На прошедшем в субботу Левом форуме в Нью-Йорке Крис Хеджес присоединился к профессорам Ричарду Вольфу (Richard Wolff) и Гейлу Дайнсу (Gail Dines), чтобы обсудить почему Карл Маркс важен в наше время, когда разваливается глобальный капитализм. Этой речью Хеджес открыл собрание.

Карл Маркс разоблачил специфическую динамику капитализма, или, как он называл это, «буржуазный способ производства». Он предвидел, что капитализм создаёт семена собственного разрушения. Он знал, что тотальная идеология (вспомните неолиберализм) была создана для службы в интересах элит, особенно экономических элит, так как «класс, который обладает средствами материального производства, одновременно контролирует средства интеллектуального производства», и «властные идеи – не более чем выражение господствующих материальных отношений… отношений, которые затем исчерпают свой потенциал и развалятся».

Он понял, что наступит день, когда капитализм исчерпает свой потенциал и рухнет. Он не знал, когда наступит этот день. Маркс, как писал Мегхнад Десаи (Meghnad Desai), был «астрономом истории, а не астрологом». Маркс хорошо знал о том, что капитализм может изменяться и приспосабливаться. Но также понимал, что капиталистическая экспансия нестабильна. И, так как мы наблюдаем конец капитализма и развал глобализма, Карл Маркс снова предстаёт перед нами в качестве самого умного предсказателя и самого важного критика капитализма.

В предисловии к «Вкладу в критику политической экономии» Маркс писал:

Никакой общественный строй не разрушается, пока не развалятся все производственные силы, для которых существует специальное место; и новые более развитые отношения никогда не возникают до того, как в утробе старого общества не созреют материальные условия для их существования.

Поэтому, человечество всегда ставит перед собой только такие задачи, которые может решить; рассматривая проблему вблизи, мы всегда обнаруживаем, что задача появляется только тогда, когда материальные условия, необходимые для её решения, уже существуют или находятся в процессе формирования.

Иными словами, социализм не был возможен, пока капитализм не исчерпал свой потенциал для дальнейшего развития. Cложно спорить, что сейчас наступает конец капитализма, но можно сглупить, назвав дату конца. Мы призываем изучать Маркса, чтобы приготовиться к этому. Заключительные этапы капитализма, как писал Маркс, будут отмечены событиями, которые отлично нам знакомы.

Неспособная расширяться и получать прибыль на последних уровнях, капиталистическая система начнёт пожирать структуры, которые её поддерживают. Она под лозунгом экономии начинает нападать на рабочий и бедный класс, загоняя их в долги и нищету, сокращая возможности государства помогать обычным гражданам. Это сопровождается, как и следовало ожидать, перемещением рабочих мест (включая производство и профессии) в страны с более дешёвой рабочей силой.

Промышленность автоматизирует свои рабочие места. Это вызывает экономическое нападение не только на рабочий, но и на средний класс – оплот капиталистической системы – которое маскируется крупными личными долгами, так как доходы снижаются или остаются на прежнем уровне. На поздних этапах капитализма политика подчиняется экономике, что приводит к политическим партиям без реального политического содержания, которые смиренно подчиняются диктату и деньгам глобального капитализма.

Но, как предупреждал Маркс, у экономики, построенной на лесах растущих долгов, существует предел. Маркс знал, что однажды наступит момент, когда не будет больше новых доступных рынков и не будет людей, которые будут брать новые кредиты. Именно это произошло во время ипотечного кризиса. Как только банки не видят новых заёмщиков, схема разваливается и система рушится.

Тем временем капиталисты-олигархи копят огромные богатства (18 трлн. долларов спрятаны в зарубежных налоговых оазисах), полученные в виде дани с людей, которых они угнетают, загоняют в долги и грабят. Маркс говорил, что, в конце концов, капитализм запустит так называемый свободный рынок, вместе с ценностями и традициями, которые он, якобы, защищает. Это будет на последних этапах грабительских систем и структур, которые сделали капитализм возможным. Это вызовет массовые страдания и более тотальные формы репрессий. В агонии последнего этапа капитализм будет стараться сохранить свою прибыль, грабя государство, вступая в противоречие с установленным порядком вещей.

