Тема нелегальных мигрантов снова возникла на страницах газет и сайтах. «Гастарбайтеры являются разносчиками опасных заразных заболеваний, на их лечение тратятся немалые деньги налогоплательщиков, а их дети отнимают места в садах и школах». В связи с этим российские законодатели готовы предложить следующее: а) обязать мигрантов обзавестись страховыми полисами (закон есть, но почему-то не работает); б) лишить детей иностранцев, которые не платят налоги наравне с россиянами, права на бесплатное образование и в) депортировать граждан других стран из РФ за два административных правонарушения. Вышеозначенные ограничительные меры, безусловно, логичны, однако не правильнее ли бы было вместо ликвидации последствий нелегальной миграции создать условия, чтобы Россия в мигрантах не нуждалась, а сами иностранцы могли реализовать себя на родине? Далее обо всём подробнее.

Туркестан - трудовая миграция в Россию

Средняя Азия - трудовая миграция в Россию

Итак, 14% трудовых мигрантов болеют туберкулёзом, гепатитом, сифилисом, СПИДом или являются носителями других инфекций. Рост числа иностранцев заметно ухудшает статистику заболеваемости по России и способствует росту числа заболеваний, вызванных «социальными» инфекциями и вирусами. К тому же, как отметил Всеволод Храмцов, глава столичного медицинского диагностического центра, работающего с эпидемиологически опасным контингентом, лечение гастарбайтеров обходится бюджету страны в значительную сумму, которая к 2020 году может составить 20% от всего объёма расходов на медицину в России. В ходе заседания «круглого стола» под названием «Проблемы в сфере здравоохранения, связанные с медицинским обслуживанием иностранных граждан» профильные специалисты призвали правительство немедленно принять соответствующие меры.

Согласно приведённой на заседании статистике, количество заболевших среди трудовых мигрантов существенно больше, чем среди россиян. Как отметил Храмцов, после усиления трудовой миграции в Россию количество «заразных» заболеваний возросло в 5 раз.

«С 1995 по 2000 год график заболеваемости по туберкулёзу в одной только Москве взлетел, как стрела, — с 20 тыс. до 100 тыс. человек. Сегодня мы объявляем о незначительном улучшении ситуации — на 1–2%, но проблема никуда не делась», — цитирует эпидемиолога «РГ». Он подчеркнул также, что распространению инфекции способствуют условия, в которых проживают и работают трудовые мигранты в России. По его подсчётам, каждый седьмой гастарбайтер болен различными инфекционными болезнями, а заболеваемость туберкулёзом среди них находится на уровне 3% от общего числа обследуемых.

В настоящее время, хотя основную нагрузку по плановому медицинскому обслуживанию возложили на гостей страны, бюджету России и Москвы, в частности, лечение, обеспечение вызовов неотложной помощи мигрантам, заболевшим ещё до въезда в Россию, обходится в серьёзные суммы. При этом и их последующее содержание в спецприёмниках, и депортация также стоят денег налогоплательщиков, отнимая ресурсы у и без того перегруженных госструктур.

Как отметил Храмцов, такими темпами к 2020 году заболеваемость среди мигрантов в 20–30 раз превысит среднероссийскую. Он пояснил, что на лечение одного больного туберкулёзом тратится до 300 тыс. рублей.

Выход из ситуации врачи видят в создании базы по обследованию зарубежных мигрантов и ужесточению миграционного законодательства, обязывающего мигрантов приобретать универсальные медицинские полисы до въезда в Россию. При этом, как посетовал врач-эпидемиолог, «самое смешное» заключается в том, что «такой закон уже существует, и он датирован 1996 годом. Мигранты обязаны при въезде в Россию предъявлять на таможне страховой медицинский полис. На практике, к сожалению, этот закон не выполняется». Как пояснил Храмцов, виной тому — несогласованность бюрократических процедур.

Проступила и ещё одна остросоциальная проблема. Освободить места в образовательных учреждениях для детей россиян и частично решить проблему с очередями в детские сады предлагают в «Единой России». Как пишут «Известия», депутат Госдумы от этой партии, член комитета по обороне Алексей Журавлёв разработал законопроект, который лишит детей иностранцев, которые не платят налоги наравне с гражданами России, права на бесплатное образование. Комментируя ситуацию с нелегальными мигрантами, Журавлёв выразился так:

«Если уж они отнимают рабочие места у россиян, то пусть хотя бы не создают дополнительное давление на социальные институты. Приедет на зарплату дворника без всякого оформления и семью привезёт! Жену — в роддом, детей — в детсад и школу. Так у него бóльшая соцобеспеченность получается, чем у многих граждан страны».

