Долгое время нас убеждали, что мигранты занимают те рабочие места, на которые россияне не идут, и поэтому, мол, они не представляют угрозы для граждан страны. К таковым относили места дворников, всевозможных чистильщиков и уборщиков, строителей и тому подобные, которые принято относить к категории «непрестижных». Хотя престижность определяется в первую очередь зарплатой. Если завтра банковским служащим, например, положить зарплату в 12 000 рублей, их работа тоже вмиг станет непрестижной.

А дальше в категорию «непрестижных», если судить по наличию мигрантов, попали персонал универсамов, водители общественного транспорта и работники всевозможных бытовых услуг. Казалось бы, уж дальше этих рубежей они не пройдут, но все оказалось не так просто. Мигранты расширяют свое присутствие на рынке труда с помощью новых схем. Так, в московской станции скорой и неотложной медицинской помощи (ССиНМП) им. А.С. Пучкова около 300 санитаров получили уведомления о предстоящем увольнении. Их рабочие места будут сокращены, а обязанности передадут сотрудникам коммерческих клининговых компаний (уборка и чистка, от англ. clean – чистый, чистить).

Приказ об этом вышел 9 апреля текущего года, сообщают «Известия». Руководство ССиНМП утвердило новое штатное расписание, в котором санитарам места не нашлось. Получается, что все эти сотрудники с опытом работы и медицинским образованием выбрасываются на улицу в угоду таджикам и узбекам, составляющим контингент «чистящих» компаний.

Из приказа, с которым ознакомилась газета, следует, что новое штатное расписание в ССиНМП вступит в силу с 5 августа 2013 года, в связи с чем руководителям подразделений неотложки следует подготовиться к «сокращению численности и штата младшего медицинского персонала по должности «санитарка».

Альтернативных вакансий для старых работников не нашлось, о чем их без тени сочувствия уведомили следующим образом: «Информирую Вас, что вакантные должности, перевод на которые Вам мог бы быть предложен, отсутствуют. В связи с этим Вы можете решить вопрос трудоустройства путем самостоятельного поиска или путем обращения в службу занятости». Ни тебе «спасибо за многолетний труд», ни «извините за сложившуюся ситуацию», ни прочих стилистических «излишеств», которые могли бы подсластить горькую пилюлю. Все предельно четко и ясно – прямо в лоб.

В результате работу потеряют 300 сотрудников «скорой», а их места, скорее всего, косвенным образом отойдут «чистильщикам» из клининговой компании, которая уже заключила договор с ССиНМП.

Интересно, что никакого экономического объяснения этому нет, рассказал источник газеты в медицинском учреждении. Если только не предположить, что санитары попали в немилость как класс. Ведь «чистильщики» будут получать даже немного больше, чем они.

«Сейчас у нас санитарки получают 14 300 рублей в месяц, а если с выслугой лет – то максимум 16 000 рублей, – сообщил источник. – А с мигрантами, как мы выяснили, договоры заключают на 17 000 рублей в месяц».

Подобного отношения со стороны родного руководства санитары не ожидали никак. «Нас выкидывают буквально на улицу, – рассказала одна из санитарок ССиНМП. – Мне самой и всем, кого увольняют, уже больше 50 лет; куда мы сейчас все пойдем – непонятно. На наше место берут таджиков и узбеков – дешевую рабочую силу. Я слышала, что половину зарплаты у них отбирают, поэтому, наверное, они и лучше нас. А если посмотреть на качество их работы, то тут вообще лучше молчать. Сейчас уже там, где они есть, все близко к полной антисанитарии».

Теперь – о законности. С одной стороны, работодатели предупредили санитарок о предстоящем сокращении, следовательно, не нарушили ст. 180 Трудового кодекса (ТК) РФ, по которой каждый работник уведомляется персонально и под роспись не менее чем за два месяца до даты увольнения. Согласны они и на выплату выходного пособия.

Но, с другой стороны, это не просто увольнение одного человека, а нечто большее – ликвидация всей категории данных работников. Насколько она правомерна? И еще: если бы дело было на Западе, там за санитаров уже давно вступился бы профсоюз, но у нас профсоюзы можно увидеть только на первомайских демонстрациях, где они размахивают синими флагами, после чего растворяются в воздухе без следа до следующего года. Никаких стачек и забастовок они нигде никогда не организовывают (во всяком случае, об этом не слышно).

