Могут ли перенести столицу из Москвы?

Неостановимый и неконтролируемый рост Москвы на фоне опустынивания, обезлюдения и скукоживания остальной территории России превратился за последние полвека в главную опасность и проблему страны.

Один только Московский столичный регион, занимающий не более трети процента от территории Российской Федерации, вобрал в себя практически пятую часть всего российского населения. А если учитывать другие мегаполисы, по существу являющиеся филиалами гипермегаполиса Москвы, то в них концентрируется уже более половины населения.

«Сердце России» стало своего рода раковой опухолью, высасывающей и пожирающей из страны все соки, и превращающей уникальные и практически безмерные национальные ресурсы в ничто, в своего рода геополитический и геоэкономический навоз. Более 80 процентов всех финансов и высокопрофессиональных кадров оказались сосредоточенными всего в одной практически незаметной на седьмой части мировой суши малюсенькой точке Москвы.

Вместо того, чтобы задавать передовые образцы и подтягивать к себе всю остальную Россию, выступать локомотивом восстановления и развития страны, российская столица сегодня, прямо наоборот, превратилась в главный фактор непрерывного ежеминутного и ежесекундного переваривания и деградации страны. Разрушительные и безобразные столичные образцы и нормы тиражируются московским гипермегаполисом в виде полутора десятков своих филиалов - мегаполисах-миллионниках, ставших поистине метастазами главной опухоли страны.

Скрытая реальность в России

Особенно опасным в этой ситуации является феноменальное невнимание общества и власти к проблеме перешедшей все пределы гиперцентрализации России.

Более того, в качестве якобы очевидной, само собой разумеющейся главной меры национального развития в последние годы с высоких трибун предлагается сделать ставку на 15 – 25 мегаполисов, 1специально называемых наукообразным, малопонятным населению и потому внешне безобидным словом «агломерация».

Сегодня это продвигается долларовым монетаристом Алексеем Леонидовичем Кудриным в его многочисленных выступлениях от имени практически государственного ЦСР (Центра стратегического развития), а также в различных документах Правительства Российской Федерации – прежде всего, готовящейся к утверждению Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2030 года, являющейся в соответствии с российским законодательством основным документом стратегического планирования.

В целях затушёвывания главной национальной проблемы тотального омосквичивания страны населению и Президенту предлагаются схоластические упражнения на тему того, какими должны быть эти «агломерации», поли- или моноцентричными и т.п., какими федеральными законами и подзаконными актами следует их вводить и т.п.

Но вряд ли кого-то запутают эти игры в агломерации. Доктрина обрезания страны вводится в оборот на самом высоком уровне постоянно с момента развала СССР.

Так, точно такие же рассуждения были представлены 8 декабря 2011 года Министром экономического развития Российской Федерации Э.С. Набиуллиной на пленарном заседании Московского Урбанистического форума «Глобальные решения для российских городов».

Скрытые пружины России

С точки зрения федерального министра, а теперь и главы Центрального Банка России, «за три волны индустриализации мы сформировали обширнейшую, и местами избыточную (!) сеть малых и средних городов», а «убывание городов небольшого размера является непреодолимой глобальной тенденцией». И вывод: «Сохранение любой ценой экономически неэффективных малых городов и препятствование перетоку трудоспособного населения в крупные города может стоить нам 2-3% экономического роста. ... В течение ближайших 20 лет из малых городов России может высвободиться порядка 15-20 миллионов человек».

С учётом того, что численность населения малых городов в стране порядка 30 миллионов человек, то подобные заявления означают, что под разговоры об экономической эффективности мегаполисов- агломераций планируется выселить из малых городов всё трудоспособное население во имя процветания Москвы и двух десятков мегаполисов.

По факту же, предлагаемая Кудриным, Набиуллиной и другими «экономистами» реновация страны с помощью ставки на два десятка мегаполисов с неизбежностью означает лишь ускорение дальнейшего роста и разбухания гипермегаполиса Москвы, что делает опухолеподобный прогресс столицы неумолимым фактором предстоящего распада или вымирания страны. Если развал СССР, по точному определению В.В. Путина, стал крупнейшей геополитической катастрофой XX века, то омосквичивание России полным ходом ведёт нас к крупнейшей геополитической катастрофе века XXI, когда окончательно может исчезнуть как сама Россия, так и русские.

Катастрофический результат применения данной псевдонаучной концепции «опорных агломераций», «полюсов роста» и «управляемого сжатия» является абсолютно закономерным и неизбежным, поскольку строится на паразитарной псевдорыночной модели натуральной самоорганизации выживания.

