Центральной темой российских СМИ и блогосферы за последнюю неделю стала поначалу обычная склока между Хирургом и Райкиным, которая как снежный ком все последующие дни вбирала в себя все новых действующих лиц и из банальной свары превратившаяся чуть ли не в главный вопрос современности. Что-то вроде знаменитой дилеммы Раскольникова «Тварь я дрожащая или право имею»?

Но как это часто бывает в современной российской действительности по мере развития «сюжет» полностью утратил какие-либо рациональные зерна и стал выглядеть в виде каши, в которую многочисленные «повара» ради как им кажется вкуса и пикантности  вбрасывают все новые и новые аргументы и смыслы. Отчего без существенного внимания и труда обычному человеку в принципа трудно разобраться, о чем же собственно идет речь.

Поначалу я в принципе не собирался касаться этой темы, но именно возникший хаос со всех сторон конфликта заставил меня изменить свою точку зрения, дабы попытаться разложить по полочкам суть противоречий и позиции сторон. При этом, скажу сразу, что поведение ни одной из них особого уважения и сочувствия не вызывает. Хотя бы потому, что не отличается конкретностью и внятностью. А сторон в этом вопросе аж целых три с плюсом.

Во-первых, это оскорбленная в лучших «чувствах», то есть наполненности кошелька, традиционно либерально-воинственная российская творческая интеллигенция.

Во-вторых, это государство, обвиненное в цензуре и чуть ли не возврате к мрачным временам сталинских репрессий. Такое впечатление, что выступившая публично в данном конфликте интеллигенция всерьез произнесла свое последнее слово перед отправкой по этапу.

В-третьих, это добровольные защитники государства, рьяно, но довольно сумбурно принявшиеся обвинять «творцов» во всех мыслимых и немыслимых грехах от царя Гороха.

В-четвертых, или в качестве «плюса» выступают многочисленные «эксперты» и «аналитики» (вроде меня самого), пытающиеся посмотреть на проблему «из Лондона», то есть рационально отстраненно, но делающие это настолько сумбурно или с таким эмоциональным запалом, что становится понятно, что реальной беспристрастностью тут не пахнет. Будь иначе, этого текста бы не появилось.

Начнем с государства, которое совершенно напрасно по моему скромному мнению ведет себя аки страус, который застыл в привычной позе – голова в песке делает вид, что отсутствует, а задница подставлена под пинок любому желающему. Между тем именно данная ситуация представляет из себя прекрасный повод для государства спокойно, четко и аргументированно высказать свою позицию по всему комплексу затронутых в дискуссии вопросов или иными словами установить понятные всему обществу и творческой интеллигенции в том числе правила игры, в которой государству так или иначе приходится участвовать.

Но как раз этого и не делается, что добавляет права голоса тем, кто утверждает, что государство в лице правительства давно самоустранилось от решения каких-либо насущных проблем в стране. Ведь как ни крути, а именно установление четких и понятных правил игры во всех областях, в которых государство, как организующий общество инструмент, принимает участие «по должности», является самой главной его задачей. Так что рискну высказать мнение, что благодаря страусиной позиции государство априори является главным проигравшим в данном конфликте.

Позиция добровольных защитников государства мне в целом понятна и во многом была бы симпатична, если бы не хаотичность позиции, то есть сваливание всего в одну кучу, а также зачастую уничижительный или агрессивный тон высказываний, сводящий содержащийся в них смысл к минимуму, явно ниже разумного. Нельзя сказать, что российская интеллигенция совершенно этого тона не заслужила. Заслужила и не однократно. Ведь именно она явилась в свое время основной движущей силой «революции» 90-х и распада СССР. Не инициатором и даже не организатором, но той массовкой на митингах и в печати, которая позволила организаторам свершить задуманное.

Но вот парадокс, она же оказалась в числе наименее потерпевших от всего произошедшего. Ну ни с какой стороны тот же Костя Райкин не тянет на жертву Перестройки или 90-х. Да и сейчас не сказать, что шибко нуждается. Как и все прочие его защитники. Все они так или иначе или обласканы российской властью, или какой-либо властью иной. А вот среди их оппонентов пострадавших многие и многие миллионы. Так что основания для нелюбви и недоверия имеются.

Однако, вешать на интеллигенцию всех собак тоже неправильно. Как неправильно и загонять творчество в жесткие рамки. Здесь есть реальная проблема, на которую стоит обратить особое внимание.

Еще со времен Древней Индии известна тройка понятий, которой описывается процесс развития и преобразования мира. Создание – Поддержание – Разрушение. В Индии эта тройка приобрела вид Тримурти – Троицы верховных божеств, управляющих миром. В этом есть глубочайший смысл. Мир, как относительно упорядоченная система, создается из Хаоса и обретает некий набор устойчивых черт (законов), благодаря которым может «задержаться» от возвращения к исходному хаотическому состоянию.

