В декабре специалисты установили, что всего в мире в 2013 году насчитывалось 232 миллиона трудовых мигрантов. В общей сложности за год они отправили денежных переводов на сумму в 511 миллиардов долларов, что сравнимо с годовым ВВП таких стран, как Польша или Швеция. «Лента.ру» решила посмотреть на географию современной миграции и оценить экономический эффект от этого процесса.

Мигранты Британия

В полном размере: Мигранты Британия (без учета родившихся на территории страны)

Самыми популярными местами для миграции на протяжении последних десятилетий остаются США и страны Евросоюза. По сведениям Института европейского университета (European University Institute), в ЕС насчитывается до 43 миллионов мигрантов. Из них 20 миллионов составляют европейцы, проживающие не в том государстве, в котором родились, а остальные въехали на территорию ЕС из государств, не состоящих в союзе. По количеству мигрантов Евросоюз ненамного уступает абсолютному мировому лидеру — США. Соединенные Штаты выбрали для переселения 46 миллионов человек — эти данные приведены в социологическом исследовании компании Pew Research.

Именно миграция в США и Евросоюз изучена лучше всего: экономисты рассматривают преимущества и недостатки переселения выходцев из других стран, как правило, на примере самых развитых государств. Не имея возможности описать проблему миграции комплексно (на это ушли бы месяцы работы), «Лента.ру» решила продемонстрировать различные подходы специалистов к этой теме, выбрав несколько наиболее показательных примеров. В первой части текста речь пойдет о внутренней миграции в ЕС, во второй — о внешней миграции на примере США, а в третьей — о государствах, которые не вписываются в «классические» представления об этом процессе и его экономических последствиях.

Внутри Европы

При демографических исследованиях, связанных с ЕС, необходимо помнить, что Евросоюз — не единое государство. Прежде всего специалисты фиксируют перемещения европейцев из одной страны в другую в его пределах. Поэтому гораздо лучше, чем последствия внешней миграции в Евросоюз, изучены экономические аспекты внутриевропейской миграции. Эти данные особенно внимательно анализируют активные сторонники евроинтеграции, настаивающие на полной открытости границ, а также государства, недавно вступившие в ЕС.

Россия - мигранты

Масштабы миграции в пределах Евросоюза не такие огромные, как это принято думать. Кроме того, ее оценки могут существенно различаться. Если Институт европейского университета насчитал в Европе 20 миллионов внутренних мигрантов, то весной 2013 года известная исследовательская организация Migration Policy Institute представила свой доклад (.pdf), в котором, со ссылкой на официальные статистические выкладки ЕС, констатировала: лишь 2,5 процента европейцев живут в ином государстве по сравнению со страной гражданства (в абсолютных цифрах — 12,8 миллиона человек), и только 10 процентов имеют опыт занятости в другой стране Евросоюза. При этом самыми мобильными оказались граждане наиболее крупных и развитых государств ЕС — Германии, Великобритании, Франции, Италии и Испании.

Последний вывод противоречит устоявшемуся в массовом сознании представлению о трудовой миграции из Восточной Европы в Западную (наибольшую известность получил масштабный переезд поляков на работу в Великобританию и Ирландию). Как отмечают авторы исследования, переезд с востока на запад континента серьезно сократился с началом экономического кризиса в 2008 году. Впрочем, тогда снизилась и общая мобильность населения: восточные европейцы, уехавшие на Запад после 2004 года, когда Великобритания, Ирландия и Швеция сняли ограничения на труд приезжих из новых стран ЕС, предпочли остаться на месте пребывания, а те, кто только планировал переезд, решили с этим повременить.

США - структура миграции

В полном размере: США - структура миграции

Осенью 2008 года в серии Economic Papers, публикуемой сотрудниками Генерального директората по экономике и финансам (ECFIN) ЕС, вышел доклад (.pdf), авторы которого проанализировали последствия расширения ЕС на восток в середине 2000-х годов. Оказалось, что в период с 2004-го по 2007 год количество трудовых мигрантов в «старых» членах союза выросло с миллиона до двух миллионов человек.