Вместо конкретных представлений о размещении на российской и евразийской территории производительных сил и создания интегративной инфраструктуры (транспорт, энергетика, телекоммуникации, ирригационные системы), которые бы укрепляли «тело» страны и к которым и должна быть привязана схема расселения, через «агломерации» вводится разрушительный концепт самовыживания. Российским гражданам и дальше будет предлагаться бросать обжитые пространства и подселяться к очагам криво и неверно сложившейся за последние тридцать лет активности, немногочисленным оставшимся «точкам жизни».

Откровения чиновника о работе

В результате Россия будет терять своё основное геополитическое и геостратегическое преимущество – колоссальные пространства, собранные и кровью сохранённые нашими дедами и прадедами. В результате такой геополитической сдачи вместо экспансии и наращивания зоны расселения российское обживаемое пространство будет продолжать чахнуть, а потом уже и отваливаться кусками. Вынужденно скапливаясь в узких ограниченных точечных зонах, 3русские люди будут продолжать терять импульс жизненного творчества. Они не захотят увеличивать численность своих семей, уходить от глобальной чумы малодетности и вымирания, свободно и красиво преодолевать в своём малоэтажном свободном расселении ту умопомрачительную сверхплотность, когда мы сегодня на 1/7 части мировой суши живём в 7 – 10 раз скученнее, теснее и этажнее, чем те же англичане и немцы.

Курс на два десятка т.н. «агломераций» - это курс на обезземеливание и люмпенизацию народов России, на их геноцид, аналогом которого выступает известная в истории трагедия огораживания, когда ради овец и прибыльной шерсти для немногих в Англии произошёл невиданный в истории сгон крестьян с их земель и превращение в океан бродяг, которых потом уже можно было и вешать вдоль дорог, чтобы, вероятно, повешенные могли глядеть на обозы с вывозимой с их бывших земель шерстью.

Парадоксально, но едва ли не главной жертвой неудержимого омосквичивания стала сама наша Москва. Размывание национального состава столицы, примитивизация внешнего, исторического и культурного облика, экологическое бедствие, уничтожение уникальных московских внутренних «лесов»-зелёных зон и подмосковных «лёгких» - всё это превратило Сердце России, Святой город из флагманского города развития, города будущего-футурозоны, в маргинальный, провинциальный и местечковый конгломерат сверхприбыльных как героин, квадратных метров, превратило Сердце России в трофей, отданный узкой прослойке нуворишей на разграбление и поругание. В результате актуальным стал уже не вопрос «Есть ли жизнь за МКАДом?», а «Осталась ли и будет ли жизнь в самой Москве?».

Неспособность увидеть единое уникальное пространство страны как наш главный ресурс и начать укреплять наши необъятные пространства созданием новых поселений с привязываемой к ним новой инфраструктурой, является родимым пятном неолиберальных монетаристских подходов к экономике. Для монетаризма не важна реальность пространства страны. Для них отдельные города глобализации должны напрямую общаться друг с другом, а что будет со странами и народами, – им не интересно. Зачем Москве жить и страдать вместе с чахнущей Россией, когда можно веселиться, тусуясь с Нью- 4Йорком, Лондоном или хотя бы Мехико?

Кому принадлежит экономика России

Однако подобное игнорирование пространства уничтожает и саму страну, и старые русские представления об оборонной инфраструктуре, где Родину от вторжение инородцев и неприятелей защищает каждая обжитая пядь земли и погосты. Как писал Константин Симонов в тяжелейший первый год Великой Отечественной войны «Деревни, деревни, деревни с погостами. Как будто на них вся Россия сошлась!..». Сегодня адепты мегаполисного расселения и сжатия хотят, чтобы Россия «сошлась» на бетонных высокоэтажных гетто и бараках пустующей московской Некрасовки, поселилась в чудовищном новоделе Коротищ (Королёв+Мытищи).

Вместо того, чтобы расправляться и рассредоточиваться по обильному бескрайнему русскому пространству, нам предлагается азиатская урбанизация – либо Японии, где нет земли, либо Индии и Китая, где из деревни в города каждый год убегает по 10 - 15 миллионов человек. Нам же нужна принципиально другая неазиатская схема расселения, не мегаполисная, а ландшафтно-усадебная малоэтажная урбанизация, которая позволит русским заново осваивать свои бескрайние пространства, свою собственную землю, и будет способствовать уходу от принудительной малодетности и восстановлению демографического роста.