Пока на защите интересов увольняемых стоит только Трудовой кодекс (не зря РСПП, он же «профсоюз олигархов», так жаждет заменить его на свой вариант – ужесточенный). Но не всех, а только некоторых категорий. В 179-й статье документа прописано, что иммунитет от сокращения штатов получают сотрудники, имеющие двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи). Нельзя увольнять также людей, в семьях которых нет больше никого с самостоятельным заработком, и тех, которые получили трудовое увечье или профессиональное заболевание в период работы у данного работодателя. Неизвестно, есть ли таковые среди увольняемых, но даже если и есть, их не может быть много.

В целом же, выяснила газета, «скорая» переживает сейчас не лучшие времена. «Происходит массовый исход фельдшеров и врачей из службы скорой помощи, – рассказал один из сотрудников ССиНМП. – Люди увольняются из-за маленьких зарплат и невыносимых условий труда». В отделе кадров признались, что такого количества заявлений об увольнении к ним еще никогда не поступало. По словам собеседника, для борьбы с нехваткой кадров руководство «скорой» готово идти на все. «На одной из утренних пятиминуток начальство попросило нас звать на работу знакомых медиков, пообещав, что их примут по упрощенной схеме, в обход тестирования», – продолжил источник в ССиНМП.

В ближайшее время руководство ССиНМП намерено обсудить новые меры борьбы с массовыми увольнениями сотрудников. Какие – неизвестно, хотя логично было бы предположить, что если немного повысить зарплату, это добавит сотрудникам лояльности. Есть подозрение, что они уходят в частные «скорые», которые могут предложить лучшие условия труда и конкурируют с государственной неотложкой.

Что же касается замены санитаров азиатскими «клинингами», то сама технология внушает опасения. Отсюда уже недалеко до мигрантских медицинских, юридических и прочих фирм, которые станут с помощью дикого демпинга вытеснять россиян с их законных рабочих мест посредством заключения взаимовыгодных договоров с их работодателями; не исключено, что на тех же общеизвестных принципах, на которых работают дворники-таджики: половина зарплаты – работодателю.

Похоже, сфера трудовых отношений все больше нуждается в новых регулирующих актах, которые защищали бы граждан России от мигрантов, поскольку ТК описывает не все. Но кому до этого сейчас есть дело? Похоже, ответ известен и печален.

Человеку постоянно чего-нибудь нужно — кушать, одеваться, спать, учиться, лечиться и так далее. Но когда человек является местным — учтенным, зарегистрированным, прописанным, имеющим гражданство — он встроен в рассчитанную на него инфраструктуру и никаких проблем не возникает. Когда же он пришлый, например, гастарбайтер, да еще нелегальный, он ложится тяжким грузом на социальные фонды, не предназначенные для него, и получается хаос.

В частности, это происходит со «скорой помощью» в Подмосковье. Раньше ее сотрудники возмущались по поводу низкого бюджетного финансирования. Но при переходе на новую систему оплаты, у них появилась другая головная боль — нелегальные мигранты. Помогать им надо по закону, но за эту помощь врачам не платят. А мигранты быстро сообразили, как легко и бесплатно получить доступ к российской медицине и тычут заскорузлыми пальцами в «03».

В результате нагрузка на бригады медицинских автомобилей выросла, но зарплата — упала, что вызвало отток кадров и ухудшение качества работы «Скорой». С нового года станет еще хуже — произойдет переход всех медиков на подушевую оплату труда и их зарплата будет зависеть только от количества «прописанного» населения. Мигранты же, как нетрудно догадаться, никуда не денутся и продолжат звонить в «Скорую» со всеми своими травмами и хворями.

Сейчас в «Скорой помощи» выплачивается по окладно-премиальной сетке. 13–15 тысяч рублей — гарантированный оклад, остальная часть, это т.н. «поощрение». Деньги на него приходят из Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) и зависят от числа обслуженных граждан, которые имеют страховку. У мигрантов же ее, как правило, нет.

Медицинский полис могут получать иностранные граждане постоянного и временного проживания, рассказали «Независимой газете» в ФОМС. У первых должно быть гражданство или вид на жительство. У вторых — разрешение от ФМС находиться в России не менее трех лет. Остальные же должны платить за свое лечение сами. Но они предпочитают звонить в «03», зная, что «скорая» по закону должна помочь им бесплатно.

