Вспышки анти-российской риторики, исходящие от литовского президента Дали Грибаускайте, действительно очень странные, принимая во внимание ее жизненный путь. Даля Грибаускайте женщина очень образованная. Поскольку система образования в бывшем СССР была бесплатной, она имела возможность получить университетское образование в элитном Санкт-Петербургском Государственном университете. Она вступила в коммунистическую партию Советского Союза в 1983 году, примерно за 5 лет до того, как защитила кандидатскую диссертацию в престижной Российской Академии социальных наук в Москве. Хорошо известно, что не каждый желающий мог стать членом партии.

Ее успех был с большой вероятность связан с положением ее отца, который был длительное время сотрудником ужасного НКВД, предшественника КГБ. Точная причина ее добровольного вступления в Коммунистическую партию остается пока малопонятной. Нет никаких оснований считать, что ее принудили вступить в партию против ее желания. Была ли она «искренне убежденной в социалистической идеологии для общего блага»? Или, возможно, она планировала использовать свое членство в партии как средство для карьерного роста.

Однако, маловероятно, что она намеревалась оставаться простым аппаратчиком всю жизнь. После исчезновения Литовской Социалистической Республики в 1990-1991 годах, Грибаускайте сумела каким-то образом преобразиться в яростного анти-коммуниста. Это почти мгновенное превращение позднее оказалось очень удачным для карьеры когда-то пылкого члена Коммунистической партии.

Избирательное воспроизведение президентом Грибаускайте геополитической истории Литвы оставляет желать много лучшего. Она не глупа. Это общепризнано, что национальная память об исторических событиях чрезвычайно избирательна. Официальные исторические записи часто изменяются или уничтожаются в целью скрыть постыдные действия или ужасные преступления. Целенаправленные изменения часто используются демагогами и прочими для построения особой истории, служащей целям строительства нации, наряду с удовлетворением личных амбиций. Тем не менее существуют определенные признаваемые всеми исторические факты.

В момент формирования современного Литовского государства в 1918 году разразился вооруженный приграничный конфликт между возрожденной Польшей и после-Романовской Россией. В течение нескольких последующих лет различные союзы, основанные на соображениях удобства, между Польшей, большевистской Россией, Белоруссией и/или Германией образовывались и распадались, в то время как различные литовские политические силы боролись друг с другом за контроль над правительством.

Власть каждого промежуточного правительства базировалась исключительно на обладании самой большой и наилучшим образом экипированной армией. В 1920 году генерал Джозеф Пилсудский (рожденный в Залавас, бывший Зулов, в сегодняшней Литве) повел польские войска на успешный захват Вильнюсской области (бывший Вильно), принадлежащей сегодня Литве. К тому времени Вильно в основном был заселен говорящими по-польски славянами уже на протяжении более, чем 200 лет. С возвращением Вильно под власть Польши, столица новообразованного Литовского государства была перемещена в Каунас. Пятьсот лет назад Литва и Польша составляли на самом деле одну страну, Польско-литовскую унию. В современной Польше обычно рассматривают унию как момент зарождения польской нации. Другими словами, Вильно (Вильнюс) по справедливости принадлежит Польше.

Подобное утверждение несомненно представляло бы серьезную угрозу существованию территории современной Литвы. Литовское государство путем хорошо продуманной военной атаки захватило в 1923 году район Мемеля (на Балтийском побережье), находящийся под защитой Лиги Наций. С 13 века район Мемеля был населен в основном немецко-говорящими народами. В течение 15 лет после захвата района Литвой, государство начало репрессивную кампанию литвинизации, направленную на изгнание всех немецко-говорящих жителей из мест их поселения. Политическое давление со стороны Третьего Рейха привело к возврату Мемеля на родину в 1939 году.