Благодаря повышению мобильности населения ВВП Евросоюза вырос на 0,3 процента, или 30 миллиардов евро. Однако, помимо положительного влияния на макроэкономику, массовое переселение внутри ЕС ведет и к негативным последствиям. Очевидно, что прежде всего страдают те страны, которые теряют свое население и чей человеческий капитал из-за этого ухудшается. Но и для принимающих государств выгода от приезжих не всегда однозначна: хотя мигранты действительно способствуют росту ВВП в абсолютных показателях, подушевые показатели ВВП при этом могут и не увеличиваться, поскольку вместе с экономикой растет и население страны.

Осторожные выводы о неоднозначных последствиях внутренней миграции в ЕС подтвердились и в докладе Migration Policy Institute пять лет спустя. С экономической точки зрения, миграция остается противоречивым явлением.

Нагляднее всего сложность миграционных процессов в ЕС и их неоднозначное восприятие в обществе можно показать на примере Великобритании. Правящая коалиция тори и либерал-демократов вынуждена ужесточить свою антииммигрантскую риторику на фоне застоя в экономике и недовольства части общества от наплыва приезжих специалистов. В то же время экономисты пытаются безэмоционально оценить влияние мигрантов на языке цифр.

Наибольшую шумиху в СМИ вызвало исследование Университетского колледжа Лондона (University College London) и Центра изучения миграции (Center for Research and Analysis of Migration), представленное в ноябре 2013 года. Авторы работы пришли к выводу, что в 2001-2011 годах мигранты из европейских стран принесли казне Соединенного Королевства на 34 процента больше средств, чем государство на них потратило. Чистая прибыль Великобритании от приезжих рабочих достигла 22,1 миллиарда фунтов стерлингов. Для сравнения, мигранты из неевропейских стран добавили в казну лишь 2,9 миллиарда фунтов, что лишь на два процента превышает сумму потраченных на них средств. Таким образом, в общей сложности за десять лет Соединенное Королевство получило от приезжих 25 миллиардов фунтов. Кроме того, оказалось, что мигранты склонны менее полагаться на социальные выплаты — вероятность обращения к органам государственной поддержки в их случае на 21 процент меньше, чем в случае с местными жителями (с учетом одинаковой квалификации и возраста).

Туркестан - миграция и экономика

У противников миграции, безусловно, находятся контраргументы, но к экономике или статистике эти соображения, как правило, отношения не имеют. К примеру, распространена такая позиция: если на родине налогоплательщик имеет полное право на помощь со стороны государства (в конце концов, он это государство содержит), то, переехав в другую страну, это право он должен еще заслужить — государство, принявшее мигранта, пока еще ничем ему не обязано.

Новый Свет

В отличие от Европы, где в центре внимания экономистов находится внутренняя миграция, которую проще подсчитать в цифрах, в США основные дискуссии ведутся относительно внешней миграции. Это объясняется тем, что в начале XXI века Соединенные Штаты удерживают статус наиболее привлекательного места для переезда, причем для всех категорий — от низкооплачиваемых рабочих до высококвалифицированных управленцев и ученых (для последних технологические компании даже пролоббировали специальные квоты).

Никто в США в течение последнего десятилетия не оспаривает необходимость привлечения высококлассных кадров из-за рубежа. Основная же дискуссия идет о положении одиннадцати миллионов нелегальных мигрантов — что с ними делать: депортировать или наделить законным статусом? Этот вопрос вызывал ожесточенные споры и при президенте-республиканце Джордже Буше-младшем, и при его преемнике демократе Бараке Обаме. Ответ, который устроил бы всех, до сих пор не найден. Одни выступают категорически против легализации иммигрантов (это прежде всего консерваторы, республиканцы, жители приграничных с Мексикой штатов), по мнению других (либералов и сторонников Демократической партии, представителей латиноамериканских меньшинств), возможность стать гражданином Америки следует сделать более доступной. В этих спорах много политики, но что если, опять-таки, посмотреть на экономическую сторону вопроса?