«То они на стройке молоток на ногу уронили, то подрались с националистами. Многие простужаются в неотапливаемых бараках. Один гастарбайтер недавно пытался самогонку гнать, но аппарат взорвался», — рассказал газете неназванный фельдшер подмосковной кареты «Скорой помощи».

Но и это бы еще победы, да лечение такого контингента зачастую оборачивается штрафными санкциями для врачей: «Приезжаю однажды на вызов, а узбек мне доказывает, что он русский, что у него есть прописка, но все документы дома в Липецке. А здесь он вроде бы в гостях у друга, — рассказывает фельдшер. — А мне нужно заполнять карту, ошибусь с номером — меня оштрафуют. Приходится настаивать, чтобы он сказал правду. А в это время где-то, возможно, медицинская помощь нужна сердечнику».

Получается, как говорят в народе: «За мои же пряники, я же — контрабас».

«Мы ведь врачи. Для нас не существует понятия: мигрант — не мигрант, — заочно одернули его в подмосковном Департаменте здравоохранения. — Это неважно — в первую очередь они пациенты и люди. И помощь мы оказываем буквально всем. Поэтому статистику ведем общую». Там же газете заявили, что лишь у 25 процентов пациентов нет полиса.

Но главврач Люберецкой подстанции «Скорой помощи» Любовь Орлова увеличивает цифру в два раза — каждый второй обратившийся за помощью является мигрантом, говорит она: «У нас самая большая обуза сейчас — нелегалы. Промышленность в Подмосковье разрушена, и старые опустевшие здания предприниматели отделывают под общежития. Страховых полисов у таких пациентов нет, обратиться больше некуда – вот, и вызывают «03». А нам это нужно? Медикаменты и бензин идут за счет налогоплательщиков. А за оказанную помощь мы денег не получим – это не работа, а альтруизм».

В новом году за лечение нелегальных мигрантов врачи по-прежнему не получат ни копейки. А за качеством их работы продолжат пристально следить страховщики. «Они и сегодня задушили нас штрафами. Даже если почерк не разберут. И не выплачивают за такой вызов деньги, — жалуются сотрудники «Скорой». — Размеры же штрафов нам принципиально отказываются называть, хотя известно, что они составляют процентов 20–30 от нашего дохода».

Мигранты к тому же часто предъявляют недействующие полисы, которые страховая компания не берет. За этот год, по словам Орловой, в большинстве станций «Скорой» зарплата упала, и «остались лишь голые оклады».

В регионах, набитых мигрантами, местные законодатели собираются обязать тех приобретать медицинские полисы. Так, депутаты Самарской губернской думы выступят за обязательность медицинских страховок для иностранцев, написал в конце ноября в своем ЖЖ депутат Михаил Матвеев, сообщает «Самара.ру».

Но есть предчувствие, что те продолжат от этого уклоняться, поскольку, в соответствии с ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в РФ» скорая помощь незастрахованным мигрантам должна оказываться «бесплатно и безотлагательно без определения порядка возмещения расходов российских организаций на экстренную медицинскую помощь, госпитализацию, лечение, родовспоможение и другие медицинские услуги».

То есть, раньше думай о здоровье мигранта, а потом о том, кто за это заплатит.

Владивостокские акушеры жалуются на медицинский туризм жен гастарбайтеров, норовящих родить в местных медучреждениях на халяву. Широкий резонанс получил в середине прошлого месяца случай с узбечкой, по поводу родов которой разразился вселенский скандал, пишет «Комсомольская правда».

В Думе Владивостока организовали заседание круглого стола, где считали убытки от лечения трудовых, а по большей части — незаконных мигрантов и решали, что делать, чтобы не ущемлять права собственных граждан.

«Субвенций из краевого бюджета на лечение таких пациентов не предусмотрено,- сокрушается главврач городской клинической больницы № 2 Вячеслав Глушков. — А к нам как раз и везут все экстренные случаи. В 2012 году ущерб составил три миллиона рублей, за десять месяцев текущего года — уже 4,1 миллиона».

