Масштаб девальвации рубля за последние 3-4 месяца чудовищен. От начала июля падение рубля более 36% по закрытию дня пятницы. Среди стран, ВВП которых выше 50 млрд долл (в совокупности образуют более 98% мирового ВВП) не ни одной страны с аналогичной девальвационной динамикой. Валюта Украины за это время упала на 23%, в Бразилии падение на 16%. По отношению к ноябрю 2013 девальвация рубля свыше 43% - примерно также, как в Аргентине (без учета черного рынка). Большее падение нац.валюты за год только на Украине (77%).

За 2 года (к ноябрю 2012) список стран с наибольшей девальвацией: Сирия (138%), Иран (100%), Белоруссия (93%), Аргентина и Украина по 78%, Венесуэла и Россия по 48-50%, Япония (44%). Более подробный список изменения доллара США к валютам выбранных стран в % по состоянию на 7 ноября 2014.

Список отсортирован по размеру экономики (от большей к меньшей)

курс2

Динамика курсов валют:

курсы3

По остальным странам:

Проблема не столько в девальвации, сколько в масштабах и форме этой девальвации. Определенное ослабление рубля выгодно, т.к. сдерживает импорт и помогает компенсировать выпадающие нефтегазовые доходы (рублевые) после снижения цен на товарных рынках. Т.е. меры, улучшающие сальдо торгового баланса.

Что касается балансировки гос.бюджета (чтобы не было дефицита) при среднегодовых ценах на нефть в 87-90 долларов более, чем достаточен курса рубля на уровне 37 (среднегодовой курс).

Девальвация нац.валюты должна быть в границах, позволяющих контрагентам адаптироваться под изменяющие условия рынка.

Условия, когда:

1. Компании с валютными долгами имеют возможность сбалансировать собственные валютные позиции так, чтобы эффект от девальвации не отражался негативно на финансовой устойчивости бизнеса.

2. Компании имеют внятные ориентиры изменения предельных границ колебания валютного рынка, чтобы закладывать определенные параметры инвестиционной активности и контроля издержек.

По анализу исторического опыта стремительных девальваций нац.валюты в крупных странах мною замечено, что масштабные и неожиданные девальвации подрывают инвестиционную активность бизнеса, что обуславливается в росте неопределенности и неспособности контролировать и оценивать издержки ведения бизнеса. Любая форма неопределенности сдерживает инвестиционную активность, а чрезмерные колебания процентных ставок и курса валют особенно подрывают устойчивость.

В 9 из 10 случаев при масштабной девальвации компании сокращают, либо вовсе откладывают инвестиционные проекты (в странах с неразвитой внутренней промышленностью). Т.е. сокращение инвестиции идет по направлению, как удорожания импортных комплектующих и оборудования, так и из-за неопределенности. Невнятной курсовой политики и неспособности оценить параметры будущего спроса.

Исключением могут быть страны с изначальное экспортной ориентацией. Но в случае с Россией это не так, т.к. экспорт у нас сырьевой, и величина экспорта зависит от внешних условий, а не внутренних. Т.е. перспективы импортозамещения не столь очевидны на фоне удорожания кредитных ресурсов, отсутствии длинных денег  и волатильности курса валют.

3. Темпы девальвации должны быть такими, чтобы не вовлекать спекулянтов в целенаправленную игру против нац.валюты и не повышать ажиотажный спрос. Либо медленная девальвация в рыночных условиях (в среднем не более 8-10% в год), либо одномоментная и быстрая по типу Казахстана, Белоруссии, Венесуэлы, когда контрагентам задаются вполне внятные ориентиры и ожидания.

Однако, как принято у нашего ЦБ в последний год, политика настолько бездарная, что приводит к существенным диспропорциями и дисбалансам в финансовой системе. В первую очередь – это вовлечение спекулянтов в игру, что подрывает финансовую устойчивость системы. Чем масштабнее девальвация, то тем шире спектр вовлеченных участников. Если на начальном этапе это штатный набор проф.участников, то в дальнейшем этот процесс затрагивает бизнес и под конец население.

Что особенно опасно? Если население будет конвертировать свои рублевые депозиты в иностранную валюту, то это может похоронить банковскую систему, т.к. создаст кассовые разрывы в банковских балансах. Обычно одномоментное изъятие всего 3% депозитов из банковской системы вызывает значительный дефицит ликвидности, а 5% может подорвать устойчивость банков. 7-10% считаются критическими. У населения более 14 трлн рублевых депозитов. В начале года наблюдалась очень опасная тенденция сокращения депозитов населения (впервые с 2009). К сентябрю восстановили потери, но бездарные и безответственные действия ЦБ РФ могут привести к неконтролируемому хаосу на рынке и потери доверия к валюте и банковской системе.