Весной 2013 года леволиберальный Центр за американский прогресс (Center for American Progress) представил свои доводы в пользу принятия мигрантов. Из них следует, что если в 2013 году все находящиеся на территории США мигранты получат легальный статус, а в течение следующих пяти лет — и гражданство, то за десять лет экономика страны вырастет на 1,1 триллиона долларов, а все граждане в совокупности станут богаче на 618 миллиардов долларов. В случае постепенной интеграции приезжих ежегодно будет создаваться в среднем по 159 тысяч рабочих мест, и за те же десять лет мигранты увеличат отчисления в бюджет США на 144 миллиарда долларов. От получения прав, безусловно, выиграют сами приезжие — их зарплаты возрастут, что приведет к росту потребления, выгодному уже для всей экономики.

Однако анализ либералов касается, в основном, только макроэкономики и не учитывает влияния мигрантов на жизнь отдельно взятого американца. Это упущение активно используют противники легализации — их аргументы почти полностью строятся на негативных последствиях нелегальной миграции для обычных граждан США.

Весной 2013 года консервативный Центр по изучению иммиграции (Center for Immigration Studies) опубликовал свое исследование, в котором обратил внимание на иную, нежели у либералов, статистику. Консерваторы не оспаривают доводы либералов относительно роста ВВП после возможной легализации приезжих, но напоминают: выгоды от этого получат лишь представители бизнеса, в то время как в крайне уязвимом положении окажутся низкоквалифицированные рабочие, афроамериканцы и молодежь.

Европа - иммиграция 2010

Европа - иммиграция 2010

В общей сложности рабочие в США ежегодно лишаются 402 миллиардов долларов из-за конкуренции со стороны более дешевого труда мигрантов. Увеличение на десять процентов профессионально-возрастной группы (например, врачей в возрасте от 30 до 40 лет) ведет к снижению в ней заработной платы на 3,7 процента, а для местных жителей — на 2,5 процента. Легализация мигрантов обойдется государству до 29 миллиардов долларов чистого убытка в год — за счет выплат социальных пособий и прочих форм вспомоществования неимущим приезжим.

Вне шаблонов

В мире остается ряд стран и регионов, которые выделяются на общем фоне своим нестандартным подходом к решению миграционных проблем или уникальной демографической ситуацией, не позволяющей сравнивать их с США и Евросоюзом.

Япония, например, традиционно проводит жесткую антииммиграционную политику. По состоянию на конец 2011 года в стране, по сведениям Международной организации миграции, насчитывалось чуть более двух миллионов приезжих (при общей численности населения в 127 миллионов человек). Впрочем, объясняя причины такого отношения к приезжим, обозреватели, как правило, обращаются к культурным, а не экономическим аргументам. В ближайшем будущем жесткая позиция Токио может смягчиться, и на этот раз уже по сугубо практическим соображениям — население страны стареет. В 2012 году 24 процента японцев были старше 65 лет. К 2055 году их количество возрастет до 40 процентов.

США - иммиграционная карта

В полном размере: США - иммиграционная карта

Совершенно иную политику по сравнению с Японией проводят государства Персидского залива. По сведениям (.pdf) катарского отделения Джорджтаунского университета, неграждане составляют до 25 процентов населения Саудовской Аравии, а в Катаре и в ОАЭ их доля среди населения колеблется в районе 90 процентов. Большая часть рабочих прибывает в государства Персидского залива из Юго-Восточной Азии, но в последние годы в ОАЭ и Катар направились высококвалифицированные европейцы и американцы, привлеченные арабской щедростью.

