У нынешней российской оппозиции всегда было модно переживать за дальнейшую судьбу государства. Сначала основой недовольства был недостаточно прозападный и не слишком либеральный путь. Позднее, когда выяснилось, что с него Россия сворачивать не собирается, главной темой критики стала недостаточная последовательность и решимость государственного руководства в отстаивании глобальных российских интересов. Чаще всего по этому поводу обсуждается тема украинских событий и якобы ошибочности Минских соглашений, очевидно, предающих надежды русских людей.

В частности, об этом говорится в статье «Унизительный Брестский мир как прообраз Минского соглашения». В ней автор прямо утверждает, что Минск оказался всего лишь декларативным междусобойчиком, свидетельством нравственного падения преемников «штурвала» корабля русской цивилизации. Под это даже подведена аналогия с известным Брестским миром, в результате которого, со слова автора, от России была отторгнута Финляндия, захвачены обширные территории в Прибалтике, Белоруссии, на Украине, южной России вплоть до Ростова-на-Дону. Поэтому давайте подумаем — действительно ли у России на Украине существовали иные, лучшие варианты, и Минск — это повторение Бреста?

Чтобы понять, как стал возможным Брестский мир, следует отложить в сторону нынешние книжки по истории, так как все они основаны на обширном послезнании реального положения вещей по обе стороны линии фронта, но практически не учитывают фактическое положение вещей в то время. А оно было крайне сложным. Например, российское общество категорически устало от войны, а к 1917 году страна не могла не то что воевать, она не располагала возможностью даже просто содержать пятимиллионную армию. Произошедшие две революции, сначала февральская, а потом октябрьская, поставили на повестку дня главный вопрос — о земле, точнее, о ее перераспределении. Для страны, более чем на 80% состоявшей из крестьян, на тот момент, подчеркиваю, это было куда важнее каких-то там немцев и интересов умирающей Империи. Армия в любой момент могла просто бросить фронт и бежать домой «делить землю». Поэтому войну требовалось как можно быстрее закончить.

Хотелось бы нам ее закончить без потерь? Безусловно, да. Советское правительство пыталось добиться этого разными способами. В том числе путем затягивания процесса в расчете как на успешное наступление Антанты в Европе (как раз там США вступили в войну), так и на революцию в самой Германии. Но, увы, дипломатия, как и политика вообще, есть строго искусство возможного. Когда немцы начали свое наступление, отражать его России уже было нечем. Потому и пришлось подписывать мир на тех условиях, на которых это стало возможным, а не на тех, на которых нам бы хотелось самим.

Именно принципиальность разницы между желаемым и возможным роднит Брест и Минск, а вовсе не мифическое предательство. Было бы хорошо, чтобы гражданская война на Украине вообще не начиналась, а еще лучше, чтобы Украина не выбирала антироссийский путь в своей политике. Было бы здорово, чтобы туда не вмешивался Запад. И совсем бы все выглядело идеально, не существуй в природе явления геополитической конкуренции. Но есть то, что есть — США все же кинули пачку дрожжей в деревенский туалет, и его содержимое полезло наружу. До февральского Майдана 2014 года набирающий темп русофобский курс украинского государства особых возмущений там «у русских» не вызывал. Требования спасти Русский мир появились лишь после того, как девиз «москаляку на гиляку» перестал быть просто шуткой и перешел в практическую плоскость. Таким образом, дело вовсе не в защите там Русского мира, а в специфике самой проблемы и адекватном понимании целей России в этом процессе.

Украинская проблема в реальности состоит из трех частей. Во-первых, это самая натуральная гражданская война, т. е. раскол общества на уровне базового мировоззрения. Во-вторых, ее обострение активизировано извне. К настоящему моменту ни для кого не секрет, что управление страной осуществляется из США. В-третьих, Украина действительно используется условным Западом для раскола Российского государства. Делая те или иные оценки Минских соглашений, об этом триединстве следует помнить. Причем помнить именно в такой иерархии.

