Думается, что пора вновь из скучных кабинетов переместиться на просторы матушки-Руси и посмотреть, как миграционные проблемы решаются в регионах «на местах». Тем более что повод для этого более чем значительный: по негласному рейтингу экспертов одним из самых благополучных регионов страны стала Воронежская область. Сразу оговорюсь, что официального рейтинга здесь нет и быть не может. Хотя бы в силу того, что соответствующие наработки ученых не востребованы и единых для всей страны критериев оценки не существует. Посему специалисты вынуждены кулуарно определять рейтинг городов и весей.

До поножовщины не дошло

Для начала приведу достаточно отстранённый случай из моей журналистской практики. Во время очередной журналистской тусовки, на которой собрались мои коллеги со всей страны, разговор поневоле перешёл на проблему мигрантов. Неожиданно представитель Воронежа заявил, что в их краях этих проблем не существует. То есть они, конечно, есть, но оперативно решаются. А торжество порядка началось с того, что нашлись энтузиасты, которые несколько раз «проучили» зарвавшихся пришельцев самыми нетолерантными методами. Да и власти поняли, что лучше не дожидаться народного бунта, и рьяно взялись за дело. В первую очередь взяли в оборот национальные диаспоры. В результате Воронеж стал одним из тишайших в бурлящем мигрантском море регионов. Конечно, и там есть и «резиновые квартиры», и таджики, торгующие героином.

Кстати, последние однажды торговали зельем из коляски своего четырёхмесячного ребенка. А в селе Латное наркополицейские накрыли целый таджикский наркокартель, в котором наравне с выходцами из Средней Азии трудились и местные аборигены. Но глобальных проблем с мигрантами не наблюдается. Тем более поножовщины и «русских бунтов». Зато Воронеж стал своеобразным центром креатива в области миграции, и здесь возможности и умения пришельцев стараются использовать во благо и по полной. Мало того, за хорошее поведение местные законодатели предложили им множество социальных послаблений. Об этом стоит сказать поподробнее.

«По-евразийски», или Кто пахать будет?

Например, как только вступили в силу соответствующие положения Евразийского экономического союза, то граждане, прибывшие в Воронежскую область из Белоруссии, Казахстана и Армении, получили те же социальные льготы, что и россияне. Они могут претендовать на пособие по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, единовременное пособие при постановке на учёт в медицинские учреждения в ранние сроки беременности, единовременное пособие при рождении ребёнка и по уходу за ним до полутора лет и даже пособие на погребение.

Работодатели, у которых трудятся граждане этих стран, обязуются платить за них страховые взносы в тех же размерах, что и за местных жителей, – 2,9 процента от фонда заработной платы. Для сравнения, выплаты другим иностранцам облагаются страховыми взносами в 1,8 процента, и они могут претендовать только на пособие по временной нетрудоспособности. И то если за них платили взносы в течение шести месяцев.

Мало того, в Воронеже вводятся послабления для мигрантов-аграриев. Тех, кто тянет на себе разваливающееся сельское хозяйство страны. Их даже собираются освободить от обязательных экзаменов по русскому языку, истории и праву! Это произошло накануне страды по сбору урожая. Председатель комитета по законодательству, безопасности и правам человека Воронежской думы Вячеслав Астанков заявил, что в противном случае регион рискует потерять урожай – в поле работать надо, а не русский язык учить! Увы, мигранты приступить к работе не могут, так как без экзамена у них нет разрешения на работу.

Мало того, воронежские парламентарии предложили внести поправки в ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ». При этом практичные аграрии внесли поправку, что речь идёт только о прибыльных и рентабельных сельхозпредприятиях. Кстати, вслед за Воронежской с подобной инициативой выступила и Астраханская область. Там вообще караул, депутаты просят увеличить долю иностранных рабочих в овощеводстве с разрешённых 50 до 80 процентов. Иначе никаких требований правительства по продуктовому импортозамещению они выполнить не могут!

Арт-терапия по методу Ходжи Насреддина

Интересно интерпретируются проблемы миграции и в культурной жизни Воронежа. Там тема перемещения людских масс по территории бывшего СССР – непременный атрибут выставок современного искусства. Причём воронежские культуртрегеры продвигают свои экзерсисы на весь мир.

Например, фильм «В поисках Н» о путешествии в Таджикистан, снятый воронежскими документалистами совместно с колумбийским художником Алехандро Рамиресом. В нём авторы отправляются на поиски Ходжи Насреддина, фольклорного персонажа мусульманского востока и некоторых южноевропейских стран. На эту тему есть также серия работ художницы Анны Терешкиной. В результате выставки становятся теми самыми «очагами диалога», где не только богема и социологи, но и сами мигранты с представителями власти проводят конкурсы анекдотов и мигрантских историй. В результате получается обсуждение проблем, связанных с миграционными потоками, где творческие люди разрабатывают всевозможные сценарии их решения. Действительно, почему бы к этому не приобщить богему? Всяко лучше, чем очередной бред глав диаспор слушать, по крайне мере те бредят интереснее.