К нетипичным государствам в сфере миграции можно отнести и Россию. Исследователи Pew Research поставили РФ на второе место (после США) по количеству мигрантов. В России проживают одиннадцать миллионов трудовых мигрантов, а по данным на 2013 год, около 10,8 миллиона россиян сами являются мигрантами. Таким образом, Россия — страна со значительным количеством иммигрантов и эмигрантов одновременно. Это отличает страну как от развитых государств, которые, как правило, неизбежно привлекают мигрантов, так и от развивающихся стран — доноров мигрантов. Кроме того, обсуждение проблемы миграции в России тесно связано с наследием СССР: для граждан ряда государств СНГ, созданного на обломках Советского Союза, предусмотрен безвизовый режим въезда в Россию.

Все вышеперечисленные примеры свидетельствуют о том, что, несмотря на глобализацию, миграция остается прежде всего региональной проблемой. Следовательно, подходить с одними и теми же критериями для оценки эффективности миграции невозможно. Отсутствие у экономистов консенсуса относительно материальных выгод миграции означает, что в ближайшем будущем ее будут оценивать, по-прежнему исходя из эмоциональных стереотипов, а не научных фактов.

Вопреки сложившимся стереотипам мигранты едут не только из бедных стран в богатые, но и в обратном направлении – правда, не столь активно. Такое встречное движение вполне может быть обоюдовыгодным, считают во Всемирном банке (ВБ). Для этого развивающиеся государства должны сделать развитым предложение, от которого те не смогут отказаться: «Давайте нам ваших старых, больных и безработных, а взамен принимайте наших молодых, бедных и толковых».

Обратные связи

Испанец Пабло приехал в Буэнос-Айрес два года назад учиться на магистра в области рекламы. Он слышал, что качество образования там не хуже, чем на родине, а стоимость обучения существенно ниже. Защитив диплом, Пабло решил остаться в Аргентине. Ему удалось устроиться в крупную международную фирму и получить годовое разрешение на работу с правом продления. Социологам компании Gallup World Poll, проводившей опрос для Международной организации по миграции (IOM), Пабло сказал, что всем доволен: он не шикует, но ему вполне хватает на еду, оплату жилья и досуг. В Испании с таким заработком сравнимого уровня жизни не обеспечить, да и удалось бы там заработать хотя бы столько же – отдельный вопрос.

Пабло обосновался в небольшом квартале на севере Буэнос-Айреса, где живут главным образом прибывшие из других стран. В числе его соседей много молодых соотечественников, приехавших сюда в поисках работы из охваченной кризисом Испании, где безработица среди молодежи превышает 50%. По данным ОЭСР, в 2011-м из страны уехало на 26% больше жителей, чем годом ранее. И специалисты ВБ усмотрели здесь тренд – нарастание миграции с пораженного депрессией Севера на развивающийся и динамичный Юг.

Германия - доля иностранцев в населении

Германия - доля иностранцев в населении

Под глобальным Севером понимаются развитые страны (с высоким подушевым доходом), а под Югом – развивающиеся (с низким и средним). Из всех маршрутов поток Север – Юг самый немноголюдный. В 2010 году на него приходилось от 7 млн до 13 млн человек, или от 3 до 6% совокупного потока мигрантов, в зависимости от того, какая выборка стран понимается под Севером и какая под Югом**. Однако игнорировать этот маршрут не стоит, тем более что наметилась тенденция к повышению его значимости.

«За растущий поток мигрантов в направлении Север – Юг во многом ответственны два обстоятельства: кризис в развитых странах и увеличение спроса на квалифицированную рабочую силу в развивающихся», – говорит эксперт отделения народонаселения Департамента по социально-экономическим вопросам ООН Сабин Хеннинг. Встречной миграции во многом способствует и экспансия транснациональных компаний на развивающиеся рынки, создающая на Юге рабочие места для профессионалов с Севера. В 2008–2009 годах более 107 тыс. европейцев (в основном испанцев, немцев, голландцев и итальянцев) уехали в Латинскую Америку, преимущественно в Аргентину и Бразилию. Численность португальцев в Африке за последнее десятилетие увеличилась на 42%. В Китае за тот же период число мигрантов выросло на 35%, из них все большая часть приходится на прибывших из развитых стран.