Согласно ныне действующему законодательству, дети иностранцев имеют право посещать российские детсады и школы при условии, что у их родителей есть временная регистрация. Однако в школах, помимо трудностей культурной и языковой адаптации, возникает проблема «мёртвых душ», когда семья мигрантов переезжает на новое место, а ребёнок продолжает числиться в прежнем учебном заведении, так как у учреждения нет права его отчислить. Это не только усугубляет проблему нехватки мест в образовательных учреждениях, но и способствует росту социальной напряжённости.

Соответственно, депутат предлагает дополнить закон «Об образовании» пунктом, который бы предполагал, что наравне с гражданами России право на бесплатное образование имеют дети только тех мигрантов, которые смогут подтвердить, что имеют статус российского налогового резидента в течение всего срока пребывания в стране и не менее года к моменту поступления ребёнка в образовательное учреждение. А получить такую справку можно будет исключительно в Федеральной налоговой службе.

Как пояснил парламентарий, «мы заинтересованы в квалифицированной и легальной рабочей силе. И если человек приезжает на год и больше, значит, у него есть твёрдый контракт и место, где жить. Он платит налоги в России и имеет право устроить своих детей в детский сад и школу».

Инициатива внимания, безусловно, заслуживает, однако здесь следует действовать крайне осторожно, поскольку решение одной проблемы может автоматически повлечь создание следующей. Так, по мнению председателя Профсоюза трудящихся мигрантов Рената Каримова «детей в Россию привозят те мигранты, которые хотят осесть в стране. С одной стороны, предложение Журавлёва логично — если ты хочешь жить в этой стране, то выполняй требования, которые к её гражданам выдвигает государство. Но налоговый резидент — это легально трудоустроенный человек, получивший работу по квоте ФМС, которая установлена в 1,7 млн человек. А в стране около 11 млн мигрантов. И для их детей путь в школы и детсады будет закрыт». Соответственно, дети этих иностранцев лишатся возможности для социализации, освоения языка, что совершенно точно никак не будет способствовать ассимиляции мигрантов и неизбежно повлечёт за собой рост этнической преступности.

Дмитрий Журавлёв, генеральный директор Института региональных проблем, в беседе с «Однако» сообщил, что у данной проблемы нет очевидного решения:

Мигранты у нас и так, в общем-то, находятся в гетто. Они живут у нас часто изолированно, довольно тяжело — другой вопрос, что они сами выбирают это. Потому что уровень жизни всё-таки намного выше, чем в странах Центральной Азии, откуда основная часть наших мигрантов.

К этому законопроекту сложно относиться однозначно, потому что есть две стороны. С одной стороны  право человека, право ребёнка на получение образования — в этом смысле все равны, а с другой стороны привилегии гражданина, о которых мы почти не говорим. Во всём мире есть привилегии гражданина, т.е. человек, который является гражданином страны, обладает бóльшими правами, чем человек, который им не является. В каких-то станах это существует в более открытой форме, в каких-то в менее открытой. Связано это действительно с тем, что реально первым должен быть тот, кто платит. Нужно ли постоянно тратить средства на финансирование того, что нам не принадлежит — сложный вопрос. Поэтому здесь двойственное ощущение, и надо искать другое решение, промежуточное.

Платные школы, к сожалению, и так есть, но они не для мигрантов — они народ реально бедный, им нечем платить за эти школы. Поэтому такой классический вариант, какой у нас есть для иностранных студентов, когда они платят за образование, здесь не проходит. Решение всё-таки должно предполагать и неущемление прав и мигрантов, и страны. Дети-то ни в чём не виноваты. И где искать это решение — вопрос сложный. Да ещё в условиях нашего напряжённого бюджета. Я вот так навскидку решения не вижу.

Просто запретить — в этом есть своя логика, но что с детьми-то делать? Кроме того, здесь есть не только социальные плюсы, но и социальные минусы. Они и так не сильно учатся русскому языку, а представьте себе, что мы их вообще отделим. Они ж не уедут. Те, кто приезжает вахтово, они семьи не привозят, у них нет проблемы детей, учащихся в наших школах. А те, кто привозит семьи, они приезжают надолго, в идеале — навсегда. И я прекрасно представляю себе: лет через 20 какой-нибудь молодой человек, который не знает языка и вообще ничего, будет ходить, как в Англии, с ножом и рассказывать, как он зарезал солдата, какой он герой. То есть, с одной стороны, почему мы должны за свой счёт их учить, а с другой стороны, если их не учить, то не удивляйтесь, что они ничему не научатся.

