внимание мировой прессы – но она не означает, что Исламское Государство немедленно двинется на Дамаск. Для выживания Асада, по мнению Иссахарова, существуют следующие предпосылки:

Возможности ISIS по контролю и управлению на захваченных территориях не безграничны, и скорее всего, уже исчерпаны. Исламскому Государство трудно выживать в районах, где нет суннитского большинства и оно не угрожает центральному правительству ни в Ираке, ни в Сирии. Это является главной причиной того, что не начинается генеральное наступление ни на Багдад, ни на Дамаск – организация понимает, что в военном отношении она к операциям такого масштаба не готова. Куда проще атаковать Пальмиру, понести малые потери, и после этого в течение месяца красоваться на первых страницах газет.

Второе, и самое главное – союзники и патроны делают все, что в их силах ради того, чтобы предотвратить крах Асада. Он полностью зависим от них, но Иран и “Хизбалла” считают, что Асад является стратегическим активом необходимым для их собственного выживания. В дополнение к этому, несмотря на многочисленные сообщения в про-саудовской прессе, нет никаких индикаций того, что Россия бросила Асада на произвол судьбы, который и для нее является важнейшим региональным сателлитом.

Иссахаров считает, что велика вероятность того, что труп Сирии продолжит медленно разлагаться – точно также, как медленно разлагается соседний Ирак. Никто не может сказать, сколько времени это продолжится – два месяца, два года или двадцать лет. Америка и Россия могут сколько угодно говорить о том, что не в их интересах видеть развал стран региона – но реалии на местах радикальным образом отличаются от их пожеланий.

США и Турция договорились о поддержке с воздуха войск сирийской оппозиции. Речь идет об отрядах, которых Вашингтон и Анкара в феврале согласились обучать для борьбы с «Исламским государством» (ИГ).* Об этом 25 мая сообщили СМИ со ссылкой на министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу. Будут ли задействованы беспилотники, пока неясно.

- Это технические детали. Достигнута принципиальная договоренность, — объяснил он.

Предположительно, удары будут наноситься истребителями с авиабазы Инджирлик в турецкой провинции Адана. Как отмечают эксперты, не исключено, что поддержка будет оказана исламистской коалиции «Джейш аль-Фатех» (образована 24 марта в Сирии в провинции Идлиб), воюющей против войск сирийского президента Башара Асада.

Напомним, недавно джихадисты ИГ захватили сирийский город Пальмира, который входит в перечень объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Примечательно, что такой крупный успех в Сирии последовал всего через пять дней после захвата столицы иракской провинции Анбар, находящейся в 100 километрах от Багдада (об этом читайте в материале «СП» «Багдад будет взят?»).

Сможет ли Башар Асад удержаться у власти под натиском исламистов и Запада или Россия скоро лишится своего стратегического партнера в регионе?

Военный эксперт Анатолий Несмиян (Эль-Мюрид) говорит, что в настоящий момент ИГ контролирует почти половину территории страны, а захват древней Пальмиры - это действительно серьезная победа исламистов.

- Теперь та группировка сирийской армии, которая находится в Дейр-эз-Зоре, фактически попала в оперативное окружение, то есть, у нее нет, что называется, связи с «большой землей». Отмечу, что в конце марта разрозненный контингент боевиков во главе с «Джебхат ан-Нусрой» ** захватил 100-тысячный город Идлиб.

Единственное место, где в Сирии есть хоть какой-то просвет – это район Каламун на границе с Ливаном. Там окруженная группировка исламистов потихоньку оставляет захваченную территорию, но это продолжается уже больше года и не факт, что и там что-то кардинально изменится.

Таким образом, моральное состояние сторонников правительства Башара Асада довольно тяжелое. Экономика страны разрушена практически полностью. Сельское хозяйство еще как-то «дышит» в Латакии, но не более того. Последние месяцы локальные неудачи идут друг за другом, что отражается на психологическом состоянии сирийской армии. Война идет уже пятый год, но при этом никаких особых перспектив не прослеживается. А ИГ очень активно начало давить. США, естественно, будут пользоваться ситуацией и постараются добить Асада – это совершенно очевидно. Вопрос только в том, как американцы вместе с турками будут использовать авиаудары. Наверное, они действительно будут бомбить позиции ИГ, но если будет сбит хотя бы один их самолет, то эти страны могут объявить о введении бесполетной зоны, причем сделать это явочным порядком без всяких «советов безопасности», наплевав на все, что угодно. Нельзя исключать, что они устроят какую-либо провокацию, чтобы под ее вывеской начать бомбардировки войск Асада.

Отмечу, что на территории Турции находится много боевиков. Так, полтора месяца назад именно оттуда пришла группировка в несколько тысяч, с помощью которой и был взят Идлиб. Насколько можно судить из сообщений, которые поступают сейчас, на выходе из Турции находится еще одна такая же группировка.

Дело в том, что в регионе существует четыре крупных лагеря подготовки: в Турции, в Саудовской Аравии, в Катаре и в Иордании. Все они выпускают боевиков, которые формально не являются исламистами, но когда они переходят границу с Сирией, то достаточно быстро примыкают либо к «Джабхат ан-Нусре», либо к другим исламистским организациям, либо напрямую к ИГ. Отмечу, что это не просто подготовленные люди, они еще и хорошо вооружены. В частности, с помощью большого количества противотанковых средств, в том числе и американских ПТРК Javelin, и был взят Идлиб: город был серьезно укреплен, но ПТУРами боевики уничтожили достаточно большое количество опорных пунктов.