Неспособность даже контурно обозначить главную проблему страны по факту делает практически несостоятельными имеющиеся институты обеспечения национальной безопасности.

В этой ситуации жизненно важным и поистине спасительным для России и русских является концентрация всех сил государства и общества на решении указанной главной проблемы – по сути, на размосквичивании страны.

Размосквичивание страны будет реализовано по следующим направлениям:

1. Перенос столицы России за Урал, на Восток страны, с созданием образцового лучшего в мире города развития.

2. Обеспечение транспортной связности между собой всех малых городов на основе сплошной авиатизации страны и полного восстановления судоходности рек.

3. Форсированная неоиндустриализация страны с созданием достаточного количества современных высокооплачиваемых рабочих 5 мест для жителей каждого без исключения муниципального района страны.

4. Предоставление каждой многодетной семье собственной родовой усадьбы размером не менее 30 соток и оборудованной всей необходимой инфраструктурой – прежде всего, в виде городков демографического будущего.

5. Переход от экономики московско-централистской к экономике муниципальной на принципах проектной экономики развития и градостроительного проекта «Тысяча новых городов для России».

6. Отказ от мегаполисной урбанизации в пользу малоэтажной ландшафтно-усадебной урбанизации.

7. Приоритетность развития Дальнего Востока и Сибири.

8. Возвращение Московской области т.н. Новой Москвы и нормативное снижение этажности жилых домов в Москве на не менее 12 % в течение 15 лет.

9. Утверждение стратегии России как мировой державы и строительницы на постсоветском пространстве новой большой страны, - стратегии, направленной на расширение в мир, а не на сжатие и коллапс в московский гипермегаполис.

10. Принятие плана-графика спасения и восстановления культурно-исторического и социально-демографического облика Москвы.

11. Установка памятных знаков на месте всех существующих и существовавших в России деревень как опорных мест жизни и развития России в течение более чем тысячелетия.

Объяснение данных таблицы
В статье:

Позиции русского языка в мире

Выше представлен лишь необходимый комплекс из 11 срочных мер по спасению страны и самой Москвы от гиперцентрализации и хаоса омосквичивания. По мере реализации Доктрины данные меры могут дополняться новыми. По каждому из указанных выше направлений на сегодня у авторов Доктрины уже имеются детально проработанные проекты и наборы механизмов и технологий их реализации.

Содержание Доктрины размосквичивания должно быть также положено в основу разрабатываемой в настоящий момент Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2030 6года.

Новая градостроительная политика должна стать абсолютным приоритетом государства и общества, ядром заявленной Президентом России повестки развития и основой нового рывка России в будущее.

Новые города развития по всей территории страны, обеспечивающие передовые способы жизни, – вот новый метод создания общественного богатства и изобилия в современном мире. Как семьдесят лет назад атомный и космический проекты стали основой нашей мировой державности, так и сегодня в основу национального развития следует положить размосквичивающий градостроительный проект, порождающий тысячу новых городов для России, - проект, позволяющий развивать страну на собственных основаниях и не превращать в полигон и объект эксплуатации чужих держав.

Мы были первыми в космосе и ядерной энергетике, так же и сегодня мы должны стать первыми в городском развитии и освоении территорий.

Для реализации Доктрины размосквичивания необходимо создать государственный спецкомитет по расселению и размещению производительных сил, решения которого обязательны для Правительства.

Комментарий:

Ознакомился недавно с шумевшей в СМИ «Доктриной размосквичивания» Юрия Крупнова, которая сейчас рассматривается Министерством экономического развития. Доктрина предлагает перенести столицу страны за Урал.

Хочу совсем коротко прокомментировать некоторые моменты доктрины.

«свободно и красиво преодолевать в своём малоэтажном свободном расселении ту умопомрачительную сверхплотность, когда мы сегодня на 1/7 части мировой суши»

«1/7 мировой суши» – это распространённый штамп. У нас «большая страна», но 65% территории – вечная мерзлота, где господствует климат субарктический и полярный в районе тундры. На 30% территории присутствует холодный континентальный климат примерно треть которого прилегает к вечной мерзлоте и полумерзлоте. Иными словами, далеко не вся 1/7 части мировой суши подходит для свободной и красивой жизни. Человеку, проживающему в Москве, нужно некоторое время пожить в Якутске, Магадане, Воркуте и все встанет на свои места.