Затем наступает период поддержания, на протяжении которого мир с его совокупностью законов-ограничений имеет возможность проявить все свои достоинства и недостатки, иными словами реализовать себя. И, наконец, мир исчерпывает свои возможности в рамках действующих законов-ограничений, и наступает период разрушения. Так человек рождается, взрослеет, реализуется как личность, потом стареет и умирает.

Все те же стадии переживает и мир. Но это большой цикл. Внутри него существует бесконечное количество малых циклов, аналогичных по сути и постоянно сменяющих друг друга, которые отвечают за постоянное развитие и изменение мира, как раз и позволяющее ему раскрыть и исчерпать все заложенные в него возможности.

В российском обществе на протяжении веков интеллигенция (или то, что было ей аналогично до момента возникновения сего понятия) всегда играла роль этакого мальчиша-плохиша, вечно недовольного существующим порядком. Или вируса, который постепенно проникал в жизненно важные органы общества и заставлял его трансформироваться в нечто иное. И эту роль никак нельзя назвать однозначно отрицательной. Это одна из обязательных общественных функций любого общества. Тем более, что ее в российских условиях просто физически не на кого было больше возложить.

В этом блоге не раз указывалось на то, что базовая структура нашего общества состоит (по социотипам) из аристократии почти на 10% и крестьян почти на 90%. Власть в стране принадлежит аристократии, которая из-за масштабов страны и незамкнутости системы «Россия» ведет себя одинаковым образом. Во-первых, она в обязательном порядке ради самосохранения генерирует из своих рядов Правителя, без которого аристократические кланы неизбежно погрязнут в межклановых войнах, критически ослабнут и будут завоеваны извне.

Этот Правитель становится арбитром и ограничивает кланы в их взаимных претензиях, поддерживая относительный баланс и стабильность. Во-вторых, в отпущенных рамках эта межклановая война не прекращается ни на минуту. Но ведется она в рамках существующих правил и условий, установленных Правителем, что всех устраивает. Более того, при отсутствии внешних угроз и вызовов даже борьба «нанайских мальчиков под ковром» имеет тенденцию к затуханию. Так что аристократия на роль «двигателя прогресса» не годится.

Крестьянство подходит на эту роль еще меньше. Крестьянин живет пространством, которое контролирует и стремиться освоить и облагородить. А это процесс почти бесконечный. Тем более в наших специфических условиях, когда то бояре грабеж учинят, то от нестерпимых условий жизни очередной крестьянский бунт возникнет, то внешний супостат нагрянет.  Только и успевай восстанавливать порушенное. Недаром в СССР чуть ли не до 70-х годов постоянно сравнивали достигнутое с уровнем 1913-го.

Вот и получается, что на роль «ниспровергателей устоев» годится только интеллигенция, то есть прослойка общества, имеющая образование, чтобы что-то понимать, амбиции, чтобы хотеть изменений, а также достаточно свободного времени, чтобы суметь сформулировать потребность в изменениях и вынести это на суд общества. И надо понимать, что общество всегда будет этим недовольно, ибо инстинктивно стремится не к изменениям, а к защите и незыблемости существующего порядка.

Помимо всего прочего наша родная интеллигенция особенно нелюбима большинством общества за то, что внутри страны постоянно недовольна всем, включая даже то, за что государство стоило бы если не похвалить, то хотя бы поддержать. И при этом до крайности идеализирует «просвещенный западный мир». Взять даже текущий пример, ставший поводом для данного материала. Объективно Россия сейчас является чуть ли не самым информационно открытым обществом современного мира.

Практически нет закрытых или запретных тем, разве что в отношении тех, что реально составляют государственную тайну. Запад же ведет себя по образцу СССР периода застоя, всячески замалчивая или извращая любую неудобную информацию, зато в отношении тем, выгодных или нужных элите проявляет такой напор, солидарность и презрение к истине, что Геббельс нервно курит в углу, собираясь застрелиться от зависти. Не случайно Запад который год в голос вопит об угрозе российской пропаганды.

При этом наша интеллигенция гробовым молчанием обходит вакханалию западных СМИ, но постоянно сравнивает современную Россию с 37-м годом и вопит о какой-то цензуре.

Во-первых, цензура или ограничение на публичную информацию как функция государства в нашей сране не только отсутствует, но и по сути невозможна. Причина неприятна, но понятна и проста. Цензура может быть только в идеологизированном обществе. Когда государственная идеология автоматически разделяет информацию на идеологически полезную, нейтральную или вредную. Но в современной России идеология на уровне государства отсутствует, а в Конституции на нее имеется прямой запрет. То есть системы критериев оценки информации для государства просто не существует. Даже захоти кто-нибудь эту цензуру ввести, не смог бы, пока не отменил бы запрет на идеологию, а затем ее бы не придумал и не ввел в обращение.