Создание условий для адаптации мигрантов, конечно, лучше, чем изоляция общества от них, но при том, что мы создадим мотивацию для адаптации. Мы исходим из того, что было классикой для XIX века – начала XX-го, где темы адаптации не существовало: не хочешь адаптироваться — живи в гетто, это твои проблемы. Сегодня не только для России, а для всех стран, принимающих мигрантов, есть система мотивации для адаптации, но проблема в том, что мигранты не видят в этом никакого смысла. Они, может быть, не противодействуют этому, но они и не действуют для этого. Под мотивацией я имею в виду не купить эту адаптацию, не деньги им платить для того, чтобы они адаптировались — потому что они банально не будут уважать, а адаптироваться к тем, кого не уважаешь, тем более неинтересно. Нужно что-то другое.

Примечательна и ещё одна инициатива. На днях Мосгордума внесла в Госдуму РФ законопроект, который предполагает депортировать из России иностранных граждан, допустивших два и более административных правонарушения. В основном законопроект направлен против злостных нарушителей правил дорожного движения.

Как вполне справедливо полагают авторы проекта, «нередко грубые и систематические нарушения правил дорожного движения приводят к тяжёлым, трагическим последствиям». В качестве иллюстрации приводится нашумевшее ДТП рядом с Троицком. Тогда грузовик со щебнем протаранил пассажирский автобус. За рулём находился гражданин Армении Грачия Арутюнян, которого в России ранее неоднократно штрафовали за нарушения ПДД и у которого не было российских национальных прав на управление транспортным средством данной категории.

Напомним: недавно ООН признала Россию второй страной в мире по количеству мигрантов. По данным ФМС, у нас их 11,2 млн человек, и международная организация примерно сходится с российским ведомством в этой оценке. При этом надо отметить, что далеко не все из них проживают в стране постоянно и что легально трудятся в России лишь 1,5 млн человек. Нам далеко до абсолютного лидера по этому показателю — США, где число иностранцев, по данным профильного департамента ООН, составляет 45,8 млн человек. «Бронза» у Германии — там насчитали 9,8 млн мигрантов.

Так что проблема у нас есть. Мы писали об этом неоднократно. Хотелось бы, однако, отметить, что России не подходит европейский путь (который уже понятно, куда ведёт) оголтелой интеграции с последующими попытками почему-то неприжившихся «понаехавших» выселить — у нас всегда был свой. Пусть это прозвучит несколько наивно, но пока мы оперировали понятием «дружба народов», мы не боялись «заразных» гастарбайтеров, не страшны были и одноклассники с нерусскими фамилиями. На этом фоне логично не заниматься ограничением потока мигрантов или их интеграцией, создавать условия, в том числе в рамках ТС, для нормальной рабочей деятельности для всех у себя на родине.

Как пояснил «Однако» Дмитрий Журавлёв, наша страна в трудовых мигрантах не нуждается. Вся эта проблема связана с «рыночным» желанием «срубить бабла»:

В идеале мне кажется, что вообще трудовая миграция не очень нужна. Это попытка «срубить бабла», что называется, т.е. получить сверхприбыль. При разумной организации труда они нам не нужны. Единому хозяйству они не нужны — они нужны предпринимателям, потому что мигрантам можно очень мало платить. Больше никакой логики в этом нет. Идея о том, что нас мало и мы без них не обойдёмся, — она наивная. Т.е. логика, что экономика тем сильней, чем больше в ней народу, верна для XIII века.

К моменту изобретения паровой машины и ткацкого станка это уже неверно. Поэтому в идеале лучше, чтобы их просто тут не было. Но если мы посчитали и поняли, что не обходимся, тогда нужно создавать мотивацию адаптации. Потому что мы можем создать школы для адаптации взрослых, ещё что-то, они туда даже будут ходить, потом что мы их заставим это делать. Но они будут учиться, как учились советские ПТУшники, с тем же результатом, что, собственно, сейчас и происходит.

http://www.odnako.org/blogs/show_29231/