Исламисты, конечно, потихоньку продвигаются к Дамаску, но пока в столице ситуация достаточно стабильная. Ее охраняет элитное военное формирование сирийской армии – Республиканская гвардия. Проблема в том, что если начнутся боевые действия на подходах к Дамаску, то Республиканскую гвардию придется перебрасывать частично из Дамаска, а это ослабит оборону столицы.

«СП»: - На ваш взгляд, чем Россия может помочь Асаду в такой ситуации?

- Уже ничем. Если мы и поставляем какое-то оружие и боеприпасы через порт Латакия, то такая помощь радикально ничего не поменяет. У нас нет в регионе серьезных инструментов влияния. Мы можем только выражать поддержку, но не более того.

«СП»: - 23 мая в журнале исламистов Dabiq вышла статья пленного британского журналиста, в которой он пишет, что ИГ может приобрести ядерную бомбу в Пакистане «через дельцов, близких к коррумпированным чиновникам»…

- Пакистан, конечно, может продать ядерный заряд, учитывая, что Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) – это, по большому счету, джентльменское соглашение, за нарушение которого не предусмотрена какая-либо серьезная ответственность. Поэтому вариант, что джихадисты по какой-то коррумпированной цепочке могут купить какие-то ядерные компоненты – вполне возможен. Но пока все это больше походит на шантаж. С военной точки зрения у ИГ пока нет противников, против которых надо применять такое оружие. А с точки зрения террористических актов необязательно иметь ядерный заряд как таковой, достаточно им просто угрожать. Сами понимаете, с учетом репутации ИГ, даже простая угроза применить ядерное оружие вызовет сильную панику у мирового сообщества.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров убежден, что США и Турция будут использовать авиацию против режима Башара Асада.

- Турции и США удалось сколотить исламистскую коалицию под названием «Джейш аль-Фатех», куда вошел целый ряд оппозиционных структур - начиная от Сирийской свободной армии и заканчивая «Джабхат ан-Нусрой». Численность ее составляет около 25-30 тысяч человек. Вот эту коалицию американцы и турки и собираются поддерживать с воздуха. А с учетом того, что она воюет строго против Башара Асада (с ИГ у нее уже давно не было боестолкновений), то понятно, против кого будет использоваться турецкая и американская авиация.

«СП»: - Какова на сегодняшний день численность отрядов ИГ в Сирии?

- Если общая численность движения с учетом различных спецслужб составляет около 200 тысяч человек, то в Сирии воюют не менее 30-50 тысяч.

Отмечу, что у сторонников правительственных войск иссякают мобилизационные ресурсы. Асад опирается на алавитскую общину, а она относительно небольшая – от 2,5 до 3 миллионов человек, причем в каждой семье уже есть погибшие. Так что без помощи Ирана Асада уже бы давно свергли. По некоторым оценкам, на стороне сирийских правительственных войск сейчас воюют около 50 тысяч иранских бойцов (из спецподразделения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции, «Хезболлы», добровольцев и т.д.).

«СП»: - Тем не менее, у сирийцев есть разногласия с иранцами…

- А как им не быть, если Тегеран почти полностью берет под свой контроль все силовые структуры Сирии. По сути, там сейчас всем заправляют иранские офицеры, что, в свою очередь, вызывает, нежелание некоторых сирийских офицеров подчиняться им. Но, повторю, без Ирана режиму Асада уже давно бы пришел конец.

«СП»: - А что касается сирийских курдов?

- Они не в состоянии выбить ИГ с территории Сирийского Курдистана. Они неплохо воюют, но у них нет тяжелого вооружения. На мой взгляд, чтобы Асад выстоял, он должен пообещать курдам и христианам автономию, чего не делает, скорее всего, под давлением Тегерана. А это большая ошибка.

«СП»: - Но даже с учетом иранской поддержки все равно существует большая вероятность того, что Асада свергнут?

- Да. В апреле боевики ИГ появились в Ярмуке - в пригороде Дамаска, откуда до дворца Асада – менее 10 километров. Исламисты уже подошли к Латакии, и если они войдут туда - будет страшная резня.

Как бы там ни было, Сирия уже не восстановится как единое государство. Думаю, сейчас команда Асада всерьез думает о создании отдельного алавитского государства, которое уже существовало в 30-е годы и куда бы помимо Латакии вошли Алеппо и Дамаск, но насколько сирийцам удастся в таком случае наладить логистику и вообще удержать эти города – вопрос. Но им ничего не остается, кроме как ожесточенно защитятся, иначе их всех вырежут.

«СП»: - Что будет, если Асад лишится власти?

- В случае если Асада свергнут, то США, Турция и Саудовская Аравия резко усилятся в регионе. Например, Реджеп Тайип Эрдоган просто мечтает, чтобы в Сирии к власти пришли «Братья-мусульмане» **, ориентированные на Турцию и на его партию «Партию справедливости и развития». Для нас падение Асада будет означать серьезные имиджевые потери.

http://postskriptum.org/2015/06/01/aswat/3/

http://svpressa.ru/war21/article/123098/