«Обеспечение транспортной связности между собой всех малых городов на основе сплошной авиатизации страны и полного восстановления судоходности рек»

Восстановление судоходности рек – идея здравая, так как по воде сибирских рек в некоторые пункты можно нормально добраться только две — четыре недели в году, по высокой воде. Есть, правда, проблема – большую часть года реки покрыты льдом, а весной создаются на них ледяные заторы. Автор доктрины не рискнул ничего сказать про строительство сетей дорог в Сибири, по причине фанатичности такой стройки, но выдвинул не менее фантастичную мысль об «авиатизации». В той же Сибири очень часто приходится иметь дело с нелётной погодой. Из Норильска бывает невозможно вылететь целый месяц, а о применении вертолётов и речи быть не может. А есть ещё такое явление, как полярная ночь, доставляющая дополнительные трудности.

«В результате такой геополитической сдачи вместо экспансии и наращивания зоны расселения российское обживаемое пространство будет продолжать чахнуть, а потом уже и отваливаться кусками»

Идея расселения – идея старая. Могучий и сравнительно амбициозный СССР ещё при Хрущёве, в 60-х годах, споткнулся об тайгу, так как обнаружилась нехватка человеческих ресурсов: система принудительного расселения (ГУЛАГ) была свёрнута, шёл отток населения, а найти контрактников и заставить их остаться было делом сложным, даже с учётом высоких зарплат. Более того, проблема была и остаётся в том, что для трудовой жизнедеятельности и сопровождения этой жизнедеятельности в Сибири и Дальнем Востоке нужно больше людей, чем где-нибудь в Подмосковье.

Крупная, продолжительная стройка или предприятие на 100 000 рабочих для нормального функционирования требует сопровождающих людских ресурсов примерно в 1 миллион. Опуская вопрос стоимости такой экспансии, повторю, уже в 60-х годах демографически ресурсоёмкий СССР понял, что у него нет этих самых человеческих ресурсов для таких проектов, поэтому новые стройки сворачивались, а на завершение старых уходили десятки лет!

«мы сегодня на 1/7 части мировой суши живём в 7–10 раз скученнее, теснее и этажнее, чем те же англичане и немцы. Курс на два десятка т.н. «агломераций» - это курс на обезземеливание и люмпенизацию народов России, на их геноцид… Российским гражданам и дальше будет предлагаться бросать обжитые пространства и подселяться к очагам криво и неверно сложившейся за последние тридцать лет активности, немногочисленным оставшимся «точкам жизни»

Если говорить о большей части этой 1/7 суши, т. е. о cубарктике, то этажность и тесность точек жизни были заложены изначально в советские годы, а не за последние тридцать лет, по причине проблем в строительстве и поддержании систем водоснабжения, водоотведения, отопления и инфраструктуры в сложных климатических условиях, которых, кстати, нет у англичан и немцев. Поэтому сегодня нет никакого курса на агломерации, а есть курс на самотёк, когда крупные сибирские города абсорбируют человеческие потоки с окраин. А дальше – будь что будет. Ведь эти агломерации и все населённые пункты Севера – наследие Советского Союза — являются проблемой, очень дорогой проблемой, стоимостью в несколько процентов от ВВП в год. И решать эту проблему никто не хочет, так как здесь нужна не только политическая воля, но и желание очень долго и усиленно работать на перспективу.

«Перенос столицы России за Урал, на Восток страны, с созданием образцового лучшего в мире города развития»

Переноси столицы за Урал – идея дикая. Даже в советское время ни у кого такой мысли не было. Даже у военных. Для реализации такого проекта не хватило бы ресурсов ни в хрущевское время, ни во времена ГУЛАГа. Перенос столицы – это строительство не только всей инфраструктуры для снабжения стройки, а потом и исполнения функций столицы, но и крупномасштабные стройки по нескольким периметрам новой столицы. Силком переселить куда-нибудь на Енисей миллионов десять человек – кто под такое подпишется? Образцом чего станет такой город? Какое у него будет будущее?

«Однако подобное игнорирование пространства уничтожает и саму страну, и старые русские представления об оборонной инфраструктуре, где Родину от вторжения инородцев и неприятелей защищает каждая обжитая пядь земли и погосты»

Старые представления давно устарели. За Уралом, даже на юге Сибири и Дальнего Востока, количество обжитых пядей земли всегда было исключительно небольшим. Эти погосты и сегодня являются редкими, одинокими хлебными крошками на карте страны. Поэтому «старые русские представления об оборонной инфраструктуре» некогда не находили реализации в объективной реальности. Оборона границ от вторжения инородцев и неприятелей – это отдельная военная задача, которая решается не обжитыми пядями, а развитием логистических, операционных, разведывательных, оборонительных военных технологий.