Позднее в тот же год Мемель был передан из Польши Литве на основе позорного пакта Молотова-Риббентропа. В течение большей части периода Великой Отечественной войны Литва была, конечно, полностью под управлением Коммиссариата Восточных земель (Reichskommissariat Ostland) Третьего Рейха. И конце 1944 года Советская армия в конце концов освободила Мемель (и остальную историческую территорию Литвы) от Третьего Рейха. Сегодня Литва восстанавливает район Мемеля главным образом для германского туризма. Нет никакого намерения вновь заселить Мемель немецко-говорящими жителями.

Если бы верховный вождь СССР Иосиф Сталин не был так упрям в его переговорах в Тегеране с Черчиллем и Рузвельтом по поводу послевоенных границ в Восточной Европе, столица пост-советской Литвы застряла бы в Каунасе до сегодняшнего дня. Сталин настоял на том, чтобы сдвинуть польскую границу на запад к рекам Одеру и Нейсе, и на передаче (польского) района Вильно, также как и (немецкого) района Мемеля Литве. Без Мемеля определенно не было бы сегодня в Литве  незамерзающего глубоководного порта Клайпеды. Глядя назад, можно представить, что район Вильно мог бы быть включен в современную Белоруссию, а район Мемеля мог бы стать частью нынешней Калининградской области в Российской Федерации.

От имени нынешней Литвы, Грибаускайте должна испытывать вечную благодарность Верховному Вождю СССР Сталину за его настойчивые геополитические требования 70 лет назад. В самом деле, большую бронзовую статую нужно было бы воздвигнуть и поместить рядом со статуей Миндаугаса (1203-1263), первого и единственного короля Литвы, в Вильнюсе. В национальных интересах можно и не обращать внимания на различные неприглядные дела Сталина, также как не обращают внимание на убийства, совершенные во время царствования короля Миндаугаса.

Недавний заголовок в разделе новостей в Дойче Велле кричал о «глубоком страхе Литвы перед Россией». Но чего же бояться, кроме необходимости признать долг национальной благодарности Сталину и СССР? Нет никакой логической причины считать внешнюю политику СССР и пост-советской Российской Федерации одинаковыми. Если бы Грибаускайте проанализировала основные вопросы, вызывающие трудности при обсуждении наследия СССР (смотрите, например, статью Юлии Никитиной от 2014 года, опубликованной в Nationalities Papers, том 42, стр. 1-7), она бы поняла, что ее анти-российские проклятия основаны на ложных представлениях.

Догматическое определение России как государства-наследника СССР, по-видимому, является результатом продолжающейся идеологической войны. Государством-наследником СССР с логической точки зрения могла бы являться любая из 15 союзных республик СССР. Современная Грузия, одна из союзных республик бывшего СССР, является хорошим кандидатом на эту роль, так как Верховный Вождь СССР Иосиф Сталин был грузином по национальности. Поскольку бывший лидер СССР Леонид Брежнев был «украинцем по рождению», современная Украина могла бы тоже выступить подходящим кандидатом на роль преемника СССР. Было бы в такой же мере нелепо посчитать большевистскую Россию преемницей империи Романовых.

Интересно, что немедленно после тяжелейшей войны против Германии и ее союзников в Европе победившие страны Антанты (именно Британия и Франция) вторглись в Россию, чтобы восстановить свергнутую династию Романовых.  Уничтожение коммунизма было представлено как casus belli. Если бы эти антикоммунистические усилия были успешны, и если бы царствовавшая до 1917 года династия Романовых была восстановлена, независимая Литва, возможно, и не существовала бы сегодня. Не существует щедрости, честности и справедливости в геополитике.

Нет никаких доказательств того, что Россия в пост-советское время вынашивает имперские планы какого-либо сорта. Даля Грибаускайте могла бы легко сравнить послужной список действий России на мировой арене с аналогичными списками других сильных в военном отношении государств, по вторжениям, бомбардировкам и разрушениям других стран, открыто или скрыто по какому-либо поводу, с момента распада СССР в начале 1990х годов. Воинственная элита ЕС, несомненно, с восхищением слушает, как бывшая коммунистка Грибаускайте постоянно требует действий против «открытой и грубой агрессии» России, с добавлением таких зловещих предупреждений, как «Россия сегодня пытается переделать границы в Европе после второй Мировой войны, вот что происходит. И если мы позволим этому случить, кто-то еще будет следующим». (смотри статью здесь).