Британия - мигранты из Восточной Европы

Британия - мигранты из Восточной Европы

«Тренд заметен, хотя есть вероятность, что значительную долю мигрантов в направлении Север – Юг составляют люди, возвращающиеся на родину, – уточняет Сабин Хеннинг. – К сожалению, их не всегда можно вычленить».

Старость в радость

Усиление людского потока по маршруту Север – Юг имеет все шансы превратиться в долгосрочную тенденцию, считают специалисты Всемирного банка, излагая свою позицию в работе «Перекрестная миграция»***. Причиной тому кризис. Правительства, озаботившись состоянием государственных финансов, начали сокращать расходы. В результате старики столкнулись со снижением пенсионных доходов, больные и немощные – с необходимостью больше тратить на медицинские услуги, студенты – с ростом стоимости обучения и долгов по образовательным кредитам, а потом и с невозможностью найти работу. Для спасения от домашних проблем все больше «северян» стали посматривать на Юг, где коротать старость, лечиться, учиться и работать оказывается выгоднее. И это, по мнению экспертов ВБ, хороший знак: от расширения перекрестной миграции выиграют как страны происхождения мигрантов, так и страны, их принимающие, не говоря уже о самих переселенцах.

Взять, к примеру, вопрос соцзащиты. Наличие у властей США огромных необеспеченных пенсионных обязательств не позволяет старикам надеяться на повышение доходов, чтобы сохранить прежний уровень жизни. Однако они легко могут это сделать, попросту переехав туда, где жизнь дешевле. Скажем, в Коста-Рику, где покупательная способность доллара в 2 раза больше, чем в США. Кстати, в 2011 году за рубежом жили 567 тыс. американцев, из которых 350 тыс. – пенсионеры (приблизительно 1% всех американцев старшего возраста). При этом четверть «заграничных» пенсионеров выбрали развивающиеся страны.

Россия - эмиграция из страны

Американцы и канадцы предпочитают Латинскую Америку и Карибы. Среди европейцев в качестве пенсионных гаваней набирают популярность Турция, Болгария и Румыния. Британцы по старой колониальной памяти едут в ЮАР. Пожилые японцы облюбовали для счастливой старости Таиланд, Малайзию и Филиппины.

Лечиться в развивающихся странах при сравнимом качестве медуслуг тоже намного выгоднее. Так, операция на коленном суставе, довольно стандартная врачебная манипуляция, которая в стационаре в США обходится в 10 334 доллара, за рубежом будет стоить 1320 долларов, включая транспортные расходы. Согласно подсчетам авторов «Перекрестной миграции», если каждый десятый американец из тех, кому требуется одна из 15 типовых и часто практикуемых операций вроде удаления миндалин или катаракты, поедет лечиться за границу, годовая экономия для бюджета Соединенных Штатов составит 1,4 млрд долларов!

За дипломом за три моря

В ноябре 2010 года правительство Великобритании на 40% урезало расходы на образование и увеличило минимальную плату за обучение в вузах с 5,2 тыс. до 14,2 тыс. долларов в год. В результате каждый год около 200 тыс. молодых людей к окончанию учебы будут должны банкам за образование примерно по 70 тыс. долларов. Аналогичная ситуация наблюдается в США, где стоимость обучения растет быстрее инфляции. Две трети студентов, окончивших вуз в 2011-м, влезли в долги, чтобы оплатить свое обучение. В 1996 году таких было 59%. А средняя задолженность с тех пор выросла с 17,1 тыс. до 26,6 тыс. долларов.

Один из способов сократить затраты на образование – поехать в страны третьего мира. Получение медицинского диплома в США, включая расходы на проживание, стоит сегодня порядка 60 тыс. долларов в год. А в уважаемом частном медицинском колледже в Индии – 15 тыс. Разница есть, и немудрено, что число американских студентов, обучающихся за границей, выросло с 65 тыс. в 1987–1988 академическом году до 274 тыс. в 2010–2011-м. При этом число тех, кто выбрал развивающиеся страны, увеличилось с 2,5 тыс. до 85 тыс. человек.