Еще замечена такая особенность. В странах с ограниченной номенклатурой товаров длительного пользования собственного производства сверх.мощная девальвация обычно приводит не к ожидаемому снижению импорта, а как раз наоборот – стремительному всплеску спроса на импортные товары. Люди в зависимости от доступности средств (по мере своей возможности) покупают машины, мебель, технику, одежду и прочие товары, ожидая роста цен из-за переоценки товаров после падения нац.валюты и из-за общего снижения доверия к валюте. Покупают, опасаясь, что завтра просто не успеют. Как раз гиперинфляционные ожидания. В этом аспекте импорт может показать метаморфозы и даже вырасти, но краткосрочно, т.к. у людей нет денег для финансирования импорта.

Учитывая, что ЦБ своими корявыми действиями вносит неопределенность на рынке, плюс повысил стоимость заимствования, то эффект девальвации, вероятно, не скажется положительно (в достаточной мере) на отечественном производстве, т.к. попросту нет необходимых условий под развитие отечественного производства. Для расширения производства нужны инвестиции, а как их производить, когда на траектории снижения рентабельности бизнеса растет стоимость обслуживания долга при существенных проблемах в рефинансировании долга и это на фоне общей неопределенности и негативной конъюнктуре? Уже много раз говорил, что для импортозамещения недостаточно одной лишь идеи, а необходимы длинные и дешевые деньги (на срок от 5 лет по ставкам ниже инфляции).

Стоит отметить, что почти все действия и решения ЦБ в последний год отличаются запоздалыми, половинчатыми мерами и откровенной неадекватностью в принятии решений. Вот хронология.

1. Например, в июле стало известно, что США и ЕС перекрыли каналы средне и долгосрочного заимствования для банков и компаний. Зная, что неизбежно возникнет дефицит валюты (из-за необходимости погашать долги),  руководство ЦБ вплоть до октября не делало ничего, чтобы создать условия по насыщению рынка валютой. Годичные своп линии и расширенные РЕПО были внедрены буквально неделю назад, когда должны быть на рынке, по крайней мере, с августа. Какого черта руководство ЦБ проспало три месяца? Дождались проблем и паники и начали предпринимать меры тогда, когда пожар во всю полыхает.

Только 16 сентября начали шевелиться.  Внедрение своп линий на короткий срок по высоким ставкам без консультаций с участниками рынка, что привело к предсказуемому эффекту. Инструмент не пошел..

16 октября ввели валютное РЕПО на неделю и 28 дней с лимитами в 1.5 и 2 млрд долл.  Вновь по слишком высоким ставкам. Эффекта никого не было.

ЦБ исправился только в начале ноября. Годичные РЕПО с лимитом в 10 млрд за каждый аукцион с общим лимитом в 50 млрд и по приемлемым ставкам. Все правильно, но поздно.

2. Валютный коридор и интервенции. Любому проф.участнику на рынке понятно, что когда ЦБ по заранее известным правилам выставляет офферы в рынок, то рынок рано или поздно начнет играть против ЦБ, особенно в текущей ситуации. Интервенции, если и должны быть, то внезапными, резкими и полностью неожиданными для участников торгов, чтобы не возникал соблазн подлезть под офферы ЦБ. Потребовалось не менее 3 месяцев после спекулятивных атак на ЦБ и рубль, чтобы ЦБ наконец-то отменил валютных коридор и регламентирующие интервенции (сегодня) . Правильно, но поздно. Ущерб России, который нанесли Набиуллинна и Юдаева составил минимум 30 млрд долларов бессмысленных и беспощадных интервенций в октябре, которые лишь усилили панику и спекулятивные атаки.  Исправились только сегодня. Величина ущерба и ошибок совершенно неприемлемы.

3. Общая неадекватность ЦБ заставляет крупнейших российских экспортеров удерживать валютную выручку. Это, прежде всего нефтегазовые компании. Зная, что рефинансироваться будет сложно, конъектура не улучшится в ближайшие год-два, а ЦБ РФ непредсказуемый, то компании, которые имеют возможность - запасаются валютой сверх.меры . Т.е. сверх своей потребности. Это создает хронический дефицит валюты в системе.