В результате подобных мер получается, что Воронежская область находится на третьем месте в Центральном федеральном округе по привлекательности для иностранной рабочей силы. Её смогли обогнать только Москва и Московская область. И здесь стоит остановиться на местной статистике.

Покрыли убыль селян

Начиная с 1995 года население Воронежской области постоянно сокращается: с 2 503 800 до 2 331 000 человек. Смертность увеличивается, рождаемость падает. По данным воронежского НП «Мигрант – партнёр», миграционные процессы в последнее время играют позитивную роль в жизни региона. За последние два года большую часть приезжих составляли беженцы с Украины: Воронежская область граничит с ЛНР. Это 54% от общего количества приезжих. Мне доводилось видеть многокилометровые очереди беженцев на выезде из ЛНР. В большинстве своём это здоровые мордатые мужики, к которым ополченцы относились, мягко говоря, с презрением.

В начале войны их даже заставляли в юбках родину покидать. Да, они трусы. Но почему бы их силу не использовать в мирных целях, раз уж они боятся воевать? Пусть землю пашут и за скотиной смотрят. И соседи этим воспользовались. Тем более что Воронежская область всегда была крупным сельскохозяйственным районом, который снабжал всю страну. И таковым пытается остаться и по сию пору, достаточно посмотреть на засеянные поля и работающие фермы вдоль разбитых дорог.

А вот из Узбекистана в Воронежскую область прибывает всё меньше народу, уже наслышаны о суровых порядках. Тем не менее и украинцы, и выходцы из Средней Азии стали гарантом не только сохранения, но и развития сельского хозяйства. Действует долгосрочная программа «Оказание содействия добровольному переселению в Воронежскую область». По ней осели на земле уже 2,5 тысячи бывших граждан Украины. В результате Воронежская область входит в пятёрку регионов – лидеров по приёму соотечественников. А для инородцев работа в аграрном секторе не требует визы.

Разборки диаспор за рабсилу

Самое интересное, что в Воронеже идут разборки не между «местными» и «пришлыми», а национальные общины делят между собой рынок рабсилы. Вплоть до убийств. Так, в одну из больниц поступил узбек в крайне тяжёлом состоянии. Когда он пришёл в себя, то с ходу накатал заявление в полицию, что его избили земляки. Выяснилось, что избитый узбек «продавал места» в очередях за трудовыми патентами и был посредником в получении легальных и нелегальных заработков в регионе. Не выполнил определённых обязательств перед узбекской диаспорой – и его наказали, вывезли в лес и хорошенько отмутузили.

Самое интересное, что представитель «выдрессированной» узбекской диаспоры поведал, что подобные деятели постоянно ошиваются у здания УФМС, за каждым из них стоит по 200 «рабов», и стоимость их услуг составляет от 6 до 13 тысяч рублей. Кстати, досталось и ещё одному из узбекских «бригадиров», который хотел таким образом легализовать своих подчинённых земляков. Его вывезли на кладбище и так же «проучили». Его показания выглядят по-восточному витиевато, но наглядно характеризуют ситуацию:

«В очередь за получением трудовых патентов в УФМС мне нужно было поставить своих ребят из Узбекистана. Таким же способом раньше я помогал получать патенты украинцам. На этот раз ко мне возле здания УФМС подошёл мой земляк, который каждый день работает здесь с другими узбеками. Он предложил сесть в машину и "отъехать поговорить". Он был за рулём чужой машины, и за нами двинулись ещё пять "лексусов", "тойот" и джипов – всего 25 земляков из Воронежа и Москвы. Меня высадили возле кладбища "Лесное" и стали выяснять, почему я работаю возле УФМС с таджиками, а с узбеками "не делюсь". Потребовали 30 тысяч рублей за сегодняшний день и сказали: "Не найдёшь деньги до вечера – будешь 30 тысяч платить каждый день". Но таджики формируют очередь за патентами цивилизованно, людей записывают заранее и потом держат этот порядок. И я тоже помогал землякам встать в очередь к таджикам безо всяких денег, это такая взаимовыручка: сейчас помогу я – завтра помогут мне. А эти узбеки, которые вывезли меня в лес, своих встраивают в очередь за деньги. Они ведут их к таджикам, которым говорят: "Вот этих ставишь себе без очереди, или будем драться". А таджикам драка не нужна, и они чаще всего соглашаются».