В сфере образования между Югом и Севером возможна та же кооперация, что и в производстве, полагают в ВБ. Курс по многим дисциплинам можно унифицировать и разбить на блоки – стандартный начальный и специализированные профильные. В этом случае приобретение базовых знаний и навыков обойдется дешевле в развивающихся странах. Допустим, изучение анатомии, если говорить о медицинском образовании.

Работа под солнцем

Юг – важная часть глобального рынка труда, поэтому у «северян» есть возможность получить доступ к большему куску экономического пирога. Вспомним того же Пабло. Из стагнирующей Испании, где работу не может найти свыше половины молодежи, в 2011 году на поиски лучшей жизни отправилось более 0,5 млн человек (80% из них в трудоспособном возрасте), тогда как в начале 2000-х уезжало 100 тыс. в год. Лишь около трети испанских мигрантов выбрали другие европейские страны. Треть же поехала в Южную Америку, а более четверти – в Африку и Азию. Португальцы, столкнувшиеся с проблемой занятости (уровень безработицы в стране за годы после кризиса поднялся с 10 до 17%), ищут работу в Бразилии, Анголе и Мозамбике. В частности, в 2012-м примерно 328 тыс. португальцев получили разрешение на работу в Бразилии – на 50 тыс. больше, чем годом ранее, сообщает агентство Thomson Reuters. Вообще, в Бразилии в 2009–2011 годах количество таких разрешений, выданных иностранцам, увеличилось на 64%, причем большинство получателей были американцами.

Москва мигранты

Пока развитый мир страдает от безработицы, в развивающихся странах ощущается острый дефицит квалифицированных кадров. В быстрорастущих экономиках потребность в профессионалах увеличивается стремительнее, чем местная система образования может их подготовить. В частности, Бразилии нужны 60 тыс. новых инженеров каждый год, но университеты в состоянии выпускать только 40 тыс. Китаю требуются учителя английского языка – там его изучают более 300 млн человек. И перекрестная миграция способна эти дисбалансы выправить, даже если приезжие с Севера – возвращающиеся на родину «южане». Ведь, поработав в развитых странах, они получили новые навыки, познакомились с передовыми технологиями.

Вообще, если говорить о будущем шаблоне международной трудовой миграции, он, скорее всего, примет такой вид. Для просто образованных специалистов – учителей, инженеров, врачей – потоки мигрантов между богатыми и бедными государствами будут носить двусторонний характер. Для низкоквалифицированных кадров – от строительных рабочих до сиделок – останется преимущественно односторонний характер передвижения – с Юга на Север. По этому же маршруту сохранится и поток уникальных специалистов, известный как утечка мозгов.

Дело будущего

Во Всемирном банке международную миграцию считают важным фактором устойчивого развития, борьбы с бедностью и выравнивания структурных дисбалансов. Однако нарисованные перспективы перекрестной миграции вызывают сомнения. Далеко не все представители коренного населения развитых стран видят выгоды от переезда на Юг и не очень-то рады наблюдать легионы низкоквалифицированных работяг из стран третьего мира у себя дома. Согласно недавним опросам, около 50% европейцев уверены, что вклад мигрантов в налоговые доходы бюджета меньше того, что они получают в качестве социальных пособий. Аналогичный опрос в США показал еще больший процент недовольных*. По словам директора Института ЕврАзЭС Владимира Лепехина, для того чтобы люди из развитых стран массово стали переезжать в развивающиеся, уровень дискомфорта от проживания на родине должен быть гораздо выше текущего. Он скептически относится к перспективам встречной миграции, считая саму ее идею попыткой «заретушировать остроту миграционной проблемы в западных странах».