Маркс предупреждал, что на поздних этапах капитализма огромные корпорации захватят монополию на глобальные рынки. «Потребность постоянного расширения рынка продуктов гонит буржуазию по всей планете», - написал он. – «Она должна устроиться всюду, обосноваться везде, установить связи со всеми».

Эти корпорации в банковском секторе, сельском хозяйстве, производстве продуктов питания, военной промышленности и в индустрии связи будут использовать свою власть, захватывая государственные механизмы, чтобы помешать любому, кто решит выступить против их монополий. Они устанавливают цены, чтобы максимизировать прибыль. Они проталкивают торговые сделки типа TPP и CAFTA для дальнейшего ослабления способности национального государства препятствовать эксплуатации с помощью экологических правил и контроля условий труда. И затем эти корпорации уничтожают конкуренцию свободного рынка.

Редакционная статья New York Times от 22 мая открывает окно на то, что говорил Маркс, описывая последние этапы капитализма:

На этой неделе Citicorp, JPMorgan Chase, Barclays и Royal Bank of Scotland признали себя виновными по криминальным обвинениям в организации сговора с целью изменения стоимости мировых валют. Министерство юстиции считает, что длительный и прибыльный сговор позволил банкам увеличить свою прибыль, противореча справедливости, законности и общественному благу.

Банки должны заплатить 9 млрд. долларов штрафов, которые назначены Министерством юстиции, органами власти штатов, страны и некоторых зарубежных стран. Для финансовых мошенников это вполне приятная сделка, ведь только за пять лет (с конца 2007 по начало 2013 гг.) на продаже валюты банки получили около 85 млрд. долларов.

Заключительные этапы того, что мы зовём капитализмом, как понял Маркс, это вообще не капитализм. Корпорации пожирают правительственные средства (в сущности деньги налогоплательщиков) как свиньи из корыта. Военная промышленность с официальным законом о полномочиях обороны стоимостью 612 млрд. долларов (в эту сумму не входят другие многочисленные военные расходы, разбросанные по другим бюджетам; общая же сумма военных расходов США – более 1 трлн. долларов в год) заставила правительство перечислить 348 млрд. долларов в течение 10 лет на модернизацию ядерного вооружения и постройку 12 новых атомных подводных лодок по 8 млрд. долларов каждая.

Как две эти массивные программы вооружения относятся к так называемой величайшей угрозе нашего времени (войне с террором) – это тайна. В общем, насколько я знаю, у ИГИС нет даже простой лодки. Мы тратим порядка 100 млрд. долларов в год на разведку (т.е. слежку) и 70% этих денег отдаются частным подрядчикам типа Booz Allen Hamilton, чьи доходы на 99% - это правительственные деньги. Более того, мы занимаем первое место по торговле оружием в мире.

Топливная промышленность ежегодно поглощает 5,3 трлн. долларов по всему миру в виде скрытых расходов, чтобы продолжать сжигать топливо, - по данным МВФ. Дополнительные 492 млрд. долларов прямых субсидий предлагаются правительствами по всему миру через списания и лазейки землепользования. В нормальном мире эти субсидии пошли бы на наше освобождение от смертельных последствий выброса углерода в результате деятельности топливной промышленности, но мы живём в ненормальном мире.

Bloomberg News в статье 2013 года «Почему налогоплательщики должны отдавать крупным банкам 83 млрд. долларов в год?» сообщает, что экономисты подсчитали, что правительственные субсидии снижают расходы крупных банков по займам на примерно 0,8%.

«С учётом полных обязательств по активам 10 крупнейших банков США», - говорится в статье, - «эта субсидия от налогоплательщиков составляет 83 млрд. долларов в год».

«Всего пять крупнейших банков (JPMorgan, Bank of America Corp., Citigroup Inc., Wells Fargo & Co. и Goldman Sachs Group Inc)», - продолжает статья. - «получают субсидии на сумму 64 млрд. долларов, что примерно равно их ежегодному доходу. Иными словами, банки, захватив командные высоты финансовой индустрии США (с примерно 9 трлн. в активах, что больше чем половина всей экономики США), не испытывают недостатка в корпоративных средствах. В общем, прибыль, о которой они сообщают – по существу передача денег налогоплательщиков банковским акционерам».