Поэтому, если отбросить политкорректность, есть всего два сценария прекращения войны на Украине: либо стереть с лица земли США как главный источник данной проблемы, и не только этой, либо довести ситуацию на самой Украине до такого состояния, что Америка сама потеряет к ней интерес. Невозможность первого сценария очевидна, так как он неизбежно заканчивается глобальной ядерной войной, победителями в которой, как известно, окажутся только тараканы. Они всеядны, быстро плодятся и слабо восприимчивы к радиации. Следовательно, нам остается только второй путь. По нему и пошла Россия.

Задачей Минска-1 являлось вовсе не прекращение войны на Украине. От внезапно сошедшего с ума субъекта наивно ждать мгновенного выздоровления. Для начала его требовалось хотя бы в смирительную рубашку упаковать и добиться признания пациента больным. Так что говорить в удивленно-печальном тоне: «стало ясно, что никакого отведении украинских войск от населенных пунктов, ни тем более их вывода с территории Донбасса не предвидится», по меньшей мере смешно. Вывода украинских войск с территории Донбасса и не ожидалось. Первое Минское соглашение было необходимо в первую очередь для легитимизации ЛДНР и ввода этого понятия в международный оборот.

В определенном смысле полученный результат можно назвать «ни войной, ни миром», однако нельзя отрицать, что большую войну в Донбассе он все же остановил. И самое главное, даже в западной прессе украинские события все чаще стали трактоваться не как вторжение России на свободолюбивую и независимую Украину, а как внутриукраинский конфликт, одна из сторон которого имеет некоторую российскую поддержку. Хотя подписи под документом лидеры республик ставили не как официальные их руководители, а как некие частные лица, в политическом и международном смысле это был огромный успех России. В частности, именно благодаря ему появилась возможность отправлять в Донбасс конвои с медикаментами и продовольствием официально как гуманитарные, а не подпольно, как помощь террористам, как это было бы позиционировано западными СМИ. Это, безусловно, не решило всех проблем на Украине, однако создало основу для следующего шага, укрепив новорожденные власти Новороссии.

Первый Минск не решил проблему украинской гражданской войны не потому, что после него ВСУ продолжили обстреливать мирные города Донбасса. На международном уровне расклад выглядел так, как будто хороший, потому что легитимный после внеочередных президентских выборов, Киев якобы вынужден реагировать силовым путем на действия сепаратистов, которым Россия оказывает негласную поддержку. Таким образом, получалось, что все обязательства по разрешению конфликта возлагались только на нашу сторону. Ни Киев, ни ЕС, ни тем более США не должны были ничего делать и ни за что отвечать. Какие фашисты-нацисты на Украине? Где вы их там видели? Докажите! Какие обстрелы ВСУ мирных жителей в Донецке, Луганске или Горловке? Это сепаратисты сами мирных жителей обстреливают для провокации. И вообще это у них кондиционер взорвался. Докажите обратное!

Надо было сразу принуждать противника прекращать войну? Противника — это и США в том числе. Да кто бы спорил! Однако вопрос: а мы могли это сделать? Пошел бы Вашингтон на мир после взятия Киева? А Львова? А выхода к польской границе? Кем выхода? Да без разницы, что донецким или луганским ополчением, что рязанскими десантниками или аэромобильными алтайскими конными водолазами. Война бы только обострилась. Как политическая, так и экономическая. Что только и требовалось бы Вашингтону.

Про Крым здесь вспоминать не стоит. Полуостров имел стратегическое значение, которое сложно переоценить. В случае установления Хунтой над ним своего контроля, мы бы без всякого вторжения НАТО, автоматически теряли весь Черноморский флот, так как мест, пригодных для его базирования, на участке от Тамани до Адлера больше не существовало. А вместе с флотом Россия лишалась практически всего влияния на Черном море. Впрочем, в отличие от Донецка, Луганска или, скажем, Харькова, только в Крыму Русский мир оказался существующим достаточно реально, включая местные элиты. Остальная Украина от Крыма отличалась принципиально. Потому вежливые зеленые человечки в Киев и не пришли, и не только в Киев.