Швеция - изнасилования и миграция

Швеция - изнасилования и миграция

«Сегодня миграция на Юг – явление недооцененное и малоизученное по причине отсутствия достаточной и надежной статистики, – замечает Сабин Хеннинг. – Да, можно говорить, что переселение с Севера на Юг существует и в его основе лежат самые разные мотивы: желание попытать счастья на глобальном рынке труда, получить доступное по цене образование, достойно встретить старость или воссоединиться с родиной. Но оценить конечный эффект такой миграции затруднительно».

Логично предположить, что мигранты с Севера выступают для Юга носителями человеческого и финансового капитала. Они вполне могут служить противовесом утечке мозгов, от которой страдают страны третьего мира. Обеспеченные «северяне» могут подстегнуть развитие сферы услуг и рынка недвижимости, принести с собой инвестиции и знания. В то же время присутствие «понаехавших» с Севера может негативно сказаться на принимающей экономике, вызвав рост цен на ту же недвижимость и услуги здравоохранения, обострив конкуренцию за престижные позиции на местном рынке труда.

Швеция - грабежи и миграция

Швеция - грабежи и миграция

Может быть, с восстановлением экономик развитых стран после кризиса этот миграционный поток вообще ослабнет. По миграционному сальдо (разница между прибывшими и убывшими) можно судить о том, как повлияла рецессия на ту или иную страну. В более или менее благополучных Австралии, Норвегии или Швейцарии среднегодовое миграционное сальдо (в 2008–2010-м по сравнению с 2005–2007-м) выросло, а в Испании и Португалии, тоже существенно затронутых рецессией, показатель, хоть и остался в плюсе, сократился на две трети. Правда, по итогам 2011 года (последние доступные данные) поток покинувших Испанию все же превысил число прибывших. Но наш герой Пабло признается: его тяготит расставание с семьей, свой переезд в Аргентину он считает временным, надеясь в будущем вернуться в любимую Барселону.

Пенсионный рай

Журнал International Living ежегодно составляет рейтинг лучших мест для жизни на пенсииВ 2013-м пятый год подряд его возглавил Эквадор. Цены на недвижимость и стоимость жизни там остаются сравнительно низкими: за 50 тыс. долларов можно купить квартиру в доме на побережье, а за 500 долларов в месяц снять меблированные двухкомнатные апартаменты. Море, солнце, тропическая зелень и доброжелательность местного люда – что еще нужно пенсионеру! В пятерке стран, где лучше всего провести остаток дней, фигурируют также Коста-Рика, Панама, Мексика и Малайзия. А вот немецкие пенсионеры облюбовали турецкую Ривьеру. Риэлторы в Аланье говорят, что большинство покупателей домов в регионе – немцы старше 60 лет. Приобретение владения площадью 120 кв. м с бассейном обходится им в 130 тыс. евро. Ни в чем себе не отказывая, они могут наслаждаться жизнью в полезном климате за 700 евро в месяц – это половина среднего пособия немецкого пенсионера.

Мобильный процент

Удельный вес мигрантов в мировом населении на протяжении последних двух десятков лет достаточно стабилен: 2,9% (154 млн человек) в 1990 году против 3,2% (232 млн человек) в 2013-м*. Однако предпочтения относительно конечной цели пути меняются. Людской поток по маршруту Юг – Север, еще недавно самому популярному у международных мигрантов, начинает слабеть. Стагнация в развитом мире заставляет искать жизненные перспективы в странах развивающихся. К тому же международную миграцию все меньше можно характеризовать исключительно как движение дешевых трудовых ресурсов из бедных государств в богатые. Так, в 2013-м число мигрантов, выбравших направление Юг – Юг, впервые превысило этот показатель по маршруту Юг – Север: 82,3 млн и 81,9 млн человек соответственно. В период с 2000 по 2010 год численность мигрантов на Юге увеличивалась быстрее, чем на Севере: среднегодовой прирост – 2,5 и 2,3% соответственно. Впрочем, удельный вес приезжих в населении развитых стран по-прежнему в разы превышает этот показатель в развивающихся: 11 против менее 2%.

http://lenta.ru/articles/2013/12/25/migration/

http://interaffairs.ru/read.php?item=10386