Правительственные расходы составляют 41% ВВП. Корпоративные капиталисты намерены украсть эти деньги, следовательно, приватизировать вооружённые силы, социальное обеспечение, разведку, тюрьмы, школы, службы спасения и скорой медицинской помощи. Захват этих основных социальных услуг не сделает их эффективнее или дешевле. Дело не в этом. Дело в пожирании тела государства. Дело в распаде структур, которые поддерживают капитализм. Именно об этом говорил Маркс.

Маркс осветил эти противоречия капитализма. Он понимал, что идеи капитализма (свободная торговля, свободные рынки, индивидуализм, инновации, самостоятельное развитие) работают только в утопических умах правоверных, типа Алана Гринспена (Alan Greenspan), но не в реальности. Маркс предвидел, что накопление богатства крошечной капиталистической элитой и эксплуатация рабочих означают, что массы больше не смогут покупать продукты, которые развивают капитализм. Богатство концентрируется в руках крошечной элиты – в следующем году самый богатый 1% будет владеть большей частью мирового богатства.

Нападение на рабочий класс продолжается несколько десятилетий. С 1970-х зарплаты остаются на том же уровне или уменьшаются. Производственные мощности переправлены за границу, так как в Китае и Бангладеше рабочим платят всего по 22 цента в час. Бедные американские рабочие вынуждены конкурировать на глобальном рынке с теми, кто живёт чуть лучше рабов, чтобы иметь возможность выживать на прожиточный минимум.

Такие индустрии как строительство, где раньше были хорошо оплачиваемые и защищённые профсоюзами рабочие места, теперь пользуются трудом беспрофсоюзных и даже нелегальных рабочих. Корпорации импортируют иностранных инженеров и программистов, которые выполняют профессиональную работу за треть нормальной зарплаты, благодаря H-1B, L-1 и другим рабочим визам. Все эти рабочие лишены гражданских прав.

Капиталисты вызвали крах национальных экономик и стали глобальными ростовщиками и спекулянтами. Они ссужают деньги по завышенным процентным ставкам рабочим и беднякам, даже зная, что они никогда не вернутся, а затем продают эти долги, кредитные свопы, ценные бумаги и акции пенсионным фондам, мэриям, инвестиционным фирмам и другим учреждениям. Эта последняя форма капитализма основана на том, что Маркс называл «фиктивным капитализмом», который приводит к испарению денег.

Как только ипотечные заёмщики перестали выплачивать деньги, крупные банки и инвестиционные фирмы поняли, что глобальная катастрофа 2008 неизбежна. Правительство помогло банкам, запустив денежный печатный станок, но бедняки и рабочие (а также студенты) были брошены на произвол судьбы, и их долги резко возросли. Жёсткая экономия стала политикой. Жертвы финансового мошенничества должны платить за то, что у них отняли деньги. А от полномасштабной депрессии нас спасло вмешательство государства в экономику, а также национализация таких огромных корпораций как AIG и General Motors, что с иронией предсказывал Маркс.

В 2008 году мы увидели построение государства благосостояния для богатых, социализма для финансовых элит, что предсказывал Маркс. Но это приводит к усилению и изменению циклов взлётов и падений, подталкивая систему к распаду и коллапсу. В первом десятилетии XXI века мы пострадали от двух крупных обвалов на фондовом и жилищном рынках.

Корпорации, которые владеют СМИ, день и ночь вдалбливают изумлённой публике сказку, что началось восстановление. Цифры занятости, благодаря различным подтасовкам (например, удалению из статистики тех, кто не работает больше года) – полное враньё, как и все остальные финансовые показатели, которые опубликовываются в СМИ. Мы живём на сумеречном этапе глобального капитализма, который может быть удивительно гибким, но и у этой гибкости есть предел. Маркс понимал, что однажды рыночный механизм станет определяющим фактором для жизни национального государства и всего мира, которые будут уничтожены. Никто не знает, когда это случится. Но то, что это случится ещё при нашей жизни, кажется бесспорным.

«Старое умирает, новое борется за рождение, а в междуцарствии существует множество болезненных признаков», - писал Антонио Грамши (Antonio Gramsci).

Что будет затем – это наше дело.

http://antizoomby.livejournal.com/380530.html