Следует признать, что накал страстей в новостных репортажах из Европы на тему мигрантов с каждым днем нарастает. Лагеря беженцев в Италии и Греции переполнены, там уже отмечаются драки. Балканские страны стремятся одновременно и дальше в Австрию или Германию мигрантов сплавить побыстрее, и заборы от них на границе поставить, чтобы хоть как-то уменьшить приток новых. Помогает плохо. Дело дошло до призывов использовать армию для защиты границ. Правда, до сих пор никто внятно не может обозначить пределы ее полномочий в части применения оружия. Да и периодически прокатывающиеся по Европе демонстрации в поддержку прав беженцев добавляют в этот вопрос еще больше неопределенности.

На фоне многочисленных, очень эмоциональных картинок с погибшим в море мальчиком звучат и другие голоса, уверяющие в отсутствии для Европы со стороны мигрантов какой-либо угрозы. Как сообщается, за истекшие шесть месяцев в Европу прибыло около 350 тыс. беженцев, что составляет всего 0,047% от её населения (742 млн чел. на 2013 год). Мол, все будет хорошо, Европе свежая кровь только на пользу, а все алармистские разговоры безосновательны. Давайте попробуем в этом разобраться.

На первый взгляд, обе цифры названы верно. Хотя точное количество нелегальных мигрантов неизвестно, однако даже самые пессимистичные, а, значит, явно завышенные прогнозы говорят о притоке около 1,5—2 млн. беженцев в целом до конца 2015 года, из них до 0,8 млн — в Германию. Статистически этот поток слабо тянет не то что на вал, даже на мелкие брызги. Чем таким принципиальным могут повредить Европе 0,5% нелегалов в год?

Однако сравнивать следует лишь подобное с подобным. Хотя бы потому, что далеко не все из 742 млн жителей Европы являются европейцами. Мы как-то исподволь привыкли считать, что, к примеру, Германию населяют немцы, Францию — французы, Бельгию — бельгийцы и т.д. Потому полпроцента нелегалов кажутся мелочью. Но реальное положение вещей выглядит несколько иначе. По данным на 2013 год, доля иностранцев в составе населения Европы уже составляет около 8,5%. В том числе: во Франции — 5,9%, Италии — 7,9%, Германии — 9,1%, Австрии — 11,2%, Швейцарии — 22,8%. Таким образом, продолжение внешнего притока в нынешнем масштабе еще хотя бы 3−5 лет приведет к тому, что «понаехавшим» станет каждый десятый европеец.

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Впрочем, действительность еще сложнее. В 2011 году в Германии была проведена большая выборочная перепись населения (Census-2011), несмотря на свою «выборочность», коснувшаяся каждого третьего жителя страны. Получилась весьма обстоятельная и подробная, своего рода моментальная демографическая фотография ФРГ. Собранные в тот период сведения по сей день приносят множество не слишком приятных открытий.

Например, оказалось, что в стране проживает 18,9% немцев с иностранными корнями. Из них около трети — получившие немецкое гражданство бывшие выходцы из Турции, Ближнего Востока и Африки. Следовательно, те 800 тыс. нелегалов, что сейчас прорываются на север европейского континента, не окажутся в Германии сами по себе, а прибавятся к примерно 2,5 миллиона проживающих по разным статусам в ожидании получения гражданства турок, 280 тыс. выходцев из Северной Африки, 70 тыс. беженцев из Ирана, 186 тыс. бывших граждан стран Ближнего Востока. Тем самым получается, что количество, если так можно выразиться, «немецких арабов» или «арабских немцев» в Германии уже составляет более 5 млн человек, а если с теми, кто туда сейчас бежит, и теми, кто уже обустроился на месте и имеет какой-либо легальный статус пребывания, типа беженца, то выходит до 8−9 млн или… 11,25% населения страны.

Тут самое время вспомнить итоги социологического исследования Deutsch-Türkische Lebens — und Wertewelten 2012, проведенного берлинским Институтом общественного мнения INFO GmbH. Опросы охватывали «турков, живущих в Германии» (TiD — Türkenin Deutschland) в возрасте от 15 лет, из них 27% родились в ФРГ, еще 39% живут в стране не менее 30 лет. Так вот, Германию своей родиной из них назвали всего 15% респондентов (в 2009 году — 21%, 2010 — 18%), в то время как для 38% родиной является Турция, а для 45% — обе страны одновременно.

Можно сколько угодно вспоминать о том, что Европа за свою историю успешно пережила несколько волн миграции, тем не менее есть все основания говорить о том, что европейский плавильный котел наций и культур сегодня полностью прекратил свою работу. На протяжении более двух десятков лет Европа больше не ассимилирует в себя выходцев из других культур и традиций. Тем более — настолько ей далеких, как арабские и африканские страны. 62% опрошенных TiD заявили, что комфортнее всего они ощущают себя только в обществе турок, а практически каждый второй (46%) выразил надежду, что со временем в Германии мусульман станет больше, чем христиан. Четверть опрошенных мусульман (24%) в возрасте от 14 до 32 лет, без немецкого гражданства, не собираются интегрироваться в германскую или европейскую-христианскую культуру и считают насилие естественным способом защиты своей культуры и религии. Даже среди получивших гражданство этих же взглядов придерживаются не менее 15% опрошенных, а если считать тех, кто разделяет это мнение частично, то — 48% или каждый второй.