О таких же проблемах говорили заведующие травмопунктами города, главврачи детской больницы и родильных домов. Депутат и руководитель роддома № 2 Владивостока Татьяна Курлеева насчитала с начала года в своем учреждении 81 роженицу «с улицы» и 2,6 миллиона рублей убытков. Причем ее даже больше заботит опасность инфекций, которые несут в родовые залы и палаты восточные женщины, ни разу не посетившие гинеколога за время беременности.

Узбекская диаспора сначала была готова заплатить за роды 28-летней Шаиры Улашевой, но потом передумала. «О наших гражданах ваши журналисты говорят в тоне: «Мы хотим, они должны». Но надо посмотреть на организацию в других странах, например в Южной Корее. Там, если мигрант попадает в скорую помощь, у него обязательно есть полис. А здесь не срабатывают законы. Не только работодатель должен заниматься, но и государство должно срабатывать, — не шибко понятно объяснил изменившееся решение лидер узбекской общины «Адолат» Баходир Нураков. — Мы хотели расходы взять на себя. После родов я встретился с этой женщиной, а она сказала, что они хотели сами в тот день заплатить, но, когда приехал муж, его в роддом не пустили. Учитывая, в какую ситуацию эта женщина попала, это не говорит о том, что ее надо было на улице оставить. Деньги тут главную роль не играют, до этого не раз платили в разных ситуациях».

Разобраться в этой тираде нелегко, но попробуем. Муж с деньгами вроде как приезжал, но его не пустили. Так пусть приедет еще раз. Или забыл дорогу? Диаспора хотела заплатить — зачем, если у мужа есть деньги? А если нет, так пусть заплатит, а не кивает на Южную Корею, которая тут ни при чем. Хотите рожать там? Езжайте туда. Какое государство, дорогие, вам тут должно «срабатывать»? Наше государство вам ничего не должно — скажите спасибо, что пустили на порог. Покупайте медицинские страховки и полисы — и будет вам счастье. Честно надо поступать, а не бормотать невнятицу.

Восприятие неконтролируемой миграции как угрозы государству потихоньку поднимается от уровня простых граждан все выше, и достигло уже некоторых министров. Если так пойдет и дальше, им того и гляди проникнутся премьер-министр и даже президент. Пока, впрочем, этого не произошло. Зато министр здравоохранения Вероника Скворцова призвала строже следить за здоровьем приезжающих в Россию мигрантов, сообщает «Интерфакс».

«Проблема в том, что у нас большой поток нелегальных мигрантов. Мы не знаем, с чем они приезжают, а есть ведь различные инфекции, и открытые формы туберкулеза, и различные формы болезней, передающихся с кровью. Конечно же, в этом вопросе нужна строгость, нужны въездные визы, чтобы ограничить поток нелегальной миграции», – заявила она на пресс-конференции в Москве.

Кажется, Скворцова – единственная из министров, кто поддерживает идею виз. До сих пор визы для мигрантов упорно отвергают главные лица, от которых зависит их введение, – президент и премьер-министр. Даже слова главы ФКСН Виктора Иванова о том, что визы позволили бы уменьшить поступление афганских наркотиков в Россию в 30 раз, их не убедили.

За главными руководителями и глава ФМС Константин Ромодановский утверждает, что введение виз сейчас «неактуально». Единственное, на что обществу удалось пока сподвигнуть власти, так это на введение въезда в Россию с 2015 года по загранпаспортам. Но паспорта – не визы, и в этом плане остается только пожалеть, что Вероника Скворцова не является президентом страны.

Константин Ромодановский еще предлагал ввести въезд в Россию для граждан СНГ по приглашениям, но всем понятно, что приглашение – это филькина грамота и проблему оно не решит, зато расплодит дополнительную бюрократию и создаст новый коррупционный рынок.

Глава Минздрава также рассказала, что в рамках ЕврАзЭС разработана целая система, которая позволяет отслеживать состояние здоровья легальных мигрантов. «Если мигрант приезжает легально и соблюдает все требования по регламенту, то у нас есть возможность отследить все болезни», – подчеркнула она.

Опасения министра небеспочвенны: у приезжих время от времени обнаруживаются всяческие инфекционные «подарки», которые, будь у нас погрязнее и поантисанитарнее, вполне могли бы привести к вспышке эпидемии. В том, что этого до сих пор не произошло, свою роль наверняка сыграло и то, что граждане РФ и мигранты держатся обособленно и в гости друг к другу не ходят, соблюдая минимально необходимый уровень общения. Но зато их дети учатся в одних школах, и это является потенциальным каналом для распространения возбудителей болезней.