Что делать?

Доктрина, предлагаемая Юрием Крупновым – одиозна, но нереализуема. Альтернативой может быть другая одиозная, но более реалистичная, хотя и не менее объёмная, программа, смысл которой кардинально противоположен подселению новых граждан в вечную мерзлоту к вымершими мамонтам.

Необходимо переселить около 20 миллионов человек из непроизводительных субарктических городов с сомнительным будущим в более пригодные условия для жизни и труда. Не заселять тундру и тайгу, а создать обратный процесс.

Причём сделать нужно это таким образом, чтобы сократить транспортное плечо до приемлемых размеров – с 7–10 тыс. км до 2 тыс. км.

Речь идёт о «канадском варианте». Почему именно Канада? Потому что Канада — это единственная страна в мире похожая на Россию в плане площади, населения, климатических условий. Главное отличие стран – в логике расположения поселений.

Приблизительно 4.5 миллиона человек (около 12% населения) компактно проживает на самом западе страны в штате Британская Колумбия на берегу Тихого океана в теплом мезотермальном климате. Там находится Ванкувер со среднегодовой температурой в 10 С. Климат Ванкувера похож на климат Анапы. Поэтому нас этот регион не интересует.

Нас интересует регион, в котором проживает 60% населения Канады. Это Коридор Квебек — Виндзор. В этом коридоре находятся главные канадские города: Квебек (4.2С), Монреаль (7.4С), Оттава (6.6С), Торонто (9.4С), Гамильтон (8.6С), Виндзор (10.7С).

Несмотря на то что коридор находится в континентальном климате, как и Москва или Нижний Новгород, там довольно тепло. За исключением Британской Колумбии, это самый тёплый регион страны, где живёт большая часть населения. Дело в том, что коридор находится между Канадским Щитом на севере и Аппалачами на востоке. С севера Щит закрывает коридор от арктических ветров, а Аппалачи дополнительно согревают и сушат атлантические ветры, создавая т. н. ветер фён. С юга коридор закрыт Великими Озёрами, которые зимой являются источником тепла, а летом охлаждают воздух в своеобразной долине. Тёплый, влажный ветер с Мексиканского залива беспрепятственно добирается по материку до коридора и задерживается в долине. Более удачного места для проживания в холодной Канаде придумать нельзя.

В Коридоре Квебек — Виндзор не только проживает подавляющее большинство населения, но там находится практически и вся промышленность Канады. Кстати, о сырье для промышленности. Сырье поступает с севера и центра страны; работают люди в основном вахтовым методом. Поэтому и в России работать на Севере предполагается вахтовым и сезонным методом, используя максимально возможную автоматизацию производств и где возможно — удалённое управление.

Длина канадского коридора – 1150 км, т. е. транспортное плечо довольно небольшое. На востоке он упирается в залив Святого Лаврентия, а с запада в американскую границу, куда, кстати, и идёт 75% экспорта, что весьма удобно, т. е. достаточно просто перевалить товар через границу, к которой плотно прилегает коридор.

Россия – равнина, где нет преград для северных ветров. Поэтому «русский коридор» надо располагать на самом юге, близко к границе. Ориентируясь на температурные режимы Коридора Квебек — Виндзор, и пролегание реки Святого Лаврентия и нашей Волги, вариант расположения только один: Самара (5.7С), Саратов (6.9С), Волгоград (8.2С), Ростов-на-Дону (9.9С), Краснодар (12.1С). Разумеется, речь идёт об областях в целом, а не только о конкретных точках-городах. Таким образом, наш коридор получается приблизительно 1200–1300 км, чуть больше, чем канадский.

Поверхностные подсчёты говорят, что благодаря сокращению издержек на поддержание жизни в городах севера и сокращению транспортного плеча можно ожидать высвобождение 30% ВВП в течение десятилетия, а возможно, и больше. Это без учёта производительности труда, которая высвободится благодаря уменьшению коэффициента необходимой вспомогательной рабочей силы, требуемой в Сибири и на Дальнем Востоке.

Конечно, переселение такого количества граждан из одного угла страны в другой – явление беспрецедентное, но реализуемое. В этом проекте есть реалистичная жизненная логика, когда в заселении тундры и тайги эта логика не просто отсутствует, она близорука по отношению к недавнему прошлому страны. Наконец, создание «русского коридора» поможет решить хроническую нехватку жилья…

http://www.idmrr.ru/news/01552.html

https://dedov.livejournal.com/1202.html

Опубликовано 11 Сен 2017 в 18:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.