Подробное исследование
о проблеме исламской миграции в Германии
в статье
Мигрантский вопрос в Германии

Но и это еще не все. Самой неприятной оказалась статистика по демографии, как общая, так и в части соотношения коренных и приезжих. Как известно, Европа стареет. Рождаемость в ней упала до 1,4 ребенка на одну женщину детородного возраста, а доля женщин, вообще не имеющих детей, достигла 30%. В результате чего население ФРГ уже более пяти лет подряд сокращается в среднем на 200 тыс. человек ежегодно. Нагляднее всего это видно на половозрастной пирамиде Германии. Если в 50-е годы ХХ века в стране рождалось около 1,5 млн детей в год, то в 2014-м их родилось всего 0,8 млн. Причем рождаемость в семьях иммигрантов неевропейского происхождения оказывается в 2,5 раза выше, чем в традиционно немецких.

Это означает не просто замещение коренных немцев приезжими, это ведет к смене традиционных представлений и ценностей, лежащих в основе общества и государства. В целом наблюдаются два встречных процесса.

Каждое новое поколение европейцев, наследников коренных европейцев, все меньше и меньше дорожит традиционными культурными, религиозными и морально-этическими ценностями предков, тем самым размывая и расшатывая основу, в данном случае немецкой, а вообще — европейской, цивилизации в целом. В ней с каждым годом становится все меньше конформистских основ и все больше индивидуализма и разного рода альтернативной одаренности, возводимых в категорию нормы. Вместо семьи из мамы и папы — родитель 1 и родитель 2. Вместо семейных и общественных ценностей — торжество индивидуализма. Вместо общества — мультикультурализм. И даже в области религии уже ведутся дебаты вокруг вопроса — а почему это Бога в Библии принято называть ОН? Представители феминистского движения считают это признаком сексизма. Кто решил, что бог является мужчиной? Богом может быть и женщина!

Вряд ли стоит удивляться тому, что мигранты от Европы стремятся получить только блага и категорически не желают перенимать ее ценности, выглядящие сущим декадентством. Изрядная доля даже самых умеренных из них в политической жизни в большинстве своем поддерживают партию зеленых и разного рода анархистские и популистские политические движения. Т. е. те силы, чьи действия в большинстве своем направлены на разрушение европейской модели государства и общества.

Тут следует вспомнить, что в любой стране порядки определяются не всем населением, а только активной его частью, которой принято считать людей в возрасте от совершеннолетия (примерно с 20 лет, ибо этот возраст отличается от страны к стране), до 50−55 лет. А их в Германии насчитывается лишь около 42 млн, из которых доля, скажем так, мусульманских «немцев» достигает 6,5 млн человек или 15,47% населения ФРГ. Прибавление к ним еще 0,8 млн беженцев доведет эту долю до 18−19%. К тому же этот «почти миллион» состоит из носителей иной культуры, абсолютно убежденных в том, что европейцы, безусловно, обязаны их содержать и принимать любые их культурные и религиозные особенности.

Причем следует учесть, что традиционная ныне европейская культура основана на примате превосходства индивидуума над группой, меньшинства над большинством. В то время как арабская культура жестко коллективистская и тесно сплочена вокруг религиозных ценностей исламской религии. Она уже завоевывает умы и души, если судить по растущему количеству принимающих ислам европейцев неарабского происхождения, а также потоку добровольцев воевать за террористическое «Исламское государство». В представлениях этих людей какому-либо культурному разнообразию просто нет места. 25% опрошенных INFO GmbH «немецких мусульман» считают атеистов неполноценными людьми (minderwertige Menschen). Так что тех коренных европейцев, которые сейчас в Лондоне, Гамбурге и Копенгагене принимают участие в акциях в поддержку беженцев, в скором времени ждут большие и неприятные открытия. Нельзя исключить, что лет через 10 они сами станут куда-нибудь беженцами.

На счет 10 лет это не такое уж и преувеличение. Средний возраст жителя Германии превысил 46 лет, Италии — 45, Австрии, Хорватии и Венгрии — 43. В то время как в Сирии и Пакистане он составляет 23 года, в Ираке — 21, Афганистане — 18 лет. Львиная доля тех 800 тыс. беженцев, которые сейчас штурмуют «границы Европы», а точнее, уже находятся на подступах к Австрии и Германии — молодые мужчины, не старше 30 лет. Если им удастся закрепиться там, куда они стремятся, то максимум через два года они на законных основаниях, для воссоединения семей, получат право перевезти к себе родственников. Тем самым эти 800 тыс. достаточно быстро превратятся в 3−4 млн, а с учетом более высокой рождаемости — во все 5 млн. Успех этих мигрантов подтолкнет к миграции других, кто еще пока в бега не подался. А их на Ближнем Востоке и в Северной Африке более 200 млн. Даже если в Европу из них двинет лишь каждый десятый, такого наплыва носителей другой культуры Европа уже не перенесет.

Впрочем, политическая и идейная конструкция Единой Европы начала трещать по швам даже от нынешнего полумиллиона беженцев. На днях Германия объявила о частичном закрытии границ с Австрией, а в перспективе введение собственного паспортного контроля на границе со всеми остальными странами ЕС. Нормы Шенгенского соглашения временно отодвинуты в сторону. Пока временно. Берлин еще надеется удержать ситуацию под контролем и минимизировать поток мигрантов.

Однако хорошее для Германии, это решение уже является очень плохим для единства Европы, так как фактически оставляет Италию, Грецию и малые балканские страны один на один с мигрантами, остановить которых они не в состоянии. Как не способны они их и самостоятельно прокормить. Таким образом, следует признать, что на фоне статистики общей Европы в целом нынешние несколько сот тысяч нелегалов действительно производят впечатление соломинки, но по факту они уже в состоянии переломить хребет верблюду. Ибо Европа давно не та, какой казалась по старым фотографиям.

http://alex-leshy.livejournal.com/604465.html