На рыночных антиралли с начала нового года все происходит в русле ожидаемого, на полную мощь включен долларовый пылесос, не позволяющий пока обрушить долговой рынок США в неконтролируемое пике. Происходящее в принципе можно назвать классическим примером того, как Змий пожирает самого себя, выигрывая недели и дни, но стратегически приводя ситуацию и самого себя к полной недееспособности.

Здесь я позволю себе некоторое язвительное замечание. Все происходящее это наглядный пример того, как Купцы, на протяжении всей Осени (см. Цикличность исторического процесса), перекачивавшие деньги из реального сектора через торговый в финансовый, занимаются в настоящее время окончательным самоубийством.

Можно сколько угодно перекладывать деньги из кармана в карман и разводить лохов, отбирая красивыми биржевыми фокусами остатки их средств, но от всех этих операций не появится главного – реальных товаров, позволяющих нормальную жизнедеятельность. А таковые товары воздаются исключительно в реальном производстве.

К настоящему моменту финансовая да и экономическая система в целом подошли к моменту, когда долговой навес над экономикой достиг таких масштабов, что никакая прибыль мирового реального сектора не в состоянии поддерживать стабильность раздутого долгового рынка. Но жадность и страх перед неизбежным со стороны финансовой олигархии приводят к тому, что вместо того, чтобы пытаться точечными ударами банкротств нежизнеспособных субъектов и постепенным сокращением производства новых долгов постепенно сокращать образовавшийся разрыв, удар наносится по и так полузадушенному реальному сектору.

Сегодня все кричат про падение цен на нефть. Но не в нефти дело. Совокупный индекс всех сырьевых товаров за год упал на 34%. По секторам это падение составило в сельском хозяйстве 19%; индекс металлов упал на 30%; индекс промышленных товаров на 26%. Если бы не было так грустно, то можно было бы посмеяться, но из всех производственных рынков стойкость оловянного солдатика демонстрирует только рынок напитков, упавший всего на 2%. Хотя это объяснимо, горе тоже нужно чем-то запивать.

Картину уничтожения реального производства дополняет транспортный индекс «Балтик драй», отражающий стоимость морских перевозок сухих грузов, а фактически являющийся важнейшим индикатором спроса на сырьевые товары, лежащие в основе любого реального производства. Причем, не в стоимостном, а в количественном выражении, что особенно важно. Этот индекс почти безостановочно падает уже три года подряд, снизившись за это время с 2270 до 394, то есть почти в 6 раз.

Подведем промежуточный итог. Реальное производство сокращается, вслед за ним серьезно проседает международная торговля. Все деньги аккумулируются в финансовом секторе. И именно состоянием финансового сектора в виде бодрых показателей биржевых индексов, низких ставок по кредитам и тому подобной ахинеи многочисленные аналитики всего мира пытаются нас убедить, что «в Багдаде все спокойно». Но вот беда, есть один маленький штришок. Рынки не существуют независимо друг от друга.

Каждый рынок обслуживается деньгами, потребляя определенное их количество. И под все эти рынки напечатано определенное количество денег. И если какой-то рынок проседает, он начинает потреблять существенно меньше денег. Эти деньги скапливаются в банках без дела и создают опасность инфляционного навеса. Сначала лишние деньги банки пытаются предложить на льготных условиях в производство и торговлю по льготным ставкам, чтобы оживить эти сектора. Но не получается. Тогда приходится утилизировать избыточные деньги вкладами в финансовые рынки, задирая биржевые индексы до небес. Этот этап мы только что проехали.

Но интереснее иное. На любом рынке всегда есть две стороны – продавец и покупатель. И если банки с избыточной ликвидностью на рынки входят, то кто-то в этот же момент из них выходит. То есть деньги возвращаются в те же банки. Навес остается. Тут на помощь приходит долговой рынок. Ни одно из государств Запада за время начала фактического краха в 2008-м не сократило свое долговое бремя в абсолютном выражении.

Более того, долговое бремя все это время неуклонно росло. Частично за счет суверенизации ранее частных долгов, частично за счет неумения никакого из западных государств жить по средствам, сбалансировав собственный бюджет. И лишние деньги активно направляются на финансирование бюджетных дефицитов. Дефицит все время растет, а это означает сразу два момента.

Частный финансовый сектор, который буквально несколько лет назад «оздоровился», перекинув бремя своих долгов на государства, вновь оказывается обремененным этими долгами по самые уши, только теперь суверенными. А вся масса денег в экономике занята исключительно обслуживанием этих суверенных долгов, поскольку на все остальное денег уже не хватает. Что достается при этом реальному сектору, и какие у него в этих условиях перспективы, думаю, объяснять не стоит. Но и на сам финансовый сектор во всей его полноте денег уже тоже недостаточно. И под нож постепенно начинают идти финансовые рынки, не связанные с государственными долгами. Именно это мы сейчас и наблюдаем.