А инфекции есть. Не далее как в феврале сообщалось, что в Санкт-Петербурге обнаружен двухлетний ребенок из Таджикистана с брюшным тифом. Такой диагноз ему поставили врачи детской городской больницы № 5. Случай оказался единичным, но ведь могло произойти и иначе. В прошлом году эта инфекция уже обнаруживалась в городе семь раз, и все – у приезжих из Средней Азии.

А между тем поток мигрантов в наши города не уменьшается и здравоохранение у них на родине не становится лучше. При этом у нас нет никаких законодательных барьеров перед носителями инфекций: никто не требует даже предъявить справки о вакцинации при въезде из потенциально опасных регионов. Мигрантам просто рекомендуют делать прививки, но прислушиваются ли они к добрым советам – большой вопрос.

Кроме брюшного тифа и туберкулеза, мигранты могут привезти вирусный гепатит, проказу, венерические болезни, СПИД и так далее. Для их предотвращения, возможно, следовало бы прислушаться к совету лидера партии «Гражданская платформа» Михаила Прохорова, который в том же феврале предлагал создать в России специальные кампусы для мигрантов. В этих лагерях мигрантов могли бы обследовать медики, а чиновники заодно выяснили бы, есть ли у того или иного приезжего приглашение на работу. Лагеря предлагалось строить недалеко от крупных городов.

Шестью месяцами ранее подобные меры предлагали и в ЛДПР, с той лишь разницей, что мигранты должны оставаться там не на карантин, а постоянно. Депутат Госдумы Игорь Лебедев говорил, что помещение иностранных рабочих в кампусы снизит этническую преступность, так как мигранты будут изолированы от граждан России.

Со своим предложением об упорядочивании миграционных потоков выступила и московская полиция. Стражи порядка считают, что с въезжающих в Россию «гостевых рабочих» нужно заранее собирать деньги на их выдворение. «Необходимо, чтобы при въезде мигрант оставлял деньги на обратный билет и имел медицинскую страховку. При легальном выезде из страны эти деньги бы ему возвращались», – заявил глава управления охраны общественного порядка столичного главка МВД Вячеслав Козлов.

Правда, мигранты, желая сэкономить, могут прикинуться туристами, и доказать обратное будет достаточно трудно.

Зато власти решили не церемониться с теми, кто уже нарушил закон в России. 24 мая Госдума приняла в первом чтении законопроект об ограничениях на въезд для таких мигрантов. По словам первого замруководителя ФМС России Екатерины Егоровой, предлагается ввести запрет на въезд в РФ иностранцам, если в их отношении вынесено решение об административном выдворении за пределы РФ, депортации либо реадмиссии, а также в случаях с неснятой или непогашенной судимостью за совершение умышленного преступления, сообщает ИТАР-ТАСС.

Также закроют въезд тем, кто два раза или более в течение года привлекался к административной ответственности или не оплатил штрафы. Перед таковыми будет поставлен барьер на срок от одного года до десяти лет.

Константин Ромодановский выступил в поддержку законопроекта: по его мнению, это «приблизит достижение цели неотвратимости наказания и ускорит наведение порядка». Он привел данные, согласно которым в настоящее время в России находятся 3,3 миллиона незаконных мигрантов, половина из которых – выходцы из Центральной Азии. В основном это молодые люди в возрасте от 17 до 20 лет.

А во втором полугодии Ромодановский обещает порадовать москвичей проведением «массовых мероприятий с привлечением дополнительных средств» для наведения порядка в миграции. Еще он планирует оборудование «фильтрующих» миграционных постов на вокзалах.

Вокзалы столицы, надо заметить, давно уже превратились в гадюшники, под завязку набитые мигрантами. Особенно преуспел в этом Казанский вокзал, залы ожидания, перроны, окрестности которого, а также ближайшая станция метро представляют собой весьма тревожное зрелище. Тут же идет бойкая торговля поддельными регистрациями и формируются рабочие бригады. Из вокзалов, как из лопнувших труб, мутные миграционные потоки выливаются на улицы города и растекаются по ним – вместе со всеми сопутствующими проблемами.

http://vk.cc/1z6MCY

http://vk.cc/27dUAQ

http://vk.cc/281DUA