Во-вторых, сами вопли о цензуре лучше всего говорят о ее отсутствии. Попробовал бы кто-нибудь в 37-38 поговорить в СМИ о цензуре. Получилось бы не в СМИ, а разве что шепотом в Гулаге.

В-третьих, за всеми этими воплями о цензуре стоит вполне себе коммерческий интерес. Но об этом чуть позже.

Нужна ли свобода творчества? Безусловно нужна. Но в равной степени нужна и ответственность творца за свое творчество перед обществом. Однако, российская интеллигенция, будучи плоть от плоти продуктом российского происхождения, несет в себе и все его черты и пороки. По своему составу она также на 10% состоит из аристо и на 90% из крестьян. Запрещенность квадры жрецов в России автоматически приводит к тому, что за крайне редким, исчезающе малым исключением, все идеи для изменений наша интеллигенция будет импортировать извне. В лучшем случае она озаботится  адаптацией продуктов иностранных жрецов к  местным условиям, обычно обходится даже без этого. Купцами наше общество также крайне обделено, потому так мало среди наших «творцов» встречаются самодостаточные коммерчески успешные персонажи.

Психологически интеллигенция ведет себя в продвижении собственных идей и творческих продуктов сообразно своим социотипам. Аристократы защищают свой феод от конкурентов, либо пытаются таковой у конкурентов оттяпать. Именно интеллигенция такого типа устраивает периодически в СМИ войны за очередную «правду» и «свободу». А копнуть поглубже, за каждой такой «правдой» и «свободой» окажется какая-нибудь кормушка. Крестьяне упорно окучивают выбранную для себя поляну. В общем и целом практически вся интеллигенция ведет себя по принципу «это моя корова и я ее дою». Посему крайне агрессивно реагирует на все, что воспринимает как угрозу этой «корове».

Наконец, поговорим о деньгах, которые должно или не должно платить «творцам» государство. Но сначала о коммерции в воплях о цензуре.

При том, что большая часть российской творческой интеллигенции содержится на средства российского государства, то есть налогоплательщиков, в мыслях она видит себя коммерчески успешными Творцами из Голливуда типа Спилберга или Лукаса. При этом деньги от государства считаются вне зависимости от размера и достаточности финансирования чем-то вроде пособия. А реальная прибыль должна обеспечиваться коммерческим успехом продукта.

Но творить на темы интересные простому народу, читай быдлу, интереса у интеллигенции нет никакого. Темен народ, да и нищ. Прослойка любителей и ценителей «высокого искусства», в том числе и при деньгах  в стране имеется, но явно маловата для коммерческого успеха. А посему таковой является синонимом успеха продукта на Западе. Именно отсюда такое увлечение новомодными на Западе темами «гомосячества» и ей подобными. Без этой «клубнички» успеха на Западе не видать. Но внутри страны большинство этих тем являются  для народа чуждыми и вызывают стойкое чувство неприятия. И эти свои чувства народ вполне проявляет не только деньгами, которые не несет творцам в виде купленных билетов, книг и подобным образом, но и вполне громогласно, в том числе и не всегда культурно. Именно это интеллигенция и называет цензурой.

Что касается государственного финансирования, то у проблемы есть две стороны. Объективно государству давно надо было бы прописать и опубликовать четкие правила игры для всего «рынка». Во-первых, что именно оно делает, поддерживает финансово национальную культуру или выступает в качестве продюсера. Если первое, то должен существовать четкий перечень правил. Кому, когда, сколько и на каком основании, в том числе формальном.

Если второе, то не менее четкий порядок финансовых правил и взаиморасчетов. Но, увы, в этом никто не заинтересован. Государство в лице Министерства культуры при наличии таковых правил лишится большей части своей власти, ибо не сможет своей волей распределять выделенные финансы тем, кому считает нужным в данный момент. Получатели государственных средств также боятся подобного развития ситуации, ибо поставят финансирование в зависимость не от лоббистских возможностей и закулисных договоренностей с чиновниками, а от творческого и коммерческого успеха своей деятельности.

В заключение о самом грустном.

То, как раздувается и поддерживается эта тема в СМИ и Рунете невольно заставляет думать, что всем сторонам конфликта это выгодно. Власти потому, что прекрасно отвлекает внимание общества от реальных проблем и делает крайним и так самую нелюбимую в обществе прослойку. К тому же это прекрасный выпуск пара недовольства с его четкой канализацией по вполне известному и привычному адресу. Что касается протестующей интеллигенции, то она привычно рассчитывает, выступая в роли протестной либеральной оппозиции, снискать себе не только славу, но и хорошие гранты. На Западе.

А посмотришь на это «Зазеркалье» со стороны, противно становится до омерзения. В упор не вижу в этой истории ни одного симпатичного лица.

http://chipstone.livejournal.com/1317917.html