Но на реальный сектор, да и на рынки акций всем уже плевать, драка за деньги разворачивается уже между государствами. США, обладающие более мощными и совершенными механизмами в этой области, оказываются в привилегированном положении. А главным их конкурентом становится Европа. И вот здесь впервые заметна довольно любопытная тенденция.

Европа отнюдь не торопится под нож и защищается изо всех сил. С одной стороны, ее фондовые рынки просели намного сильнее, чем в США (примерно 20% против американских 10-ти %). Но и существенного, адекватного этим пропорциям потока денег в направлении Америки пока не видно. То есть до момента, когда деньги высасывались из сырьевых рынков или рынка драгоценных металлов, все было нормально. Но как только дело дошло до серьезных противоречий Европа проявляет завидную стойкость. Переток денег из Европы в США должен был бы выражаться в понижении курса Евро к доллару, но вот этого пока и не происходит.

Напротив, евро бьется не на жизнь, а на смерть, даже подрастая с начала декабря с уровня 1.05 до 1.09 к настоящему времени. А ведь совсем недавно динамика курса была совершенно иной. С августа по ноябрь евро просел к доллару с 1.17 до 1.05.  Но в обоих случаях наблюдалась интересная закономерность. Как только рынки акций подрастают деньги из Европы устремляются через океан. Как только они начинают падать, деньги еще быстрее возвращаются в Европу. Это говорит о том, что «дружба дружбой, но табачок врозь». Европа очень не хочет становиться жертвенным бараном для отсрочки падения США, предпочитая отсиживаться финансами именно в своем долговом рынке, а не американском.

Отсос денег из экономики в долговой рынок приводит синхронно к дефляции, которая все больше усугубляет реальное положение дел. И здесь имеется еще один интересный нюанс. Казалось бы спасение от проблем в эмиссии. Ну какие трудности могут быть с тем, чтобы напечатать еще несколько триллионов долларов или евро и тем самым поддержать видимую стабильность. Но не все так просто. Метод параллельной согласованной эмиссии, когда центром таковой поочередно становились то США, то Япония, то Швейцария, то Китай (этот этап идет сейчас), а средства от этой эмиссии по договоренности распределялись между всеми акторами, похоже себя исчерпал.

Слишком сильно увеличилась денежная масса по отношению к сокращающейся реальной экономике. И теперь любая из стран, которая рискнет первой начать эмиссию в своих собственных интересах без учета интересов «партнеров» рискует первой свалиться в штопор гиперинфляции. С риском, что именно ее потом весь мир и назначит главным виновником всеобщего коллапса. С опять таки далеко идущими последствиями для виновника после разгребания руин.

Что в этих условиях предпринимают США? Они начали «игру на повышение» ставок. Поднятие ключевой ставки ФРС, уже неоднократное сокращение собственной денежной базы, все это должно привести к резкому дефициту долларов, росту его курса и направить финансовые потоки в Нью-Йорк. В этом случае у Европы будет всего два выбора. Или остаться без денег, или запускать у себя гипер бесконечной эмиссией. К чему это приводит, Европа хорошо помнит по истории 20-х годов 20-го века. А потому всячески противится, организуя вывод своих инвестиций из того же Китая, да и по возможности из США.

При этом Европа находится в очень двойственном положении. Если она вытерпит давление из-за «лужи», то имеет все шансы на то, что США рухнут первыми. Там долговые проблемы стоят намного острее, а предвыборный год совершенно не способствует своевременным и активным антикризисным мерам. С другой стороны, у США в кармане есть гигантская фига, способная существенно повлиять на ситуацию. Это проблема беженцев.

Новогодние события в Кельне, да, как оказалось, и не в нем одном, уже названные некоторыми репетицией «оркестра», являются на самом деле прелюдией к хаосу, который может разразиться в Европе, если конфликты между европейцами и беженцами перерастут в открытые столкновения. И шанс на это очень велик. По моим предположениям нас ждет очень горячая весна в Европе с попытками организации националистических реваншей даже против политики официальных властей. И достаточно серьезными боевыми столкновениями с отрядами беженцев, которые могут оказаться куда лучше организованными, чем это сегодня представляется.

Что будет в этом случае с финансами Европы, можно догадываться.

http://chipstone.livejournal.com/1293646.html