Очень пафосно цитировать бывшего израильского дипломата — «А вот кто будет платить?» Но хорошо бы автору статьи еще задуматься над вопросом — чем за все платил Киев до Минска-2 и как дела с оплатой у него изменились потом? Целью вторых Минских соглашений снова был вовсе не мир в Донбассе. Ввиду его очевидной недостижимости без ядерной бомбардировки Вашингтона. Главной целью соглашений являлось официальное международное признание того факта, что для танго всегда нужны двое. В том смысле, что достижение мира на Украине невозможно без обязательства обеих сторон по выполнению конкретных шагов, список которых закреплялся в тексте документа. Впервые с февраля 2014-го у Киева тоже появилось, за что отвечать на международной арене. А за Россией закреплялся статус наблюдателя, аналогичный Германии и Франции, что и требовалось. Мы наблюдаем за исполнением договорных обязательств Донецком и Луганском, а ЕС в лице Германии и Франции — за Киевом.

Говоря — «как и ожидалось, очередной этап переговоров в столице Белоруссии провалился. Ни один из пунктов Минска так и не был выполнен» — автор статьи прямо ошибается. Однозначным успехом является уже тот факт, что условия Второго Минска подписал Киев, и Франция с Германией. Не менее важной заслугой оказывается признание за властями ЛДНР права на управление подконтрольными им территориями, а также согласования с ними механизма местных выборов. Конечно, в значительной степени этому способствовал разгром ВСУ в Дебальцево. Но главное, что был сделан следующий шаг на пути к возврату Киева в настоящую реальность.

Да, ни один из пунктов договора в результате так и не был выполнен. Хотя все же следует отметить, что интенсивность боев в Донбассе еще больше снизилась даже по сравнению с Минском-1. Но ведь не в этом заключается главная стратегическая цель всего происходящего. Как говорилось выше, Россия имеет единственный вариант победы — сделать так, чтобы США потеряли интерес к Украине. А это возможно только одним способом — дать Хунте «порулить», т. е. реализовать на практике все то, что она обещает с трибун. В том числе продемонстрировать свою полную неспособность не только успешно решать задачи, необходимые США, но даже элементарно управлять собственным государственным хозяйством. А для этого нужно время. Вот именно его Минск-2 и выиграл.

Как показывают текущие события, стратегический расчет Кремля себя полностью оправдывает. США уже прямо заявили, что ужесточение санкций на самом деле никак не связано с Украиной. Это война между Россией и Западом. Уже практически открытая. Стало быть, говорить, что раскручивание санкционной спирали есть следствие провала Минских соглашений, значит очень сильно кривить против истины.

А говоря, что «Киев не берет никаких обязательств», автор прямо обманывает своих читателей. Киев не хочет обязательства исполнять, но и отказаться от них официально он уже не в состоянии. Он, как волк, попавший в капкан, — вынужден юлить, вертеться, придумывать комбинации, но бросить все и убежать уже не получается. При этом с каждым уходящим днем киевский режим слабеет просто на глазах. Ком экономических проблем приобретает неподъемные размеры. Положение «ни войны, ни мира» сейчас вовсе не у России с Западом. В этом положении как раз находится Украина. Это ее, а не нас, коллективный Запад сейчас безжалостно грабит. Как сообщают СМИ, там даже начали вывозить черноземы.

Что будет дальше? Федерализация. Потому что других вариантов политическая таблица умножения не предусматривает. Центральная власть в Киеве слабеет. Внешние американские управленцы уже не поспевают разруливать возникающие тут и там проблемы. Посол США даже был вынужден лично ездить на чисто криминальную разборку насчет контрабанды сигарет. Бунт «Правого сектора» удалось лишь сгладить, но не подавить. А приближающаяся зима грозит полностью остановить украинскую экономику. Даже Львов уже начал требовать самостоятельности от Киева. И это только начало.

А запустил процесс, точнее, дал ему развиться, как раз Минск. Так что только очень недалекие и альтернативно одаренные люди могут считать его поражением России. Дипломатия — это искусство возможного, а не гарантированное получение всего желаемого. Все и сразу даже в сказках не бывает, а тем более в сложной реальной жизни.

http://alex-leshy.livejournal.com/586606.html