Более того, скорость обращения валюты падает и недоверие возрастает. Это провоцирует кассовые разрывы и валютные дыры в банковских и корпоративных балансах. У одних избыток, у других чудовищный недостаток, а система в общем становится несбалансированной с значительными диспропорциями. Причиной такого хода развития событий является действия ЦБ и только ЦБ. В России в принципе достаточно валюты, даже при закрытых рынках капитала. Но валюта не циркулирует в системе в полной мере из-за кризиса доверия. Лимиты закрывают даже свои участники, при этом каждый старается запастить валютой по полной программе.

4. Осознавая еще в марте, что на рубль будет предпринята масштабная спекулятивная атака, в том числе со стороны иностранных счетов (в первую очередь провокации США), то вновь ничего не было сделано для выстраивания эффективной линии обороны с целью защиты от спекулятивных атак.

По рынку деривативов. Самый эффективный и давно проверенный способ. Временное повышение ГО на фьючерсном рынке вплоть до 50% или даже 100% от стоимости базового контракта, чтобы сбить маржинальные позиции с рынка. В нормальной ситуации ГО колеблется от 4 до 6%, сейчас около 12%

По спотовому рынку. Введение временных ограничений (в первую очередь для банков) на непокрытые валютные позиции:

  • Без хэджирования валютного риска
  • Без обеспечения исполнения торговых контрактов
  • Без обеспечения долговыми позициями (необходимости погашать долг)
  • Без обеспечения инвестиционными контрактами
  • Без обеспечения потребностями клиентов.
  • Без обеспечения финансирования конкретных проектов

Валютные ограничения  для блокировки спекулятивной игры наиболее сложный механизм, т.к. сложно создать понятные правила функционирования, которые можно эффективно контролировать. Сложно сепарировать спекулятивное наращивание позиций от обычного приращения. Здесь необходимы различные инструменты и механизмы тонкой настройки рынка.

Но интервенции, даже внезапные не дадут эффекта, если весь рынок будет играть против ЦБ, а провоцировать игры «у кого больше денег» глупо и бессмысленно. Т.е. контроль за спекулятивными операциями в нынешних условиях крайне необходим, чтобы беспощадно карать любые структуры, подрывающие устойчивость системы.

Спекулянты – они как акулы. Если чувствуют кровь, то раздерут в клочья. Это их работа. ЦБ РФ стал кровопусканьем заниматься в последнее время, показывая свои слабость, некомпетентность и не способность адекватно и быстро оценивать ситуацию. Т.е. условия под рост инфляции и неконтролируемый обвал рубля создал ЦБ. В полной мере, здесь нет никаких сомнений. Спекулянты лишь функционируют в той среде, в какой позволено функционировать.  Задачей ЦБ является контроль над условиями среды.

Вот расплата, которую все несут после назначения дилетантов в финансовой сфере (Юдаева и Набиуллина), т.е. людей, не имеющих достаточного опыта функционирования в финансовой среде и управления денежными потоками. Я изначально с очень большим недоверием воспринимал назначение Нибиуллины, т.к. считал ее, как теоретика, а не практика. Т.е. следовать по инструкциям из книжек и методичек она может, а адекватным и быстрым решениям в условиях хаоса не приспособлена. Нет достаточной квалификации работы в условиях финансовой нестабильности, где нужны нестандартные решения, которых нет в книжках. Одно дело делать абстрактные макроэкономические прогнозы в МЭР, другое дело управлять ЦБ, где решения необходимо принимать за несколько секунд.

Получается, что Набиуллина похожа на студентку, которая панически бегает по этажам ЦБ, спрашивая у коллег, что делать и как быть. Учится по ходу движения. По крайней мере, это следует из хронологии принятия решений, которые запоздалые, половинчатые и далеко не всегда адекватны рыночным реалиям. При этом цена учебы Набиулинны слишком высока для экономики и финансовой системы. Как минимум прямой ущерб на 30 млрд от бездарных интервенций в октябре получен.

Что касается фундаментальной обоснованности курса рубля. То при текущих ценах на нефть, структуры платежного и валютного баланса, сбалансированный курс около 37-38. Все, что выше – вызвано шоком, паникой и спекулятивными атаками. Т.е. 37-38 – это уровень, где окажется рубль при ценах на нефть в 85-90 после балансировки валютных долгов и устранения дефицита валюты и ликвидности. Но обо всем этом в отдельных статьях.

http://spydell.livejournal.com/560870.html