Подождите! Вспомните, как территории Вильнюса и Мемеля в последний раз попали в Литву.   Что, Грибаускайте не знает или намеренно неискренна по поводу широко признанных фактов истории Литвы в 20 веке? Она могла бы легко вспомнить, как ЕС целенаправленно спровоцировал разрушение многонациональной Югославии в 1990х годах. В результате этого упражнения в геополитическом расчленении границы на Балканах были изменены под диктат ЕС. Эти новые границы в Европе точно не были созданы Россией.

В рамках рассказа о возникновении нации, Грибаускайте могла бы от имени Литвы выразить вечную благодарность Федеративной Республике Германии, как преемнице, хотя и не признающей себя таковой, Третьего Рейха, за уничтожение еврейского населения на территории Литвы. Более 260 тыс. евреев проживало в Литве в 1939 году.  К 1945 году осталось только около 26 тыс. из них.  «Докучливая еврейская проблема» в Литве была таким образом эффективно решена деятелями Третьего Рейха, к вящему удовольствию некоторых сегодняшних литовских ультра-националистов. Логично заключить, что подходящего размера бронзовая статуя фюрера Третьего Рейха тоже могла бы быть воздвигнута на память рядом с двумя другими отцами литовской нации,  Верховным вождем СССР Сталиным и литовским королем Миндаугасом.

Наряду с ее многочисленными разглагольствованиями, Грибаускайте никогда не упускает случая указать на нарушения прав человека в пост-советской Российской Федерации. Латинская фраза Terra terram accusat (приписываемая Аурелию Амбросиусу, около 370 года нашей эры) обычно переводится как  «люди, живущие в стеклянных домах, не должны кидаться камнями».  Литва представляется менее, чем идеальным приверженцем широко разрекламированных западноевропейских демократических принципов и порядков.

Например, все еще проживающие в Литве поляки находятся под постоянных суровым давлением со стороны государства отказаться от их культурного и языкового наследия. В некоторых районах Вильнюсской области говорящие на польском языке славяне составляют более чем 50% населения. И это даже не русскоговорящие люди.  Литвинизация, завуалировано описываемая как интеграция, принимается как нормальная практика развития нации в рамках европейской традиции прав человека. К сожалению, только беспринципность позволяет без ограничений пропагандировать подобную этноцентрическую политику внутри ЕС.

Антироссийская риторика президента Грибаускайте  стала все более и более истерической, в такой же смехотворной манере, как риторика «Ятса» (также известного как Арсений Яценюк), нынешнего разговорчивого Премьер министра Украины. Утешает то, что сегодняшние анти-русские выпады Грибаускайте могут быть не более искренними, чем ее прошлая глубокая вера в коммунистическую идеологию. Недавние откровения в исследовательской неавторизованной биографии Дали Грибаускайте, написанной литовской журналистской Рутой Янутене,  (под названием «Красная Даля»; «Red Dalia» по-английски) предоставили достаточные свидетельства о ее неустанном продвижении к власти, начиная с ее комсомольских дней. Является ли ее жажда власти психопатической?

Чтобы заставить замолчать своих критиков, президент Грибаускайте сейчас хочет, чтобы литовский парламент принял закон об уголовном преследовании средств массовой информации, распространяющих «враждебную пропаганду и дезинформацию». Таким образом, всякое публичное мнение против Дали будет с этого момента рассматриваться как непатриотическое и будет подвергаться уголовному преследованию. Литва, скорее всего, слишком мала для удовлетворения ненасытных амбиций Дали Грибаускайте; она, возможно, уже планирует как стать следующим генеральным секретарем устаревшего НАТО или даже следующим президентом Европейского Союза.

Источник: http://vk.cc/3IOfRe