У лидеров диаспор по две-три ходки

Самое интересное, что после случившегося власти собрали узбекские диаспоры в Общественной палате и, что говорится, «отругали». Правда, не кулаками. В результате те сами предложили заключить договор между диаспорами и УФМС, чтобы цивилизовать процесс получения патентов. Кстати, этот случай в Воронеже позволил выявить целый «узбекский синдикат» на территории России. Его лидеры – активисты всяческих национальных общин с цветистыми названиями типа «Фаришта» и «Ватан». На что сами активисты заявили, что им не до разборок, и они «развивают народную культуру». Словом, всё то, что я уже писал про таких деятелей. Самое интересное, что они доставляют неприятности и самой верхушке диаспоры. Вот что поведал по этому поводу президент всероссийского конгресса узбеков Ибрагим Худайбердиев:

«Нам известно, что в Воронеж приезжало несколько машин с представителями узбекского криминала из Москвы. Нам также известно, что в вашем регионе этот криминал намерен получить иммунитет через свои связи в общественной организации "Фаришта". Такие "карманные" диаспоры узбеков работают в 24 регионах России, и их лидеры уже имеют по две-три ходки. Отсидев, они назначают вместо себя нового формального управляемого лидера, а сами продолжают рулить местным рынком трудовой миграции. За каждым посредником стоит по двести рабов, и те передаются из рук в руки. В результате страдают только низы – добропорядочные трудовые мигранты. Но у кого есть уверенность, что весь этот чёрный рынок не связан с исламским экстремизмом?» 

Здесь поневоле задаёшься вопросом, какую прибыль может извлечь  российская власть из дрязг между диаспорами? Понятно, что вполне денежную. Но с другой стороны, это хороший повод держать их в узде и хоть как-то контролировать.

Неудавшийся джихад

Увы, «главный узбек» страны оказался прав, и «тишайший Воронеж» не смог избежать деятельности вербовщиков-экстремистов. Самое интересное, что там вербуют в ряды исламских боевиков не столько пришлую, исламскую, сколько местную молодежь. История «воина Аллаха» Сергея в своё время подняла на уши весь город. Поначалу студент-третьекурсник жаловался маме на скучную жизнь и очень хотел её разнообразить. А потом он неожиданно пропал и объявился в Таджикистане. Его нашли в горах с пробитой головой. Он ничего не помнил, и у него не было никаких документов. Для местных спецслужб такая находка – не редкость. Парня обнаружили в месте, где проходит маршрут транзита рекрутов из России в Афганистан. Скорее всего, его накачали наркотиками ещё в России и вывезли в Таджикистан. А в горах он очнулся и захотел к маме… Ну его и наказали… Слава богу, выжил.

Позитивные выводы про порядок и ностальгию по СССР

Они напрашиваются сами по себе. Да, исходя из «высших соображений», Воронежская область далеко не идеал и в ней хватает проблем, связанных с мигрантами. Но, с другой стороны, там умеют это осознавать и реально работать. Мало того, власти смогли запустить всевозможные механизмы, которые играют на имидж региона только в лучшую сторону. И что интересно с журналистской точки зрения, не боятся говорить о своих проблемах. Воронежские коллеги поведали, что никаких проблем с получением комментариев и информации ни от ответственных чиновников, ни от руководств национальных диаспор у них нет! Последние вообще чуть ли не «под козырёк» прессу встречают. И это смело можно назвать заслугой власти, которая, кстати, идёт на плодотворный диалог с общественниками. С тем же некоммерческим партнёрством «Мигрант – партнёр», которое играет заметную роль в жизни региона и получает правительственные гранты. В общем, есть чему поучиться.

И поневоле лишний раз хочется заметить, что только «казарменная» дисциплина способна навести порядок в хаотичной миграционной системе.  Никогда ещё в истории человечества хаос не порождал порядка. Тем более что здесь реально есть за что зацепиться. Хотя бы за говорильню лидеров диаспор. Раз уж они так любят трепаться про «дружбу народов» и ностальгировать по ушедшему СССР, то у власти есть хороший повод взять их за жабры. Хотите вернуться в СССР? Пожалуйста, но тогда вам стоит приобрести такое полезное качество, как советская дисциплина. И за каждый косяк будете по-советски наказаны! А если нет соответствующего закона, то мы вам его быстро придумаем!

Опыт Новороссии: про сперму в шаурме

Раз уж я затронул тему Новороссии, то напоследок расскажу пару историй о решении межконфессиональных конфликтов в Алчевске. Когда я там находился, то удивлялся смиренности и вежливости тех же кавказцев. Но потом ополченцы мне рассказали историю про то, как они этого добились. Собрали всех буянов с горячей кавказской кровью и прострелили ноги. После этого на них не было ни одной жалобы от местного населения. И ещё одна история, которую я в тех краях слышал.

Была в Алчевске вкуснейшая «шаурмятня». Была до тех пор, пока какому-то талантливому ополченцу, бывшему химику, не взбрело в голову провести её экспертизу. Благо и оборудование для этого было. Выяснилось, что мясо и овощи – свежайшие, а майонез – не тухлый. Только вот обнаружился один посторонний ингредиент – частицы мужской спермы. Когда продавцов «взяли за жабры», те признались, что их здесь никто не любит, и из-за этого местное население они ненавидят, вот и пакостят как могут. В результате их показательно сожгли вместе с торговой точкой. А в продукции других «шаурмятень» ничего лишнего не обнаруживалось, хотя продукция их была не такая вкусная, как сгоревшая… Дальнейшие выводы делайте сами, дорогие читатели.

http://zavtra.ru/content/view/etnicheskie-opusyi-11/