Мир корпораций заменит мир государств?

На фоне бурных и тревожных событий в Сирии и на Украине, практически незамеченной прошла новость о подписании 5 октября в американском городе Атланта нового торгового соглашения, так называемого "Транс-Тихоокеанского партнёрства" (ТТП). США и ещё 11 стран — Япония, Малайзия, Вьетнам, Сингапур, Бруней, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Мексика, Чили и Перу, подписали предварительный текст соглашения о ТТП, однако сам по себе текст соглашения не был официально опубликован, так и оставшись пока тайной за семью печатями.

Но, как говорится, шила в мешке не утаишь, и масса утечек из текста секретных соглашений ТТП просочилась в прессу: уже на сегодняшний день понятно, что США, присоединившись к малоизвестной инициативе Новой Зеландии, Сингапура и Чили, существовавшей в безызвестности с 2003 года, смогли серьёзно переформатировать её под свои задачи и навязать волю всем своим сателлитам в Тихоокеанском регионе.

В чём же состоит план США, в чём опасность ТТП для России, почему в ТТП не вошёл Китай и отчего попытки США навязать Европе такой же, по сути, план "Трансатлантического партнёрства" (ТАП) — вызвали стотысячные демонстрации в Европе?

Для начала надо сказать, что план США по созданию зон ТТП и ТАП берёт начало ещё в XIX веке, в доктрине "фритрейдерства" или свободной торговли, которую сформулировали английские экономисты Адам Смит и Давид Рикардо. Доктрина эта проста, как пареная репа — сильной производящей экономике всегда выгодно открытие новых рынков развивающихся стран: концепция "бусы в обмен на ресурсы" позволяет таким развитым странам спокойно увеличивать свой технологический и экономический отрыв от развивающихся стран, а вот развивающиеся страны, попав в беличью клетку фритрейдерства, обычно остаются лишь с ресурсодобывающей экономикой и одной-двумя отраслями производящей, которые им оставляют в силу их условий. Так, например, Бразилия до сих пор льёт сталь — в том числе и потому, что в стране есть крупнейшие в мире месторождения качественной железной руды.

План "фритрейдерства", начатый Англией ещё в XIX веке, работал практически без сбоев вплоть до конца XX века. Конечно, по ходу его воплощения в жизнь капитализму пришлось развязать две горячие мировые войны, а потом ещё около полувека бороться с СССР, который был противником этой доктрины, но результат к концу ХХ века был налицо — такая же скромная и неприметная организация, как "генеральное соглашение по сборам и тарифам" (ГАТТ), в итоге превратилась во всемогущую Всемирную торговую организацию (ВТО).

Именно ВТО к началу 2000-х стала практически единственным центром мировой экономической интеграции, по-прежнему основываясь на принципах фритрейдерства Англии XIX века.

Однако начатый в 2001 году так называемый Дохийский раунд переговоров в рамках ВТО, который должен был снять очередные препоны в мировой торговле и либерализировать сверхчувствительный и социально важный сектор — сельское хозяйство, в итоге, после десятилетия бесплодных дискуссий, окончательно провалился. В провале Дохийского раунда переговоров ВТО сыграла свою роль именно позиция развивающихся стран, которые не согласились на открытие своих рынков сельхозпродукции (в том числе — и для ГМО-продуктов) в обмен лишь на пустые декларации о "снижении" субсидий для сельского хозяйства в странах ЕС и в США.

Именно такая жёсткая позиция развивающихся стран, поддержанная тогда Китаем, Индием и Россией, остановила процесс глобализации, охвативший с помощью ВТО практически весь мир. Последствия остановки глобализации не заставили себя ждать — уже в 2008 году мир погрузился в первый, краткий, но болезненный экономический кризис. Перед кукловодами мировой глобализации встал простой вопрос: откуда брать ресурсы для своих экономик и как продолжать процесс закабаления развивающихся стран?

Процесс мировой глобализации был практически остановлен усилиями альтернативных центров силы — Китая, России, Индии, созданной ими БРИКС. Остались проекты "малой глобализации", в которых США и ЕС, с одной стороны, могли бы сохранить свою историческую зону влияния, но, с другой стороны, вступали бы уже в непримиримую конкуренцию друг с другом и со своими ближайшими союзниками.

Именно в этом двойственность логики ТАП и ТТП: США пытаются перекроить под себя эти торговые соглашения, призванные заменить ВТО. Так, например, либерализация аграрного рынка в рамках ТТП практически убьёт собственное производство продовольственных товаров в Японии, а выгоду от ТТП получат лишь японские экспортеры автомобилей и электроники — именно тех отраслей, которые и так были сильны в Японии ещё во времена ВТО.

Кроме того, ТТП, по оценке многих, представляет собой "корпоративный переворот", поскольку только две из 26 глав соглашения о ТТП имеют какое-либо отношение к торговле, а большая часть данного документа предоставляет массу новых прав и привилегий США, а также глобальным корпорациям и концернам, которые получают право судиться с национальными правительствами по массе вопросов.

Именно такой "мир свободных корпораций" против "мира свободных наций" и пытается утвердить соглашения ТТП и ТАП. И именно против свободы, а на деле — произвола капитала и корпораций — и протестуют в Европе, и борются в России, Китае и других странах.

http://zavtra.ru/content/view/mir-korporatsij-protiv-mira-natsij-/

Опубликовано 21 Окт 2015 в 14:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

  • OldMonkey

    Экономические элементы ТАП и ТТП заслоняют другие, более значимые аспекты, как то судебная система, которая будет контролироваться исключительно по лекалам США. Или система обучения и воспитания молодежи, которой предъявят требование использовать принцип толерантности и всех вытекающих из нее проблем.
    Создание США двух экономических зон явит миру реализацию приквела сценария фильма «Голодные игры», где мир показан разделенным на производителей товаров с минимальным потреблением и потребителей с минимальным, а скорее всего отсутствующим, производством.
    США следуют курсом, который нацелен на посадку этой страны на верх пирамиды потребителей, оставив внизу под собой всех, кто будет обязан производить товары и услуги для единовластного центра.
    И еще один нюанс. США в отличие от любого другого государства не имеет граждан с национальностью американец! Да, несомненно еще остались аборигены, но их называют индейцами, но не американцами. Американец есть имя нарицательное. Американский народ не объединяется по принципу национального признака, он объединяется пока что по принципу финансового благосостояния. Поэтому их не заботит внутренняя составляющая человеческого бытия, а вот внешнее чисто финансовое «опушение» людей вне зависимости от национальности послужит маркером разделяющим народы на потребителей и производственников.